А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Березин Михаил

Пляска дервиша (сборник)


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Пляска дервиша (сборник) автора, которого зовут Березин Михаил. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Пляска дервиша (сборник) в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Березин Михаил - Пляска дервиша (сборник) без регистрации и без СМС

Размер книги Пляска дервиша (сборник) в архиве равен: 380.55 KB

Пляска дервиша (сборник) - Березин Михаил => скачать бесплатно электронную книгу детективов




«Пляска дервиша»: Терра – Книжный клуб; М.; 1998
ISBN 5-300-01937-2
Аннотация
Волна убийств торговцев русским антиквариатом, вспыхнув в Париже, докатывается до Берлина. Кто – то явно хочет взять под свой контроль этот доходный бизнес. Один из немецких антикварщиков обращается в известную охранную фирму с просьбой обеспечить ему безопасность и попытаться найти организаторов этой беспрецедентной охоты на людей. Частный детектив Михаил Крайский, приехав в Берлин, начинает опасное расследование. А тем временем убийства продолжаются. Автор книги Михаил Березин уже некоторое время живетв Германии и не понаслышке знает о том, насколько успешно осваивает Европу российский преступный мир.
Михаил Березин
Пляска дервиша
Пляска дервиша
Все началось с того, что у Лили Лидок появился любовник-американец. Звали его Пью, и он был сложен, как бог. Не знаю, где она его выкопала и зачем он ей понадобился, – ведь Лили никогда не заводила себе любовников просто так, без дополнительной функциональной нагрузки, – но моя по природе обостренная интуиция сразу же просигнализировала недоброе.
Лили Лидок – бывшая моя одноклассница, а ныне – даже страшно произносить! – председатель правления финансово-посреднической корпорации «Гвидон». Разговор, о котором пойдет речь, происходил в ее кабинете в многоэтажном современном здании, принадлежащем когда-то райкому партии и позже цинично выкупленном «Гвидоном» на корню.
Так вот, Лили сказала:
– По-моему, ты когда-то хотел стать литератором.
– Да, – подтвердил я. – А еще рок-звездой, чемпионом Америки по бейсболу, далай-ламой и Героем Советского Союза.
– Бедняга, тебе уже никогда не быть Героем Советского Союза. Что же касается всего остального…
– У меня еще есть шанс.
– Крайский, сейчас получишь в рыло!
Это было не очень-то тактично с ее стороны. Ведь в могучей империи, которой она управляла – а больше бы подошло слово дирижировала, – я трудился всего-навсего скромным бухгалтером. Нехорошо обижать маленького человечка, для которого кусок хлеба с маслом все же важнее красивого ухода, сопровождаемого пресловутым хлопаньем дверью. Любовник-американец находился здесь же. Развалившись в одном из кожаных кресел, он нахально пялился на меня и глупо ухмылялся. При этом босой ногой он гладил бедро Лили. Короче, делал три дела одновременно. Как Юлий Цезарь. Когда меня спрашивают, могу ли я делать три дела одновременно, я тоже отвечаю утвердительно. Но я умею делать одновременно лишь три конкретных дела и никаких других: писать, какать и читать газету. А Пью, видимо, являлся универсалом.
Мне не оставалось ничего другого, как изобразить на лице покорное внимание.
– Я нашла бухгалтера, которому ты и в подметки не годишься, – объявила Лили.
– Ага, теперь понимаю…
– Слушай, ты, недоносок, с тобой стало невозможно разговаривать! – Лили была явно не в духе. Она вытащила сигарету из лежащей на столе пачки и, повернувшись к своему заокеанскому воздыхателю, коротко бросила: – Включи кондиционер.
Пью непонимающе уставился на нее. Тогда она повторила фразу на ломаном английском. Американец с неохотой убрал ногу с ее бедра, сунул в роскошную кожаную туфлю и отправился выполнять поручение. Лили проводила его долгим испытующим взглядом. Затем закурила.
– Ты меня знаешь давно, – продолжила она.
Дабы не нагнетать атмосферу, я решил данное изречение не оспаривать, хотя ранее было не принято вспоминать о нашем тесно переплетенном прошлом: дружба, как говорится, – дружбой, а служба – службой.
– Ты знаешь, что там, где касается дела, у меня звериное чутье.
Это оспаривать было бы уж вовсе глупо и несправедливо.
– Ознакомься. – Лили протянула мне лист бумаги.
Напустив на себя побольше важности, я внимательно изучил документ. Это было дополнение к уставу нашей корпорации, в котором говорилось, что отныне «Гвидон», помимо прочих своих многочисленных видов деятельности, будет заниматься еще и частным сыском. Всеядность его, по-моему, уже перешла всякие границы, что, конечно же, не могло являться признаком хорошего вкуса.
– Ну, что ты об этом думаешь? – Лили плюнула в меня струей дыма, но кондиционер, ухватив облако на полдороги, плотоядно, будто паук, потащил его к себе.
– Будут сложности с калькуляциями. Во-первых, процент непредвиденных расходов должен быть значительно выше, чем мы практикуем обычно, поскольку цена необходимых аксессуаров в момент принятия заказа еще не вполне очевидна. Во-вторых, фонд заработной платы…
Я говорил долго и обстоятельно. Указал на желательность специального оговора премиальных, на специфику начисления командировочных, на необходимость тотальной страховки наших будущих детективов «от кончиков их пальцев до мозга костей в прямом смысле слова» и т. д. и т. п. Наконец, поток моего красноречия иссяк. Но Лили словно этого не заметила. Она продолжала курить, сосредоточенно глядя перед собой.
– Пепельница, пожалуй, излишне увесиста, – неожиданно произнесла она.
Опять наступила пауза, в течение которой я тщетно пытался докопаться до смысла высказанной тирады. Потом Лили вновь подала голос:
– А ты пока еще мне нужен живой.
Далее последовала импровизация Лили на тему: «Дебил как ужасающее явление реальности». Не хочу даже конспективно излагать содержание, но по смыслу она представляла собой безуспешную попытку определить то огромное расстояние, которое пролегло между мной и мало-мальски нормальным индивидуумом. Видимо, измерять его нужно было в парсеках.
– Забудь, что ты когда-либо был бухгалтером раз и навсегда, – отрезала Лили. – Теперь ты – референт частного сыскного бюро и отвечаешь за сношения с прессой.
Очевидно, предполагалось, что при этих словах я должен гордо выпятить грудь.
– И что же входит в мои новые обязанности? – кисло осведомился я.
– Это уже мне нравится больше. – Лили поощрительно кивнула. – Только не нужно воображать, что это синекура и что тебе удастся все дни напролет пролеживать на диване, задрав пузо кверху, и наслаждаться одновременно, как ты это умеешь, Скоттом Фицджеральдом и Элтоном Джоном.
В знак протеста я оскорблено пожал плечами. Моя мимика не воспринималась Лили столь болезненно, как упражнения с речью, и я этим пользовался.
– Знаешь, кто перед тобой сидит? – поинтересовалась Лили, имея в виду американца.
– Пью, – отозвался я.
– Это не просто Пью, а Пью Джефферсон! Автор детективных романов! Он входит в литературную группу под названием «Голые пистолеты». Существует фильм с похожим названием.
– Звучит впечатляюще.
– Твоя ирония, Крайский, не доведет тебя до добра. Если, конечно, череп у тебя не из бронированного железа.
Между тем, американец снова обнажил ногу и привел ее в состояние боевой готовности. Услышав свое имя, он тут же проявил признаки заинтересованности. Выразилось это в том, что он поднял Лили, сам уселся в председательское кресло и посадил ее к себе на колени.
– «Голые пистолеты» и «Гвидон» задумали одно совместное начинание, – продолжала Лили как ни в чем не бывало. Пью Джефферсон, видимо, в подтверждение сказанного поцеловал ее в плечо. – «Гвидон» организует частное сыскное бюро, которое станет обслуживать клиентов – преимущественно выходцев из России – по всему свету, а «Голые пистолеты» в полном составе берутся описывать его деятельность. Представляешь, какая это будет сумасшедшая реклама?
– Представляю, – отозвался я. Мысленно я уже писал заявление об уходе.
– И вот тут-то мы подошли к твоей главной задаче… Ты, конечно же, по роду деятельности будешь иметь и сношения с прессой… Возможно… Но основная твоя обязанность теперь – описывать действия сыскного бюро наравне с «Голыми пистолетами».
Я опешил. Очевидно, Лили испугалась, что моя нижняя челюсть упадет за пазуху, поскольку сочла необходимым добавить:
– Дело в том, что в группу Пью на сегодняшний день входят три человека: он сам, один француз и один немец. Я же хочу, чтобы в эту группу вошел и представитель России. Нужно сразу отметить, что я нуждаюсь в человеке, обладающем хотя бы минимальной сообразительностью, и, вдобавок, не лишенным тяги к умственному труду. Пока я не вполне убеждена, что это – ты. Да и писательские твои способности еще предстоит проверить.
– Ну это, положим… – подал я голос.
– Да, да! – напустилась на меня Лили. – То, что ты прославился среди друзей своими садистскими рассказиками, еще ни о чем не говорит. А мастерски придуманные тобой протоколы общих собраний «Гвидона» от первого вплоть до двадцать седьмого хоть и впечатляют, но все же заставляют подозревать узкую направленность жанра.
Я оскорблено поджал губы.
– Крайский! – Лили произнесла это с такой силой, что звякнули бокалы в баре, а в кабинет на мгновение заглянул один из ее телохранителей. – Моя идея в общих чертах такова: нет лучшей рекламы для детективного бюро, чем «Голые пистолеты»! Нет более интересного эксперимента, чем тот, который они задумали! Но я хочу, чтобы среди них был и русский «голый пистолет»! И этим «голым пистолетом», очевидно, предстоит стать тебе! Это в твоих же собственных интересах, Крайский, иначе я тебя попросту вышвырну на улицу.
В общем, думаю, исходная ситуация ясна. Лили принадлежала к тем людям, которые обычно заказывают музыку в этом мире. Не мне пускаться с ней в дебаты. К тому же «Гвидон» – не Верховный Совет, у нас дебатировать не принято.
Говоря откровенно, более всего меня удивила экономическая сторона затеи. Будучи бухгалтером, я, разумеется, не мог не представлять себе коммерческой конституции «Гвидона». Корпорация явно тяготела к высокорентабельным сферам. Основными источниками ее дохода на первом этапе являлись издательская деятельность, поставки компьютеров, бытовой и деловой электроники, оказание торгово-посреднических услуг. А с некоторых пор, пограбив вдоволь и накопив хороший капиталец, «Гвидон» принялся инвестировать средства во всякие многообещающие начинания типа игорного бизнеса, международного туризма, манипуляций с ценными бумагами и осуществления крупных денежных трансферов за рубеж. Сейчас «Гвидон» владел контрольным пакетом акций австрийской фирмы по производству одежды «Мистер Е. Мадам Е.», банком в Люксембурге, тремя отелями в Гонолулу, а также сервисом по уходу за открытыми бассейнами вдоль всего побережья Турецкой Ривьеры. Ему принадлежали: компьютерная фирма в Сингапуре, сеть магазинов по продаже спортивных принадлежностей в странах БЕНИЛЮКС, конфетная фабрика в Торонто, ряд номерных счетов в Цюрихе и еще кое-что, о чем упоминать не стоит в наших же с вами интересах. В противном случае тираж этой книги уничтожат, а меня сотрут в порошок. Если же тираж по каким-то причинам останется цел, вас всех тоже сотрут в порошок. И не будет ни одного читателя, зато будет много порошка. А мне бы этого искренне не хотелось…
Пожалуй, залогом успешного развития корпорации являлось то, что она представляла собой удачный симбиоз интеллектуальной элиты и боевиков. Это лично я отнес бы к основной заслуге Лили. Мозгом спрута несомненно являлись опытнейшие юристы и экономисты, но щупальца – щупальца целиком состояли из накачанных до безобразия и умеющих метко стрелять тупорылых биороботов.
Здесь впору отвлечься и уделить пару минут ощущениям интеллектуалов, волею судеб вынужденных сотрудничать с вот такими вот экспонатами из паноптикума. У интеллектуалов взаимосвязь духа с плотью не столь сильно выражена, как у остальных людей. Дух для них – главное, первичное что ли. Тело – вторичное. И нужно сказать, что в тяжкие времена это противное тело становится довольно-таки обременительным. Но хочешь – не хочешь, а коль скоро оно существует, приходится с этим мириться. Оно требует качественной еды, витаминов, его хотя бы раз в году нужно отвезти к морю, а ночью отдать для разрядки телу противоположного пола. И стоит все это, между прочим, хороших денег. Я уж молчу о многочисленных обязательствах, которыми многие опутывают себя, словно бурлаки канатами. О мазохистски сладостном акте заботы о ближнем своем.
Короче, в тяжкие времена потребности духа входят в противоречие с потребностями плоти. Вот и вынуждены интеллектуалы идти на компромисс. Выражается это, как минимум, в том, что зрение, слух и память у них начинают носить избирательный характер, а представления о морали несколько деформируются.
Что же касается Лили, то, безусловно, по уровню интеллекта она гораздо выше боевиков. Но по натуре она – не интеллигент. Повадки и интересы у нее криминальные. Она напоминает эстета, который долгие годы провел в колонии для особо опасных рецидивистов. Она – что-то вроде современного Франсуа Вийона.
Вот и получается, что в «Гвидоне», с одной стороны, – интеллектуалы, а с другой – ведомые Лили боевики. Нравится ей подобное разделение или нет. (Конечно, я вполне сознаю, что могу ответить за свои слова. А если продолжения этим запискам не последует, то, значит, уже ответил.)
И все же, если выделить в Лили главное, то это – пасть: ненасытная пасть акулы империализма. В переносном смысле, разумеется. С отточенными до совершенства зубами-финками в три ряда. А «Гвидон» – ее чудовищное дитя-исполин. И идея с детективным бюро должна была показаться ей несостоятельной в первую очередь, с экономической точки зрения. Слишком мелкой, не того масштаба, что ли. Что-то здесь было не так. И это мне категорически не нравилось. На своем месте бухгалтера я четко знал, на что я способен и чего от меня ждут. Предлагаемая же вакансия «голого пистолета»… Черт подери! Пожалуй, о сладостном, полусонном существовании с нынешнего момента придется просто забыть.
Для начала я получил задание принести что-либо из собственных сочинений и прочитать перед советом «Гвидона». Вообще-то, в совет, помимо самой Лили, входили главбух Ада Борисовна, главный юрист Тигран Ваграмович и руководители всех отделов, включая нескольких иностранцев. Но сегодня, учитывая специфику заседания, Лили пригласила только главбуха, главного юриста, руководителя отдела охраны грузина Бондо и руководителя издательского отдела Васельцова. Присутствовали, естественно, и Пью Джефферсон с переводчиком – маленьким головастиком в очках и пуловере. Я не намеревался превращать заседание совета в творческий вечер Миши Крайского, а посему прихватил с собой лишь один короткий рассказ, который назывался «Иметь или не иметь?»
– Между прочим, он был написан еще в 1983 году, – отметил я горделиво.
Все, кроме Лили и Бондо, вежливо закивали. Я откашлялся.
– Имеет, – начал я, – новую «Волгу ГАЗ-24», дачу на взморье, тайник с золотом, брильянтами и валютой. Ежегодно меняет видик: «Шарп», «Сони», «Панасоник», «Тошиба», «Хитачи». Раз в месяц меняет любовницу: Нина, Мина, Соня, Феня, Клава. Владеет многокомнатной изолированной квартирой в центре города, в которой живет один.
Как-то раз Клава позвонила и сказала, что не придет. Он вспомнил, что намедни отказался купить ей теплые колготки, подошел к окну и мстительно глянул на градусник. Зима была на редкость суровой: термометр показывал 30Н ниже нуля, и температура продолжала падать. Тут он перевел взгляд на улицу и неожиданно увидел, что возле его машины играют дети. Он мигом взгромоздился на батарею, высунул голову в форточку и с внезапно вспыхнувшей в нем яростью изложил детям основы дарвинизма, а также свои взгляды об их месте в мире, согласно этой теории. Детей словно ветром сдуло…
Здесь я сделал паузу, дожидаясь, пока переводчик добубнит в ухо Пью Джефферсону. Затем продолжил:
– Немного успокоившись, он попытался всунуть голову назад, но не тут-то было. Форточка оказалась слишком узкой. Тогда он вспомнил, что раньше ему никогда не удавалось просунуть в нее голову. А мороз все крепчал! Рискуя оставить на улице уши, он сделал еще одну отчаянную попытку. Фиг! Форточка держала крепче, нежели ошейник собаку. Так он и стоял какое-то время башкой наружу. Лицо дьявольски замерзало, к тому же батарея, словно черти в аду, поджаривала ему пятки.
И тогда он заорал. И ор этот был подобен кличу стада слонов в саванне. Но пока возглавляемые дворником мужики взламывали двойную дверь с семью замками, его нос превратился в отмороженную свеклу, уши – в вареники с вишнями, а пятки – в жареных куропаток…
Имеет: инвалидность первой группы, нервный тик, заикание, а также лицо всех цветов радуги – от фиолетового до буро-малинового, – с которым живет один.
Я дочитал и посмотрел на окружающих. Напряженное молчание сохранялось. Первой отреагировала Лили.
– Он закончил, – сообщила она.
Аудитория зашевелилась.
– Весьма лапидарно, – неожиданно произнес головастик, хотя его мнением здесь интересовались меньше всего.
– Злой, бродяга, – неуверенно проговорил Тигран Ваграмович.
– Миша, как вам не стыдно? – возмутилась Ада Борисовна. – После этого кошмара я не смогу ночью заснуть!
Собственно, другого я и не ожидал. Ведь «Гвидон» слишком хорошо знал меня как бухгалтера – в особенности Ада Борисовна, – чтобы теперь воспринять в каком-либо ином качестве.
– Почэму так мало чытал? – осведомился Бондо.
– Краткость – сестра таланта, – захихикал Васельцов.
– Я сказал все, что хотел сказать, – с чувством собственного достоинства произнес я.
– Почэму так мало хотэл? Почэму нэ хотэл сказат, гдэ находытся тайнык?
К счастью, мнение Бондо на подобные темы здесь тоже не очень котировалось. Я сложил лист, на котором был написан рассказ, вчетверо и спрятал в боковой карман.
– А ты почему отлыниваешь, не высказываешь своего мнения? – набросилась Лили на глупо ухмыляющегося Васельцова. – Кто у нас руководитель издательского отдела?
– Лили Аркадьевна, я ведь не редактор, – тут же запричитал тот. – Вы же знаете, что мы преимущественно выпускаем: календарики с женскими задницами да гороскопы. Если нужно будет, издадим и Крайского. Хотя лучше бы он – честное слово! – придумал гороскоп. На гороскопах мы тройной навар с каждого листа бумаги имеем.
– Может, еще лучше сфотографировать свою голую жопу? – с вызовом поинтересовался я.
– Твою не надо. Но если на то пошло, голая жопа Альбины принесет нам куда больше прибыли, нежели собрания сочинений Толстого, Шоу и твое вместе взятые.
Вот так компания! Правда, он не уточнил, какого именно Толстого имеет в виду и какого именно Шоу, но я был согласен на любых.
У Ады Борисовны и Тиграна Ваграмовича тут же сделались лица а ля «ничего не слышу, ничего не вижу».
– Значит у тебя нет своего мнения? – уточнила Лили с угрозой.
– Лили Аркадьевна, у меня, конечно, есть мнение. Но вы ведь знаете, каким дефицитом сейчас является бумага. Какими потом и кровью она достается. И после этого печатать на ней Крайского!
– Ну а ты что скажешь? – повернулась Лили к Пью Джефферсону.
Тот что-то коротко произнес по-английски.
– Он ничего не понял, но ему понравилось, – перевел головастик.
Лили хлопнула ладонью по столу.
– Значит, вопрос решен.
Потом обвела всех взглядом.
– Свободны.
Однако присутствующие не спешили расходиться.
– Лили Аркадьевна, – слащавым тоном начал Тигран Ваграмович, – мы конечно ничего не имеем против Миши Крайского, но вообще вся эта затея… – Он замялся.
– Что вы имеете в виду? – тут же насторожилась Лили.
– Очевидно, он имеет в виду это начинание с частным сыском как таковое, – пришла на помощь юристу Ада Борисовна. – Как главный бухгалтер корпорации, не могу не отметить, что с точки зрения ожидаемой прибыли, идея не выдерживает никакой критики.
– Это не переводить, – тут же приказала Лили головастику.
– Лили Аркадьевна, мы вас очень уважаем как руководителя, – вновь заворковал Тигран Ваграмович, – но…
– Оставим дифирамбы! – резко оборвала его Лили. Она, видимо, хотела что-то добавить, но промолчала, сосредоточиваясь.
Я затаился, втайне надеясь, что бунт мозговой элиты образумит патроншу, она пойдет на попятный, и я вновь окажусь в своем уютном кабинете с видом на ресторанчик под названием «Блудный сын». В Лили бурлили какие-то сложные процессы.
– Да! – наконец, с вызовом произнесла она. – Да! На сей раз мое начинание, как вы изволили выразиться, имеет несколько иную подоплеку, весьма далекую, нужно признать, от соображений высокой коммерции. Я рассчитывала, что мне не придется объясняться на подобную тему, но, если вам так угодно…
– Поймите, нам не угодно! – воскликнул Тигран Ваграмович, прижимая руки к груди.
Лили поправила прическу и продолжила как ни в чем не бывало:
– Если называть вещи своими именами, то, в основном, тем, что мы сейчас имеем, мы обязаны исключительно моему умению трахаться с нужными людьми. Не вашим светлым умам – мы ведь живем не в Америке, на хрен они здесь кому нужны, – а тем прелестям, которыми природа не скупясь наградила меня. Никто еще, пожалуй, ни одна женщина в мире не заработала телом столько, сколько заработала я. Я имею в виду весь «Гвидон». Что имела Жаклин Онасис-Кеннеди? Танкерный флот? Вы прекрасно знаете, что наша корпорация сейчас стоит значительно больше. Я не жалела для дела ни титек, ни всего остального. Но сама, если от чего-то и получала удовольствие, то только от сознания тех выгод и льгот, которые за это даруют «Гвидону».
Пью Джефферсон наклонился к головастику и о чем-то тихо спросил.

Пляска дервиша (сборник) - Березин Михаил => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Пляска дервиша (сборник) автора Березин Михаил понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Пляска дервиша (сборник) своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Березин Михаил - Пляска дервиша (сборник).
Ключевые слова страницы: Пляска дервиша (сборник); Березин Михаил, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн

https://edelweiss-clinic.ru бесплатная стоматология у метро пушкинская.