А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Пеев Димитр

Седьмая чаша


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Седьмая чаша автора, которого зовут Пеев Димитр. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Седьмая чаша в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Пеев Димитр - Седьмая чаша без регистрации и без СМС

Размер книги Седьмая чаша в архиве равен: 113.08 KB

Седьмая чаша - Пеев Димитр => скачать бесплатно электронную книгу детективов



OCR Larisa_F
«Седьмая чаша: Детективные повести»: Радуга; Москва; 1989
ISBN 5-05-002000-0
Аннотация
В повести «Седьмая чаша» ряд персонажей дают повод подозревать их в совершении преступления. Анализируя жизнь каждого, писатель размышляет, нет ли у них какого-то общего для всех нравственного изъяна.
Димитр Пеев
Седьмая чаша
КОКТЕЙЛЬ-ПАРТИ В ПЯТНИЦУ
1
Как и следовало ожидать, первым приехал Жилков. Из окна дачи Георгию Даракчиеву был хорошо виден подкативший к воротам новенький «таунус». Дамян Жилков вылез, смахнул со стекла несуществующую пылинку, нажал на крыло, пробуя упругость амортизаторов…
Конечно, гостей встречают у ворот, однако владелец особняка лишь спустился на первый этаж, в просторную прихожую.
Жилков проговорил с раболепной улыбкой:
– Добрый день, хозяин. Как поживаете? Даракчиев не стал торопиться с ответом, критически разглядывая гостя. Возраст – около тридцати. Рост выше среднего, в плечах косая сажень, похож на борца или боксера – правда, слишком располневшего. Шикарный костюм с блестками выглядел на Жилкове несуразно. «Для выработки хорошего вкуса нужны минимум два поколения», – подумал хозяин и соблаговолил наконец кивнуть.
– Вы правильно сориентировались, приехав первым, – произнес он холодно, обращаясь к гостю на «вы»: он, Даракчиев, не ровня этому низколобому. – Садитесь, надо поговорить.
Уловив в тоне металлические нотки, Жилков заметно подобрался.
– Удалось встретиться с Вернером Шомбергом?
– Удалось, а как же, – закивал Жилков. – Встретился. И все уладил. Вот, получите.
Он вытащил из кармана толстую пачку денег. Даракчиев, взяв, небрежно сунул ее в ящик старинного буфета. Задвинув ящик, повернул ключ и положил его в карман. Гость зорко следил за движениями хозяина.
– Даже не пересчитали?
– Какой смысл, Жилков? Конечно, вы мошенник, но вряд ли посмеете обсчитать меня хотя бы на стотинку. А теперь должен вам сказать, что на сей раз вы не получите вознаграждения.
– Почему это? – воскликнул Жилков. – Я же все как надо сделал!
– Взгляните. – Хозяин протянул ему фотоснимок. – Ну, что вы теперь запоете?
«Вот сволочь, накрыл-таки меня, – подумал Жилков со смешанным чувством злости и восхищения. – Подослал кого-то из своих, пустил по следу. Помнится, шмыгнул мимо какой-то драндулет, однако кто ж мог подумать…»
– Да, это мы с Шомбергом, – сказал он – Меняли вот колесо на его машине…
– Вы ослушались приказа, Жилков! Я приказал ехать к Шомбергу на старой колымаге вашего зятя. А вы понеслись на чем? – Даракчиев ткнул пальцем в фотографию. – На новеньком своем «таунусе»? Этак ведь недолго и до беды, да еще и какой беды!
Гость виновато опустил глаза.
– Извините, не удержался…
– Эта промашка обойдется вам в триста левов плюс сто долларов. И предупреждаю: в другой раз за такие штучки вам не поздоровится… Впрочем… – Тут он задумался, как бы колеблясь. – Впрочем, у вас еще есть шанс заполучить провороненные левы и доллары…
– Да я в лепешку разобьюсь! – рявкнул Жилков.
– Спокойно! Речь идет об одной услуге лично для меня. Суть ее в том, что нынче вечером вы должны всерьез заняться Бебой.
– Кем? Бебой? – изумился гость. – Но ведь вы сами… с ней… А, хотите, значит, дать ей от ворот поворот?
– Я не выразился бы столь вульгарно, но в общих чертах все обстоит именно так. Короче: когда я как бы случайно войду в спальню, я должен застать Бебу в ваших объятиях.
Дамян Жилков погрузился в размышления. На грубом его лице нельзя было прочесть ничего, кроме растерянности.
– Ладно, попробую, – сказал он наконец угрюмо. – Да, чуть не забыл. Муж-то ее сегодня после обеда ошивался возле вашей дачи.
– Коста Даргов? Откуда вы знаете?
– А мне корчмарь сказал, бай Мито. Я заскакивал к нему около четырех. Когда он мне ненароком сболтнул про Даргова, я забеспокоился. Не для того он потащился на окраину Софии, чтобы подышать свежим воздухом. Знаю я Косту…
– И я его достаточно знаю. Даргов из тех простофиль, которые всю жизнь носят огромные ветвистые рога. Таких описал еще Достоевский. – Он махнул рукой. – Достоевский! И не спрашивайте меня, кто такой Достоевский… Это вам не участковый милиционер. Чего беспокоиться, Жилков? Какое нам дело, где теперь находится муж Бебы. Заурядный подлец и подхалим. К тому же и он у меня на крепком крючке, никому слова не пикнет. Ладно, покончим с этим. Есть еще поручение. Когда придет Паликаров, скажите ему от моего имени, чтобы он вычеркнул Лени, новую девушку, из своего списка. Отныне эта золотая рыбка будет плавать в моих водах.
Жилков ухмыльнулся и сказал с завистью:
– Хватка у вас по этой части орлиная. Своего не упустите нипочем…
– Скоро придут гости, – оборвал эти излияния Георгий Даракчиев. – Ступайте на кухню. Я там приготовил разной дребедени – вымойте руки, нарежьте все, разложите по тарелкам. И, ради бога, режьте хлеб тонкими кусочками, не кромсайте ломтей, как в деревне.
2
Когда звонок известил о приходе нового гостя, Даракчиев сошел по ступенькам веранды и зашагал к воротам, где стоял пожилой, жалкого вида человечек. Он казался олицетворением серости – усталое лицо, мятые костюм и галстук, застиранная рубашка, пыльная обувь. Человек тревожно озирался, будто раздумывал, не уйти ли ему.
– Входите, товарищ Средков. Входите. Для друзей двери всегда открыты.
Гость пошел за Даракчиевым. Войдя в гостиную, он оторопел: вероятно, такое великолепие он видел только в кино, во дворцах миллионеров.
– Товарищ Даракчиев, зачем вы пригласили меня сюда? – глухо спросил гость.
– Вы приглашены на маленький коктейль-парти.
– Что? – оторопел Средков. – Какой коктейль?
– Кок-тейль-пар-ти, – отчеканил Даракчиев. – Приятная встреча с близкими друзьями. Закусим, опрокинем по рюмочке, поболтаем…
– При чем здесь я? Мы с вами знакомы без году неделя, а приятелей ваших я не знаю вообще.
– Не беспокойтесь, Средков. Они все, гм, хорошие мальчики… и девочки. Они вас примут как отца родного, на руках будут носить, обещаю вам.
Опять воцарилась тишина. Атанас Средков, сгорбившись, сидел в кресле. Даракчиев смотрел на него с улыбкой.
– В таком случае мне лучше уйти, – произнес наконец гость. – Не нужны мне ни ваши приятели, ни ваши коктейли. – Он встал.
Георгий Даракчиев не шевельнулся. Только брови его поднялись вверх двумя ироническими дугами.
– Сядьте, Средков. Лучше сидеть в старинном кресле, чем в тюрьме, даже и старинной. Поэтому сядьте. – Средков стоял. – Не верите мне? Напрасно. Допустим, без веселья вы обойдетесь. А без сказки?
– Рассказывайте сказки детям, а я ухожу, – устало сказал Средков, однако продолжал стоять.
– Есть сказка, которую я могу рассказать пока что, – он подчеркнул это «пока что», – только вам. Сказка под названием «Таможенник, нуждающийся в деньгах». – Гость медленно сел. – Жил-был один таможенник по фамилии Средков. Он исправно нес свою службу, ждал пенсию, получал свои сто левов в месяц. Всем он был доволен, кроме одного: денег вечно ему не хватало. И вот однажды – это произошло ровно восемнадцать дней тому назад – наш таможенник Средков не устоял против соблазна. За круглую сумму в пятьсот левов он закрыл один свой глаз и позволил некоему иностранцу пронести чемодан без досмотра… А нужно, ох как нужно было взглянуть на содержимое! Более того, он закрыл и другой глаз, после чего состряпал вполне приличный документ, которым и благословил контрабанду.
– Вы можете это доказать? – задыхаясь, спросил Средков.
– Могу, я все могу. Между прочим, могу также угадать, что ваши любимые сказки – восточные. Особенно те, где речь идет о страшных ядах… Надеюсь, вы меня поняли? Но, может быть, вам нужны доказательства? Есть магнитофонная запись вашего разговора с этим иностранцем, есть фотокопия выданного вами документа…
– Я вынужден был пойти на это, – выдавил Средков. – Деньги нужны были мне для…
– Как жаль, что судьи не страдают излишней сентиментальностью. Они докажут вам просто и ясно, что вы преступник, нарушивший уголовный кодекс.
– А если я достану и верну вам эти деньги, вы согласитесь?..
– Эх, Средков, Средков! – Даракчиев извлек из кармана солидную пачку денег и потряс ею в воздухе. – Это я всегда ношу с собой для мелких расходов. А вы хотите прельстить меня пятью сотнями!
– Тогда что вам от меня нужно?
– Нужно, чтобы вы стали умнее. А заодно научились зарабатывать настоящие деньги.
Гость опустил голову.
– Я вас не понимаю. Что значит поумнеть?
– Поумнеть – значит слушаться меня. Беспрекословно! Во всем! В случае с чемоданом вы за несколько минут заработали кучу денег. Впредь вам придется быть столь же милосердным к некоторым другим иностранцам. О, будьте покойны, я ни разу не поставлю вас в опасную ситуацию, не стану рисковать ни вашей жизнью, ни вашим служебным положением. Вы спросите, а какова плата? Законный вопрос. Вы будете подчиняться мне, а я вам гарантирую не меньше пятисот левов в месяц. В зависимости от усердия. – Даракчиев улыбнулся. – Не отвергайте моего предложения. Рассудите: через десять лет вы уйдете на пенсию. К тому времени вы обзаведетесь чудесной, богато обставленной квартирой, машиной последней модели и несколькими сберкнижками.
– А если откажусь? – глухо спросил таможенник.
– Не откажетесь! Подумайте, что лучше: пятьсот левов в месяц и спокойная, беззаботная старость или долгие годы одиночества в тюрьме?
Средков вытер лоб тыльной стороной ладони и тихо спросил:
– Нет ли у вас таблетки аспирина? Голова раскалывается.
Даракчиев подождал, пока новый его компаньон проглотит лекарство, и сказал:
– Пройдите в соседнюю комнату, Средков. Можете полчасика отдохнуть. Я позову, когда соберутся гости.
3
Богдана Даргова, Беба, не любила бросаться в глаза и поэтому приехала на автобусе. Как бы предчувствуя миг ее прихода, Даракчиев встретил ее возле ворот. Увидев Георгия, Беба вновь испытала смутный страх: неужели придет день, когда она его потеряет? Георгий в ее глазах обладал всеми данными настоящего мужчины: он был высок (она говорила не «метр восемьдесят три», а «шесть футов») и необыкновенно строен для своих сорока восьми лет; одевался он всегда элегантно, изысканно, неподражаемо.
Со всей своей неповторимой смесью сердечной учтивости и властной нежности Георгий проводил Бебу в дом. Проходя мимо кухни, крикнул:
– Эй, Жилков, мы поднимемся с Бебой наверх. Скоро нагрянет Борис с девушками. Встретьте их, развлеките и попросите подождать нас. – Даракчиев прислушался: снаружи раздался визг автомобильных тормозов. – А, вот и они, – сказал Даракчиев. – Не забывайте, что я вас просил передать Паликарову.
Георгий и Беба поднялись наверх и оказались в одной из двух спален дачи. Засунув руки в карманы, Даракчиев встал у окна.
– Ты помнишь? И тогда была пятница, – нежно проговорила Беба. – Первая наша пятница…
Но Георгий Даракчиев сегодня не очень-то был настроен на лирический лад.
– Сперва, Беба, покончим с делами, – сказал он сухо. – Сегодня я могу рассчитаться с тобой. Шомберг благополучно перевез картины. И, как всегда, аккуратно выполнил свои финансовые обязательства.
– Нельзя ли поговорить об этих вещах потом? – взмолилась Беба.
– Потом поговорим о других вещах. А пока закончим со счетами. В конце концов, не забывай, что по роду занятий я бухгалтер, простой бухгалтер с окладом в сто двадцать левов… Ну так вот: я получил от Шомберга четыре тысячи левов и тысячу долларов. Сколько ты заплатила за картины и за икону? Тысячу левов? Стало быть, твоя чистая прибыль – тысяча двести левов и четыреста долларов. Как предпочитаешь получить доллары – в сертификатах, в левах?
– Не все ли равно. Деньги есть деньги, – пробормотала Беба.
– И все-таки?
– Пусть на сей раз в левах.
– Отлично! Будем считать один к трем. Четыреста долларов – это тысяча двести левов. А всего тебе причитается две тысячи четыреста.
Беба равнодушно сунула деньги в сумочку.
Даракчиев вновь отошел к окну. Ему не хотелось дать почувствовать Бебе, что он решил порвать с ней. Сначала должен был состояться спектакль, который разыграет Жилков…
Взгляд Даракчиева остановился на беседке во дворе. Там Боби Паликаров оживленно беседовал с двумя девушками, а Жилков, стоявший рядом, удивительно был похож на огородное пугало… И он, Георгий Даракчиев, должен прибегнуть к помощи этого ничтожного человека, чтобы уладить свои личные взаимоотношения с Бебой? Нет, не опустится он до такого позора!
Георгий обернулся. Полулежа на кровати, Беба смотрела на него своими огромными синими глазами.
– Две тысячи четыреста левов – немалые деньги, Беба, – начал Даракчиев. – Поздравляю тебя. Откопать прекрасный пейзаж Утрилло – честное слово, такое не каждому дано! Исключительный успех. Я уж не говорю про икону… шедевр! Не забывай время от времени подкармливать этого попишку, Беба. Когда-нибудь, если подфартит, мы закупим святого отца на корню, вместе со всем его церковным хламом. Не сомневаюсь, что ты и теперь останешься такой же сметливой и удачливой.
– Что значит это «теперь»? – подозрительно спросила Беба. – Теперь что-то изменилось?
Даракчиев поколебался секунду-другую.
– В мире всегда что-то меняется, Беба! Что-то начинается, а что-то, увы, кончается.
Беба побледнела. Она привстала, и во взгляде ее блеснула какая-то странная смесь горя и ненависти.
– Что кончилось, Жорж?
– Ты не хуже меня знаешь что. – Он пожал плечами. – Между нами существовали две связи: сердечная, вернее, телесная, и деловая. Отныне ограничимся только деловой. Давай поговорим откровенно, Беба. Все, что было между нами, давно потеряло свою прелесть и превратилось в тягостное бремя. Причем для нас обоих. Какой смысл продолжать эту глупую оперетту? Лучше покончить с этим сразу, одним ударом, чем присутствовать при мучительной агонии и смерти.
– Мучительная агония! Смерть! Ты мне зубы не заговаривай! – крикнула Беба. – Ты нашел себе другую?
– Какое это имеет значение, если теперь между нами лишь деловая связь?
Беба замерла, а затем внезапно кинулась на него, словно разъяренная кошка. Не теряя самообладания, Даракчиев схватил ее за запястья и отшвырнул на кровать.
– Разыгрывай мелодрамы перед своим дураком Дарговым, – холодно сказал он.
– Ты вышвыриваешь любовницу, но, как всякий подлец, хочешь сохранить выгодную служанку. Чтобы я помогала тебе зашибать бешеные деньги, не правда ли, Жорж? – задыхаясь, кричала Беба. – Но ты обманулся, расчетливый бухгалтер! Больше я не участвую в твоих грязных сделках!
– Ошибаешься, Беба. Ты будешь тянуть свой воз, как раньше. Только рвения прибавится. Поскольку такова моя воля.
– Ни-ког-да! Деловая связь, как ты называешь свои махинации, тоже умерла. А тебя… тебя… Я убью тебя! Слышишь?! Я тебя убью! – выкрикнула Беба.
Потом она уткнулась лицом в подушку и затряслась в истеричных рыданиях. Даракчиев смотрел на нее без тени сожаления. Ее слезы означали полную капитуляцию. Он покинул спальню, тихо закрыв за собой дверь.
4
Пока Борис Паликаров развлекал девушек анекдотами, Лени частенько поглядывала из беседки на дачу. Когда ее пригласили сюда на какой-то неведомый коктейль-парти, она и не подозревала, что увидит столь роскошные хоромы. С Георгием Даракчиевым, этим элегантным седеющим красавцем, Борис познакомил ее на прошлой неделе. Тогда они, помнится, ужинали в модном ресторане, отделанном под старину. Даракчиев, поразивший Лени изысканностью манер, появился вместе с женщиной, которой было лет, наверное, сорок. Ее звали, кажется, Беба, и она подчеркнуто демонстрировала право собственности на Жоржа, как она его называла. В конце концов выяснилось, что Жорж вовсе не киноактер, как Лени предположила сначала, а бухгалтер. А теперь вдруг выясняется, что бухгалтер владеет этими княжескими палатами, обнесенными высоким забором. Тут было чему удивляться…
Подождав, пока смолкнет смех после очередной остроты, Жилков шепнул Паликарову:
– Мне нужно с тобой переговорить.
Они извинились и, покинув беседку, углубились в сад.
– Слушай, старичок, – начал Жилков, но тут же почувствовал толчок локтем в бок.
– Сколько раз я тебя просил: прекрати меня так называть! – зашипел Паликаров. – Какой я тебе старичок, черт возьми! Зови меня Борис, Боби.
Жилков едва не расхохотался: старый холостяк и бабник молодится из последних сил. Но ведь за версту видно, что он весь сморщенный, как высушенная гроздь винограда, что на его черепе болтаются всего три волосинки.
– Ладно, Боби, – сказал Жилков примирительно, – будь по-твоему. Хозяин просил тебя предупредить, чтобы ты больше не крутился возле Лени. Теперь эта золотая рыбка будет плавать в его водах.
Паликаров застыл на месте.
– Да как он смеет вмешиваться в мои личные дела?! Лени – это моя находка. Я с ней познакомился, я привел ее в компанию!
Воцарилось долгое молчание. Потом Паликаров осторожно спросил:
– А как же Беба?
– Не твоя печаль, старичок, он даст ей полную отставку.
Паликаров углубился в размышления. Наконец он тронул молодого человека за рукав.
– Знаешь, Дамян, в последнее время у меня вертится в голове одна и та же мысль. Насчет тебя.
– Насчет меня? – удивился Жилков.
– По-моему, ты в нашем деле сильно обделен. Работаешь как вол, а получаешь гроши.
Жилков опустил глаза, но Паликаров успел заметить, что попал в самое уязвимое место.
– Ты к чему клонишь, Боби?
– А вот к чему. Мы уж пожили свое. Наша песенка спета. А ты молод, крепок, полон сил. Стоит тебе возглавить наше дело, и все пойдет по-другому, помяни мое слово. Чем ты хуже Даракчиева?
– Хозяин – он тертый калач, – вздохнул Жилков. – Знает все ходы и выходы.
– И я их знаю, не унывай. И тебя всему научу, дело нехитрое. Пойми: сейчас ты получаешь двести, триста левов, а можешь грести золото лопатой. А я тебе стану помогать.
– Да что ты мелешь, Боби? Пока жив хозяин, ни о чем таком и помышлять нельзя. Он нас сотрет в порошок. И не морочь мне голову.
Паликаров огляделся по сторонам.
– Вот именно: пока жив. А вдруг с ним что стрясется? Скажем, рулевое управление откажет в машине. А то случится сердечный приступ. Все мы под богом ходим…
Девушки, начавшие уже скучать, окликнули своих кавалеров из беседки.
5
Даракчиев медленно спустился в гостиную. Вот теперь можно и развлечься. Он закурил сигарету, открыл бар с внушительным арсеналом самых изысканных напитков. Что же предложить гостям для начала? Пока он раздумывал, рука его машинально потянулась к высокой бутылке коньяка «Метакса».
Он вытащил шесть длинных рюмок, расставил их на столе и налил коньяк. Гостиная наполнилась ароматом зрелого винограда, солнца южных морей. Для себя самого он поставил не рюмку, а хрустальную чашу редкостной красоты. Но не красота привлекла в данном случае Георгия – неизвестный художник выгравировал на стенах чаши весьма фривольную сцену, и когда-то Даракчиев отвалил за эту реликвию полсотни левов. Из рюмок с тех пор Георгий не пил.
Тихо задребезжал звонок. Кто бы мог нагрянуть так неожиданно? Нахмурившись, Даракчиев вышел из гостиной, пересек застекленную веранду и направился к воротам. Следом за ним уже спешил Жилков.
Там, за воротами, стоял почтальон с телеграммой.
– Телеграмма, товарищ Даракчиев.
Пробежав глазами послание, хозяин сунул его в карман.
– Хорошие новости? – робко осведомился Жилков.
– Ничего особенного. От жены. Она приезжает завтра. – Он запер калитку на ключ. – Да, едва не забыл. Приведите-ка собаку и привяжите ее здесь, у ворот, чтобы никто нас сегодня вечером не беспокоил.
Жилков кинулся к сараю, а хозяин обогнул свою дачу, остановился недалеко от беседки и, как счастливый отец семейства, добродушно сказал:
– В гостиную, детки, в гостиную! Коньяк уже искрится в рюмках!
Видимо, Паликаров попросил девушек немного подождать, потому что один отозвался на приглашение. Подойдя к Георгию, он неуверенно начал:
– Слушай, Жора, эта история мне не нравится.
– Говори короче, – оборвал его Даракчиев, не сводя взгляда с беседки, где смутно угадывалась стройная фигурка Лени. – Что же тебе не нравится?
– Что ты хочешь заграбастать Лени.
Даракчиев повернулся на каблуках и остановил свои холодные серые глаза на Боби Паликарове.
– Буду откровенен, Боби. В последнее время ты суешь свой нос во все дыры. Мало того, что ты живешь припеваючи, хотя бьешь баклуши, ты мне еще и претензии предъявляешь. Не пойми меня превратно. Я еще не решил выкинуть тебя из игры, но кое-что начинает надоедать. Я не благотворительное общество и не богадельня! – Даракчиев поиграл желваками. – Считай, что Лени – наша обычная сделка. Кстати, сколько месяцев ты бездельничаешь? Два? Три? А денежки от меня получаешь. Ну ладно, выбирай, что предпочитаешь потерять – девушку или деньги?
Паликаров отступил. Он позволил себе только спросить:
– Но если тебе – Лени, то, стало быть, Мими – мне?
– И не мечтай! Мими и без тебя не пропадет. У нее найдется кого утешать.
– А как же я?
– Придется тебе в этот раз играть роль человека, который выше презренных земных соблазнов. А теперь не в службу, а в дружбу: сходи в мой кабинет. Там на диване лежит человек. Не бойся, он жив, хотя, возможно, задремал.

Седьмая чаша - Пеев Димитр => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Седьмая чаша автора Пеев Димитр понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Седьмая чаша своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Пеев Димитр - Седьмая чаша.
Ключевые слова страницы: Седьмая чаша; Пеев Димитр, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн