А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Горохов Александр

Бабы нас погубят


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Бабы нас погубят автора, которого зовут Горохов Александр. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Бабы нас погубят в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Горохов Александр - Бабы нас погубят без регистрации и без СМС

Размер книги Бабы нас погубят в архиве равен: 221.12 KB

Бабы нас погубят - Горохов Александр => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Горохов Александр
Бабы нас погубят
Александр ГОРОХОВ
Бабы нас погубят
роман
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
СМЕРТЬ "КУРЯТНИКА"
глава 1
В регистратуре медицинского Центра "Знахарь" сидела немолодая женщина, которая в силу своей двадцатилетней причастности к медицине, давно потеряла всякую способность к сочувствию чужим горестям.Она глянула через стойку на размалеванную девчонку, определила её - "проститутка", и спросила бегло.
- Когда анализы сдавала?
- Что? - нервно спросила девчонка.
- Давно, спрашиваю, анализы сдавала? На сифилис, СПИД, гонорею?
- Да, да, - поспешно ответила пациентка. - Две недели назад.
- Паспорт давай.
Строго говоря, устав медицинского Центра документа не требовал и даже наоборот - чтоб привлечь сюда на проверку клиентуру, руководство частного учреждения специально оповещало публику, что всякое обследование проводится анонимно - лишь бы приходили и проверялись за очень небольшую плату. Но у регистраторши было плохое настроение, а раскрашенная до вульгарности девчонка ей не нравилась, потому она и потребовала документ.
Девчонка торопливо покопалась в большой сумке и подала паспорт. Регистраторша глянула на фамилию, к фотографии не присматривалась, и принялась копаться в своих ящичках, отыскивая карточку на ГАЛИНУ СТЕПАНОВНУ КАРТАШАВУ.
Напрасно регистаторша проявила небрежение к документу - следовало бы все-таки сравнить фотографию и лицо предъявителя.
Паспорт у девчонки был чужой.
На поиски карточки лже-Карташовой у регистраторши ушло минуты три, а когда она эту карточку нашла, то настроение её резко переменилось. Она сразу увидела, что в правом верхнем углу карточки стоит едва приметный значок, выполненный красным фломастером - "S". Это был знак смерти. Или близко к тому. И как бы не была служащая регистратуры закалена равнодушием к чужим бедам, но невольно вздрогнула, после чего вспомнила инструкцию, по которой в данной ситуации ей предписывались определенные действия.
Она с трудом и фальшиво улыбнулась.
- Пройди в пятый кабинет, милочка, карточку сейчас поднесут.
Неожиданная приветливость регистраторши, испуг и сочувствие, мелькнувшее в её глазах, тут же сказали девчонке если не все, то многое. Она посмотрела на женщину в упор и возразила с неожиданной твердостью.
- Я занесу карточку сама. В пятый кабинет.
У регистраторши не хватило реакции и сноровки - она не успела перехватить паспорт и карточку, девчонка ловко выдернула оба документа из-под её руки, развернулась и пошла по коридору, звонко цокая по мрамору пола высокими каблуками.
Кроме этих туфлей на высоком каблуке, регистраторша успела отметить длинные ноги, торчавшие из под короткой юбки и яркую красную куртку. Регистраторша нажала пальцем на кнопку звонка под столешницей - значок "S" на карточке пациентки сообщал, что анализ на СПИД дал положительную реакцию. Пациентка инфицирована вирусом СПИДа, а следовательно в данной ситуации необходимо, на всякий случай, применение ряда особых мер.
На этот звонок регистраторши из боковых дверей в холл вошли двое охранников, один перекрыл двери, а второй, здоровый, неторопливый мужчина, подошел к регистраторше.
- Чего еще?
- Феликс...Девчонка сейчас прошла, видел?
- В трусах вместо юбки? - хмыкнул охранник. - Приметил.
- СПИД у нее. Анализы показали. Так смотри, чтоб не сбежала.
- Ладно, - спокойно ответил охранник . Он уже не первый месяц служил в "Знахаре" и знал, что бывали случаи, когда пациенты, узнавшие что заболели смертельной болезнью - бежали из центра, не оставляя по себе никаких следов. Уносили с собой и в себе смертельную заразу, распространяли её среди здоровых, а найти их было невозможно по причине анонимности появления. Вполне вероятно, что через несколько минут эта девчонка, получив от врача страшное известите - броситься прочь, кинется на трамвайные рельсы, устроит истерику, а потому следует её успокоить, помочь врачам удержать её до утра в специально устроенной палате. А уж завтра ей начнут заниматься специалисты. На такие случаи существовала инструкция: ВИЧ-инфицированных не то чтоб хватать и держать, но фиксировать их координаты, и без особых угроз обьяснять, что отныне - они знают, что больны. Знают, что могут заразить других людей, а потому, будут нести уголовную ответственность, если позволят себе акт распространения болезни половым или иным путем. Правило старое, известное всем сифилитикам со времен Египетских пирамид. Правило простое и примитивное: ежели знаешь, что болен и все равно допускаешь связи - изволь нести наказание, достаточно суровое.
Исходя их этих соображений и инструкции, охранник сказал напарнику.
- Девку в короткой юбке и красной куртке видел?
- Ну?
- Заразная, сука. Приглядывай, чтоб без разрешения не убежала. СПИД у нее.
- Мать твою! - выругался напарник. - Совсем ведь девчонка Что ж, помрет теперь в одночасье?
- А куда она денется?
Тем временем девчонка - Галина Карташова по чужому паспорту - уже подходила к кабинету №5. Она не отличалась высокими умственными способностями, но интуиция у неё была звериной. Не анализируя изменившегося поведения регистраторши, не делая вывода из её фальшивых улыбок, девчонка сообразила, что дела её плохи насколько только могут быть. В голове , сквозь метель испуга, промелькнула отчаянная мысль, что быть может дело ещё обойдется какой-нибудь пустяковой гонореей, сифилисом на худший случай. Но только бы не СПИД, после которого не останется уже более ничего - ни сомнений, ни надежд. Она продолжала двигаться по коридору автоматически, хотя больше всего хотелось бежать, бежать отсюда без оглядки, бежать неведомо куда и зачем.
Она оглянулась и увидела охранника в дверях - он смотрел ей в спину и в лице его светилась жалостливость.
Вот и все, мелькнула в мозгу пугающая мысль, теперь её отсюда не выпустят. Теперь она - зараза и смерть для всех. И ведь сама напросилась, сама пошла на эту проверку, черт побери, никто не заставлял!
Она чувствовала, как холодеют и деревенеют ноги, и с трудом удерживалась, чтоб не упасть.
Ее образования, жизненного опыта и просто знаний не хватало, чтобы правильно оценить свое положение, сколь бы оно не было ужасным. Она полагала, что сейчас попадет под арест - не тюрьма, конечно, но спец-больница с железными решетками на окнах и суровой охраной на дверях.Выход из этого заведния будет лишь один: в гробу на кладбище. Она исходила в своих размышлениях из тех слухов, которыми снабдили её подружки: СПИД - это чума ХХ века, от которой вскоре перемрет все человечество. И всякий зараженный - строго изолируется от тех, кто ещё не успел заразиться.
Но у неё была сильная нервная система. Она заставила себя отодвинуть на будущее панику и все страхи. Сейчас надо было поставить окончательную точку на состояние своих дел, а потом любыми путями вырваться отсюда Чего бы этого не стоило. Тем более, что ещё сохранялась слабая надежда - самого страшного не произойдет. С ней - этого произойти не может.
Она поправила на плече ремень своей сумки и успела надеть солнечные очки, перед тем как толкнуть двери кабинета №5.
- Разрешите? - ступила она в кабинет и седой, коренастый , энергичный врач положил на аппарат телефонную трубку, сказал преувеличенно бодро.
- Прошу, прошу, Галина Карташова! Здравствуйте, милочка.
Так. Регистраторша уже сообщила по телефону о её визите, ловушка захлопнулась.
Она положила карточку на стол и сказала.
- Две недели назад я сдавала анализы... Кровь из вены....
- Конечно, конечно, милочка! - с бодрой участливостью ответил врач. Садитесь, дорогуша, потолкуем.
Он суетливо открыл несколько ящиков в свое столе, пошарил там , взял её карточку и ткнулся в неё носом, сильно прищурив глаза - судя по всему, в столе не нашел своих очков, а был очень близорук.
- Та-ак, - произнес он, обнюхав карточку. - Ты не москвичка, дорогуша?
- Нет... Я приехала в Москву учиться.
Это были последние слова правды, которые лже-Карташова произнесла в кабинете.
- И где же ты грызешь гранит науки? - врач глянул ей в лицо, сильно щурясь.
- В Университете. - легко солгала она. - Что с моим анализом?
- Доберемся до твоего анализа, не торопись, - благодушно ответил врач. - Люди мы с тобой взрослые, тем более я - врач, так что не стесняйся и будь откровенной. Ты меня понимаешь?
- Да...
- Откуда приехала в столицу?
- Из Саранска. - (Ложь - в Саранске жили её дядя с тетей, которых она не видела лет пять)
- Так... Из Саранска. - кивнул врач. - Ну, а со скольки лет, не смущайся только, начала половую жизнь?
- С шестнадцати... - (Опять ложь - с четырнадцати, даже с тринадцати с половиной, если быть документально точным)
- С шестнадцати? Ну, нормально, нормально... А в Москве, здесь, у тебя есть постоянный дружок?
Она помолчала и спросила резко.
- У меня СПИД, доктор, да?
- Не торопись, не торопись, - он снова принялся шарить по ящикам своими короткими руками и снова ничего не нашел. - Мы с тобой , дорогуша, повторим анализ, ещё раз все проверим, а уж потом будем ставить окончательный диагноз.
- Значит - СПИД? - упрямо повторила она и врач в душе поразился этой твердости в девчонке, которой по карточке значилось семнадцать с небольшим лет.
- Дорогуша, - острожно начал он. - Это первый анализ ещё ничего не значит. Ты не паникуй. Одно дело заболевание, другое дело - быть инфицированной.. .
Она его уже не слушала. Слова - ничего не значили. Последняя надежда рухнула, жизнь кончилась, точнее - от неё остались лишь крохи. Она с трудом сдержала крик отчаяния - такой, чтоб от боли разорвалось горло, крик, оглушающий собственный мозг, крик, от которого этот старик врач перепугался бы до смерти и кинулся за помощью. Но она сдержалась.
- Ну, дорогуша, начнем, благословясь. Пройди в тот кабинет, разденься и я тебя посмотрю.
Она едва его расслышала, но поняла, что от неё требуется - обычная процедура на обычном кресле. Она подхватила сумку и прошла в соседний кабинет. Присела было на узкую кушетку, но тут же поняла, что сейчас не время рассиживаться и горевать - надо было вырываться отсюда. Она встала и оглянулась - в этом осмотровом кабинете оказалась ещё одна дверь, видимо, в соседнее помещение. Неясно было, заперта дверь или нет, и что там - за этой дверью.
Она не стала проверять этот выход преждевременно, быстро раскрыла сумку и вытащила из неё джинсы и кроссовки. Влезть в узкие джинсы, сменить обувь - вся эта процедура заняла времени менее полуминуты. Она вывернула свою куртку наизнанку и из красной та превратилась в голубую.
Она услышала, как врач заговорил по телефону.
- Вероника Сергеевна, извините, я не оставил у вас в кабинете свои очки?... Да?! Вот и чудесно, а то я, как слепая сова на дневном свету. А скажите...
Лже-Карташова в несколько движений изменила прическу - начесала на лоб челку, а на затылке перехватила волосы в "конский хвост". Потом шагнула к закрытым дверям и толкнула их. Двери открылись. Соседний кабинет представлял из себя такую же приемную, и так же на окнах была железная решетка, характерная для первых этажей всех московских учреждений.
Но дверь в коридор оказалась открытой. Лже-Карташова ступила в коридор и прикинула - как выглядит сейчас со стороны. Все в норме: если четверть часа назад в холл вошла девица в короткой юбке и красной куртке, на высоких каблуках и кудлатой прической, то теперь по тому же коридору передвигалась скромница в джинсах, кроссовках, голубой куртке , солнечных очках и гладкой прической.
Она увидела, что холл наполнен людьми. Возле нескольких солидных мужчин вьется один их охранников в униформе, (начальство приехало!) но второй - стоит в дверях.
Ровным шагом она двинулась прямо в двери. Охранник вперился было в неё настороженным взглядом, даже сделал неуверенное движение, будто собирался перекрыть выход, но оснований на то не было, - минуту назад он видел совсем другую девушку, в юбке и красной куртке, так ему во всяком случае казалось.
- Всего доброго, - сказал он и получил в ответ кивок головой.
В сумке у неё был складной зонтик, но она не доставала его потому, что не замечала мелкого осеннего дождя. Стараясь не ускорять шаг, достигла перекрестка, и махнула рукой катившейся мимо легковой машине. Водитель затормозил. Она села в машину без разговоров и лишь когда тронулись, сказала сухо.
- В Измайлово. Центральная аллея.
Водителя такая постановка вопроса устраивала - девочка знает цены, знает расстояние. Шины автомобиля влажно зашуршали по асфальту.
Сволочи, подумала она, вы мне за это заплатите. Убью всех четверых. Все четверо отправитесь на тот свет и плевать, кто из вас меня заразил. Вы все четверо - грязная зараза и помрете так же, как я.
- Куда тебе на Центральной аллее.? - спросил водитель.
- Я укажу. Сколько времени?
Водитель глянул на часы.
- Без четверти шесть. Сейчас рано смеркается. Осень...
"Дворники" метались по ветровому стеклу, сметая водяную пыль и мерно щелкали. Водитель проскочил мимо трамвая и на красном свете светофора, выполнил левый поворот. По обеим сторонам дороги потянулись черные, голые деревья - листопад в этом году был ранним.
- Остановите. - сказала она и водитель послушно нажал на тормоз, хотя никаких строений на аллее в этом месте не наблюдалось: Измайловский парк ещё не был перегружен застройками, не были заасфальтированы все дорожки, как, скажем, в Сокольниках.
Она шла не разбирая дороги, продиралась сквозь кусты. Она хорошо знала направление и шагов через сто вышла на тропинку. Еще через двести метров она оказалась перед высокой сеткой, которая огораживала три площадки теннисных кортов и стенку для отработки ударов. С противоположенной стороны кортов в сумерках виднелись два деревянных двухэтажных коттеджа весьма внушительных размеров.
По периметру сетки она прошла к центральному входу на корты и остановилась у ворот. На каменном столбе у калитки была укреплена вывеска "ТЕННИСНЫЙ КЛУБ "ТАЙМ-БРЭК"
На площадке автостоянки одиноко мокла под дождем иаленькая, красная "альфа-ромео". Девчонка хорошо знала эту машину, знала, как откидываются оба передних кресла, чтобы из сидений получалось ложе любви. Она хорошо знала и оба коттеджа. Она знала здесь все.
Дальний от ворот коттедж стоял темен и сумрачен, одно из окон второго этажа первого коттеджа было освещено.
Убью всех четверых, ровно и жестко вновь решила она и открыла чуть скрипнувшую калитку. Ничего в душе своей, кроме холодной и обдуманной решительности она не ощущала.
Двери в коттедж оказались заперты, но она не нажала на кнопку звонка - она знала цифровой код замка - 769.
Она набрала цифры, замок щелкнул и двери раскрылись.
В холле коттеджа было пусто и сумрачно, пахло свежеструганным деревом - постройка была новой и дерево ещё сохраняло свой аромат.
Со второго этажа, на который вела крутая лестница, доносились звуки приглушенной музыки и чьи-то шаги.
Девчонка поставила сумку на пол и прошла в угол, где нашла высокий железный шкаф. В его замке торчал ключ. Она осторожно и беззвучно провернула ключ в замке и открыла ящик. В стойке стояли три помповых ружья и она выбрала крайнее, потертое, с черной пистолетной рукояткой - летом она стреляла из него и знала, как работает оружие. Она осторожно передернула затвор и убедилась , что магазин ружья пуст. Она присела к нижнему ящику оружейного шкафа, выдвинула его и нашла коробку с патронами. Четыре пули легко вошли в магазин помпового ружья. Через несколько секунд оружие было готово к своей убийственной работе.
Девчонка шагнула к лестнице, споткнувшись о низкую табуретку, на которой стояла ваза с цветами. Ваза упала, звонко расколовшись о каменный пол.
На верхней площадке лестницы послышались шаги, распахнулись двери и в освещенном прямоугольнике показалась рослая фигура - стройный силуэт мужчины в коротком халате и сигаретой в руках.
- Эй, кто там? - спокойно окликнул он. - "Восточный ветер?"... Это вы мужики?
- Я. - глухо ответила она, подымая ружье.
- Кто - я?... Мартышка? Это ты?
Он чуть наклонился вперед, всматриваясь в сумрак холла.
- Я, Мартышка... А ты - первый, гад заразный! Получай!
Почти не целясь, она плавно и мягко нажала на спусковой крючок, ружье грохнуло, выбросило из ствола длинную и ослепительную струю пламени, отдача оказалась настолько сильной, что оружие вылетело из её рук.
От удара крупнокалиберной пули в бедро мужнину бросило спиной на косяк двери, он выронил сигарету и осел было на пол. Но он был очень крепок физически, смертельной опасности до конца не оценил и боль огнестрельной раны его не столько испугала, сколько разозлила. Он захрипел, оперся руками о пол, поднялся, шагнул к перилам и с трудом произнес.
- Ах, ты сука грязная... Ну, я тебе сейчас...
Он сделал несколько шагов вниз по ступеням и уже ничего не соображавшая девчонка метнулась к ружью, привычным рывком передернула затвор и закричала, сравая голос.
- Не подходи, гадина! Вы меня убили и я вас всех перебью! Не подходи!
Мужчина качался на верхних ступенях лестницы, он терял сознание и уже не был оласен.
Вторая пуля ударила его в пах, он пошатнулся, уцепился за перила, несколько секунд удерживался в этом положение, потом колени его подкосились, он упал на ступени и покатился вниз.
Не ощущая в себе ничего, кроме отупения, девчонка подхватила ружье, прошла через холл, взяла свою сумку и вышла на крыльцо.
Она постояла под навесом около минуты. Пелена мелкого дождя все так же висела в воздухе, за сеткой теннисных кортов молча стояли мокрые, почерневшие деревья. На грохот выстрела некому было реагировать: ближайшие дома находились отсюда метрах в трехстах, за стеной леса, а в домике охраны у ворот все окна были темны - сторожей не было.
Перехватив ружье за ствол, она прошла сквозь калитку и по асфальтовой дорожке зашла в глубь парка. Ей никто не попадался навстречу. Ей казалось, что в мире вообще больше никого не осталось - кроме неё самой и собственной боли.
Сознание и способность думать вернулись, когда она оказалась на берегу небольшой речки. Серебрянка - вспомнила она название речки. Она почувствовала, что все ещё держит в руках ружье - ствол был ещё теплый. Она сделала несколько шагов вдоль речки, размахнулась и забросила оружие на середину потока. Ружье шлепнулось в воду и, почти без брызг, - изчезло.
Она не знала, сколько прошло времени, и что происходило в этой неосознаваемой временной дыре, пока не определила, что сидит на скользкой скамье, её голова и плечи уже мокрые, а все тело трясет холодный озноб. Потом оглянулась и увидела, что оказалась на краю пруда и на противоложном берегу кто-то жег костер.
Все события сегодняшнего дня показались ей отстраненными, никакого отношения к ней не имеющие. НИЧЕГО - сегодня не произошло. Она - все так же студентка Архитектурно-строительного лицея, второй курс. И в комнате общежития её ждут подруги, а завтра надо идти на занятия. А вечером, если позовут, можно будет пойти и повеселится в теннисный клубе "Тайм-брэк", остаться там на ночь, что много лучше, чем в паршивом и скучном общежитие.
Потом она вяло подумала, что в одном из коттеджей теннисного клуба , на втором этаже лежит убитый человек. Он назвал её "Мартышкой". Он всегда так называл и её, и её подруг. "Мартышка" - с этим словом он и умер, получив пулю в яйца.. Даже не разглядел или не успел разглядеть, кто принес ему смерть.
Она ещё не знала, что с этого момента и уже до конца - так и будет видеть себя в двух образах - Мартышки и человека со своим именем, данным при рождение. Эти две женщины в одном теле буду существовать раздельно, и каждая из них будет видеть другую со стороны. У каждой будет свой характер, своя манера поведения и свои жизненные цели. Мартышка - умирает от смертоносной болезни, а та, другая, словно забывает о ней и продолжает жить, как ни в чем не бывало, все такая же веселая, открытая, красивая и беззаботная. Обе будут идти одной дорогой, но параллельными путями, никогда не пересекаясь. Сознание её раздвоилось - быть может она теперь начала существовать воспринимая действительность то правым, то левым полушарием мозга, если такое возможно с точки зрения физиолога-профессионала.
Один - готов, подумала Мартышка, - лежит с простреленной задницей. Но осталось ещё трое, которые тоже получат то, что заслужили. А её, Мартышку, - не найдут. Или найдут, но очень не скоро. Потому что, по счастью, перед визитом в медицинский центр "Знахарь", у них в лицее были часы физкультуры и она захватила с собой в сумке джинсы и кроссовки, в которых бежала кросс по парку. Пусть теперь ищут. Найдут лишь Галку Карташову, но та - "убогая деревенщина" - не при чем, и решительно не подозревает, что паспорт у неё украден.
Один поплатился, подумала она, осталось трое и не надо было выбрасывать в реку ружье. Но это не проблема.Так или иначе, ещё оставшиеся в живых трое мерзавцев расплатятся за все.
Она встала со скамьи и двинулась к выходу из парка. Уже через несколько минут из Мартышки она превратилась сама в себя и прикинула, что до утра надо было бы подготовиться к коллоквиуму по истории искусств:

Бабы нас погубят - Горохов Александр => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Бабы нас погубят автора Горохов Александр понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Бабы нас погубят своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Горохов Александр - Бабы нас погубят.
Ключевые слова страницы: Бабы нас погубят; Горохов Александр, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн