А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Такси! автора, которого зовут Дэвис Анна. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Такси! в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Дэвис Анна - Такси! без регистрации и без СМС

Размер книги Такси! в архиве равен: 225.58 KB

Такси! - Дэвис Анна => скачать бесплатно электронную книгу детективов



OCR & SpellCheck: Larisa_F
«Анна Дэвис. Такси! Роман»: Фантом Пресс; Москва; 2003
ISBN 5-86471-319-8
Аннотация
Мобильными телефонами сейчас никого не удивишь. Они везде и всюду. И у всех. У некоторых их даже по два, а то и по три. Но пять телефонов – это явный перебор. Особенно если к каждому прилагается любовник. А вместе с ним и куча проблем. Как у Кейт Чит.
По ночам она водит такси, днем изнуряет себя в тренажерном зале и решает проблемы своих любовников, с которыми познакомилась, разъезжая по ночному Лондону. Кейт стройна, красива, умна, умеет за себя постоять, но… Но она не очень счастлива. Да и откуда взяться счастью, если каждый из пяти возлюбленных требует внимания, времени и сил, да еще считает себя единственным. Впрочем, такое положение дел Кейт устраивало, пока на горизонте не нарисовался еще один кандидат для любовной и одновременно мобильной связи. Перспектива обзавестись шестым мобильником вывела Кейт из равновесия, и завертелась круговерть из ссор, примирений, почти детективных событий, признаний и разоблачений.
Анна Дэвис – редкая писательница, ибо она не заставляет свою героиню беспрерывно худеть, ныть по поводу лишних килограммов и жаловаться на отсутствие секса. «Такси!» – динамичная, забавная и одновременно щемящая история о любви, о встречах и расставаниях, о том, что даже самая телефонизированная женщина – прежде всего женщина.
Анна Дэвис
Такси!
Посвящаю моим девчонкам: Хелен Пэйн, Кэти Тэйбэкин, Кэйт Барклай, Саре Мэйбер и Даниэлле Бернаделл. А также Саймону, который совсем не девчонка.
МНОГОГРАННАЯ ЖИЗНЬ
1
Ночь – мое любимое время дня. Ночью я оживаю и пускаюсь в путь. 4.34 утра, позади остался Вестминстер, я мчусь вдоль реки; стекло опущено до упора, и холодный ветер свистит в лицо. Пальцы выбивают дробь по рулю, – может, это какой-то мотивчик, а может, ритм моего сердца. В машине двое типов, один то и дело перехватывает в зеркале мой взгляд и подмигивает. Это бесит. В следующий раз ощерюсь на него. А второй тип спит. Лысая голова запрокинута, рот разинут – будто лунка на поле для гольфа. По шее стекает слюна. Как мило.
– Вы всегда ездите ночью?
Это Моргун. Еще бы – вряд ли его приятель ожил.
– Ага.
– Не опасно? Все-таки девушка, одна… Проблемы бывают?
И снова подмигнул. В зеркало я больше не смотрела – очень надо поощрять его, – но догадалась по голосу.
– Ничего особенного, справляюсь. Моргун заткнулся – понял намек – и отвалился на спинку сиденья.
На какое-то время я осталась наедине с дорожными огнями, но вскоре Моргун опять подал голос:
– Личной жизни это, наверное, не на пользу. За кого он меня держит, за маникюршу? Уж не надеется ли, что я спрошу его о планах на отпуск? Его бы это порадовало.
– А вы замужем или как?
– Или как.
– А я был женат. – Моргун придвинулся поближе к разделяющему нас экрану. Понятно, собирается превратить мою машину в исповедальню. Что ж, бывает. Это одна из опасностей, которые подстерегают женщин-таксистов. – Нос у нее был великоват, лицо такое, лошадиное немного. Но ей это шло. Широкие кости.
Я вежливо промычала что-то нечленораздельное. Убоище на заднем сиденье громко храпело, и я забеспокоилась, не проглотит ли храпун собственный язык.
– Бросила меня три года назад. На Рождество. Мы собирались на Гавайи, но как-то я вернулся с работы, а ее нет… – Ну вот, теперь его не заткнешь. Плотину прорвало. – Она узнала о моей подружке.
Прочти десять раз «Аве» и двадцать – «Отче наш».
– И вы отправились на Гавайи с подружкой?
– Она меня тоже бросила. Узнала о жене.
– Поделом.
Тоже мне герой-любовник…
– Билеты я отдал соседям. Они замечательно провели время.
Мы свернули с Кингз-роуд налево и теперь ехали вдоль расцвеченных рекламой магазинчиков.
– Приятель, вам до конца?
– Да, пожалуйста. Дорога там довольно пустынная… Я скажу, где лучше притормозить.
Никогда не могла понять, почему люди, которым по карману Челси-Харбор, действительно там живут. Это местечко заселено от силы наполовину. Надо быть совершенно сдвинутым на воде, чтобы забраться в это безлюдье, – и то лишь при наличии собственной яхты и намерении в один прекрасный день сорваться во Флориду.
Моргун указал место в нескольких ярдах от пристани; там была припаркована целая вереница БМВ и «лотосов». Я остановилась; счетчик натикал 15 фунтов 45 центов. Моргун явно собирался обвинить меня в том, что я ехала кружным путем (чего я, разумеется, не делала), но передумал. Я слышала, как он пробормотал: «А, ладно». Потом наклонился к Убоищу и слегка потряс его:
– Генри! Генри, проснись!
Так зовут моего отца. Генри не отвечал. Моргун вытащил из бумажника двадцатку и попытался вложить ее в вялую руку товарища.
– Генри! – позвал он уже громче. – Шеф, здесь двадцать фунтов. Я выхожу.
– Еще чего! – Я заблокировала дверь в тот самый миг, когда Моргун пытался ее открыть. – Он в моей машине не останется. Забирайте его с собой.
– Да ладно тебе, красавица. – На его лице появилось умоляющее выражение. Моргуну явно не хотелось, чтобы Генри переворачивал вверх дном его прекрасное жилище на воде. – Он живет в Кристал-Пэлас. Послушайте, а если я заплачу тридцать фунтов? Пойдет? С ним не будет никаких хлопот.
Я и на это не купилась.
– Он отсюда вытряхивается. Я люблю, чтобы мои пассажиры были в сознании.
Моргун неуверенно засмеялся и замигал еще чаще.
– Да он в сознании. Просто задремал.
– Ну так разбудите его.
– Генри! – Моргун тряхнул его куда энергичней и буквально проревел ему в ухо: – Генри, старый ты алкаш!
Наконец голова Генри дернулась и рот схлопнулся, будто подъемный мост. Веки приподнялись, явив миру налитые кровью белки и расширенные зрачки. Его лицо стремительно наливалось мертвенной бледностью. Я поняла, что сейчас произойдет, но предпринять уже ничего не могла. Подбородок Генри выпростался из складок шеи, челюсть снова отвалилась, и под аккомпанемент то ли стона, то ли отрыжки поток омерзительной розовой блевотины выплеснулся на пол, на сиденье, ударился об экран (который я от души благословила) и окатил Моргуна.
– А-а, мать твою! – заорал тот. И это был финальный аккорд.
Генри с умиротворенным вздохом откинулся обратно и заснул.
Золотое правило номер один: всегда будь начеку, не вылезай из машины. Но вонь стояла такая, что мы пулей вылетели наружу. Моргун потрясенно уставился на меня, явно пораженный, что я оказалась выше его на полголовы. Он потер ладонями лицо и негромко выругался. Костюм его был весь в блевотине.
– Ну? – спросила я.
– Правда, извините… – Он полез в карман куртки за бумажником. – Я понятия не имел, что Генри так набрался. У него сейчас тяжелая полоса. Жена ушла к другому, недавно пригнала грузовик и обчистила всю квартиру. Забрала все ценное… Так сколько вы хотите?
Мой гнев уже утих. Ситуация была настолько душераздирающей, что на ругань у меня не было сил.
– Еще двадцатку – и хватит. И уберите этого урода из моей машины.
Моргун протянул мне деньги. Подбоченившись, я наблюдала, как он, сделав глубокий вдох, распахивает дверцу. Генри тут же наполовину вывалился наружу, едва не сбив спасителя с ног. Моргун был явно не в форме. Он подхватил приятеля под мышки и попытался приподнять. Генри даже не шелохнулся. Моргун дернул что есть сил, рывок увенчался успехом, но колени Моргуна подогнулись, он оступился и опрокинулся навзничь; мирно посапывающий Генри распростерся на нем.
– Скотина!
Надо убираться отсюда. Немедленно.
– Помогите, – простонал Моргун, барахтаясь под Генри. Тут он заметил выражение моего лица. – Пожалуйста! Пожалуйста!
По-хорошему следовало молча перешагнуть через них, сесть в машину и укатить прочь. Возле отеля «Конрад» есть шланг – специально для таких случаев. Слетаю туда, выволоку все из кабины и отдраю. На все про все уйдет около часа.
Но… этот запах.
Моргун поднялся на ноги и теперь пытался отряхнуть грязь с одежды. Генри так и валялся на дороге.
– Как вас зовут?
– Кэтрин.
– Что ж, Катрин, я должен втащить своего друга в дом, и одному мне не управиться.
Я старательно избегала его взгляда.
– Знаете, это не входит в мои обязанности. Усекли?
– Я заплачу еще двадцать фунтов, если вы мне поможете.
На хрен мне такое счастье… Но Моргун казался уж больно жалким.
– Сорок – и поладим.
– Хорошо, Катрин. Сорок так сорок. Хотя это, конечно, грабеж средь бела дня.
– Меня зовут Кэтрин.
Я нырнула в насквозь провонявшее такси, вытащила из-под сиденья кожаную сумку с деньгами и пристегнула ее к поясу.
Я перебросила через плечо правую руку Генри, а Моргун – левую. Для устойчивости я обхватила этого урода поперек спины – сказать «за талию» язык не поворачивается. Ну и пузырь, весит не меньше тонны. Мы волокли его по дорожке к выпендрежному многоквартирному дому. Итальянские кожаные ботинки Генри скребли по бетону, голова свесилась на грудь. Я молилась, чтобы он не блеванул снова. Испачканный пиджак мы с него сняли (моя идея), но вонь все равно стояла до небес. Моргун кряхтел, пыхтел и обливался потом. Да, парень точно не в форме.
Наконец мы добрались до двойных стеклянных дверей.
– Сейчас охранник подойдет, он поможет, – выдохнул Моргун.
Рано радовался. В отделанном белым мрамором вестибюле не было и следа охранника. Увидел, должно быть, как мы ковыляем по дорожке, и убрался подальше. Я его не осуждала. Мы поболтались там еще пару минут, – точнее, это Генри болтался между нами, а мы так и держали его на весу. Беглый охранник не появлялся, и я решила, что пора нам пошевеливаться самим. Моргун совсем взмок, и я опасалась, что он вот-вот уронит Генри.
Балансируя на левой ноге, правой я с силой пнула дверь. Пришлось подпереть ее плечом, чтобы не захлопнулась. Моргун от моих маневров едва не упал.
– Ну и мускулы у вас, Катерина. – В его голосе прозвучало искреннее уважение.
– Ага, слежу за собой. И вам бы не мешало. Тот еще хлюпик. А о Генри и говорить нечего…
– Куда теперь? – спросила я, когда мы миновали стойку консьержа.
Ботинки Генри оставляли мокрый след на мраморном полу. Будто мы тащили гигантскую серую улитку. И запах стоял соответствующий.
– Седьмой этаж.
– Вы что, шутите?
– Не волнуйтесь, здесь лифт. – Моргун кивнул на металлическую дверь, наполовину скрытую колонной, наполовину – могучим искусственным растением.
То, как мы запихивали Генри в кабинку, напоминало сцену из «Лорел и Харди» – где они волокут по ступенькам пианино. Наша возня перемежалась проклятиями, ноги Генри умудрились остаться снаружи, и их прищемило дверью. Я велела Моргуну втащить ноги в лифт, а сама вцепилась в мерзкую тушу, потом подсказала, чтобы нажал кнопку седьмого этажа. Интересно, он способен хоть до чего-нибудь допереть собственным умом?
Когда лифт двинулся вверх, Моргун опять принялся восхищаться моей физической подготовкой:
– Вы самая спортивная женщина, какую я видел!
– Немногих же вы видели.
Фатально и закономерно: лифт завис между четвертым и пятым этажами. Я молилась уже по-настоящему: мысль, что можно застрять в этой вони с двумя кретинами, была невыносима. Моргун, бормоча что-то вполголоса, дважды ткнул в кнопку «7». И тут словно ниоткуда прозвучал голос:
– Дженис… пожалуйста… Забери меня домой, Дженис… Забери, любимая…
Наша улитка вышла из спячки! Сработало не хуже «Абракадабры» или «Сезам, откройся!»: лифт снова пополз вверх, и мы очутились на седьмом этаже.
– Дженис – это его жена, – пояснил Моргун и добавил: – Сука.
Дверь отворилась, и дюйм за дюймом, шаг за шагом мы выпихнулись в коридор. На полу синий ковер, потолок и стены выкрашены в тот же цвет. Откуда-то доносилась тихая музыка. На белых дверях красовались медные таблички с номерами. Меня всегда пробирает дрожь от этой странноватой, зажиточной безликости. Начинает казаться, будто все помещения здесь одинаковые и я никогда не смогу выбраться из здания – буду метаться в лифте вверх-вниз, снова и снова оказываясь в одном и том же коридоре. Лабиринт ничем не отличающихся этажей и переплетающихся переходов – и я бегу, бегу и кричу…
Наверное, это одна из форм клаустрофобии. Она у меня всю жизнь, я называю ее лабиринтофобией. Никогда бы не смогла работать в конторе. Продержаться в средней школе с ее классами-близнецами и кривыми темными лестницами – и то было непросто. Я сторонюсь крупных универсамов и станций метро. Больницы не переношу на дух, а тюрьмы… Будем надеяться, что я там не побываю.
Возле одной из белых дверей мы остановились. Мне пришлось держать Генри, пока Моргун шарил по карманам в поисках ключей. Через минуту я вся взмокла, лабиринтофобия приближалась к стадии паники.
– Быстрее, – проговорила я с перекошенным лицом.
Моргун наконец отыскал ключи и отпер дверь.
Пока он нащупывал выключатель, я в одиночку втащила Генри в комнату и сгрузила его на кровать королевских размеров.
– Не сюда, – начал было Моргун, но перехватил мой взгляд и смиренно пожал плечами: – А впрочем, ничего со мной не случится, если переночую в другой комнате.
Он расшнуровал ботинки Генри и сбросил их на пол, а потом прокричал приятелю в ухо:
– Заблюешь плед – урою на хрен!
Я прошла в гостиную. Не слабо: большое панорамное окно выходит на гавань, за стеклянной дверью – балкон с дачной мебелью и парой лавровых деревьев. Красивый кремовый ковер, диван-«честерфилд» и кресло, обитое красновато-коричневым бархатом. Шкафы из стекла и стали. Да, наш Моргунишка явно не из бедных.
До меня донесся звук расстегиваемой молнии, затем что-то мягко упало на пол. Черт, это раздевался Моргун.
– Что-нибудь выпьете? – крикнул он из спальни. – Чего ни пожелаете – у меня все найдется.
Сомневаюсь, дружок.
– Не могу. Я за рулем.
– Всего одну! – настаивал он. – Вы заслужили.
Я молча направилась к входной двери, но за спиной раздались шаги. Шаги босых ног.
– Катерина?
– Кэтрин .
– Но вы слишком экзотичны для такого заурядного имени. Черные волосы, большие глаза… Вы испанка или итальянка, верно?
Раздраженная, до предела измотанная, я развернулась, приготовившись узреть Моргуна не в самом презентабельном виде и надеясь, что до драки дело не дойдет. Но он оказался в мешковатой футболке и поношенных джинсах.
– Слушай, Моргун, уже четверть шестого, а у меня полная тачка блевотины. Мне лучше отчаливать.
– Крэйг. – Он протянул руку: – Крэйг Саммер.
Потом порылся в бумажнике и вручил мне обещанные сорок фунтов.
– Вы точно не хотите выпить? Надо же чем-то заняться, пока я буду мыть вашу машину. – Моргун сел и стал натягивать старые кроссовки.
– Вы… что будете делать?
Моргун поднялся и открыл бар.
– Держу пари, вы предпочитаете скотч. А у меня есть бутылка очень хорошего «Лафроэйг».
– Вы собираетесь вымыть мою машину?
– Разумеется. Если бы Генри на что-то годился, я бы заставил его, но сейчас придется в одиночку.
– В этом нет ни…
– Я настаиваю. Со льдом?
– Нет, спасибо, лучше чистое.
Я села на диван, и Моргун протянул мне стакан виски. Очень хороший солод – я поняла по запаху еще до того, как поднесла стакан к губам. Пока Моргун громыхал чем-то на кухне, я старательно пересматривала свое мнение о нем. Его поступок был если не рыцарским, то по крайней мере джентльменским. А я люблю джентльменов – большая нынче редкость.
Моргун появился с парой ведер, шваброй и ворохом старого тряпья. Попросил ключи от машины, и, поколебавшись, я отдала. В конце концов, он же оставляет меня без присмотра в своей квартире.
– Горячую воду можно взять в туалете внизу, пояснил он. – Управлюсь в два счета. – И потопал прочь со своими ведрами.
Прошло пятнадцать минут; я так и сидела одна в квартире Моргуна. Одна – если, конечно, не считать Генри. Но от него было мало веселья – только храп, странные стенания и время от времени «Почему, Дженис, почему?».
Я слонялась по комнате, разглядывая застекленные книжные полки: сплошные детективы. Моргун оказался любителем Чандлера, Эллроя, Патрисии Корнуэлл, Йена Рэнкина и даже Агаты Кристи. Потом заметила безделушку, которую называют «любометром», – две колбы, соединенные изогнутой стеклянной трубкой. Берешься за нижнюю колбу, и красная жидкость внутри поднимается все выше, а иногда даже начинает отчаянно бурлить. Если совсем разбулькается – значит, человек страстно влюблен. Когда я была маленькой, у нас тоже стояла такая штуковина. Я ее расколотила и получила нагоняй от отца.
Еще я нашла открытку с пожеланием удачи. Внутри было написано от руки: «Не то чтобы ты в этом нуждался. Покажи им, ублюдкам, чего ты стоишь. С любовью, Марианна». Подружка Моргуна? А может, жена, которая его бросила. В квартире не наблюдалось никаких признаков женского присутствия. Здесь вообще было мало личных вещей или безделушек, только старенький радиоприемник «Филипс» стоял за стеклом в одном из шкафов. Украшение из него получилось довольно странное: это был не один из тех ярких приемников в стиле пятидесятых, которые сейчас в моде, а обшарпанный и поцарапанный черный ящик с обломанными ручками.
Мне наскучило пастись по комнате, и я плюхнулась на кушетку. Мысли упрямо возвращались к Ричарду, и чувство неловкости и вины навалилось с новой силой. Я совсем не хотела закатывать ему сцену – просто настроение вчера было дурное, да и не выспалась. Дотти мне нравится – чудесный ребенок, но в последние дни нам с Ричардом никак не удавалось побыть наедине, и мои слова прозвучали так, будто я ненавижу детей. «Мы с Дотти у тебя в одном флаконе – порознь ты нас видеть не можешь». Раз такое услышишь – больше не захочется.
Я посмотрела на часы: почти полшестого. Дотти уже проснулась и подняла Ричарда. Можно позвонить…
Я залезла во внутренний карман куртки – зеленый мобильник был на месте. Нажала на кнопку, чтобы набрать номер Ричарда.
– Алло. – Голос у Ричарда был сонный.
– Привет. Не разбудила?
– Нет. Я уже полчаса на ногах. Черт, он меня ненавидит.
– Ричард, мне очень жаль, что вчера так вышло.
– Да, Китти, я знаю. – Он все еще кипел. – Мне нравится проводить время с Дотти, она чудесная девочка, поверь.
– Послушай, все в порядке. Наверное, это я сделал из мухи слона. – Еще хуже. Он был зол, но старался это скрыть, чтобы мы спокойно смогли во всем разобраться. У него бывают такие приступы онанизма.
– Ричард, я скоро заканчиваю. Ты как, если я подъеду?
– Китти, сколько раз тебе объяснять – не появляйся с самого утра. Дотти разволнуется и откажется идти в садик.
Ричард специально искал отговорки. Больше всего на свете я хотела приехать сейчас в Крауч-Энд, свернуться калачиком рядом с ним в постели или потягивать кофе на кухне, где повсюду развешаны рисунки Дотти. Но упрашивать его не стану.
– А если я подъеду после того, как ты отведешь ее в сад?
Ричард вздохнул. Я представила себе, как он прикрывает глаза и устало трет лоб рукой – заботливый отец-одиночка, борющийся с тупым непониманием окружающего мира.
– Мне нужно работать. Я не могу бросить все и ни с того ни с сего взять выходной. Кто-кто, а ты должна это понимать.
– Ричард, пожалуйста. Я правда очень хочу тебя видеть. – Черт, само вырвалось.
– Нет, Китти. Если ты и дальше намерена со мной встречаться, тебе надо как следует подумать над тем, что я сказал на прошлой неделе.
А, так вот за что меня наказывают. Вчерашний день здесь совсем ни при чем. Все из-за его проповеди недельной давности! Удивительно – мне сразу расхотелось к нему ехать.
– Извини, Ричард. Я знаю, что ты не любишь брать отгулы. Отправлюсь-ка домой и вздремну. Пересечемся в пятницу?
– Само собой.
– Пока. – Я отсоединилась.
Моргуна не было уже целую вечность. Моя машина, наверное, блестит и переливается. Ричард меня завел, и теперь я не находила себе места. Куда поехать? Домой? Там пусто и гнусно. И кому можно нанести визит в такой час? Эми? Нет, не лучшая мысль. Эми с утра пораньше – спасибо, я пас. Это слишком круто.
Я опять полезла в карман. Кроме зеленого мобильника там был только красный. Джонни. Не уверена, что и это хорошая идея… Но я ему позвонила.
Ждала я долго и уже готова была сдаться, когда послышался щелчок и в ухо загудел сигнал отбоя. Ублюдок, снял трубку и бросил. Я перезвонила. Теперь было занято. Вряд ли стоило этому удивляться. Я живо представила себе картину: Джонни валяется на своей замызганной кушетке или даже на полу, полностью одетый, в отрубе, и от него разит перегаром. Вокруг обрывки оберточной бумаги, пустые банки из-под пива и переполненные пепельницы. Гудит никому не нужный телевизор. Оставят его в покое? Телефон для него сейчас вроде назойливого насекомого, которое нужно прихлопнуть. Ну и пошел он. Пусть себе валяется и гниет сколько влезет.
То ли доброе виски так подействовало, то ли еще что, только я так и задремала с красным мобильником в руке. Во сне угоняли мою машину, и меня буквально подбросило на месте. Просыпаться в незнакомой квартире всегда неприятно, и несколько мгновений ушло на то, чтобы вспомнить, где я нахожусь. Над Челси-Харбор занималось утро, галдели чайки, богатеи вылезали на балконы, а на кухнях у них булькали кофейники. Который час? Сколько времени прошло и что за чертовщина здесь творится?

Такси! - Дэвис Анна => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Такси! автора Дэвис Анна понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Такси! своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Дэвис Анна - Такси!.
Ключевые слова страницы: Такси!; Дэвис Анна, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн