А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Беспредел автора, которого зовут Поволяев Валерий. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Беспредел в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Поволяев Валерий - Беспредел без регистрации и без СМС

Размер книги Беспредел в архиве равен: 167.97 KB

Беспредел - Поволяев Валерий => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Поволяев Валерий
Беспредел
Валерий Поволяев
Беспредел
(Современные криминальные истории)
Жить стало страшно
Потомок Тамерлана
Самолет наш шел на север, из Москвы в Воркуту, с промежуточной посадкой в Сыктывкаре, рейс осуществлял не Аэрофлот - привычный, родной, расхристанный, о котором раньше говорили с грустной улыбкой: "Где начинается Аэрофлот, там кончается порядок", а "Трансаэро" - вежливая новая компания с симпатичными стюардессами и предупредительным экипажем. М-да, в "Трансаэро" вряд ли увидишь древнюю бабулю-стюардессу с кривыми волосатыми ногами и лицом Бабы Яги, страдающую несварением желудка, - в "Трансаэро" девочки на подбор. И на них тут же сделали стойку "быки" - племенные представители "новых русских", необъятных размеров молодые люди в красных пиджаках, в шелковых рубашках, при ярких галстуках, с налитыми кровью коровьими шеями, не считающие за деньги пачку долларов, перетянутую для удобства резинкой.
Глядя на них, никогда не подумаешь, что Воркута голодает, из-под земли вылезают синюшные доходяги-шахтеры, по нескольку месяцев не получающие зарплаты, что забастовки не прекращаются ни на минуту, перерастая одна в другую. В самолете летели люди, по чьим сытым лицам было видно, что чем хуже вокруг - тем им лучше. Воркутинцы, кстати, заметно отличаются от сыктывкарцев - тоже, кстати бизнесменов, - пассажиры, следовавшие до Сыктывкара, были более скромными, хотя и среди них были "крутые", имеющие солидные инвалютные счета в банках. Просто мозгов, видать, у них было побольше да сознания того, что богатый человек не должен демонстративно, привлекая к себе внимание окружающих, ковырять хрустящей стодолларовой купюрой в зубах, как это делали воркутинцы... И в туалет с долларовыми банкнотами не ходили - пипифакс, туалетная бумага, которая там имелась, не того, дескать, качества, что доллары.
На чем эти воркутинские богатеи разжирели? На шахтерской нужде? Захотелось узнать их поближе: чем живут, чем они дышат, что в городе их происходит? И все ли так гладко в жизни этих "быков" и тех, кто к ним стремится?
От Сыктывкара до Воркуты лететь примерно столько же, сколько от Москвы до Сыктывкара. И все на север, на север...
А чем севернее, тем, говорят, и законы жизненные жестче, и люди неприветливее, лишней копейкой вряд ли когда поделятся - не в пример показушникам-"быкам". Хотя я о Севере знаю другое - и сам там бывал не раз, и по происхождению я человек северный.
О том, что там происходит, судите сами.
Жили в Воркуте молодые люди, которые очень хотели стать богатыми такими, как самолетные "быки", летающие в столицу попить холодного фирменного пивка в валютном баре. Руководил ими человек жесткий, восточный, из тех, кто муху мимо себе не пропустит - заметит, просчитает и ее полет, и то, куда она сядет, - Кадыр Липатов.
Под началом у Липатова находились двое - Виталий Сазыкин и Олег Орлов - оба неработающие, с образованием не ахти каким - окончили по восемь классов, но с жизненными планами, превосходящими этот образовательный уровень. Липатов держал их в железной узде и говорил совершенно откровенно:
- Что скажу этим скотам - то и сделают.
Вообще характер Липатова был кремень, недаром он считал себя потомком Тамерлана. Говорят, он доставал своим подопечным наркотики, хотя сам не баловался, тем и держал их, но это только говорят, в следственном деле документов я не видел. Видел другое: там черным по белому было написано, что Сазыкин, например, наркоман.
Троица эта желала денег, много денег и мечтала взять какой-нибудь банк со всеми его сейфами и несгораемыми шкафами. Но чтобы охраны там было сгорбленный сивый дедок с трухлявой дубинкой и больше никого и ничего, но такие банки что-то ни в Воркуте, ни в Сыктывкаре, ни тем более в Москве не встречались, поэтому надо было искать другое. И Кадыр Липатов искал. И нашел в одной воркутинской семье...
Семья эта была очень уважаемая в городе. Глава ее Виктор Шубин работал начальником участка на шахте. Это был добродушный и крепкий человек, много лет отдавший угольной Воркуте и собиравшийся теперь распрощаться с Севером - продать имущество и двигаться на юг, в Ростов, к родичам, в их благословенные края, - он этим уже и занимался.
Липатов был знаком с сыном Виктора Шубина - Сергеем: жили-то на одной улице. Собственно, в Воркуте вообще все знают друг друга - город не очень большой, все на виду. Поэтому не будет ничего удивительного в том, если в квартире Шубиных вдруг раздастся звонок в дверь, Сергей спросит: "Кто?", а Липатов ответит: "Это я, Кадыр", - и Сергей Шубин откроет дверь. На этом Кадыр Липатов и строил свой расчет.
Кадыр знал: Шубин, заслуженный шахтер, получил новую машину, но брать ее не стал, продал талон на право приобретения и перевел деньги в доллары на новом месте "зелень" была нужна для обустройства; знал и второе: сын Шубина, Сергей, собирался жениться, а любая свадьба ныне, даже самая плохонькая, требует больших денег, значит, и на это отложены доллары...
Если же Сергей что-то заподозрит и не откроет дверь, Кадыр воспользуется запасным вариантом. У Кадыра имелась милицейская форма, и это упрощало задачу: милицейской форме в России привыкли верить. Он позвонит в дверь, с ним будут двое понятых - их роль сыграют Сазыкин и Орлов - все чин чином, комар носа не подточит. Серега Шубин его в форменной одежде не узнает. Да, это настоящий волшебный ключик - милицейская форма.
Кстати, потом, когда раскручивали это дело, следователи разрабатывали и так называемый краснодарский вариант: там ряд преступлений был совершен именно по этому сценарию - к жертве приходил сотрудник милиции, а с ним двое понятых - якобы для обыска, дальше все было делом техники.
Но это - вариант номер два, а вариант номер один - обычный, бытовой: "Сережа, открой дверь на минутку. Это я, Кадыр!".
Мартовским днем, когда в Воркуте началась сильная пурга, Липатов взял с собой нож, веревку, пластилин и замазку, Сазыкин, в изрядном поддатии после стакана спирта, - топор, Орлов же ничего брать не стал, заявив, что у него кулак посильнее любого топора, и где-то около тринадцати ноль-ноль собрались в Воргашоре - воркутинском районе, где располагалась улица Энтузиастов. Здесь, в доме номер двадцать, жили Шубины.
Пурга усиливалась, в ней все смешалось, дома, кажется, опрокидывались навзничь, снег мертво забивал ноздри, глаза, уши, сделалось трудно дышать, в пяти шагах ничего не разглядеть - и если бы они были не в городе, а в тундре, то запросто бы потеряли друг друга. И, случается, люди теряются. Теряются навсегда. Очень часто бывает, что не хватает им каких-то пяти шагов для спасения: пяти шагов не доходят до цели, до теплого помещения, до заветной двери в дом и остаются лежать в снегу.
Поэтому налетчики на всякий случай держались кучно, подстраховывали друг друга.
Поднялись на третий этаж, на площадке отдышались. Липатов внимательно осмотрел своих спутников:
- Ну что, готовы?
- Г-готовы, - едва удерживая в себе выскакивающее наружу сердце и пьяно дыша, проговорил Сазыкин.
Липатов жестко глянул на него:
- А тебе пить надо прекращать. А это самое - особенно, - он выразительно помял пальцами воздух, - что травкой называется.
Полупьяный Сазыкин, несмотря на оскорбительный тон Кадыра, поедал его преданными глазами.
- Тогда - вперед! - Липатов позвонил в дверь.
Вначале за дверью было тихо, только слышался вой свирепого ветра за стенами дома, потом донеслась тихая возня и наконец раздался голос Сергея Шубина:
- Кто это?
"Дед Пихто!" - хотел было весело выкрикнуть Кадыр, - и тогда бы весь их поход свелся к невинной шутке, но Кадыр жестко сцепил зубы, подумал презрительно: "Женишок! Счас мы тряхнем твою кубышку", вслух же произнес медовым голосом:
- Это я, Сереж... Кадыр!
Сергей Шубин открыл дверь и тут же, получив удар кулаком в лицо, со стоном отлетел в середину прихожей. На грохот выскочила его семнадцатилетняя сестра Вика. Липатов ткнул пальцем в Сергея:
- Связать!
Прежде чем связать Сергея, Орлов порезвился - нанес ему несколько ударов кулаком в лицо, основательно "разукрасил", потом Сергею скрутили веревкой ноги и руки, перетянули полотенцем. То же самое сделали и с Викой.
- Деньги! - потребовал Кадыр. - Мани, мани! Показывайте, где прячете, или изрежем в лапшу! - Он выдернул из-за пояса нож и сделал несколько выразительных движений.
А уж в том, что за двадцать лет работы на Севере Шубины сколотили состояние, Кадыр не сомневался. Подойдя к Сергею, он глянул ему в глаза, с силой ударил кулаком по лицу.
- Деньги! - Снова ударил. - Где деньги? - Потом саданул наотмашь. Говори, где деньги?
Минут через двадцать Сергей указал место, где были спрятаны деньги, отложенные на свадьбу, - в углу большой комнаты, под паласом - что-то около тысячи долларов.
Первый "трофей" поднял настроение, и Липатов, Сазыкин и Орлов начали усиленно избивать Сергея Шубина, приговаривая:
- Деньги! Говори, где остальные деньги!
Но Сергей сказать больше ничего не мог - он не знал. Тогда Липатов начал сантиметр за сантиметром обшаривать квартиру. Денег он не нашел, зато нашел, как сказано в следственных документах, "в шкафчике серванта золотые украшения Шубиной Вики и ее родителей: перстень-печатку, золото в ломе, 5 золотых коронок для зубов, кулон без камня, камень-вставку, цепочку золотую, кольцо обручальное, крестик золотой". Кадыр, одобрительно хмыкнув, сгреб все себе в карман.
Тем временем хозяйка квартиры Наталья Серапионовна Шубина уже несколько раз звонила в дверь квартиры - дети не открывали. Наталья Серапионовна слышала громкие звуки магнитофона и удивлялась: что же там такое происходит? Начала звонить по телефону от соседей.
Сергей Шубин после четвертого звонка с трудом разлепил разбитые губы:
- Это мать!
Липатов махнул ножом перед носом Сергея, подволок телефон:
- Вели матери идти домой! Иначе... - Он сделал красноречивое движение.
Через несколько минут дюжие руки волоком втащили Наталью Серапионовну в дверь собственной квартиры и, связав, бросили на диван.
- Деньги! - потребовал Липатов. - Где деньги? Доллары, доллары, доллары!
Шубина молчала.
- Ах так! Сейчас ты пожалеешь об этом!
Сазыкин накинул ей на шею электрический шнур и с силой сдавил. Липатов одобрительно кивнул: правильно действуешь, друг Сазыкин!
Шубина захрипела. Сазыкин ослабил удавку. Потом снова натянул. И так несколько раз. Шубина потеряла сознание. Придя в себя, прошептала:
- Не знаю я, где деньги... Отец знает... Только он.
Стали ждать хозяина. Ждали все. Налетчики - с одной целью, пострадавшие - с другой, с отчаянной надежной, что придет отец - сильный, здоровый, добродушный - и избавит их от этих нехристей. Была уже ночь, что-то около одиннадцати часов.
А Виктор Шубин в это время шел домой вместе со своим приятелем, тезкой, с которым иногда позволял себе выпить кружку пива с "прицепом" ста пятьюдесятью граммами водки, и уговаривал его:
- Вить, ну давай заглянем ко мне! Минут на пятнадцать, не больше... На кухне опрокинем по стопочке, выпьем по стакану чая и ты пойдешь дальше, а? - Очень уж старшему Шубину не хотелось расставаться с приятелем. Он словно бы что-то чувствовал. - А, Вить?
Тезка Шубина - здоровенный мужик, руки, как экскаваторные ковши, отказывался:
- Не могу, старик, понимаешь, никак не могу. Жена дома больная лежит, загрипповала что-то. Никак не могу. Извини!
- Ну подождет жена пятнадцать минут, Вить, не скапустится. Давай заглянем ко мне!
- Поздно уже! Твои спят, наверное... Чего их тревожить?
- Эх-эх, жаль, что ты не хочешь зайти! - Шубин с досадой рубанул рукою воздух. - Очень жаль.
Пурга уже стихла, свежие снеговые заструги были по-рождественскому белы и нарядны. Если бы шубинский тезка решил заскочить к приятелю хотя бы на пять минут, все могло бы сложиться по-иному. Но они хлопнули рукою о руку и договорились свидеться завтра. Шубин домой пошел один и в двадцать три ноль-ноль стоял уже у своей двери, пытаясь в скудном полумраке лестничной площадки нащупать ключом замочную скважину.
Налетчики, ожидая его, затаились. Едва Шубин вошел в прихожую, как все трое набросились на него. Шубин растерялся, не смог оказать сопротивление, и налетчики довольно быстро свалили его на пол. Кулаками разбили лицо Липатов приволок из комнаты ружье - шубинское же, двустволку, спрятанную под ковром, ткнул в губы и взвел курки:
- Говори, где спрятаны деньги!
- В книге... На полке в серванте...
Но то, что лежало между страницами книги, было ерундой, мелочью. Липатов все понял - денег у Шубина в квартире больше не было - и сожалеюще покачал головой.
- Ну ты и сволота, Шубин. Ладно, теперь больше ни о чем не жалей! - Он сел на старшего Шубина верхом, чтобы тот не дергался, Сазыкин накинул на шею несчастного кусок электрического шнура и с силой сдавил.
Шубин захрипел.
- Дави, мать твою! - заорал Кадыр. - Все! Кончаем! Больше денег у него нет. Дави сильнее!
Кадыр действительно чувствовал себя в этот миг потомком Тамерлана, человеком, способным отнять жизнь, этаким северным властелином.
Минуты через три с Шубиным было покончено. Кряхтя, Липатов и Сазыкин отволокли тяжелое тело в ванную комнату.
- Теперь кого? - спросил Сазыкин.
- Бабу! Старшую Шубину, - приказал Кадыр. Взял подушку, набросил ее на лицо Шубиной, чтобы не кричала, а Сазыкин снова взялся за концы удавки: действовали, в общем, по схеме, уже отработанной. Единственное, Орлов слабаком оказался: его замутило и он ушел.
Трупы складывали в ванной.
Когда подошла очередь Вики, Сазыкин взмолился:
- Кадыр, давай не будем убивать ее, а? А, Кадыр! Жалко!
- Ты с ума сошел! - выкрикнул Кадыр ему в лицо. - Она же всех нас заложит! Ты это понимаешь? Своим черепком! - Он постучал себя кулаком по темени. - Не бестолковку надо иметь, а голову. Го-ло-ву!
- Не могу, - простонал Сазыкин, сел в кресло. - Мне жалко ее.
Вот, еще один слабак обозначился! Тьфу!
- Влюбился? Красивая?
- Красивая, - подтвердил Сазыкин. - Действуй ты! - Он театрально закрыл глаза.
Кадыр Липатов убил Вику. Собственно, сделать это было не трудно: Вика лежала, связанная по рукам и ногам, в кровати и тихо стонала. Кадыр накинул ей на шею удавку, сдавил один раз, другой - и Вики не стало. Оттащил ее тело в ванную комнату.
Все-таки сказывалось в Кадыре Липатове азиатское начало - недаром он звал себя потомком Тамерлана. Он был жесток, как Тамерлан. Вдруг он подумал: а что, если кто-то еще жив? Тогда все, тогда будет хана!
Он взял на кухне нож - острый, большой, которым резали оленину, и каждому их тех, кто лежал в ванной, перерезал горло. До самого основания до позвонковых костей. А потом еще нанес по два удара в грудь для верности.
- Так будет наверняка, - сказал он Сазыкину, - чтобы спали мы с тобой спокойно.
Дверь ванной комнаты Кадыр закрыл и залепил по всему периметру пластилином и замазкой - все щели, вентиляционное отверстие замазал алебастром. В Воркуте, как в любом северном городе, отопление работало по максимуму, к батареям невозможно было прикоснуться - в такой жаре тела быстро начнут разлагаться и их найдут, а это никак не входило в планы Кадыра.
Добыча, которую он взял в опустевшей квартире, была не самой великой: телевизоры "шарп" и "филипс", магнитофон и пылесос "филипс", утюг французский "мулинекс", кожаное пальто, две шапки из норки и из ондатры, лисий воротник, ружье, остальное по мелочи: ножи, вилки, шерстяной свитер, мужские зимние ботинки да золотые изделия, которые Кадыр еще раньше сунул себе в карман. Вот и вся добыча.
Вещи они перетащили в квартиру Кадыра и заперли в одной из комнат - в материнской "зале". Точнее, в спальне, которую она звала "зала". Мать Кадыра находилась в отъезде.
На следующий день в Воркуте снова разыгралась пурга, Виктор Шубин на работе не появился, и его, если честно, особо не искали, но дня через четыре, когда трупы уже основательно разложились и запах нашел себе выход, квартира была вскрыта. Сотрудникам прокуратуры и милиции предстала страшная картина. Говорят, они работали в противогазах - в доме невозможно было находиться.
После следственных экспериментов и экспертизы тела Шубиных были запаяны в цинковые гробы и отправлены в Ростов, к родственникам - туда, куда Наталья, Виктор, Вика и Сережа Шубины хотели уехать живыми, а прибыли мертвыми. Там их и похоронили.
Стали искать убийц. На Липатова подозрение поначалу не падало, держался он со всеми дружелюбно, вежливо, ровно, старался быть услужливым, холодное лицо его, кроме некой восточной загадочности, ничего не выражало. Но потом круг подозреваемых сузился, и в него попадал Кадыр Липатов.
На квартиру к Кадыру пришел участковый инспектор. Пришел, чтобы поговорить о жизни, а заодно и бросить опытный взгляд: нет ли чего подозрительного?
Подозрительного ничего не оказалось, только вот дверь спальни была закрыта на замок.
- А дверь чего запечатана? - полюбопытствовал уполномоченный.
- Мать уехала на юг отдыхать, дверь взяла да заперла.
- Не доверяет, что ли?
- Доверяет, но не любит, когда я что-нибудь беру без спроса.
- Не доверяет, значит, - сказал участковый. Встал, надел шапку, и ушел.
А за хлипкой, сработанной из обыкновенной прессованной доски дверью было спрятано добро, вывезенное из квартиры Шубиных. Участковый находился всего в полуметре от имущества, которое искала вся воркутинская милиция. Искала и не могла найти. Пока не могла...
В следующий раз к Кадыру Липатову пошел уже не участковый - пошла целая группа - подозрения все больше и больше падали на Кадыра.
Кадыр увидел их в окно и все понял. Он стремительно метнулся к шкафу, выдернул из него обрез, загнал в стволы два патрона и, подождав, когда шаги на лестничной площадке застучат - до последнего момента теплилась надежда: а вдруг идут не к нему? - решительно взвел курки и выстрелил себе в голову, выстрелом снеся половину черепа.
В мае состоялся суд.
Вместе с Сазыкиным и Орловым по делу проходил еще один человек Сергей Боренков, которого Кадыр просил сбыть товар. Товар Боренков не сбыл, но о том, что "потомок Тамерлана" держит у себя вещи Шубиных, куда следует не сообщил.
Заседание шло несколько дней.
Виталий Сазыкин приговорен к смертной казни с конфискацией имущества, Олег Орлов - к тринадцати годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима с конфискацией имущества, Сергей Боренков к трем годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима.
Вот так закончилось это громкое и страшное дело. От наказания, как видите, не ушел никто. Было, замечу, в день вынесения приговора Сазыкину двадцать один год, Орлову - двадцать три года, Боренкову - двадцать лет. К их поколению принадлежал и "потомок Тамерлана", не захотевший жить.
Собственно, почему только один Кадыр Липатов не захотел жить - они все не захотели жить. И "быков", ковыряющих в зубах хрустящими стодолларовыми бумажками, из них не получилось.
Ксюша в одеяльце
Сердце останавливается, когда видишь на улице чумазого сопливого бомжонка лет восьми-девяти, одной рукой придерживающего штаны, постоянно сползающие с крестца, а другой... Другую руку он тянет ладошкой вверх к прохожим, просит у них подаяние.
Что день грядущий готовит этому человечку? Доживет ли он до того возраста, когда будет способен зарабатывать деньги - иным, естественно, образом, - и вообще, сколько ему суждено бедовать на этом свете?
Больше всего таких маленьких бомжат в Москве, в Питере да в теплых южных городах, поскольку Москва и Питер - огромные мегаполисы, способные упрятать в своем чреве кого угодно, а меньше всего - на Севере, в частности в чистом, ухоженном Петрозаводске.
Александре Викторовне Ананько лет пока еще немного - двадцать девять, окончила она коммунально-строительный техникум, приобрела неплохую специальность, вышла замуж... Семья была счастливой, пошли дети - вначале один сын, потом другой. Сыновья радовали отца и мать, хотя одно все-таки огорчало - не было крыши над головой. Но это дело, как известно, поправимое... Через год после рождения второго сына супруги Ананько получили благоустроенную двухкомнатную квартиру в городе Петрозаводске на Гвардейской улице.
А потом Саша Ананько начала прикладываться к рюмке. И чем дальше - тем больше.
Женский алкоголизм - штука страшная, говорят, неизлечимая: сколько врачей ни брались - не получилось. В результате муж ушел, никаких "кухонных ограничителей" у Саши не стало, и она вскоре запила так, что иногда вырубалась на несколько дней.
Потом, кое-как приходя в себя, просыпалась в середине дня, патлатая, страшная, с опухшим лицом, с глазами, утонувшими в черной синеве, иногда с садинами и синяками, подползала к зеркалу и глядела в него с долгим осуждением, одновременно узнавая и не узнавая эту женщину, что смотрела на нее из глубины зеркала.
- Это кто же в моем доме поселился, а? Незнакомая баба какая-то, - и обессиленно отползала в сторону.
Когда вспоминала, что у нее есть дети, два сына, которые невесть чем питаются, невесть что делают, в ее душе горячим костром разгоралось раскаяние, но дров для этого костра хватало ненадолго.

Беспредел - Поволяев Валерий => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Беспредел автора Поволяев Валерий понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Беспредел своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Поволяев Валерий - Беспредел.
Ключевые слова страницы: Беспредел; Поволяев Валерий, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн