А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Гоуф Лоуренс

Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками автора, которого зовут Гоуф Лоуренс. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Гоуф Лоуренс - Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками без регистрации и без СМС

Размер книги Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками в архиве равен: 139.82 KB

Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками - Гоуф Лоуренс => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Уиллоус и Паркер – 1

OCR & SpellCheck: Larisa_F
«Гоуф Лоуренс. Случайные смерти: Криминальные романы (Crime)»: Центрполиграф; Москва; 1995
ISBN 5-218-00001-9
Аннотация
Лоуренс Гоуф – автор серии полицейских романов о детективах Джеке Уиллоусе и Клер Паркер, которые с блеском раскрывают самые запутанные и страшные преступления.
Его роман «Аквариум с золотыми рыбками» получил приз общества «Детективные писатели Канады» как лучший первый роман. «Смерть на рыболовном крючке», «Горячие дозы» завоевали премию Артура Эллиса за лучший детективный роман года, а триллер «Песчаная буря» – премию «Канадский автор».
В романе «Аквариум для золотой рыбки» судьба всерьез решила проверить стойкость жителей канадского города Ванкувера, ниспослав на их головы не только затянувшиеся проливные дожди, но и куда более серьезное, страшное испытание – маньяка-убийцу, хладнокровно расстреливающего из мощной винтовки мужчин и женщин, пожилых и молодых, белых и цветных, простых обывателей и даже полицейских. Кто этот человек, объявивший войну целому городу?
Романы предлагаемого сборника публикуются на русском языке впервые.
Лоуренс Гоуф
Аквариум с золотыми рыбками
Доктору Яну Роузу
Глава 1
Снайпер жил в угловой квартире на двенадцатом этаже серой высотки в центре Вест-Энда. С его балкона виднелась узкая полоска темных вод Английского залива, просматривались огни делового центра и даже витражи собора Святого Павла.
Перед собором росла японская слива, ее нежные почки, когда-то розовые, почти обуглились от жара уличного фонаря. Под деревом стояла и курила проститутка, лениво стряхивая под ноги пепел с сигареты.
В промозглом воздухе висела влага, вот-вот готовая пролиться моросящим дождем. Проститутка задрала голову, словно искала в небе звезды, но, ослепленная льющимся из окон светом, увидела лишь смутный силуэт мужчины, который стоял на узеньком балконе, внимательно разглядывая ее.
Проститутка приветственно помахала мужчине рукой. Тот повернулся к ней спиной и исчез из поля зрения.
…В его однокомнатной квартире было тепло и безупречно чисто; от недавно натертого пола поднимался запах мастики. Обставлена же комната была довольно скудно: в центре – грубый деревянный стол и оранжевое пластиковое кресло; у одной из голых белых стен – поролоновый матрас и голубой спальный мешок. Вот, собственно, и все.
На столе лежал «магнум-460» – винтовка, оснащенная редфилдовским оптическим прицелом. Ружейный ствол отливал синевой в ярком свете хромированной настольной лампы, Прихотливо изогнутой, точно гусиная шея. Рядом с винтовкой располагались баночка со смазкой, коробка с патронами, складной медный шомпол и промасленные клочки ветоши.
Опустившись в кресло, Снайпер склонился над вращающимся прессом «лиман». Его толстые пальцы с квадратными ногтями, покрытыми красным лаком, могли бы показаться даже изящными – так ловко и проворно перебирали они сверкающие гильзы и капсулы пуль в латунной оболочке… Уверенно нажимая на рычаг станка, он вгонял свинцовую пулю в гильзу и запрессовывал ее.
В его тесной кухоньке на полке лежала половинка французской булки, рядом с которой высилась початая бутылка с шотландским виски. Тут же стояли бумажные стаканчики и портативный приемник, мягко и доверительно напевавший голосом Уилли Нельсона. Уилли пел о любви. Снайпер промычал несколько тактов вместе с певцом, потом снова погрузился в молчание, сосредоточившись на своем занятии.
Всего лишь несколько часов оставалось ему до завершения работы, растянувшейся на многие недели. Трудился он тяжко, кропотливо, часами возился с каждой мелочью, даже самой ничтожнейшей. И вот наконец-то убедился: для успешного воплощения его замысла сделано буквально все. И все же он нервничал… Ведь удача – важнейший фактор, которым ни в коем случае нельзя пренебрегать. И если она, удача, сегодня вечером отвернется от него, весь хитроумный план его рухнет как карточный домик.
Капли пота, струившиеся по его подбородку, капали на пол, рассыпаясь по паркету блестящими бисеринками.
Снайпер утерся тыльной стороной ладони, затем вставил в запасную обойму только что изготовленный патрон и, резко поднявшись, решительно направился к бутылке с виски.
Уилли, уже допевшего свою любовную песнь, сменил Джонни Кен, хриплым голосом певший о тяжкой доле узника, томящегося за решеткой. Раздраженно выключив приемник, Снайпер достал из морозильника лед и, плеснув на донышко бумажного стакана немного виски, снова завинтил пробку на бутылке. Прихватив сухой стакан, он раздвинул двустворчатую стеклянную дверь и вышел на балкон. На улице моросил дождь. Проститутка куда-то исчезла.
Находившийся в самом центре огромного города, окруженный со всех сторон десятками тысяч людей, Снайпер тем не менее чувствовал себя безмерно одиноким. Впрочем, одиночество ему было по душе…
Он проглотил виски, но решил повторить, поскольку на зубах хрустнул кусочек льда. Но только стаканчик, не больше. Ведь ему предстояла весьма ответственная работа, требовавшая ясной головы.
Элис Палм сидела за дубовым столом с откидной крышкой, с трудом втиснутым ее матерью в тесный закуток, с нескрываемой иронией именовавшийся «столовой». Остатки жареного картофеля и застывшая баранья отбивная лежали перед Элис на розовой с белым фарфоровой тарелке. Тщательно прожевав еще один кусочек мяса, она положила вилку и нож рядом с тарелкой и вытерла губы полотняной салфеткой ослепительной белизны.
Элис жила в Беркли, в старом трехэтажном доме, кирпичный фасад которого был изуродован современными оконными рамами. Почти три десятка лет она делила эту квартиру со своей матерью, но последние лет десять жила одна. Беркли являлся идеальным местом – всего пятнадцать минут автобусом до делового центра, где она работала секретарем в одном из офисов, и несколько минут ходьбы до пляжей и зеленых массивов парка Стенли.
После смерти матери Элис стала подумывать о переезде, однако в конце концов отказалась от этой мысли, так как чувствовала себя весьма комфортно в своей старой квартире.
Элис поднялась из-за стола, собрала грязную посуду и сложила ее в старомодную раковину. Затем прошла по узкому коридору, ведущему в ванную комнату, и открыла горячую воду. Вода с шумом хлынула в эмалированную посуду, она тщательно вытерла ее и убрала в застекленный шкафчик. Ванна к тому времени уже наполнилась. Завернув краны, Элис вылила в ванну ароматную жидкость сиреневого цвета с нежным цветочным запахом. Затем разделась и осторожно ступила в воду.
Часом позже она, румяная и посвежевшая, сидела в своей спальне перед трюмо. Голова ее была обмотана махровым полотенцем, на плечах все еще поблескивали капельки воды, благоухающие сиренью. Кроме черных кружевных трусиков, на ней ничего не было. Лифчик, свежевыглаженная блузка, бледно-зеленый джемпер с треугольным вырезом и зеленая плиссированная юбка лежали на деревянной двуспальной кровати.
Чуть подавшись вперед, Элис наклонилась к зеркалу, тщательно изучая свое лицо. Морщин за прошедшую неделю, похоже, не прибавилось. Доверительно улыбнувшись самой себе, она принялась накладывать косметику: немного пудры, чтобы подчеркнуть линию подбородка, подводка светло-зеленых глаз… Губная помада была несколько темнее и ярче той, которой она обычно пользовалась на службе, что делало ее рот чуть крупнее, придавало губам едва заметный оттенок чувственности.
Скорчив капризную гримасу, Элис провела кончиком языка сначала по верхней, затем по нижней губе и приподняла ладонями груди. Она попыталась представить сегодняшний вечер, так как нынешним вечером, как обычно по пятницам, ей предстояло отправиться в город.
Из всех удобств, окружающих его в новом жилище, Снайпер больше всего ценил охранявшуюся подземную автостоянку. Угнанная ярко-желтая «хонда» с помятым задним крылом стояла там же, где он ее оставил – на одной из полдюжины стоянок, отведенных для гостей. Открыв дверцу машины, Снайпер положил ружейный футляр из мягкой кожи на заднее сиденье и уселся за руль. Наклонившись вперед, он пошарил под приборным щитком и соединил синий и красный провода зажигания. Четырехцилиндровый двигатель завелся сразу.
Пока двигатель прогревался, Снайпер тщательно изучал свое отражение в зеркальце. Как и Элис, он оделся в этот вечер с особой тщательностью. На нем были сверкающий розовато-лиловый дождевик, белое вечернее платье с глубоким вырезом и белые нитяные перчатки. Он не пожалел ни пудры, ни теней; китайская же губная помада превосходно подходила к лаку на его ногтях. Общее впечатление портил лишь платинового цвета парик. Он нахмурился, неловко поправляя парик. Потом снова принялся изучать свое отражение. И на сей раз, видимо, остался доволен своей внешностью. Он нажал педаль сцепления, резко прибавил газ и, выехав из своего отсека, покатил к выходу, мимо автоматического датчика. Металлические двери гаража со стуком разошлись в стороны, подобно театральному занавесу, выпуская «хонду» в город, погруженный в темное дождливое ненастье. Когда машина, запрыгав по обочине, свернула налево, направляясь к Пендрелл, Снайпер включил дворники и фары. Он походил сейчас на отчаянно молодящуюся пожилую даму. Дрожащие руки, чрезмерно броский макияж и слишком яркая помада придавали ему также и сходство с клоуном.
Из-за ненастной погоды и на редкость вялого для пятницы движения автобус номер три прибыл на перекресток улиц Дэйви и Бьют почти двумя минутами позже, чем было указано в расписании. Двери с шипением распахнулись, и Элис, сложив зонтик, поднялась на переднюю площадку. Опустив плату за проезд в стеклянный ящик рядом с водителем, она взяла билет и стала медленно продвигаться между рядами кресел.
В автобусе не было и дюжины пассажиров. Озадаченная таким обилием мест, Элис несколько мгновений колебалась, затем уселась у окна, напротив задней двери. Повесив мокрый зонтик на хромированный поручень, она с непринужденным видом расстегнула плащ и вынула из сумочки потрепанную книжку в мягкой обложке. Быстро перелистав страницы, Элис нашла нужное ей место и погрузилась в чтение.
А между тем желтая «хонда» неслась по ухабистой дороге, параллельной 1100-му кварталу Бродвея. Доехав до конца квартала, Снайпер резко затормозил и, развернувшись, остановился позади автозаправочной станции. Затем выключил свет и дворники, но мотор не заглушил. Чуть пригнувшись, с черным ружейным чехлом в руках он побежал к боковому входу. На двери висел огромный латунный замок, но это не остановило Снайпера: он просто выдрал задвижку из дверного косяка.
Проскользнув в пустое помещение, Снайпер остановился, напряженно прислушиваясь, а через несколько секунд быстро и бесшумно зашагал по маслено-скользкому бетонному полу, направляясь в противоположную часть здания.
Из окна был виден перекресток Бродвея и Элдер-стрит, расположенный, казалось, совсем рядом, не далее чем в пятидесяти метрах. На месте выдранных из бетонного основания бензонасосов торчали лишь ржавые болты. Глянув в окно, Снайпер с удовольствием отметил, что движение на Бродвее не слишком оживленное.
Шагнув к низкой стойке, на которой когда-то стоял кассовый аппарат, Снайпер, не снимая перчаток, бережно положил на нее кожаный футляр с винтовкой.
На перекрестке загорелся зеленый свет. Машины тотчас же сорвались с мест.
Снайпер, расстегнув латунные замочки, раскрыл футляр, выложенный изнутри красным плюшем. В футляре имелись специальные отделения и для винтовки с оптическим прицелом, и для запасных магазинов. Он положил один из магазинов в карман дождевика, вынул винтовку и передернул затвор. В патроннике уже находился один патрон, поблескивающий в тусклом свете. В магазине было еще два патрона – значит, он мог выстрелить трижды, не перезаряжая оружия. Этого было достаточно. Снайпер закрыл затвор и, положив ружье на стойку, глянул на часы.
Стрелки показывали без двадцати восьми минут девять. Стало быть, он уже чуть запаздывал. Заметно нервничая, Снайпер быстро снял перчатки и вынул из внутреннего кармана дождевика пластиковую коробочку с берушами из мягкого розового воска. Размяв один из шариков, он сунул его в ухо. Разминая второй кусочек воска, Снайпер неожиданно выронил коробочку. Вполголоса выругавшись, он опустился на колени и, нашарив ее, сунул в карман. Парик мешал ему заткнуть второе ухо. Сорвав с головы копну искусственных волос, он отшвырнул ее в сторону и снова глянул на часы, с раздражением отметив, что запаздывает уже почти на три минуты. Затем вновь стал надевать перчатки, которые почему-то не натягивались. Он сильно нервничал, нестерпимо чесалась голова, видимо, от парика. Он не знал, что будет делать, если вдруг окажется, что он прозевал свою жертву.
Неужели придется ждать еще неделю?
Наконец Снайпер все же натянул непокорную перчатку. Он чувствовал, как под белым вечерним платьем бешено колотится сердце. Чувствовал, что вот-вот запаникует и отступится… Он никак не мог собраться с мыслями, взять себя в руки. И все же через несколько минут Снайпер овладел собой, глубоко вдохнул, вынул из футляра прицельные очки. Надев их, взял винтовку и подошел к окну.
Снайпер запаздывал уже на четыре минуты, но то же самое произошло и с автобусом. Голова Элис Палм, словно разделенная пробором надвое, вырисовывалась в световом квадрате отчетливо. Снайпер мог разглядеть ее до мельчайших подробностей, даже золотую сережку в ее левом ухе. Он вскинул ружье и снял предохранитель. Автобус тем временем затормозил перед светофором, так что промахнуться было трудно.
Снайпер поднял дуло еще на дюйм, прицелился и осторожно спустил курок. Отдача была столь мощной, что болезненно заныло плечо.
Водитель же, обеспокоенный тем, что его автобус выбился из графика движения, нажал на педаль чуть раньше, чем следовало из указаний светофора. Тронувшись с места на несколько мгновений раньше, водитель, сам того не зная, продлил жизнь одной из пассажирок. Пуля, пробив в стекле отверстие, окатила ее струей мельчайших осколков. Стеклянная пыльца поблескивала на ее плечах, волосах, на страницах книжки, на незанятом соседнем кресле, на полу… Не столько испуганная, сколько озадаченная, Элис повернулась к окну, вглядываясь в насыщенную влагой ночную тьму.
Снайпер щелкнул затвором, загоняя в патронник новый патрон. Элис с удивлением рассматривала отверстие в окне, когда вторая пуля, пробив стекло, впилась ей в шею, отбрасывая в темный проход. По телу ее пробежала судорога, руки все еще сжимали потрепанную книжку. Абсолютно неподвижная, Элис лежала, уткнувшись лицом в резиновую дорожку, прикрывавшую пол. Мощная струя крови била из поврежденной аорты.
Водитель, услышав за спиной шум, взглянул в зеркальце и резко затормозил. Автобус остановился посреди перекрестка. Сзади раздался скрежет металла, а вслед за этим – вой сирены.
Кто-то из пассажиров закричал.
Снайпер поднял оружие дулом вверх и выбил использованную гильзу, ловко подхватив ее на лету. Наклонившись, отыскал на полу еще одну. Обе гильзы аккуратно поставил на стойку. Затем уложил оружие в кожаный футляр и направился к «хонде», которую оставил в переулке.
Пассажиры столпились вокруг бездыханного тела. Все молчали. Наклонившийся над Элис водитель сжал ее окровавленное запястье, пытаясь нащупать пульс. Пальцы его скользили все выше по руке, пока он наконец не понял, что с такой ужасной раной выжить невозможно, что женщина наверняка мертва. Потрясенный случившимся, он обвел испуганным взглядом бледные лица пассажиров. Затем осторожно высвободил книжку из рук Элис. Отметив страницу, он сунул книгу в карман ее пальто.
Глава 2
Кафетерий на Мэйн-стрит, 312, был разделен надвое подковообразной стойкой самообслуживания. Здесь проголодавшиеся копы покупали сандвичи, свежие фрукты и кое-что из горячих блюд, больше соответствовавших их бюджету, нежели гастрономическим пристрастиям. Меню, как правило, составляли жареные цыплята, пирожки с почками и на редкость безвкусная запеканка из тунца.
…Десять минут десятого. В кафетерии лишь несколько патрульных в форме, двое младших клерков из соседнего офиса и специализирующийся на убийствах детектив по имени Дэвид Улисс Аткинсон.
В эти минуты он направляется к кассе. В руках у него пластиковый поднос с большим стаканом молока и куском яблочного пирога. Взгляд детектива был прикован к кассирше – рыжеволосой стройной девушке по имени Линда. Всю последнюю неделю она работала в ночную смену, и Аткинсон потратил уйму времени, пытаясь половчее к ней подъехать.
Аткинсон был невысок – всего пять футов и восемь дюймов – тем лучше он определял чужой рост. По его мнению, рост Линды был равен пяти футам одиннадцати дюймам – причем, по крайней мере. Ничто не привлекало Аткинсона так, как высокие женщины. Подойдя к стойке, детектив вынул из кармана брюк бумажник. Пиджак при этом постарался распахнуть, продемонстрировав как можно шире свое оружие. Сегодня при нем был хромированный «кольт-357» с восьмидюймовым дулом и рукояткой розового цвета – он выглядел изысканно, внушительно, а главное – разил наповал.
Опыт показывал, что женщины редко оставались к Аткинсону равнодушными. Детектив бросил бумажник на поднос.
– Сколько с меня, милочка?
Пирог обошелся Аткинсону в доллар сорок пять центов, молоко – в шестьдесят центов, так что подсчет не доставил девушке особых хлопот. Однако смущал пристальный взгляд клиента. Впрочем, Линда не имела ничего против. Более того: этот улыбчивый полицейский показался ей довольно привлекательным. Хотя и не высок, зато прекрасно сложен. Жгучий взгляд. Густые темные волосы. Под бледно-голубой рубашкой обрисовывается развитая мускулатура. Как и многие низкорослые мужчины, одевался он безукоризненно, может быть, даже несколько консервативно. А одежде Линда придавала огромное значение: мужчины в джинсах для нее просто не существовали. Она выбила чек за пирог и молоко. Два доллара пять центов – как обычно. Аткинсон протянул ей двадцатидолларовую бумажку. Сдачу сунул в бумажник, не пересчитывая. Затем неожиданно спросил:
– Когда закончится ваша смена?
– Что? – Она удивленно посмотрела.
– Вы любите итальянскую кухню?
– Наверное, люблю…
Аткинсон расплылся в улыбке, демонстрируя идеально ровные, ослепительно белые зубы.
– Вы заканчиваете в одиннадцать, не так ли?
Линда кивнула.
– А что, если нам с вами махнуть в «Джардино»? Выпьем вина, отведаем телячью отбивную… – Аткинсон отхлебнул молока из стакана. – Вы там когда-нибудь бывали? В смысле – в «Джардино»?
Линда покачала головой и улыбнулась, изобразив смущение. Потом вдруг глянула за спину Аткинсона, поверх его плеча.
Аткинсон обернулся. К ним направлялся Джордж Франклин, протискиваясь между столиками, натыкаясь на стулья, бормоча извинения… Аткинсон, тотчас помрачнев, пробурчал нечто такое, чего Линда предпочла не расслышать.
Они с Франклином вот уже более двух лет были напарниками, но Аткинсон все еще не мог с этим смириться. Неравнодушный к рослым женщинам, он не склонен был распространять свои симпатии на высоких мужчин.
Франклин же – шесть с лишним футов роста плюс как минимум сорок фунтов лишнего веса – был еще и на редкость неряшлив. Неглаженый костюм, вечно несвежие рубашки, а галстуки – глаза бы не смотрели. И в довершение всего – неизменная сигарета в углу рта, отчего Франклин постоянно щурился, вероятно даже не задумываясь, каков он со стороны.
– Дэйв! – возбужденно закричал этот неряха. – Куда ты, черт бы тебя побрал, запропастился. Где пропадал последние полчаса? Везде тебя искал!
Сигарета, прыгающая вверх и вниз при каждом слове, представлялась рычагом, открывающим и закрывающим Франклина. Пепел сыпался на выпуклый живот, но Франклин, разумеется, не замечал подобной мелочи. Мясистая, провонявшая никотином рука легла на плечо Аткинсона.
– Наваливайся на кого-нибудь другого. – Аткинсон сбросил руку Франклина. – Ты что, не видишь, что я разговариваю?
Франклин поздоровался с Линдой, тем самым доказав, что он все же человек вежливый, и произнес:
– Покойница в автобусе на Западном Бродвее.
– И что же, разрыв сердца?
– Пуля, крупный калибр, – сказал Франклин. – Не знаем, что и думать.
Вытащив из кармана связку ключей, Аткинсон снял один из них с кольца и бросил на стойку.
– Ключ от вашего сердца? – спросила Линда.
– От моей квартиры, – ответил Аткинсон. – 3-10, 21–50, Крилман. Если к окончанию вашей смены я не вернусь, идите туда и располагайтесь поудобнее.
– Я подумаю.
– Прекрасно, – улыбнулся Аткинсон. – Как надумаете – я в вашем распоряжении.
Прежде чем девушка успела ответить, он повернулся на каблуках и направился к выходу, ловко лавируя между столиками. Франклин осушил недопитый Аткинсом стакан молока. А вот на пирог времени не оставалось, так что пришлось дожевывать уже на ходу.
Пока они спускались по лестнице, Франклин рассказывал.
В стеклянных дверях вестибюля они столкнулись с Джеком Уиллоусом, еще одним специалистом по убийствам. На плечах Джека поблескивали капельки дождя. Он кивнул Франклину, не заметив за его спиной Аткинсона.
– Как дела, Джордж?
– Не жалуюсь, – сказал Франклин. – Как там Норм? Давно его не видел?
– С ним все по-прежнему.
– Будешь у него, передавай привет.

Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками - Гоуф Лоуренс => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками автора Гоуф Лоуренс понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Гоуф Лоуренс - Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками.
Ключевые слова страницы: Уиллоус и Паркер - 1. Аквариум с золотыми рыбками; Гоуф Лоуренс, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн