А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Эгоист и скряга. У него снега зимой не выпросишь.
- Откуда ты узнал о существовании его "подпольного сейфа"?
- Довольно просто, он хоть и скряга, но скряга щепетильный, во всем любил точность, порядок и полный взаиморасчет. В прошлом году, примерно в это же время, я помогал перевозить его сельхозпродукты. Три дня мы вламывали, не разгибая хребтов, пока не свезли весь его урожай, а вечером, после того как дело было сделано, он пригласил меня сюда, к себе домой, и мы прилично выпили. Никакого вознаграждения за свою работу я, понятно, не просил. Это была его личная инициатива. Кроме того, что он картошкой, капустой и морковью набил мне полный багажник, так еще и денег пообещал. Клянусь богом, я отказывался, но он настоял на своем. Хитренько подмигнув, он нетвердой походкой зашел в эту комнатенку. Сидели мы тогда на веранде, и я отлично видел, как он скручивает палас, как поднимает половицу и достает эту самую банку. Понимая, что это зрелище не для посторонних глаз, я выбрался из-за стола и прилег на диванчике, всем своим видом показывая, что я ничего не видел, ничего не слышал. Вскоре появился он и протянул тысячу рублей. Вот таким образом я и узнал, где дядька складирует свой капитал. Иваныч, но только теперь уж мне совсем непонятно...
- Что тебе непонятно? - думая о своем, рассеянно спросил я.
- Если они очистили его копилку, то какой им был смысл куда-то его увозить?
- А мне так очень даже понятно. Какая сумма, по твоему мнению, могла уместиться в этой кофейной банке?
- Ну... Не знаю... Если сторублевками... Думаю, что тысяч десять или пятнадцать.
- Я тоже так думаю, а сколько за сезон имел твой дядюшка?
- Трудно сказать... Но наверное, больше...
- Не наверное, а гораздо больше. Сколько картошки вы привезли в прошлом году?
- Тонн десять, никак не меньше.
- А килограмм на рынке стоит пять рублей, значит, только на одной картошке твой любимый родственник выручил никак не меньше пятидесяти тысяч. Если приплюсовать сюда остальные, более дорогие овощи, то сумма получается весьма значительной, по крайней мере, раз в десять больше той, что он хранил в кофейной банке.
- Да, но он ведь не сам ее продавал, - почесав нос, возразил Макс. Всю сельхозпродукцию мы сдавали гуртом перекупщику.
- Согласен, но ты не забывай еще про цветочки да ягодки. В общем, крути не крути, а капиталец за эти десять лет твой дядюшка сколотил изрядный. Думаю, что миллиончиком не обошлось. И за этим миллиончиком вчера вечером кто-то приходил. Причем приходил человек знающий.
- Да, Иваныч, я просто не могу с тобой не согласиться. Ну и что делать?
- Пока просто думать. Кто, кроме тебя, был вхож в его дом?
- Насколько я знаю, никто... - усиленно массируя переносицу, неуверенно прогудел он. - Правда, однажды я застал у него Фархада... Но не думаю...
- А ты и не думай, тебе это вредно, - поспешно успокоил я его. - Кто такой этот Фархад и с чем его едят?
- Фархад - это тот барыга, который скупает у него овощи уже несколько лет.
- Ну вот видишь, как все просто получилось, - облегченно рассмеялся я. - На каком рынке он проявляет свои недюжинные способности?
- На Центральном... Ты думаешь...
- Да, я думаю, а ты будешь исполнять. Немедленно дуем на Центральный рынок. Ты сможешь его узнать?
- Его только слепой не узнает, - выключая свет и закрывая двери, хмыкнул Ухов. - В нем весу никак не меньше полутора центнеров. Только предупреждаю, он постоянно ходит с вооруженной охраной.
- На то и щука в море, чтоб карась не дремал, - глубокомысленно заметил я, краем глаза наблюдая, как возле дома напротив томится и нервничает задрипанный шестидесятилетний мужичок. - Пошевеливайся.
* * *
Откуда они взялись, одному Богу известно. Милицейский "уазик" и "девятка" выскочили как из-под земли. Противно визжа тормозами, они остановились в метре от нас. Из "уазика", словно черти из табакерки, повыскакивали менты.
- Кажется, началось, - поделился я с Максом своими предположениями.
- А то! Не иначе по нашу душу приехали, - огорчился он.
- Ну вот! Шерлок Холмс и доктор Ватсон уже здесь! - вытряхиваясь из "девятки", ехидно приветствовал нас новый начальник районного отделения милиции Фокин. - Теперь я сам начинаю верить в присказку: "Там, где появляется Гончаров, там мгновенно вырастает гора трупов".
- Помилуй Бог, Владимир Васильевич, - улыбаясь дружелюбно и невинно, пропел я. - Ну какие там трупы? Как раз сегодня и нет у нас никакого трупа.
- Нет, ты слыхал, Александр Николаевич? - апеллируя к заму по оперативной части, возмутился Фокин. - Он еще и шутит!
- Его шутки мне уже изрядно надоели, - довольно холодно отреагировал Шагов. - Я думаю, что пришло время положить конец его деятельности.
- Воля ваша, - смиренно согласился я. - Но только на сей раз вы ошибаетесь. Там действительно нет никакого трупа.
- А скажи-ка мне, умный сыщик Гончаров, за каким чертом и по какому сигналу вы здесь оказались? - подходя ко мне вплотную, саркастически спросил начальник.
- Все очень просто, - кивнул я на кирпичный дом. - Здесь живет дядька Максимилиана Ухова Роман Николаевич Зобов. Вот к нему мы и приезжали.
- Свежо предание, да верится с трудом, - чуть улыбнулся Шагов. Впрочем, это нетрудно проверить. Скажите, гражданин, - обратился он к занюханному мужичку, - кто живет в этом доме?
- Кхе, в том доме живет Ромка Зобов, кхе, - закашлялся, задергался мужичок. - А вы, наверное, приехали ко мне, это у меня Васька крякнул. Я вас вызывал.
- А эти господа что здесь делают? - указующим перстом он показал на нас.
- А мне почем знать? - рассудительно спросил мужик. - Они часов в десять приехали. Энтот, на лося похожий, через забор к Ромке сиганул, а второй культурно, сквозь калитку зашел, а уж что они там делали, так про то я не ведаю. Надоть самого Романа поспрошать.
- Ладно, вы, господа частные сыщики, пока никуда не дергайтесь, озабоченно распорядился Фокин. - Подождите, пока мы посмотрим, что там за Вася крякнул у этого джентльмена в его апартаментах. А потом разберемся с вами.
- Ну, Иваныч, кажется, влипли, - подождав, пока милицейское начальство скроется в кособокой халупе, сокрушенно выдохнул Макс.
- А мне так не кажется, - возразил я, пытаясь обмозговать возникшую ситуацию. - Интересное дело получается, интересное и тонкое, как Восток, товарищ Сухов. Ограблен и увезен в неизвестном направлении ваш любимый дядюшка, а напротив в фатере у алкаша в эту же ночь вдруг крякнул какой-то Вася. Тебе не кажется это совпадение немного странным?
- Не кажется. Мне уже давно ничего не кажется. За каким только хреном я вообще к нему сегодня приехал! И сам вляпался, и тебя за собой потащил!
- Спокойно, Макс, не надо эмоций. Ты тут пока покури, а я пойду гляну на этого самого Васю. Думаю, какая-то связь тут существует.
В три прыжка преодолев расстояние до халупы, я осторожно прокрался в сени и сунул нос в блевотину и перегар, царившие в этом дворце. И сделал это совершенно вовремя. Представление только-только начиналось. Стоя посреди крохотного домика, меблированного продавленным диваном, печкой и тремя табуретками с кривым столом и фанерной тумбочкой, Фокин и Шагов изучающе разглядывали старика.
- Тебя как зовут-то, божий человек? - насмешливо спросил Фокин.
- А дядей Пашей, то есть Павлом Ивановичем Сергеевым.
- Ну и где твой знаменитый Вася? - оглядываясь по сторонам, поинтересовался Шагов. - Что-то не вижу. Уж не сбежал ли он от тебя, пока ты дрался с чертиками?
- Обижаете, начальник, ко мне уже давно черти не приходили. А Васька-то на месте, с ним все в порядке. Я как понял, что он крякнул, так сразу и задернул его занавесочкой, чтоб неприятный вид отогнать и мух тоже. За печкой он, вот, глядите.
С этими словами дядя Паша гордо, словно театральный занавес, отдернул грязную тряпицу, которая закрывала небольшое пространство от окна до печи.
В эту неглубокую нишу была втиснута покореженная железная койка с прожженным, загаженным матрасом и каким-то хламом, видимо предназначенным для укрывания. Около окна, на самом краю лежбища, в непринужденной позе, откинувшись на подушку, сидел тридцатилетний парень и полураскрытыми глазами не мигая смотрел на любопытного зрителя. Расстегнутая клетчатая рубашка открывала его впалый живот и мастерски расписанную грудь. Розовая застывшая пена на его губах давала основание думать, что задохнулся он от собственного кашля и выпитого спиртного.
- М-да, интересный парнишка, - задирая ему рубаху, бесцветно заметил Шагов. - Ничего. Ни единой капельки крови.
- Синяков и следов борьбы тоже не наблюдается, - в том же тоне подтвердил Фокин.
- Шея на удивление чистая. Как же ты крякнулся, парень?
- Водочки надо меньше пить. - Достав платок, Шагов брезгливо вытер руки. - Собственной блевотиной захлебнулся.
- Похоже, - согласился начальник. - Но в морг его все же свозить надо. Чем черт не шутит? Вызывай труповозку, Александр Николаевич. Ну, дядя Паша, рассказывай, что тут у вас приключилось.
- Дык чего рассказывать... Ну это... Пошел я вчера поутрянке собирать стеклотару. Ну и набрал к обеду на пузырек водяры. Прихожу в магазин, а там Васька как есть собственной персоной и при бабках. Освободился он на днях.
- За что сидел?
- Да так, пустяки. Хулиганка. По-старому двести шестая статья. Два с половиной года вляпали, а три дня назад вышел на волю. Я его давно знаю. Ну и поэтому, значит, подхожу и поздравляю с освобождением. Ну и взяли мы еще один пузырь, а куда идти?! У него мамаша с сеструхой злющие, вот и порешили ко мне грести. А мне что? Мне не жалко! У меня никого нет. Пришли, закуску приготовили. Все как положено. Мы сперва мою бутылку выпили, а потом его. Нам бы и остановиться на этом, да кто ж его знал, что оно так повернется... В общем, уже стемнело, когда дал мне Васька денег, и я притараканил еще два пузырька. Открыли мы один, выпили понемногу, а тут и сосед к нам на огонек забежал.
- Какой сосед?
- Известное дело какой. Сосед он и есть сосед, Николаем его зовут. Он рядышком в доме с женой проживает. Степанов его фамилия. Вот он-то и помог нам закончить первую бутылочку. А дальше я ничего не помню. Потому как отрубился на диване. Проснулся ночью, вроде все тихо и спокойно. Николая уже нет, а Васька спит. Допил я остатки водки и опять заснул. А поутрянке-то проснулся, башка трещит, селезенка пищит. Ясно дело, похмелиться просят. А Васька все спит. Подождал я с полчаса, да и давай его будить, чтоб, значит, он на похмелье еще отстегнул. Но я не долго его тормошил, скоро понял, что он крякнулся. Вот это дела! Думаю, что мне делать? То ли к его мамане бежать, то ли к вам звонить. Подумал и решил, что вы должны знать первыми. Вот я и позвонил дежурному и, как положено, по всей форме доложил, что Вася крякнулся и находится у меня.
- Где живут мать и сестра и как фамилия твоего Васи?
- Да тут недалеко, четвертый дом во 2-м Первомайском переулке, а по фамилии он Шурупшин, - охотливо ответил дядя Паша. - А мать зовут Зинаидой Михайловной. Я правильно сделал, что сначала позвонил вам? Я соответственно поступил?
- Ты поступил как настоящий гражданин России и дружественного нам Китая, - заверил его начальник и, уступая место криминалистам, двинулся к выходу. - Великий сыщик Гончаров, можешь не утруждать себя бегством, твой длинный нос я заметил давно, с самого начала. Пойдем-ка перекурим.
Задушевно и дружески взяв меня под руку, он насильно сопроводил меня к машине. Я грустно смотрел на свинцовое небо и плачущий дождем тополь.
- Это надолго? - как можно развязней спросил я.
- А это уж, дорогой, будет целиком зависеть от тебя.
- Мы всегда и с большим удовольствием готовы помочь и помогаем нашим доблестным правоохранительным органам, - на одном дыхании, как Вицин на суде, отчеканил я.
- Похвально, Гончаров, похвально, - ухмыльнулся Фокин. - А теперь давай по существу. Скажи, почему так получается? Как только появляется труп, так рядом обязательно сужает свои круги Гончаров? Ты можешь найти этому объяснение?
- Владимир Васильевич, женой клянусь, - трогательно и натурально взмолился я, - мы к этому крякнувшему Васе не имеем никакого отношения.
- Ладно, тогда объясни мне, за каким чертом твой разлюбезный Ухов лез через забор, когда можно было спокойно пройти через ворота?
- Это у него с утра всегда так бывает.
- А сегодня к вечеру вам поплохеет еще больше, - многозначительно пообещал начальник и поманил к себе Макса. - Ухов, объясни мне, пожалуйста, почему и с какой целью ты перелезал через забор, когда вполне мог воспользоваться калиткой?
- Так я это... Ключа у меня не было...
- А у Гончарова был, но он, эгоист, использовал его исключительно для себя! - едко заметил Фокин и, задумчиво посмотрев на дом, принял решение: Вот что, ребята, перестаньте меня дурачить. Лучше пойдем и все расспросим у самого хозяина.
- Если бы он был дома, - грустно сказал Макс, - то ничего подобного бы не случилось. Но его нет, и у нас есть некоторые основания предполагать, что дядьки вообще больше не будет.
- Как тебя понимать?
- Мы все вам расскажем, но сначала посмотрите сами, что творится в доме, - открывая калитку, скорбно предложил Ухов.
* * *
Во время осмотра, который занял не более десяти минут, Фокин тихонько матерился себе под нос, не задавая при этом лишних и никому не нужных вопросов.
Потом мы сели на веранде, и я, с некоторыми добавлениями Макса, все обстоятельно ему изложил, продемонстрировав те немногие улики, что мне удалось найти в подполье. Наморщив лоб, он некоторое время сидел молча, сосредоточенно высасывая сигаретный дым.
- Ну, а что сами-то вы по этому поводу думаете? - аккуратно затушив окурок, задал он сакраментальный вопрос. - Хоть какие-то мысли есть? В какую степь вы хотели плыть, когда я попался вам навстречу?
- Во-первых, мы хотели проверить все огороды и дачный участок Зобова, дав Максу знак молчать, ответил я. - Во-вторых, если его там нет, то мы бы, естественно, явились к вам и подали бы заявление о его пропаже.
- Врешь ты все, Гончаров. Никуда бы вы обращаться не стали, а попытались бы разрешить этот вопрос своими силами. Но это уже не суть важно. Сделаем так. Ваши находки я заберу и отдам экспертам. А вы и в самом деле объедьте его угодья и хорошенько все проверьте. Возможно, что дядьку отвезли на его же собственную дачу и там потихоньку выламывают пальцы. Я думаю, что свою нажитую кубышку он прячет там. Уверен, что такого же мнения придерживаются и бандиты. В этом случае сами в драку не лезьте, а немедленно по рации свяжитесь со мной. Вам в подмогу я имею возможность выделить всего одного человека, да и то новичка.
- Он только испортит нам все дело, - недовольно проворчал Макс. Спасибо, Владимир Васильевич, но мы и сами справимся.
- Ты можешь немного помолчать? Я понимаю, что особой помощи от него ждать вам не придется, но он хоть мне сообщит, когда вас будут убивать. Все, на этом оперативное совещание закончено. Часа через три жду от вас известий. Пойдем, я представлю вам того паренька.
- Владимир Васильевич, - остановил я его возле самого выхода, - а вас не настораживает тот факт, что два происшествия произошли в двух стоящих рядом домах практически в одно и то же время?
- Послушай, дядя Костя, меня многое настораживает, но об этом потом. Юра, подойди ко мне, - окликнул он молоденького новобранца в новенькой форме.
- Слушаю вас, - подпрыгивая к нам, звонко доложил паренек.
- У тебя рация в порядке? Ну вот и отлично. Сегодня ты работаешь с этими двумя дяденьками. Да ты не бойся, они не такие страшные, как кажутся. В случае каких-то непредвиденных обстоятельств немедленно связывайся с нами. Как понял?
- Все предельно ясно и понятно.
- Вот видишь, Константин Иванович, какая у нас смышленая молодежь растет, не то что вы. Ну ладно, езжайте, а я еще здесь покручусь и в отдел. Ни пуха...
- К черту, - усаживаясь в машину, в один голос ответили мы.
- Ну и каков дальше маршрут следования? - выбравшись из гнилого тупика, спросил Макс. - Дачку будем осматривать или как договорились?
- Одно другому не мешает. Нужно сделать и то и другое.
- Это и коту ясно, - подозрительно покосившись на молоденького прикомандированного, согласился Макс. - Тогда с чего начнем, командир?
- Как далеко находится эта дача?
- Километров двадцать будет.
- А где расположены дядькины огороды?
- Один недалеко от дачи, мы будем проезжать мимо него, а другой, увы, в противоположной стороне.
- На этих его огородах есть какие-то застройки? - соображая, какой вариант предпочесть, спросил я. - Или же просто голое картофельное поле?
- Да есть какие-то сараюшки, где он хранит шанцевый инструмент.
- В таком случае сначала рвем на дачу.
- Вас понял, пристегните ремни, господа-товарищи.
Возле первого огорода, не доезжая до самой дачи несколько километров, мы остановились, вышли и побрели в сторону вигвама, стоящего посреди ухоженного поля. Ничего подозрительного вокруг не замечалось, и остановились мы здесь, скорее всего, просто для очистки совести, чтобы в дальнейшем не ломать себе рук и не пытаться укусить собственный нос. Дождь наконец выдохся, и только слегка моросило. Огородище оказался здоровенным, и идти по раскисшей земле, путаясь в мокрой ботве картофеля, - занятие малопривлекательное.
- Послушай, Макс, это же не частный огород, а целое колхозное поле, не выдержав, зло воскликнул я. - Кто позволил ему взять такой надел?
- Соседи, - хмуро ответил он. - Они не позволили, они просто продали ему свои участки. Самим-то заниматься лень, а дядька прилично заплатил, вот и вся история.
- Тунеядцы. Вот так и происходит расслоение на батраков и кулаков. Послушай, а как он эти свои угодья вскапывает? Наверное, пашет от зари до зари, не выпуская из рук лопаты?
- Иваныч, перестань злобствовать, у него есть пара наемных бомжей и колесный тракторишко, которым он и производит вспашку.
- Чтоб у него все колеса поотвалились. Так, братва, кажется, мы у цели. Заходим с трех сторон и штурмом берем этот китайский чум. Воинствующие вопли и устрашающую раскраску рожи прошу оставить на потом.
Как оно и должно было быть, конусообразный шалаш со всякими сельхозпремудростями оказался совершенно пуст, и от этого возвращение назад к машине было еще более удручающим.
- Ничего, Иваныч, - позволяя себе некоторую фамильярность, приободрял Ухов. - Отсутствие результата - тоже результат. Как говорится, с каждым пустым стулом наши шансы на успех увеличиваются. Я правильно говорю, генерал?
- Так точно, - кисло ответил паренек, с омерзением стряхивая комья земли с новеньких ботинок.
- Ну тогда вперед, за новыми приключениями, - запуская двигатель, резвился Макс, словно радуясь тому, что дядьки его мы здесь не обнаружили.
Осмотр дачи, очень похожей на его городской дом, сначала никаких результатов не принес. Все было чисто и аккуратно прибрано как в самом домике, так и во дворе и дворовых пристройках. Мы уже хотели убираться не солоно хлебавши, когда наш юный спутник запросился по нужде.
- С этой радостью проблем тут нет, - гордо сообщил Макс. - Тебе нужен туалет? Я правильно понимаю? Будет тебе туалет и даже на выбор целых три: зимний, летний и воздушный. Какой тебе больше нравится?
- Любой, - отчаянно пропищал парень. - А что такое воздушный?
- Иди за забор в кусты, там и увидишь.
Зайцем метнувшись в заросли, он исчез, но довольно скоро вернулся, держа за кончик какую-то грязную, окровавленную тряпку.
- Вот, нашел в кустах, - тыча этот неприятный предмет нам в нос, победно сообщил он. - Я подумал, что нам это может пригодиться.
- Хвалю за службу, генерал, - отворачивая в сторону нос, фыркнул Макс. - Положи эту гадость туда, где ты ее взял.
- Подожди-ка, Юра, - остановил я парня, потому что тряпка показалась мне знакомой. - Дай ее сюда. Да ты же просто гений сыска! Макс, это вторая половина того самого полотенца, что мы нашли в подполье.
- Шутишь? Это что же получается?..
- Получается то, что твой дядюшка, в сопровождении или без, но недавно пребывал на этой даче. Это пока все, что я могу сказать. Юра, покажи нам то место, где ты нашел этот вещдок. Ты сможешь это сделать?
- Смогу... - засуетился он. - Но только я там... Это...
- Все ясно, комментарии излишни, пойдем.
Юра, смущаясь, честно проводил нас на место находки, однако даже самые тщательные поиски не принесли ничего нового. Обескураженные, мы вернулись назад, и Макс предложил провести опрос соседей. Но и здесь нас ожидало большое разочарование. На двух смежных дачах хозяева вообще отсутствовали, а через дом дураковатый дед сообщил, что он видел, как от зобовской дачи действительно часа три тому назад отъезжала какая-то белая машина, но какая точно, он не помнит.
Повторный осмотр дома особых результатов не дал. Единственное, чего мы добились, так это удостоверились в том, что на даче действительно ночью кто-то был. Причем не один, а по крайней мере двое. На это указывали две недавно вымытые тарелки и пара стаканов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17