А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Петров Михаил

Гончаров и стервятники


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Гончаров и стервятники автора, которого зовут Петров Михаил. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Гончаров и стервятники в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Петров Михаил - Гончаров и стервятники без регистрации и без СМС

Размер книги Гончаров и стервятники в архиве равен: 87.52 KB

Гончаров и стервятники - Петров Михаил => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Петров Михаил
Гончаров и стервятники
Михаил ПЕТРОВ
ГОНЧАРОВ И СТЕРВЯТНИКИ
Он пришел под вечер, деликатно тренькнул звонком и терпеливо ждал, пока я открою. Но наученный последним нападением, я набросил цепочку и долго рассматривал гостя через глазок в двери. Впрочем, его вполне приличный вид меня успокоил. Такие не бьют в темном подъезде бывшего мента ржавым шкворнем по башке. Еще какое-то время помедлив, я открыл.
- Кто нужен?
- Константин Иванович здесь живет? - осведомился гость, неназойливо заглядывая в дверь.
- И что из этого следует?
- Мне он очень нужен.
Боком, по-птичьи, он перепрыгнул порог и оказался нос к носу со мной в ярко освещенной передней. Видимо, он волновался, не зная, с чего и как начать, стоя в прихожей в мокром плаще, с каплями дождя на бородке. А я смотрел с интересом, выжидая, что он предпримет.
Тогда он снял большие очки и мокрыми пальцами размазал по стеклам муть.
- Мне бы Константина Ивановича... очень нужно.
- Это будет дорого стоить.
- Как?.. Сколько?.. - ошарашенно водрузил он на нос запотевшие окуляры.
Было ему лет тридцать - тридцать пять. А росту - выше среднего. Худощав, с прямым носом и высоким лбом. Вполне симпатичный молодой человек.
- Раздевайтесь, проходите, - наконец сжалился я и прошлепал на кухню. Пока гость раздевался, я с сожалением убрал со стола "Столичную" и разрешил ему войти.
Кухня у меня три на два: больше двух не собираться! Но мне хватает, а на остальных плевать.
Незваный гость вошел, вытирая с физиономии капли и растерянно озираясь.
- Сюда, пожалуйста, - кивнул я на табурет. - С кем имею... и по какому поводу?
- Кротов Борис Андреевич, - представился он, осторожно усаживаясь напротив. - Я - геолог, был в поле, и вот неделю назад - телеграмма.
Он протянул мятый бланк, и я прочел: "Срочно приезжай, отец умер. Валя".
- Хорошо, то есть плохо, но при чем я, какова тут моя роль?
- Да не умер он, - сглотнув ком в горле, просипел Борис Андреевич, убили его.
Я пожал плечами, давая понять своему гостю, что сожалею, но даже и в этом случае помочь не смогу.
-- Помогите, Богом молю, найдите эту сволочь.
- Простите, молодой человек, но я уже не работаю в органах, выгнан как профнепригодный. Так что пользы вам я не принесу. Обращайтесь к ним, сообщите, обоснуйте ваши подозрения по поводу убийства отца, напишите заявление и...
- Да нет же! - вскричал он, схватил мою сигарету и жадно затянулся. Они разговаривать не хотят; врач установил инсульт, и все долбят как дятлы: инсульт, инсульт.
- Но если не доверяете милиции, есть частные сыскные бюро, обращайтесь туда, а у меня, извините, теперь хобби другое.
- Какое? - В его глазах мелькнула надежда.
- Да хоть бы это.
Я неторопливо вытащил "Столичную" и аккуратной струйкой налил треть стакана.
- Всего вам доброго, молодой человек.
Бултыхнув водку, я скривил рожу и выжидательно смотрел на гостя. Он встал, чтобы уйти, но замешкался.
- Ведь вам это хобби дорого стоит? - с надеждой спросил он.
- Не дешево, не дешево...
- И с деньгами у вас, видимо, прострел? - Он поглядел на старенький холодильник и обшарпанный буфет. - А я вас не за так прошу. Все будет оплачено, принимая во внимание и аванс.
С деньгами у меня действительно было скверно, собственно, как всегда. И его слова в какой-то степени заинтересовали меня. Я плеснул чуток в свой стакан, подвинул его гостю и коротко бросил:
- Рассказывайте.
Он выпил, не закусывая, и облизал губы.
- Месяц назад в составе геологической экспедиции я уехал в западносибирскую тайгу на изыскание. Дома оставался один отец, мама умерла три года назад. И что самое непонятное и странное в этой истории - смерть отца наступила в день смерти матери: шестого августа, только тремя годами позже. Это один из фактов, заставивших меня усомниться в естественной смерти отца.
Говорил он связно, я не перебивал, лишь подвинул ему сигареты. Кивком он поблагодарил меня, закурил.
- По субботам к нам приходит Люба подметать квартиру. И в эту субботу она явилась, как всегда, к девяти часам. Ключей от квартиры у нее нет, а на звонки никто не отвечал. Отец из дому выходил очень редко - больные ноги. Подождав около часа, Люба всполошилась и вызвала милицию. Те, приехав, взломали дверь и увидели лежащего на полу в конце коридора мертвого отца. Врач констатировал смерть от инсульта. Причем удар случился, когда отец был на ногах, а падая, он ударился затылком об угол стоящего там трюмо. Нашли отца в луже крови... Вот и все, что я могу рассказать. Вызвали меня, но пока я добирался, его похоронили.
Я внимательно посмотрел на этого явного шизо - какую, собственно, помощь могу оказать я. Или он хочет, чтобы я призвал к ответу Господа Бога, инкриминировав ему папин инсульт и одновременно все смерти Бориных пращуров? Я уже хотел ему об этом сообщить, когда гость торопливо, боясь, что я ему помешаю, добавил:
- Семьдесят царских червонцев пропало, дедовское наследство.
- Вы в милицию об этом заявили?
- Конечно, с самого начала.
- А они?
- А они? Они ответили, что, должно быть, покойный заранее распорядился наследством, то есть еще при жизни кому-то их передал.
- А может быть, так оно и есть?
Парень отрицательно покачал головой, отлил из моей бутылки в стакан, выпил.
- Нет, он не был альтруистом. Мне же постоянно говорил: "Борис, эти червонцы твои". Я один у него был. Вот один и остался.
- М-да, почему же милиция так категорична?
- Не нашли никаких следов пребывания посторонних, да еще задвижка была изнутри закрыта.
- Что?!
- Задвижка, такая плоская, она изнутри была закрыта.
- Задвижка закрыта, следов пребывания посторонних нет... Слушайте, зачем вы пришли?
- Мне кажется, что отца убили. Докажите мне, именно вы, что нет, и я поверю.
Борис Андреевич Кротов явно хотел передать мне какую-то часть своих рублей. И не нужно было ему отказывать в этом.
- Какова сумма оплаты?
- Ну, я не знаю... На первых порах в виде аванса могу предложить тысяч восемьдесят - сто, а если найдете убийцу и похищенные червонцы, то еще десять процентов от найденной суммы.
Эфемерные дедушкины червонцы меня грели не больше сегодняшнего дождя, а вот аванс в сто тысяч за доказательство естественной смерти его бати был весьма привлекателен.
- Ладно, - кивнул я, соглашаясь, - завтра с утра займусь, если вы за ночь не передумаете.
- Не передумаю. А почему бы не начать сегодня? - спросил он, неуверенно поднимаясь.
- Это уж позвольте решать мне.
- Ваш аванс могу вручить сейчас.
- Не вижу необходимости брать деньги на ночь. До завтра. Ваш адрес?
- Я за вами заеду. Когда можно?
- Часов в восемь. Но адрес все же оставьте, вдруг вас ночью грохнут, дурно пошутил я, а гость не понял, сухо кивнул, сообщил адрес и ушел в дождь...
* * *
Дом наш на четверть милицейский. В свое время была развернута массовая кампания по борьбе с преступностью - вот тогда-то многим и перепали квартиры во вновь выстроенном доме. Я как был в тапочках и трико, так и спустился на первый этаж и позвонил в Юркину дверь. Юрка открыл сразу и, пропуская меня, отстранился, но я отказался, знаками приглашая подняться наверх - ко мне. Он согласно кивнул, дав понять, что сейчас будет.
Этот язык глухонемых появился у нас неделю назад, когда Юркина фурия женушка - накрыла нас за распитием спиртных напитков. Злобно-радостно улыбаясь, она шла на меня, выпятив свой неимоверных размеров бюст, и шипела:
- Мало, что тебя выперли, так ты Юрку за собой утащить хочешь! Пойду завтра к начальнику, слышишь, и чтоб вони твоей водочной больше в этом доме не было... - Тут она захлебнулась то ли эмоциями, то ли слюной. - В ЛТП, в ЛТП пора тебя отправить!
Схватив суженую в охапку, Юрка уволок ее из кухни, и до сего времени мы не виделись. И вот теперь он пришел, смущенный и виноватый.
- Ты, Кот, не обращай внимания, женщина все же.
Хотелось возразить, но я сдержался.
У каждого свое счастье. У Юрки - его супруга, у меня - пес Студент дворового происхождения. Поэтому, не обсуждая подробностей характера его Эллы, я начал по сути:
- Юра, что там за старичок скопытился? Ты в курсе?
- А чего там быть в курсе? Иконников выезжал, инсульт или инфаркт, вот старичок концы и отдал. Как сам живешь-то?
- Да нормально. Выпить хочешь?
Юра отчаянно замотал головой:
- Ни в коем случае, ты же знаешь... Да ты и сам полечился бы в наркологии - и назад.
- Нет, Юра, пусть начальник лечится. В психушке.
- Да-а... Ну, я пойду.
- Давай, привет семье.
* * *
Через полчаса я сидел на кухне у Иконникова. И пил чай с пирожками. Пирожки были вкусные, а жена, Тамара Ивановна, не очень агрессивная, скорее даже наоборот, как-то сочувствующе глядела на меня, подкладывая самые лучшие куски. А старший инспектор угрозыска Николай Николаевич Иконников, задумчиво дуя в разломанный пирожок, говорил:
- Да оно, конечно, инсульт, как говорится, хватил кондратий, ну и, конечно, затылком он шваркнулся, да аккурат о ребро трюмо. Все так, ну и задвижка изнутри закрыта, конечно, а как же? Все как положено, Константин Иванович. Только... Не знаю даже... как сказать... Личико старичка мне не по нутру пришлось... Как бы это передать? В общем, гримаса у него была страшная какая-то, вроде как черта он увидел. Не знаю, может, инсульт его так скривил, говорят, бывает...
Что касается времени смерти, то это, в изложении Иконникова, случилось примерно от двадцати четырех до часа. Одет старик был в зеленую полосатую пижаму. Лежал как раз вдоль коридора, ногами к входной двери, голова повернута в сторону спальни и обращена к выходу.
- Зрелище, я тебе скажу, Константин Иванович, запоминающееся, но я бы его видеть больше не хотел. Старик был в тапочках без задников, но при падении ни один не слетел. Пижама тоже была в порядке, аккуратно так дедуля улегся, как на параде. Все три замка в норме, никаких следов отмычек. На момент взлома двери были закрыты на два замка и щеколду. Ключи висели на специальном крючочке. Да ты, наверное, сам уже в курсе, раз так заинтересовался.
Я что-то уклончиво промямлил и подумал вслух:
- Интересно, зачем на дверях три замка и задвижка? Чушь какая-то.
- Три замка, задвижка и дверная цепь, - уточнил Николай. - А дело в том, что там двойная двустворчатая дверь. На первой накладной замок и цепочка, на второй два замка - накладной и внутренний - и задвижка, которая была закрыта. Сынок приехал, червонцы какие-то требует. Вот какие дела. Давай еще чаю.
Ушел я от Иконникова через час, набухший чаем и пирожками, как коровья титька молоком.
Дело, похоже, поворачивалось другой стороной, не так, как мне хотелось бы. "Думай, Федя, думай", - приказывал я сытому уму. Что-то здесь не так. "Еда была хорошая, - ответили мне мои мозги. - Поспать надо". Задвижка закрыта, у хозяина инсульт, а у клиента сто тысяч, которые надо забрать и не морочить ни себя, ни его.
* * *
Студент, сидя на кухне, отчаянно колотил хвостом по полу и преданно глядел то на холодильник, то на меня, всем видом показывая готовность к ужину.
Появился он у меня полгода назад, когда, вернувшись из командировки, я не нашел ни вещей, ни жены, назло мне забравшей даже ненавистного кота Колумба. Ну да ладно. Намочив в молоке кусок хлеба, я передал его псу на закуску, а сам лег. Надо было проанализировать ситуацию.
Ровно в восемь я погрузился в мягкое кресло бледно-голубой "Волги", которая, ласково урча, мягко пошла утренним, уже просохшим проспектом. За рулем сидел Борис Андреевич Кротов, новый ее хозяин.
- Забыл вчера вас спросить, - невинно начал я. - Папа на какой ниве потел?
- Партработник, выгнанный за ненужностью эпохой, - хмыкнул он, чуть поворачивая ко мне бороду. - Но какое это имеет значение? Человека убили...
- Или умер сам, - перебил я.
- Или умер сам, - неохотно согласился Кротов и переменил тему: - Меня, как видите, не грохнули.
- А что, были предпосылки?
- Да нет, звонок какой-то непонятный был. Ночью, в первом часу. Я трубку снял - абонент положил. Может, бабы? У меня их тут, знаете ли, множество осталось.
- Зачем звонить?
- То есть?
- Зачем звонить? Чтобы положить трубку?
"Волга" повернула в старый квартал, остановилась возле трехэтажного дома старой постройки, недавно отреставрированного.
- Этаж? - спросил я, оглядывая фасад.
- Третий, - усмехнулся Борис. - Отец не любил людей над собой.
- Ничего, теперь подо всеми.
Я разглядывал крышу, прикидывая возможность проникновения в окно; пожалуй, оно исключалось, во всяком случае это было чертовски трудно.
- Какие ваши окна?
- Здесь только два кухонных и два из моей комнаты, самые крайние слева. Ну, пойдемте.
* * *
В доме был единственный подъезд. Широченная лестница, когда-то застланная ковровой дорожкой, удобно и плавно поднимаясь, привела нас на третий этаж.
Слева обитая изящной выделки искусственной кожей дверь была помечена цифрой "5". Возле нее и манипулировал с ключами Борис. Но лестница не кончалась третьим этажом, чуть сузившись, она змеилась выше. Я решил подняться на пару ступенек.
- Да чердак там, Константин Иванович, барахло разное. Заходите.
Он наконец справился с замками, щелкнувшими винтовочными хлопками.
Естественно, прежде всего я остановил свое внимание на дверях и замках. Двери были дубовые и пострадали не сильно, а вот замки... Я неодобрительно пощелкал по ним пальцами - новеньким, в масле, - и, вытирая руки, вопросительно посмотрел на хозяина.
- Да, Константин Иванович, пришлось вот замки менять. Оба накладных.
- Кто взламывал?
- Говорят, участковый с нашим сантехником. У него в подвале резиденция, могу позвать.
Я ничего не ответил, дергая задвижку-засов открытой двери. Она была кое-как выправлена и ходила с трудом.
- Раньше тоже туго работала?
- Да нет, легко. Ригель был сильно погнут, а запорная планка вообще отлетела. Это я сам кое-как распрямил.
- Отвертку, - бросил я, злясь на Бориса и бывших коллег.
Аккуратно вывинтив шурупы, я передал задвижку хозяину.
- Иди, дорогой, к своему сантехнику, пусть отобьет ее по линейке на совесть, пообещай ему пузырь.
Кротов ушел, а я с интересом оглядел дверь и отправился гулять по квартире. Надо сказать, что Борин папа имел вкус и понимал толк в жизни. Квартира была трехкомнатная, из просторного то ли коридора, то ли вестибюля первая дверь налево вела в комнату Бориса. Это я понял по фотографиям голых баб и электронным японским цацкам. А прямо напротив нее находилась стеклянная дверь в общую комнату, или, как принято выражаться, в зал. Да, старичок был сибаритом. По моей прикидке, зал был квадратов тридцати. И его целиком устилал диковинный длинноворсый ковер, на котором выкрутасами гнутых ног ампирилась белая с золотом антикварная мебель.
Дальше, в глубине необъятной прихожей, двери вели налево - в кухню, ванную и уборную, отделанную лучше, чем моя квартирка. Своих клиентов я вполне мог принимать здесь, и они бы не обиделись. Кухня тоже представляла собой выставку товаров народного потребления: самые разные бытовые электроприборы, чинно высясь на отведенных им местах, царили здесь. Они презрительно сверкали на меня яркими праздничными расцветками блестящих эмалей. А запах! Это был запах кухни, но не той кухни моих знакомых, где не поймешь, то ли лук перебивает запах рыбы, то ли наоборот. Здесь сливались два аромата - кофе и лимона. Направо находилась опочивальня хозяина. Я думал, что эти самые балдахины над кроватью уже отменили, ан нет. В алькове стояла этаким фрегатом на возвышении огромная двуспальная кровать, ныне, увы, потерявшая своего капитана. А в конце прихожей, между спальней и кухней, расположилось пресловутое трюмо, очевидно, последняя мебель, которой воспользовался хозяин, и то не по назначению. Как и кровать, оно было выполнено в стиле барокко, являясь несокрушимым монументом памяти изготовившего его краснодеревщика, издалека протянувшего руку к жизни простого советского трудящегося.
Что же получается? Если счесть рассказ Иконникова истиной, а у меня нет основания ему не верить, то тело партайгеноссе лежало параллельно прихожей и перпендикулярно входу в санузлы. Значит, старик явно не помышлял туда заходить.
Входные двери оставались приоткрытыми. Наконец они распахнулись, впустив Бориса и классически похмельную физиономию здешнего домашнего слесаря, при знакомстве назвавшего себя Эдуардом - "можно просто Эдик", разрешил он. Бугаю было лет тридцать или около того. В руках он бережно сжимал выправленную задвижку, словно чек на получение похмелки.
- Счас я ее, Андреич, в момент прихреначу.
- Не надо, - прервал я благие намерения столярно-слесарного бога. - Я сам.
И, выдрав из трясущихся рук щеколду, осторожно вставил шурупы в старые отверстия и кое-как закрепил ее под презрительную усмешку спеца.
- Андреич, он лажу гонит, - авторитетно сообщил слесарь. - Ее раз пни - вылетит на хрен.
- Эдинька, иди займись с хозяином утренней поправкой организма, потом ты мне понадобишься.
Когда он радостно удалился, подталкивая Бориса на кухню, я открыл его сантехнический портфель и нашел то, что нужно, - моток крепких ниток. Привязав конец к кольцу задвижки, я вышел на площадку, захлопнул дверь и осторожно потянул за нитку. Задвижка с той стороны мягко вошла в запорную планку, а я оказался перед закрытой дверью.
Тренькнул тихонько звонок, открылась дверь, и возбужденный Борис схватил меня за плечо.
- Вот видите, можно закрыть снаружи? Я так и думал.
- Можно, - согласился я, - только как отцепить и вытащить нитку потом, при закрытой двери? Ладно, у тебя альпинистов знакомых нет?
- Вроде нет, геологи есть. Константин Иванович, чтобы завязать такой узел, не обязательно быть альпинистом. - Он тут же довольно сноровисто завязал его и, отдернув ленивый конец, мигом развязал. - Вы думаете, узел был именно такой?
- Ничего я не думаю, - недовольно проворчал я, - единственное, что могу сказать: задвижку таким образом закрыть можно. Где старые замки?
- У Эдика. Эдуард, иди сюда.
Послышалось недовольное ворчание котяры, у которого отбирают мясо.
- Чего?
Ей-богу, сантехник-стервец закусывал балыком! Я пальцем поманил его.
- Эдик, тебе не обязательно жрать севрюгу, все равно ведь не ощущаешь вкуса. Где старые замки?
- Да они сломанные, я их выбросил. Хлам-то собирать. Ригели погнутые. Дрянь ржавая.
По тому, как живописно Эдик говорил, я понял: темнит. Я потрепал его за ухо до треска, а когда он притворно запищал, ласково спросил:
- Эдинька, где замки, которые ты снял с дверей квартиры дяди Бори?
Стоя в позе наказанной цирковой болонки, он наконец правдиво, по-пионерски, ответил:
- В соседнем доме, в третьей квартире один, а второй у мента. Да их же милиция смотрела, сказали, что отмычки не применялись.
- Двоечник ты, Эдя, а еще балык жрешь. Какие замки были? - спросил я, отпуская его разбухшее ухо.
- Да такие же точно, как эти. Я специально выбирал, чтоб лишний раз дверь не долбить. Точь-в-точь накладные, цилиндровые. А врезной - тот вообще не трогал, на него не было закрыто, он и остался целым.
- Как были закрыты двери? Кто вскрывал?
- Да я вскрывал. Сначала наружную, я ее фомкой отдавил сколько мог, потом монтажку вставил, потом еще одну, приналег, она затрещала, ну я ее и вывернул. Она только на защелку замка была закрыта, цепочка так просто висела, она и целая, глядите.
Сварная на стыках, добротная вороненая цепочка действительно была не тронута.
- Дальше.
- Ну, то же самое и с другой дверью, только тут я не выворачивал, а саданул плечом, погнул ригель замка, а задвижку вообще изуродовал, планка в конец коридора прямо к упокойному отлетела. Ну и этот замок только защелкнут был, без проворотов...
Наблюдательности сантехника я позавидовал.
- Хорошо, Эдик, а ты-то вошел в квартиру?
- Да, вот досюда. - Он показал расстояние метра два от входа. - Дальше меня менты не пустили.
- Ты видел, как лежал труп?
- Ну да.
- Как?
- Ну как... как? Лежал на спине.
- Покажи, ложись так же.
- Да ты что? Ладно... сейчас.
Он покорно лег, чуть согнув вывернутую левую ногу в колене, а головой устроившись на бордюрчике основания трюмо.
- Вот так он лежал, а лицо у него было - жуть, вот такое!
Эдик вытаращил правый глаз, прикрыл левый, скривил рот и прикусил кончик языка.
На секунду замер, давая мне время зафиксировать. Бориса передернуло.
- Кончайте, пойдемте на кухню.
Я же говорил, что этот "санузел" жрал балык, так оно и было. Прозрачные ломти осетрины лежали на разделочной доске, искромсанные равнодушной рукой.
Сделав аккуратный бутерброд, я выпил протянутую Борисом водку, с наслаждением вдыхая копченость, спросил:
- А скажи, Эдик, кровь под головой была?
- Было немного, но не сильно.
- Спасибо, ты свободен, закрепи только задвижку.
- Это я в момент. - Разочарованный, он поплелся в переднюю, тяжело потрескивая паркетом.

Гончаров и стервятники - Петров Михаил => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Гончаров и стервятники автора Петров Михаил понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Гончаров и стервятники своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Петров Михаил - Гончаров и стервятники.
Ключевые слова страницы: Гончаров и стервятники; Петров Михаил, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн