А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Седов Борис К.

Воровская любовь - 1. Без Веры


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Воровская любовь - 1. Без Веры автора, которого зовут Седов Борис К.. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Воровская любовь - 1. Без Веры в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Седов Борис К. - Воровская любовь - 1. Без Веры без регистрации и без СМС

Размер книги Воровская любовь - 1. Без Веры в архиве равен: 345.37 KB

Воровская любовь - 1. Без Веры - Седов Борис К. => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Воровская Любовь - 1


Аннотация
«Не верь, не бойся, не проси» – воровской кодекс. Не исключено, что к этим трем «не» надо добавить четвертое – «Не люби». Можно ли верить женщине, которую ты любишь, если ты, как Константин Разин, по прозвищу Знахарь, поменял имя, биографию, даже лицо? Ведь из-за любви можно снова попасть на зону. А можно ли оттуда выбраться с помощью любви?

Б. К Седов
Без Веры
Тем, кто недавно вернулся с войны, она снится. Кому - почти каждую ночь, кому - лишь иногда. Кому - только первые месяцы, кому - всю оставшуюся жизнь. Обязательно! Не отпускает от себя. Засасывает, словно трясина, куда только ступи шаг - сгинешь. Обволакивает, будто туман, в который лишь сунься - заплутаешь. Очень непросто вытравить ее из себя. Из своих воспоминаний. Из своих снов. И бывшие солдаты поднимаются по ночам в атаку, прут вперед с автоматами наперевес и перекошенными от страха и исступления рожами. Давят на спусковой крючок и не слышат выстрелов. Падают за укрытие, но тут же оно рассеивается, как дым. И приходится снова бежать. Снова стрелять. Опять убивать… Но чаще убивают в этих снах их самих.
Тем, кто недавно вернулся с зоны, она тоже снится. Кому - постоянно, кому - лишь иногда…
Меня уже на протяжении месяца преследовал один и тот же сон. Притом донимать меня он начал именно тогда, когда все было позади, - караульные вышки, бараки, побег, переход через парму, полная неизвестность того, что ждет впереди. К этому времени я обрел новую внешность, чистую ксиву. Я стал другим человеком. О том, кто я такой на самом деле, знали лишь несколько человек, и любому из них я мог доверять, как самому себе. Казалось бы, все мои прошлые геморрои надежно помещены в архив, покрываются там пылью и плесенью, и никто их больше не потревожит. Все позади…
Ан нет!
И для начала, наверное, чтобы жизнь не казалась мне медом, пришли эти сны. Вроде бы о кичи. А вроде и нет. Точнее будет сформулировать так: сны о неволе. Там не было ни запретны, освещенной лучами прожекторов, ни вертухаев, наглых и беспринципных, ни озлобленной, готовой взорваться, поднеси только спичку, братвы. Ни кума, ни Чечева, ни Блондина. Ни единой живой души вообще.
Было тесное и холодное помещение, в котором я уже миллион лет отрешенно сидел на тонкой бугристой подстилке. Скованный по рукам. Скованный по ногам. Ко всему прочему, прикрепленный к толстой цепи.
Вот такой кошмар снился мне чуть ли не каждую ночь. И даже по утрам он не выветривался из головы, обретя облик навязчивой мысли, которая, словно заноза в мозгу, изводила меня, заставляя еще и еще раз пытаться найти ответ на вопрос: "И куда это нечистая заносит меня по ночам? В какую дыру? На какую-такую цепь?"
В этой дыре не было видно ни зги, но я откуда-то знал, что вокруг меня надежные стены, в которых не проковырять и маленькой щелочки, под которые не сделать подкоп.
В этой дыре не было видно ни зги, но было достаточно просто ощущать на себе крепкие кандалы и тяжесть цепи, один конец которой был закреплен у меня на руках, другой же - и это я снова откуда-то знал - был намертво прикован к мощной чугунной болванке.
В этой дыре не было видно ни зги, но не надо было быть зрячим, чтобы понять, что отсюда не вырваться.
Этот сон был воплощением безысходности.
И этот сон впоследствии оказался пророческим.
Если б я знал… Но я никогда не верил в вещие сны. И думать не мог, что жизнь вдруг опять даст резкий крен и кувырком полетит под откос.
Ведь я вообще не привык думать о чем-либо наперед.
ПРОЛОГ
- Здра-а-авствуй, красавица!
Робко, бочком-бочком, она просочилась в кабинет Главного и замерла на пороге, подумав о том, что последние месяцы ей почти каждую смену приходится бывать в этих просторных, отделанных по евростандарту чертогах. И при этом ее всякий раз встречают одной и той же уже набившей оскомину фразой: "Здра-а-авствуй, красавица". Далее следует: "Проходите, Стрелкова. Присаживайтесь". Этаким мягоньким и пушистым, елейным голоском, в котором сквозит скрытая угроза. И едкая змеиная улыбочка.
- Проходите, Стрелкова. Присаживайтесь.
Да, точно. Пока все по сценарию. Прелюдии ее встреч с Главным разнообразием не отличаются. Разнообразие будет потом.
А пока девушка, испытывая легкий мандраж, пересекла кабинет и скромно приткнулась на уголке мягкого стульчика, установленного возле стола для совещаний. Это место она занимала всегда. Точнее, последние два месяца, за которые ей довелось побывать у Главного уже больше десятка раз - с тех пор, как ее уличили в том, что она несколько раз вступала в интимную связь с находящимися на излечении зеками.
И, кроме того, - что в тысячу раз хуже - иногда смела таскать для них барбитураты и наркотики.
***
- Не поленись, пожалуйста, девочка, ознакомься. - Два месяца назад Главный начал их первую встречу с того, что швырнул на стол перед ней несколько листов бумаги. - Здесь показания сотрудников охраны и кое-кого из медперсонала о том, чем ты занимаешься с заключенными помимо своих обязанностей медсестры. Кстати, есть более десятка свидетелей. И этого хватит с избытком, чтобы тебя, потаскуху, уже сегодня, прямо сейчас, выпнуть хорошим ударом под зад из этого заведения. С отметкой в трудовой книжке о полном служебном несоответствии. И сомневаюсь, что тебе после этого будет просто найти другую работу. Какова перспективка?
Она молчала. А что говорить в такой ситуации?
- Так какова перспективка? Не слышу?! - повысил голос начальник. - Слышь, кошка блудливая?!
- Увольняйте, - обреченно пробормотала она.
- "Увольняйте", - кривляясь, передразнил ее Главный. - Сейчас это было бы проще простого. Вот только у нас все гораздо сложнее. - Пыхтя, он поднялся из кресла, небрежно сгреб рассыпанные по столу для совещаний листы с показаниями. - Это цветочки. Переходим, красавица, к ягодкам.
И на стол лег еще один лист бумаги.
- Постановление о возбуждении против тебя уголовного дела, - ликующим тоном пропел из-за спины девушки Главный. А она совсем не к месту подумала, что начальник надушен дорогой туалетной водой. - Хищение и распространение наркотических средств. Причем с использованием служебного положения. Статьи 228-я, пункт 3-й и 229-я, пункт 2-й Уголовного кодекса. От шести до десяти лет лишения свободы. И никаких там тебе "условно" или "с отсрочкой". - Главный чуть помолчал, картинно вздохнул: - А ведь уже в изоляторе тебя, такую красивую, сделают ковырялкой. Знаешь, что это такое? - И, не дожидаясь ответа, забрал со стола постановление, присоединил его к показаниям о развратном поведении его подчиненной и все бумаги аккуратно сложил в картонную канцелярскую папку. - Ну, чего застыла, как изваяние? Отправляйся работать. На сегодня у меня к тебе все, - добродушно, разве что не отеческим тоном произнес Главный, вернулся на свое рабочее место и, чуть повозившись с замком, открыл небольшой несгораемый шкаф. Картонная папка отправилась в его неглубокое чрево. - Ты что там, заснула? Не слышу, Стрелкова?
- Меня теперь будут судить? - не сказала, скорее, проблеяла она, тяжело поднимаясь из-за стола. Коленки позорно дрожали. Руки тряслись. В голове царил полнейший сумбур. И лишь одна мысль выделялась из всех остальных своей беспощадной определенностью: "Все, допрыгалась, дура! И черт тебя дернул когда-то оформиться на работу в это гадючье гнездо! Чего добивалась? К чему стремилась? До чего доигралась?" - Меня посадят?
- Не мне решать, - коротко бросил ей Главный. - Там будет видно. Все материалы на тебя я придержу у себя. Дальше они никуда не пойдут - пока. А ты отправляйся работать. И не вздумай пуститься в бега. Нужна будешь, вызову. Все, - отрезал он и уткнулся в какие-то документы…
Она оказалась нужна уже в свою следующую смену. В отличие от первой встречи на этот раз Главный мучил ее вопросами часа полтора.
"Сколько раз вступала в интимные связи с заключенными?" - "Только два раза". - "Врешь, овца шелудивая! Мне известно как минимум о четырех таких случаях". - "Но ведь это неправда! Это поклеп!"
"Какие лекарства передавала своим пациентам?" - "Один раз - оксибутират натрия, еще пару раз реланиум". - "А еще омнопом и промедол.[1] Чего ты пытаешься врать, идиотка? Ведь нам все известно. Ведь за подобными препаратами ведется строжайший учет".
"В каких количествах изымала наркотики?" - "Да понемножку! В медицинских целях. Поверьте, только для этого!" - "Ха! Так и поверил! Сестра милосердия!" - "Но это правда! Только для тех пациентов, кому совсем плохо".
"И сколько на этом загребла бабок, тварь?" - "Я не помню. Немного. Ну… долларов двадцать, не больше". - "Нет, больше. Приплюсуй к этой двадцатке еще десять лет заключения".
"Кому продавала наркотики?" - "Не помню". - "Нет, помнишь!" - "Поверьте, я, правда, не помню! Их много, а я одна".
"И каково тебе трахаться с зеками? Понравилось?" - В ответ гробовое молчание. - "Не слышу?! Ты это делала по любви? Или за деньги? А может, у тебя бешенство матки?"
"И за щеку тоже брала? Че молчишь-то, подстилка дешевая?!"
"Ладно, на сегодня достаточно. На, подмахни: "С моих слов записано верно, мною прочитано".
…Потом были еще три-четыре подобных допроса в кабинете у Главного. Всегда с глазу на глаз. Какие-то дурацкие, ничего не значащие вопросы, которые поражали ее своей несуразностью. Порой эти вопросы повторялись по нескольку раз. Иногда две трети из сказанного не заносилось в протокол.
А потом произошло то, чего она подсознательно ждала, но никак не решалась признаться себе, что подобное неизбежно.
Но это, конечно, произошло. В пятую или шестую ее встречу с начальником…
- Подойди ко мне, - неожиданно приказал он ей, прервав на полуслове допрос.
Словно находясь под гипнозом, она поднялась, обогнула рабочий стол Главного.
- Встань здесь… Так, хорошо. Раздевайся.
- Не поняла. - Действительно, в первый момент не дошло до нее, чего желает начальник. - Как, совсем?
- Конечно, - ухмыльнулся ее мучитель. - Хочу посмотреть, что же ты из себя представляешь.
- Не буду, - нерешительно покачала она головой, отчетливо сознавая, что это всего лишь пустые слова. Куда она денется!
- Нет, ты разденешься. - Мясистая рожа начальника приобрела выражение довольного жизнью кота, набившего до упора брюхо жратвой. - Ты забыла о том, что хранится вот здесь? - Главный хлопнул ладонью по сейфу. - Все документы сегодня же могут оказаться там, где им и положено находиться. И тебе звездец, девочка. Полный звездец! Ты ж понимаешь. Ты же не дура… Она, красавица, ведь ты не стеснялась вонючих похотливых бандитов. Так чем же я хуже?… Ну! Жду!
И она начала трясущимися руками расстегивать пуговички у себя на халате…
"Шантажируя меня накопленным материалом, эта сволочь теперь превратит меня в свою наложницу, - размышляла она позже, когда пришла в себя. - А кроме того, надо быть готовой к тому, что уже в ближайшее время получу предложение, вернее, приказ, работать на администрацию. Доносчицей. Стукачкой. Агентом. Или как там у них называется эта грязная "должность"? Одним словом, быть теперь мне, идиотке, последней шкурой, которая на отделении станет выискивать компромат на своих сослуживцев. И докладывать об этом наверх. О, черт! Ненавижу!!!"
Она верно определила ту перспективу, что была ей уготована: во-первых, наложница, а во-вторых, оперативный агент, давший подписку о сотрудничестве и неразглашении…
Она ошиблась только в одном. Работу ей предложили совсем не на отделении.
***
- Пиши. - Главный протянул ей чистый лист бумаги и ручку.
- Что? - Она подняла на начальника растерянный взгляд.
- Заявление. - Хитро блеснул поросячьими глазками Главный. - На увольнение по собственному желанию. С сегодняшнего дня. По стандартной форме. Знаешь, как? Писала когда-нибудь?
- Да. - Па мгновение на нее накатила горячая волна животной радости, она уже была готова вздохнуть с облегчением: "Ура-ура! О, непомерное счастье! Все обошлось как нельзя лучше. Я просто увольняюсь. И даже "по собственному". Этот мерзавец со мной наигрался, я ему надоела, и он решил дать мне "вольную" без каких-либо неприятных последствий. Я свободна!.."
"…Нет! - тут же оборвала себя она. Волна радости лишь облизала ей ноги и сразу же откатилась назад. - Нет, не свободна! Никогда так просто эти мерзавцы не отпускают на волю своих рабов. А ведь я сейчас его рабыня. Он вцепился в меня мертвой бульдожьей хваткой. И будет держать, пока не подохну. А заявление об увольнении - просто завязка какой-то закрученной комбинации, в которой мне уготована роль простой пешки. А пешкой совсем не жалко пожертвовать. И она почти никогда не проходит в ферзи… Тебе еще предстоит помучиться, девочка!"
- Чего ж ты не пишешь, Стрелкова? - проявил нетерпение Главный. - О чем задумалась?
- Ни о чем. - Качнула головой она и принялась корпеть над заявлением…
Потом, как того подспудно и ожидала, она подписывала какие-то бумаги о сотрудничестве и неразглашении. Даже толком их не читая. Просто подписывала, и все. Находясь в какой-то прострации.
- Ну, вот и умница. - Главный сгреб все подписанные ею обязательства и сложил их в ту самую папку, где хранился собранный на нее компромат, оставив лишь заявление об уходе. Завизировал его: "Не возражаю…" и, довольный, откинулся на спинку своего кресла. - С заявлением сегодня же в кадры. А сейчас внимательно слушай, что тебе предстоит…
Она уперлась в начальника внимательным взглядом. Ей было страшно. Но, признаться, ей было и интересно. Как-никак, первое задание в качестве оперативного агента. И что же ей прикажет этот заплывший жиром мерзавец?
- …Завтра с утра отправляешься вот по этому адресу. - Главный протянул ей недорогую визитку, на которой она прочла: "Клиника "Эскулап". Вознесенский пр., д. 34/12". - Оформляешься там на должность медицинской сестры. О твоем приходе главный врач предупрежден, на работу будешь принята без вопросов. Рабочее место тебе определят в приемном покое. Или как там это у них называется? Ничего особого по специальности тебе выполнять не придется. Будешь просто перебирать бумажки. Или играть на компьютере…
- И зачем тогда я там нужна?
- Погоди, не перебивай, - недовольно поморщился Главный. - Лучше слушай внимательно, чтобы ничего не напутать. Сейчас о самом главном. Чуть больше четырех лет назад у тебя был скоротечный роман с одним заключенным. Угодил на отделение с распоротым брюхом. Помнишь такого?
- Да.
- Конечно. Как же забыть, - с иронией произнес Главный. - Герой! Так вот, милая девочка. Этот "герой" какое-то время назад совершил побег из мест заключения. И по оперативным данным он, во-первых, сейчас находится в Петербурге, живет под чужим именем и по подложным документам. А, во-вторых, подлец, сумел изменить свою внешность. Убрал все наколки и шрам на животе, обработал кислотой подушечки пальцев, напрочь изменив папиллярные узоры. И, самое главное, ему на лице сделана сложная пластическая операция. Так что, узнать его теперь почти невозможно. Во всяком случае, нам. Но не тебе…
- Интересно, и как я?…
- Не перебивай, я сказал! - зло брызнул слюной Главный. - Во-первых, ты хорошо помнишь его голос, особенности его речи. Во-вторых, ты с ним спала. А насколько я знаю вас, баб, вы, твари, отлично помните, как вас когда-то трахал кобель, который вам нравился, и что он с вами при этом проделывал. Особенно, если в жизни у вас было не так уж много мужчин.
- Откуда вы знаете, сколько у меня в жизни было мужчин? - Удивленно выпучила глаза Оля, уже начиная догадываться, к чему клонит Главный.
Тот ответил ей с пафосом:
- Мы про тебя знаем все. И очень надеемся, что ты нас не подведешь… В общем, так. Слушай внимательно сценарий спектакля, в котором тебе предстоит сыграть главную роль. Такие сложные пластические операции на лице без последствий никогда не обходятся. Задеты глазные и лицевые нервы, что, сама понимаешь, может привести к неприятностям со здоровьем. А в результате наш герой, хочет он того или нет, вынужден проводить регулярные обследования у специалистов. И за этим он сунется именно в "Эскулап".
- Откуда такая уверенность? - осмелилась опять перебить начальника Стрелкова. Но на этот раз Главный не стал злиться и брызгать слюной. Он ограничился лишь самодовольной ухмылочкой.
- Оперативная информация. Тебе об этом знать необязательно. Но девять шансов из десяти на то, что рано или поздно он припрется на Вознесенский. С определенным диагнозом. К тому же, ни рост, ни комплекцию, в отличие от рожи, он изменить не сумел. Так что, проверять тебе придется немногих. К тому же, большинство из них ты сразу отсеешь по голосу.
- А с остальными, вы хотите сказать, я должна переспать? - Она была поражена, с каким спокойным цинизмом ей дают это задание.
- Именно так, агент Стрелкова.
- Я вам не шлюха! - Ей даже не потребовалось разыгрывать возмущение.
- Согласен, не шлюха, - расплылся в противной улыбочке Главный. - Но близко к тому. И не забывай, - как и тогда, когда требовал от нее раздеться, он хлопнул ладошкой по сейфу, - о том, что лежит в этом ящичке. Быть может, тебе больше по нраву лизать между ног у сокамерниц?
Олю хватило только на то, чтобы молча отрицательно качнуть головой.
- Нет, не по нраву? - хихикнул Главный. - Я так и знал. Вопросы есть?
- Не знаю, - растерянно пожата она плечами. - Пока мне вроде все ясно. Вот начну работать, так вопросы, конечно, возникнут.
- Конечно, - согласился с ней Главный. - Запоминай телефон. Не записывай, запоминай! - повысил он голос, увидев, что она потянулась к карандашу. - Номер простой. Не забудешь. Там диспетчер, он в курсе всех дел. Если какие проблемы или события, звони безотлагательно. Как только объявится наш потеряшка, сообщай при первой возможности. И вообще, каждый вечер ты должна давать отчет о том, что происходило в течение дня.
- А пароль? - наивно спросила она, и Главный расхохотался. Затряс, бегемот, своим жирным двойным подбородком.
- Мы ж не шпионы, работающие "на холоде", мы всего лишь вычисляем обычного урку. Так что, никаких паролей, красавица. Никаких условных словечек. Вот только… Да ты сама понимаешь, что не надо трепать о делах в присутствии посторонних. Понимаешь?
Она молча кивнула в ответ.
- Вот и умница.
Раньше она никогда не видела Главного в таком благодушном, приподнятом настроении.
- Так что? На сегодня навроде бы все? - Главный удовлетворенно потер пухленькими ладошками. - Осталось лишь одно дельце.
Она уже знала, какое.
- Подойди.
Она поднялась из-за стола.
- Раздевайся. - Главный принялся расстегивать ширинку на форменных брюках.
Она развязала пояс на белом халатике.
Завтра она должна была приступать к своему первому заданию в качестве оперативного агента.
Сейчас же ей предстояло делать минет жирной противной свинье с маленьким членом.
Часть 1

СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН
Глава 1

Я МИЛОГО УЗНАЮ ПО…
Он появился на Вознесенском, когда Ольга отработала в "Эскулапе" ровно неделю.
Била баклуши. Возилась с компьютером. Трепала языками с напарницей Леной, которая, в общем-то, и выполняла всю работу с посетителями. Оля успешно отбивала попытки ухаживания со стороны Василия Даниловича - единственного врача, который в приемном покос занимался первичным осмотром уже уплативших Лене залог пациентов - и это даже вносило в работу какой-то процент любовной экзотики. К тому же платили Ольге в этой клинике не в пример больше, чем в Гааза.
Одним словом, жизнь нравилась. Вот только портило ее - и при этом сильно - то, что опустилась Ольга до роли ментовской стукачки, и суждено ей теперь предать человека, которого когда-то любила. И, похоже, что продолжает любить и сейчас.
"Лишь бы он обошел стороной эту клинику, - порой мечтала она. - Обратился б в другую больницу. Или б ему вообще ни к кому никогда не пришлось обращаться. Пусть бы он всегда был здоров. И тогда бы все обошлось лучшим образом. И для него. И для меня - не пришлось бы идти на гнусную сделку с собственной совестью"…
Но ее надежды не оправдались. Однажды на входной двери звякнул колокольчик, и охранник впустил в холл худощавого темноволосого мужчину примерно тридцати-тридцати трех лет.
***
"Он! - вздрогнула Ольга и, покраснев, растерянно уткнулась в монитор компьютера. - Все-таки это произошло. Но, Господи, почему же так быстро!"
Как же ей не хотелось становиться предательницей!
Но и как же ей не хотелось идти в тюрьму! Там так страшно! Она там не выживет! А как хочется жить!
Но делать нечего, приходится выбирать. А ведь она до сих пор, надеясь на то, что все обойдется, не пришла ни к какому решению. И вот пробил час. Настала пора срочно ступить или на ту, или на другую тропинку!
Ольга выбрала первую. Решительно извлекла из сумочки трубку мобильного телефона, опустила ее в карман нарядного голубого халата и быстрым шагом направилась к столу, за которым сейчас напарница беседовала с посетителем. Бросила для начала:
- Лен, я сейчас отойду на секундочку. - И как бы невзначай обратилась к потенциальному пациенту. - Здравствуйте, вы к нам на лечение?
Посетитель, не обращавший до этого момента на Ольгу никакого внимания, с интересом уставился на нее чуть прищуренными карими глазами.

Воровская любовь - 1. Без Веры - Седов Борис К. => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Воровская любовь - 1. Без Веры автора Седов Борис К. понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Воровская любовь - 1. Без Веры своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Седов Борис К. - Воровская любовь - 1. Без Веры.
Ключевые слова страницы: Воровская любовь - 1. Без Веры; Седов Борис К., скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн