А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Гайдуков Сергей

Костя Шумов -. Самая сладкая боль


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Костя Шумов -. Самая сладкая боль автора, которого зовут Гайдуков Сергей. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Костя Шумов -. Самая сладкая боль в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Гайдуков Сергей - Костя Шумов -. Самая сладкая боль без регистрации и без СМС

Размер книги Костя Шумов -. Самая сладкая боль в архиве равен: 22.96 KB

Костя Шумов -. Самая сладкая боль - Гайдуков Сергей => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Костя Шумов. Рассказы -
OCR Денис
«Сергей Гайдуков. Взгляд врага»: ЭКСМО-ПРЕСС; Москва; 1998
Сергей Гайдуков (Кирилл Казанцев)
Самая сладкая боль
Глава 1
Это случилось в один из тех зимних дней, когда холод превращает сердце в маленький кусочек льда.
Она согревалась черным кофе. Ладони нежно обнимали голубую чашку, пар поднимался над мерно подрагивающей поверхностью и исчезал, не касаясь ее подбородка. Я быстро допил стакан портвейна, и огонь понесся по жилам со скоростью экспресса.
– Я выросла в интеллигентной семье, – сказала она. Длинные накрашенные ресницы качнулись. Ей было интересно, как я отреагирую.
– Все мы выросли в интеллигентных семьях. – Я поставил стакан и убрал пустую бутылку из-под портвейна под стол. Как-то подозрительно быстро она закончилась. – И все мы вынуждены жить в мире, где сразу за порогом хочешь не хочешь, а вляпаешься в дерьмо. Башни из слоновой кости, в которых можно пересидеть плохие времена, еще не поступили в продажу.
– Но я же еще и женщина. – Ресницы снова качнулись. Алые губы коснулись ароматной черной жидкости, оставив на фарфоре слабый розовый след.
– Об этом трудно забыть, – равнодушно сказал я.
– Спасибо за лесть...
– Это не лесть.
– Тогда спасибо за правду.
– Обычно за правду не говорят «спасибо». За правду бьют в морду, – сообщил я, не добавив, что и сам имею некоторый опыт в нарезании правды-матки тонкими ломтиками для последующего поднесения на серебряном блюде заинтересованным лицам. Очень часто потом серебряное блюдо обрушивалось мне на голову. Я никогда не вел списка тех людей, отношения с которыми у меня испортились от того, что я воздерживался от лжи, но, вероятно, они могли бы составить население небольшого поселка городского типа. Веселенькое получилось бы местечко.
Опустевшая голубая чашка встала рядом с моим стаканом, который теперь выглядел презренным свинопасом возле принцессы крови.
– Женщине особенно трудно привыкнуть к тому, что вокруг нее все бьют друг другу морду, – продолжила она. – За правду, за ложь или из-за плохого настроения...
– А вам бы хотелось, чтоб все дарили друг другу цветочки? – Я рассмеялся. Сегодня мы были особенно циничны – я и портвейн во мне.
– Необязательно. Достаточно простых человеческих отношений. Уважение, взаимопомощь, честность...
– Так вы пришли, чтобы пожаловаться на жизнь? – уточнил я. – Я, конечно, могу вас выслушать, но вообще-то сострадание – не моя специальность.
– Ну а жаловаться – не мое призвание. Я пришла, потому что... – Она вздохнула, раскрыла сумочку, вытащила пачку «Мальборо» и приготовилась закурить.
– Плохая идея, – сказал я. – На стене не висит табличка «Курить запрещено»?
– Нет, не висит, – чуть растерянно произнесла она. Сигарета замерла между тонких пальцев.
– Значит, скоро появится. Во всяком случае, здесь ей самое место.
– Разве вы не курите?
– Сам не курю и другим курить у себя дома не разрешаю. Те, кто вас прислал, должны были вас предупредить.
– Никто меня не присылал, я пришла сама. – Сигарета исчезла. – Я пришла потому, что одна моя подруга сказала, что с вами можно обсудить некоторые деликатные проблемы...
– Вы не перепутали меня с... дамским доктором?
– Да что это такое?! – Румянец чуть тронул ее щеки. Наконец-то я сумел вывести гостью из себя. Это грело мое самолюбие не хуже портвейна. – Если не хотите со мной разговаривать, то я просто встану и уйду!
Вранье. Если бы ты и вправду хотела уйти, то не закидывала бы ногу на ногу и не произносила гневных реплик в мой адрес. Я нужен тебе больше, чем ты мне. Во всяком случае – пока.
– Сидите, – мягко сказал я. – Не хотел я вас обижать... Это портвейн.
– Все равно: держите себя в руках!
– Постараюсь. Так что за деликатные дела?
– У меня есть маленькая проблема... И мне кажется, что с вашей помощью я смогу ее решить.
– С чего вдруг такой оптимизм?
– Я же знаю, чем вы занимаетесь. – Взгляд синих глаз стал хитроватым. – Мне рассказывали...
Ей рассказывали. Ну да, конечно. И она представила меня кем-то вроде доброго волшебника, который способен решить все деликатные проблемы молодой красивой девушки, выросшей в интеллигентной семье и не любящей, когда рядом с ней начинается мордобой. Всегда хочется, чтобы грязную работу делал кто-то другой. Кто-то не отягощенный образованием, кто-то предпочитающий кофе портвейн.
Что ж, я готов был предложить свои услуги.
– Слушаю, – сказал я. – В чем ваша проблема?
– Я певица, – чуть смущенно сообщила она.
– Не надо этого стыдиться, – посоветовал я. – Есть профессии и похуже. Например, моя.
– Я пою в клубе, – уточнила она. – То есть это не всегда было так. Я пыталась попасть на профессиональную сцену, участвовала в конкурсах... Но не сложилось. Кое-где не хватило денег, кое-где гордости оказалось в избытке.
– Бывает, – кивнул я. – У меня те же самые проблемы. Только с вокалом у меня не очень.
– Год назад я вернулась из Москвы, без денег и сильно разочарованная. Стала искать здесь работу. Мне предложили петь в клубе «Метро». Выбирать было не из чего, и я согласилась. Это оказалось даже лучше, чем я себе представляла: неплохие деньги плюс возможность поддерживать форму...
Вот это точно. Форма у нее была что надо. И ей не требовалось напоминать, что она женщина: синие глаза из тех, о которых говорят «мертвого поднимут». Стройные ноги в шерстяных слаксах, тонкий белый свитер, нарочитая бесформенность которого нарушалась двумя холмиками... Запах дорогих духов, профессиональное обаяние, плавные движения, заставляющие предположить, что в прошлой жизни она принадлежала к отряду кошачьих.
И в результате – высокооктановая взрывоопасная смесь. И в результате – коктейль, сбивающий с ног получше любого портвейна.
Я прикрыл глаза ладонью и негромко сказал:
– Продолжайте.
Ресницы мягко качнулись, и она заговорила вновь:
– Через три месяца мне предложили перейти в другой клуб, уровнем повыше. Денег там тоже платили больше. И я проработала в этом клубе восемь месяцев. А потом меня пригласили в клуб «Ультра».
Я отреагировал на это сообщение понимающим «М-м-м-м...».
– Представляете, что это за место? – спросила она. Я представлял.
– Да, имею кое-какие сведения, – сказал я. – Сам туда не хожу, потому что не каждый вечер могу потратить сотню долларов. Если честно, то таких вечеров, пожалуй, и не было вовсе. Да если бы и завалялись лишние деньги, вряд ли я побежал бы их тратить в «Ультра». Зачем добровольно влезать в дерьмо?
– Тогда вы понимаете, что мне хорошо платят? – спросила она. – Гораздо лучше, чем в тех двух клубах.
– Это хорошо. Значит, вам будет чем расплатиться за мои услуги.
– Само собой. Кроме того, что это денежное место, это еще и престижное место. Там собирается элитная публика.
Ну да, конечно. Куда без этого слова. Элита. Слово, зажеванное, будто пленка в плохом магнитофоне. Элитные щенки, элитная мебель, элитные квартиры. Только если согласиться с тем, что потребители всего этого и есть элита нации, то впору паковать чемоданы и сваливать за границу. Но в какой-то мере моя гостья была права – в ночном клубе «Ультра» собиралась определенного рода элита. Элитные ублюдки.
По моему лицу было понятно, что я более чем скептически воспринял ее заявление.
– Вы не согласны? – в ее голосе было удивление. Лица гостьи я не видел, потому что снова закрыл глаза рукой. Им нужно было отдохнуть от увиденного.
– Это не солидная публика, – проговорил я. – Это богатая публика.
– Это одно и то же, – как бы поясняя совершенно очевидный факт, сказала она.
– Для вас – может быть.
– Ну хорошо. – Она вздохнула, и сквозь щель между пальцами я увидел, как колыхнулась ее грудь. Богат я не был и раньше, а теперь стал еще и несолидным. Я подглядывал за женщиной. – В конце концов, не об этом речь, – продолжила она. – Я ведь к тому, что работа меня в принципе устраивает. Я снимаю двухкомнатную квартиру, купила машину...
– Искренне рад за вас. А как с личной жизнью?
– Какое это имеет значение? – удивилась она.
– Личная жизнь всегда важна, – теперь настала моя очередь объяснить очевидное. – Особенно для женщины. Вы можете не осознавать этого, но это так. И ваша маленькая проблема может быть связана...
– Никак она не связана с этим, – сердито перебила меня гостья. Алые губки сжались в бутончик. – Речь о другом. Я не хочу бросать клуб, но в последнее время возникли определенные сложности...
– Минутку, – теперь перебил я. – Вы пришли в клуб «Ультра» месяц назад. Расшифруйте тогда – «в последнее время».
– На прошлой неделе.
– И что случилось? Кто-то подрался рядом со сценой? Я помню, вы сказали, что вам не нравится мордобой. Кто-то устроил свалку и не дал вам допеть песню? Ваша тонкая, ранимая натура...
– Как раз мордобоя в «Ультре» нет. Такое бывало в «Метро», но это осталось в прошлом. В «Ультре» есть своя служба безопасности, и никаких разборок перед сценой не происходит. Поэтому мне и нравится это место.
– Тогда что вам не нравится?
– Один человек. Все дело в одном человеке, – ее голос изменился. – Он – моя проблема. Он портит мне жизнь, начиная с прошлой недели, и делает это практически ежедневно. И я не могу больше это выносить. Или мне надо бросить клуб, или что-то сделать с этим человеком. Вот поэтому я здесь.
– Интересно. – Я отнял руку от лица, и синева под длинными ресницами вновь заставила меня на миг оцепенеть. Когда у тебя вот такие клиенты, очень сложно не смешивать личное и профессиональное.
– Что здесь интересного?
– Насколько я понимаю, оставить клуб вы можете и без моей помощи. – Она утвердительно кивнула. – Остается второе. Интересно, если вы называете убийство человека маленькой деликатной проблемой, то что для вас большая проблема?
Глава 2
Она не смутилась. Как я потом понял, это являлось одним из ее основных качеств. Алену было трудно смутить. Работа в клубах стала для нее хорошей школой.
– А кто говорит об убийстве? Я не произносила этого слова.
– Я его произнес. Потому что предпочитаю называть вещи своими именами. Вы имели в виду убийство, ведь так?
– Нет, я не имела в виду убийство, – четко выговорила Алена. – Не торопите события. Я хочу вам все рассказать, а потом вы сами решите, что надо сделать, чтобы снять проблему. Вы же не дослушали. – Синие глаза смотрели с укоризной. – Не торопитесь, Константин...
Это прозвучало двусмысленно, потому что именно в этот момент я снова уставился на ее грудь. От греха подальше я приставил ко лбу ладонь и загородился таким козырьком от искушающего зрелища. Правда, скрыться от голоса и запаха я не мог.
– Вы в некотором смысле правы, когда говорите, что богатство – еще не обязательно солидность. Среди публики есть и такие люди, у которых много денег, но полностью отсутствуют хорошие манеры...
– Выражайтесь яснее, – попросил я. – То есть в «Ультру» захаживают и бандиты? Я это знаю. Это знают все. Кому же еще туда ходить? Рабочему или учителю не платят столько денег. Не хватит даже на чашечку кофе в вашей «Ультре»...
– Это, наверное, не моя вина? – спросила Алена, чуть улыбнувшись: перламутр в алой рамке. – Так вот... На прошлой неделе один из таких людей...
– Один из бандитов, – перевел я.
– Я не знаю наверняка. Я не спрашивала у него. И не рискну это сделать. Но мне сказали, что это бандит по кличке Змей. Что он очень крутой. Один из главных бандитов в Городе...
– Тут вас обманули. Все главные бандиты недавно получили посты заместителей мэра. Среди них нет человека по кличке Змей.
– Я повторяю то, что мне сказали, – напомнила Алена. – Кстати, выглядит он именно как бандит.
– В красном пиджаке и с автоматом?
– Не надо надо мной смеяться. В нем почти два метра роста, он сорит деньгами направо и налево. Его все знают и боятся. И когда это случилось, никто не решился с ним связаться.
– Что «это»?
– Я выступала. Было часов одиннадцать вечера. В это время в клубе много народа, часто заказывают песни.
– И вы еле успеваете складывать деньги в сумочку.
– Я пою без сумочки. У нашего клавишника есть коробка из-под «Сникерсов», туда мы и складываем деньги. Так вот, этот самый Змей стал мне заказывать раз за разом одну и ту же песню. «Братва, не стреляйте друг в друга», Кемеровский поет. Слышали?
– Нет.
– Ваше счастье. Сначала Змей вел себя нормально, платил по десять долларов за песню, и все были довольны. На четвертый раз он просто подошел к сцене, сказал: «Повторить». И вернулся за столик. Мне наши ребята-музыканты говорят: «С этим типом лучше не связываться. Наплюй на бабки, спой, и все. Лучше отмучиться три минуты, чем иметь неприятности на всю жизнь». Я спела. А Змей опять подходит: «Повторить». Я не выдержала, говорю: «А деньги?» Он так внимательно посмотрел на меня и сказал: «Скажи спасибо, что я с тебя денег не беру. За то, что ты тут стоишь. Пой». И ушел. А я стою, колени дрожат, но молчу и петь не собираюсь. Не люблю откровенного хамства. А тут какой-то мужичок из публики подлетает, заказывает песню и деньги мне сует. Змей увидел, побледнел, подскочил к сцене да как врежет этому мужику! Тот, бедный, в сторону отлетел вместе со своими деньгами. А Змей вытаращился на меня и хрипит: «Ты что, дура, не въехала? Делай что говорят, повторять не буду!» Я, конечно, струхнула, но все равно... Сказала: «Извините, у меня перерыв». И сошла со сцены. Ребята там инструментал стали наигрывать, а я пошла в туалет. Вот здесь, видите? – Она приподняла облако светлых волос, покрывавших ее плечи. – Здесь, на шее, слева. Видите?
– Вижу, – сказал я, скользнув взглядом по темной полоске поджившей царапины.
– Он схватил меня за шею, вытащил из туалета, проволок через весь зал и втолкнул обратно на сцену. И сказал: «Если я прикажу тебе петь двадцать четыре часа в сутки, ты будешь это делать. И даже в сортир не будешь ходить без моего разрешения».
– А что делала ваша хваленая служба безопасности?
– Она делала вид, что все в порядке и ничего особенного не происходит. Наш менеджер потом подошел ко мне, постарался успокоить... Хотя какое уж тут спокойствие! Менеджер сказал, что это Змей, что лучше с ним не конфликтовать, что он немыслимо крут и хозяин «Ультры» – его большой друг. Так что если я хочу нормальной жизни...
– И чем кончилось дело?
– Тем, что я еще три раза спела эту чертову песню! Терпеть ее не могу...
– И вы оскорбились.
– А разве это не естественно?
– Это естественно. Особенно для девушки из интеллигентной семьи. Но это издержки вашей профессии. Учите детей музыке, и вас никто не будет заставлять делать подобные вещи. Но не будет и таких денег.
– Мне утереться и забыть?
– Как хотите. Судя по тому, что вы сидите напротив меня, утираться и забывать вы не намерены. Так?
– Именно.
– Но кто вам сказал, что я способен на убийство?
– А разве это не так?
Я держал паузу, пока она не отступила, постаравшись обратить все в шутку:
– Нет, конечно, я не пришла просить, чтобы вы убили Змея.
– И то хорошо. Что же вам тогда нужно?
– Сделайте с ним что-нибудь. Напугайте его, покалечьте... Потому что сил моих нет смотреть, как он каждый вечер приходит в клуб, садится за самый ближний к сцене столик и пялится на меня своими страшными глазами. Я все время жду, что он снова начнет надо мной издеваться. Я собираю нервы в комок, я стараюсь не смотреть в его сторону... Но это невозможно – жить так изо дня в день, ехать на работу словно на казнь... Надо что-то сделать.
– А ваша охрана его боится?
– И охрана, и дирекция.
– Ведь могли бы просто распорядиться, чтобы его не пускали в клуб.
– Это невозможно.
– Он приходит со свитой? С другими бандитами?
– Я не знаю. – Она покачала головой. – Может быть, и так... Но мне достаточно его одного. Он будто вампир, будто сосет из меня кровь... Он просто убивает меня, медленно, на расстоянии...
– И вы хотите мести?
– Я хочу расслабиться и перестать ждать новых унижений.
– А может, вы напрасно так переживаете? Ведь он больше не таскал вас за шею?
– За шею не таскал. У него богатая фантазия, и после того случая он практикует другие методы. Со стороны это может быть незаметно, но Змей... Достаточно того, что он каждый день заказывает мне песни. И каждый раз у меня мурашки бегут по спине, когда он поднимается из-за стола. А в прошлую пятницу... Он подкараулил меня за сценой, когда рядом никого не было, и принялся щипать за грудь, говорить всякие гадости... – Она вздохнула, и тонкие пальчики затеребили золоченый крестик на шее. – Разное было, не хочу перечислять...
Она отвернулась к окну, предоставив для обозрения свой чудный профиль.
– Разве я недостаточно рассказала? – тихо произнесла Алена. – Разве нужно выдумать что-то уж совсем мерзкое и жуткое, чтобы за тебя заступились? Разве это нормально, когда здоровый сильный мужик обращается с женщиной, как Змей – со мной?
– Это ненормально.
– Ну так выполните мою просьбу. Я не прошу быть благородным рыцарем. Я предлагаю вам деньги за вашу работу.
Возможно, после этой фразы мне следовало сказать: «Да, я благородный рыцарь. Я буду вас защищать, и деньги тут ни при чем». Но сказал я совсем другое:
– Давайте уточним: вы хотите, чтобы Змей больше не появлялся в клубе «Ультра». Так?
– Совершенно верно. – Она вновь повернулась ко мне и больше не выглядела мученицей. Точнее – не старалась ею выглядеть. – Я знаю, что у вас есть опыт подобной работы...
– Мало ли что у меня есть, – проворчал я.
– И сделайте это сегодня, – попросила Алена. И улыбнулась. Что-то ненормальное было в прекрасной улыбке прекрасной женщины в тот момент, когда она просила одного мужчину переломать ноги другому мужчине. Но когда этот мир был нормальным? Я уже и не помню.
Пять стодолларовых купюр веером легли на стол. Цена душевного спокойствия этой женщины.
– Сегодня, хорошо?
– Почему именно сегодня?
– А зачем тянуть? – И еще одна улыбка, ослепительная, как вспышка ядерной бомбы. Улыбка, говорившая: «Ну, перестань ломаться. Мы же так хорошо понимаем друг друга».
– Сегодня так сегодня, – постарался я сказать как можно холоднее. Но ее мягкое «Спасибо», прошуршавшее, словно взмах ангельского крыла, растопило мой холод.
Плавный взмах ресниц, и мой разгром был завершен. Хуже всего, что она знала об этом.
Мы вышли из кухни в прихожую. Когда Алена надела сапоги, то оказалась выше меня ростом. Ей это показалось забавным, мне – естественным.
С того места, где она стояла, моя маленькая квартирка просматривалась почти целиком.
– Как у вас много книг, – сказала она. – Это так необычно по нынешним временам.
– Это все декорация, чтобы выглядеть умным, – ответил я. – На самом деле я даже читать не умею, а вместо подписи ставлю крестик.
– Ну что вы все время стараетесь выглядеть хуже, чем вы есть? – с ласковой укоризной произнесла Алена. – Это даже не остроумно, Константин.
– Мама говорила, что Жванецкого из меня не получится.
– Вы мне все равно нравитесь. До вечера. – Легкий прощальный поцелуй в щеку как завершение беседы. Как разряд электричества, сотрясший тело.
Я подал ей шубу, и она ушла. Я захлопнул за ней дверь, закрылся на все замки и навесил цепочку. Так мне хотелось выйти вместе с ней.
Потом я прошел на кухню, откупорил новую бутылку портвейна и выпил прямо из горлышка. Лучше мне не стало. Алены уже не было в квартире, но запах...
Я встал на кухонный табурет и открыл форточку, чтобы морозный воздух продезинфицировал отравленную атмосферу квартиры.
Мне нужно было отвлечься. Я снял телефонную трубку и сделал несколько звонков.
Стало ли мне легче? Не знаю...
Глава 3
В половине десятого вечера я стоял в дверях клуба «Ультра» и чувствовал себя полным идиотом. Охранник, стоявший напротив, вероятно, чувствовал, что меня не следует пускать, но в руке у меня была гостевая карта, подарок Алены. Поначалу я предлагал ей впустить меня со служебного входа, но она побоялась, что нас увидят вместе, и вручила мне карту. Карта свидетельствовала о том, что меня пригласила администрация клуба «Ультра». Охранник пристально осмотрел мой не слишком новый пиджак, черные джинсы и, судя по его лицу, выбор администрации не одобрил.
Карта все-таки сработала, охранник со вздохом отодвинулся, и я прошел через металлоискатель, после чего оказался в небольшом коридоре, который в свою очередь вывел меня в большой темный зал, расцвеченный огоньками настольных ламп в форме подсвечников; лампы украшали столики и давали возможность посетителям читать меню, а потом и сравнивать содержимое принесенного блюда со сделанным заказом.
Меня проводили за столик, правда, весьма отдаленный от сцены. Несмотря на полумрак, наметанные глаза метрдотеля разглядели, что я – гость далеко не высшего класса. Заказав чашку черного кофе, я подтвердил свою репутацию. У меня также возникла идея заказать бутерброд с сыром, но я решил, что за такое издевательство над клубом меня могут попросту вышвырнуть вон. Еще до того, как начнется главное.
Главным была Алена. Она появилась на сцене в десять, когда я покончил с двумя чашками кофе и медленно, но верно поглощал крабовый салат, который стоил столько же, сколько три килограмма хорошей говядины на рынке.

Костя Шумов -. Самая сладкая боль - Гайдуков Сергей => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Костя Шумов -. Самая сладкая боль автора Гайдуков Сергей понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Костя Шумов -. Самая сладкая боль своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Гайдуков Сергей - Костя Шумов -. Самая сладкая боль.
Ключевые слова страницы: Костя Шумов -. Самая сладкая боль; Гайдуков Сергей, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн