А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Пратер Ричард С.

Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана»


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана» автора, которого зовут Пратер Ричард С.. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана» в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Пратер Ричард С. - Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана» без регистрации и без СМС

Размер книги Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана» в архиве равен: 124.34 KB

Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана» - Пратер Ричард С. => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Шелл Скотт - 27
Ричард С. Пратер
Дело «Кублай-хана»
Глава 1
Я лениво развалился в шезлонге на краю бассейна и наблюдал, как стайка голливудских гурий, облаченных в бикини, резвится в воде. На другой стороне бассейна несколько танцовщиц, покачивая бедрами, исполняли танец живота.
Ласковый, теплый ветерок колыхал пламя зажженных факелов; оркестр под сурдинку наигрывал какой-то удивительно мелодичный мотив, музыка была настолько прекрасной, что казалось, звуки источают восхитительное благоухание. Я восхищался музыкой, глаза мои отдыхали, я вдыхал чудесные запахи, – все мое существо наслаждалось.
Вот так бы мне хотелось жить, когда я умру, подумал я. Если повезет, сегодня меня не убьют. Может быть, завтра.
Сегодня, чуть раньше, в меня уже стреляли, и я видел внезапную, уродливую в своей жестокости смерть. Но размышления о смерти как-то не вязались с этим очаровательным местом, в котором жизнь била ключом; и я сказал себе – почему бы не получить удовольствие от своей работы?
Я находился на вечеринке накануне открытия нового и самого роскошного отеля в Палм-Дезерте – «Кублай-хан»: миллионы долларов были вложены в коттеджи, комнаты, номера, огромный танцевальный зал, столовые и зал для заседаний, бассейны, бары, минареты, купола и шпили. Все это напоминало картинку из «Арабских сказок», словно частицу Востока перенесли на юг Калифорнии.
После выходных наступят будни, но сейчас в воздухе витал дух карнавала. Разноцветные шелковые транспаранты, отделанные кружевами, колыхались на ветру, пропитанном запахами шалфея и жасмина; в живописных уголках расположились палатки, в которых прелестные девушки продавали сувениры и сладости, раздавали рекламные буклеты или просто выглядели сногсшибательно.
Почти все гости – а их было не меньше двухсот – явились в карнавальных костюмах, в основном с восточными мотивами: сари из Индии, фески из Турции, платья из Марокко, а на одной девушке был даже головной убор балийской танцовщицы. Я и сам выглядел великолепно – вы только представьте: шесть футов и два дюйма роста и двести шесть фунтов веса, облаченные в длинный ярко-красный пиджак и потрясающие белые брюки с узкими красными полосками по бокам. Моя грудь была увешана блестящими медалями и другими не всегда ясного назначения наградами – естественно, взятыми напрокат, – а мои короткие белые волосы скрывал невероятный тюрбан.
Всю эту красоту, пожалуй, немного портили брови в форме перевернутой буквы "V", выгнутые дугой над моими серыми глазами: брови тоже были совершенно белыми, и в темноте могло показаться, что от тюрбана оторвался лоскуток и прилип к моему лбу. И конечно же никакие ухищрения косметолога ничего не могли поделать с моим кривым, дважды сломанным носом, с порванным пулей ухом, со шрамом над правым глазом, – мне часто говорили, что я произвожу впечатление человека, пережившего конец света. Но тем не менее, я сделал все возможное, чтобы предстать в наилучшем виде; и я наслаждался вечером. Пока.
Сегодняшний праздник предназначался не для широкой публики – иначе меня никто бы не заметил, – а только для приглашенных гостей. Завтра здесь будет толпа народу, но не раньше, чем пройдет официальная церемония и перережут ленточку. Церемонию почтят своим присутствием звезды Голливуда и телевизионные знаменитости, политические деятели, которые, наверное, будут говорить речи, многие важные и могущественные люди. Сюда съедутся всевозможные телерепортеры и газетчики; прибудет мэр Палм-Спрингс с заранее заготовленным хвалебным выступлением; даже губернатор Калифорнии приедет и скажет речь, если сможет добраться сюда.
Потом все устремятся в бары и буфеты у бассейна, напьются и будут танцевать до упаду под три оркестра. А под конец всех ожидает конкурс красоты, который, вероятно, станет самым грандиозным в истории сластолюбия.
И вот тут-то на сцену выхожу я.
Я назначен членом жюри этого потрясающего конкурса.
По крайней мере, такова моя «легенда».
Вся южная Калифорния знает, что я – частный детектив, Шелл Скотт из фирмы «Шелдон Скотт. Расследования». Но всем также известно, что Шелл Скотт сорвет голос, крича «Да!», если его пригласят судить конкурс красоты. И мой клиент, который уже сидел за решеткой, – пока мне не удалось ничего для него сделать, – втайне надеялся, что все пирующие решат, будто я явился не шпионить, а просто поглазеть.
Естественно, я смотрел во все глаза. Это было несложно.
Большинство красавиц, которые завтра будут демонстрировать свой персикового цвета эпидермис, свои выпуклые прелести и прочие штучки, уже сегодня подавали не только закуски, а все меню сразу, и я веселился от души. К примеру, в двух стоящих рядом палатках одна девушка продавала поцелуи, а другая – печенье, и я вовсе не собирался объедаться печеньем.
Если бы мой клиент смог выйти из каталажки до того, как получит кровоизлияние в мозг, которое, судя по всему, давно ему угрожает, если бы мне удавалось и дальше увертываться от пуль и раскрыть два убийства к завтрашнему дню, – да, на все это у меня было всего шестнадцать часов, – я получил бы настоящее наслаждение от этого дела.
Я вспомнил о своем клиенте и подумал: неужели местные власти действительно считают, что он убивал людей? Меня самого тоже это интересовало. Мне пришла в голову мысль, что, если он убил двоих человек или даже одного, может быть, мне не стоило браться за столь гибкое дело.
Но тем не менее, я за него взялся и теперь должен был отработать свои сто долларов. Или десять тысяч. В зависимости от ситуации. В частности, от того, смогу ли я сейчас оторвать задницу от шезлонга и предпринять нечто невероятно умное, – только сначала надо было придумать и впрямь что-нибудь умное. Частично успех моего дела зависел от Орманда Монако.
Орманд Монако был владельцем «Кублай-хана», тем самым человеком, который затеял всю эту восточную вакханалию. Этому парню очень хотелось быть здесь, в центре событий, приветствовать своих гостей, расточать лучезарные улыбки красавицам, потягивать свой отборный коньяк и принимать заслуженные поздравления. А вместо этого он, бедолага, томится в каталажке. Мой апоплексический клиент.
Он не был близок к апоплексии, когда звонил мне сегодня днем. Он был почти спокоен. Встревожен – да; озабочен; но не перепуган до смерти. Не тогда. Он не был испуган, когда нанимал меня, чтобы я позаботился о покое и счастье его жизни.
Он позвонил мне из Палм-Дезерта в два часа дня. В пятницу днем, в жаркую сентябрьскую пятницу. Я дочитал книгу и внимательно наблюдал за резвящейся в аквариуме рыбкой на книжной полке в моей конторе. Я всегда так делал, когда не был завален работой. Рыбка – гуппи. Я помешан на гуппи.
Зазвонил телефон. Я подошел к большому, обшарпанному столу из красного дерева и взял трубку.
– Алло, – сказал я. – Шелл Скотт.
В ответ я услышал густой, приятный, немного тягучий голос:
– Мистер Скотт, меня зовут Орманд Монако.
Глава 2
Имя Орманд Монако было мне знакомо.
Его многие знали в этой части света. Я думаю, его знали и в другой части света. Последнее время это имя и название его нового отеля «Кублай-хан» неподалеку от Палм-Спрингс постоянно обсуждались в новостях, особенно в светской хронике и в колонках о кино и телевидении.
– Как поживаете, мистер Монако? – поинтересовался я, недоумевая, что может понадобиться от меня такому парню, у которого, по слухам, несколько миллионов долларов, два «линкольна-континенталя» и «кадиллак», три бывших жены, с которыми он сохранил прекрасные отношения, и куча возможностей заполучить четвертую плюс фантастический отель в Палм-Дезерте.
Он объяснил мне:
– Перейду сразу к делу. Полагаю, вы знаете, что я собираюсь открыть «Кублай-хан» здесь, в Палм-Дезерте?
– Да, сэр. Чуть больше пишут только о войнах, за исключением...
– "Хан" откроется для широкой публики завтра, сегодня же я пригласил человек двести гостей порезвиться в более узком кругу.
Мне это понравилось: «порезвиться в узком кругу». Чем уже круг, тем больше мне нравится. Та еще гулянка предстоит! Конкурс красоты и все такое. Я уже начинал думать, что мистер Монако позвонил, чтобы пригласить меня. Может такое быть?
– Все гости в основном принадлежат к «четвертому сословию», – продолжал он. – Газетчики, редакторы, телевизионные комментаторы. А также мои личные друзья – мэр Палм-Спрингс и губернатор Калифорнии.
– Очень мило, – хмуро прокомментировал я.
– И конечно же мистер Саймон Лиф вместе со своей свитой.
Все, кто умеет читать газеты не хлопая ушами, знают, что Саймон Лиф, по его же словам, – это динамичный, мощный, блестящий гений. Он поставил несколько фильмов, среди которых получившая первую премию лента «Насилуют!», и теперь намеревался прибрать к рукам телевидение. По крайней мере, его пригласили поставить – на самом деле он уже ставит – телевизионный сериал, для которого отвели самые удобные часы в сетке телевещания. Пока ему дали черновое название «Плоть» – считается, что эта тема заинтересует некоторых граждан, даже если они не настолько динамичны, мощны, блестящи и гениальны, как Саймон Лиф. Однако это не означает, что сам Саймон Лиф нисколько не интересуется плотью. Ходят слухи, которые я не буду пересказывать на случай, если здесь находятся дети.
Я вдруг вспомнил, что наградой для сладких, сочных «персиков», которые примут участие в конкурсе «Кублай-хана», будут роли в сериале, а взамен Саймону, надо полагать, достанутся кусочки сладких, сочных «персиков», и в этот момент мистер Монако заявил:
– Вам, вероятно, известно, что завтрашний конкурс проводится с целью поиска талантов?
«Поиск талантов» – значит, теперь это так называется. Но я ответил:
– Да, конечно.
– Это станет кульминацией праздника. Поэтому очень важно, чтобы все прошло достойно и организованно, с соблюдением всех правил приличия и без малейшего намека на скандал. Вы меня понимаете?
– Да. С другой стороны, я видел некоторые творения мистера Лифа, и, на мой взгляд, ему следует переименовать свою студию «Саймон Лиф продакшнс» и назвать ее «Фиг...».
– Мистер Скотт, легкомыслие...
– Может, небольшой скан...
– Мистер Скотт!
– Да, сэр?
– Мистер Скотт, мне известны ваши способности, квалификация, смелость и несколько необычные методы получения результатов, которые устраивают ваших клиентов. Меня заверили, что вы не боитесь ни Бога, ни дьявола, ни человека, ни зверя. Поэтому я и позвонил вам. Но мне также сказали, что иногда вы не можете попридержать свой язык на привязи и причиняете физическую боль даже тем, кто вас не слышит. Тем не менее, вынужден попросить вас заткнуться, потому что, когда говорю я, мне не нравится слышать чей-нибудь еще голос.
Я усмехнулся. Этот Монако заводится с полоборота, и таким он мне больше нравится.
– Сделаю все возможное, сэр, – ответил я.
– Прекрасно. Теперь вы понимаете, что благодаря присутствию прессы, телекомментаторов и особо важных персон любое неприятное происшествие получит широкую огласку. Далее, любая реклама порочащего характера может нанести серьезный ущерб моему предприятию – не только ущерб, но и привести к полному краху.
Он замолчал.
– Да, – произнес я.
– В среду и вчера в «Хан» приехали тридцать шесть очаровательных девушек. Это победительницы конкурсов красоты со всей страны, которые примут участие в финальном конкурсе поиска талантов. Одна из них, похоже, исчезла.
Он снова долго там что-то обдумывал.
– Похоже? – переспросил я.
– Я говорил с ней, когда она приехала в среду утром. Она – необычайно красивая девушка. Со вчерашнего дня ее никто не видел. Она не спала в своей постели прошлой ночью.
– Ну, раз она такая невероятная красотка, вполне возможно...
– Мистер Скотт!..
– Да?
– Насколько мне удалось выяснить, и сегодня она не появлялась. Может быть, нет повода для тревоги. Но я вложил в «Кублай-хан» несколько миллионов долларов, и поэтому я все же беспокоюсь. Вы должны выяснить, что случилось с девушкой – если с ней действительно что-то случилось. Гости уже собираются. Частная вечеринка начнется сегодня в восемь. Завтра днем здесь пройдет грандиозная церемония открытия. Время играет существенную роль. Вы можете приехать прямо сейчас?
– Прямо сейчас.
– Превосходно. Очень важно, чтобы все прошло тихо и незаметно, чтобы не было даже намека на скандал, которого нужно избежать любыми средствами. Поэтому никто не должен знать, что я нанял вас, мистер Скотт...
– Эй, минутку...
– ...или какого-нибудь другого сыщика. Если станет известно, что я нанял детектива, сразу станет ясно, что я хочу что-то расследовать. Это понятно?
– Понятно.
– Для всех вы приедете в «Кублай-хан», чтобы судить конкурс талантов. Тогда никому не покажется странным, что вы болтаетесь среди...
– Я буду судьей? – переспросил я.
– ...гостей, развлекаетесь на вечеринке, принимаете участие во всевозможных церемониях, и вы сможете...
– Я буду судьей, – повторил я.
– ...задавать вопросы, не облекая их в форму допроса. Ваше официальное положение, естественно, позволит вам поинтересоваться, куда запропастилась мисс Джакс.
– Мисс Джакс?
– Джин Джакс. Пропавшая девушка.
– Я найду ее.
– Вот это правильный настрой. До пяти вечера я буду дома. Мой дом находится в конце Юкка-роуд в Палм-Дезерте. Когда вы приедете, я сообщу вам все необходимые сведения, и мы обсудим ваш гонорар.
– Хорошая мысль.
– Во сколько вас ждать, мистер Скотт?
– Я буду у вас около пяти, мистер Монако.
Мы обговорили еще кое-какие детали, он велел мне захватить с собой костюм для вечеринки и еще раз напомнил о том, что у нас мало времени. После чего мы попрощались.
– Я буду судьей, – протянул я. – М-да...
Из Лос-Анджелеса до Палм-Дезерта ехать не больше полутора часов. Прежде чем уехать из города, мне пришлось заскочить домой, чтобы взять с собой одежду и всякие мелочи, вроде бритвы и купальных плавок. Потом я завернул в магазин по прокату костюмов на Сансет-бульваре и только после этого отправился в путь.
В половине пятого я ехал по Дезерт-Вью-Драйв в своем голубом «кадиллаке» с откинутым верхом, и мое лицо обжигал горячий воздух. Судя по описанию Монако, я находился в шести или семи милях от его дома и всего в миле от «Кублай-хана».
И тут я увидел его.
Я проехал через Палм-Спрингс и свернул налево. На протяжении нескольких миль меня окружали только пески, холмы и кусты, и вдруг с левой стороны показался «Кублай-хан».
Сначала возник огромный купол, своей чувственной формой напоминающий женскую грудь, а потом несколько высоких шпилей с очертаниями фаллоса, похожих на индийские минареты. И зелень, сплошная зелень кругом – зелень травы, деревьев, перистых листьев пальм и других необычных растений.
Вид действительно был великолепен, но совершенно не гармонировал с этой местностью. После современных улиц Палм-Спрингс, фешенебельных магазинов и почти футуристических зданий здесь все казалось нереальным, словно ты в другой стране и в другом времени. Проезжающим мимо открывался широкий фасад центрального здания, выходящий на восток. К нему примыкали северное и южное крыло, скрывающиеся в тени гор. Слева и справа стояли редкие небольшие постройки в форме мечетей. Когда «Кублай-хан» остался позади, у меня в голове крутились странные экзотические слова – Шринагар, Самарканд, Занаду.
Занаду... Я вспомнил девушку в разноцветных очках, томно развалившуюся на диване в моей гостиной и декламирующую что-то вроде: «В Занаду, в Занаду, там, где течет священная река Альф, там Кублай-хан велел воздвигнуть дворец необычайной красоты...»
У-у-у-х! Какой-то лихач вихрем пронесся мимо меня со скоростью шестьдесят – нет, скорее девяносто миль; я сам ехал со скоростью шестьдесят. Думаю, за рулем был парень. Темно-синий кабриолет обогнул меня слева и, слегка покачиваясь из стороны в сторону, умчался вперед так стремительно, что я даже не разглядел, кто бьет рекорд скорости и какой марки машина. Наверное, какая-нибудь новая модель – уж больно хорошо бежит.
Ради интереса я надавил на газ, просто чтобы проверить, действительно ли этот удалец выжимал всю сотню. Промелькнула миля, потом две, а я все еще отставал от него на пару кварталов. Стрелка спидометра переползла с девяноста пяти на девяносто шесть. Нет, какая там сотня – он несся со скоростью света! Интересно, а остальные местные жители тоже так ездят по пустынным дорогам?
Машин было мало. Передо мной ехала одна машина да еще тот кабриолет в миле впереди от нее. Мы уверенно нагоняли третью машину, но расстояние сокращалось уже не так быстро: наверное, водитель увидел в зеркале преследующих его психов и пытался скорее уйти от нас.
И тут начались странные вещи.
Я знал, что Монако живет в конце Юкка-роуд, улицы с односторонним движением, которая идет влево от Дезерт-Вью-Драйв. До его дома нужно было проехать примерно две мили вверх по Юкке. Влево от шоссе уходила одна-единственная узкая дорога. Я начал сбавлять скорость, чтобы свернуть с Дезерт-Вью, не слетев при этом с дороги, а идущая впереди машина уже тормозила. Дальняя машина тоже повернула налево и скрылась из виду за довольно большим холмом – у нас в Калифорнии такие холмы называются горами.
Мы что, все едем в одно и то же место? Веселое должно быть местечко, раз столько желающих так торопится туда попасть.
Да, похоже, туда мы и направляемся. Я свернул на Юкку последним из нашей «колонны». Впереди с левой стороны холм – он называется Мшистая гора – закрыл собой садящееся солнце. Дорога извивалась змеей, постепенно поднимаясь вверх. Тех двух машин я уже больше не видел, но та, что ехала ближе ко мне, пару раз мелькнула на повороте. Вскоре дорога стала поровнее, и я прибавил газу – меня интересовал темно-синий кабриолет, который теперь виднелся впереди меня.
Но водитель вдруг резко затормозил, машина пошла юзом, потом повернула налево и словно растворилась в горе. Я медленно подъехал к тому месту, где он свернул. Пыль стояла столбом над проселочной дорогой, которая поднималась к лощине во Мшистой горе. Неподалеку я заметил облезлый указатель в форме стрелы, направленной вверх по дороге. На указателе черной краской было написано: «Ранчо Хардинга».
Наверное, это папаша Хардинг мчался домой к своей женушке. Возвращался из дальнего плавания. А может быть, нет. Я поехал дальше по Юкка-роуд. Через минуту я увидел дом Монако, хотя это трудно было назвать домом.
Он стоял в долине у Мшистой горы и представлял собой миниатюрную – и европеизированную – копию «Кублай-хана». Там было, наверное, комнат сорок внутри и штук семнадцать оранжерей снаружи. Фасад дома выступал вперед и словно висел в воздухе, игнорируя закон притяжения. Под домом раскинулся то ли бассейн гигантских размеров, то ли искусственное озеро. Около воды и за домом росли высокие пальмы. Черная асфальтовая дорожка огибала бассейн и заканчивалась широким кругом у основания каменной лестницы, ведущей к входу в дом.
В круге был припаркован «бьюик»-купе с открытой дверцей с левой стороны. Я подъехал к нему, остановился и вышел из «кадиллака». Наверху стояла женщина, прислонившись спиной к большим дверям из резного дерева, и смотрела на меня.
Я помахал рукой; она не шевельнулась. Но через несколько секунд отошла от двери и направилась вниз по лестнице.
Я пошел ей навстречу, и к тому моменту, когда я подошел, она уже спустилась – должен заметить, она почти бежала, – и эта красотка готова была прошмыгнуть мимо меня, не сказав ни единого слова.
Она была очень хороша. Высокая, где-нибудь пять футов и восемь дюймов, в бледно-голубой юбке, обтягивающей округлые бедра, и белой блузке, скрывающей шикарную грудь. Узкую талию стягивал желто-коричневый кожаный пояс. В одной руке она сжимала большую кожаную сумку такого же цвета, что и пояс. Ее высокая грудь подпрыгивала под белой тканью, когда она торопливо шла мимо меня.
– Эй! – окликнул я. – Где пожар? Привет.
– Привет.
Женщина остановилась, ее светло-голубые глаза на секунду задержались на моем лице, потом она поспешно осмотрелась, оглянулась на дом, бросила взгляд на дорогу. У нее были короткие, но густые, пышные волосы цвета спелой пшеницы.
– Никого нет дома? – спросил я.
– Нет.
– Странно. Мистер Монако сказал, что будет здесь. Вы должны были встретиться с ним, мисс?
Она повернулась и направилась к своей машине.
– Я с ним увижусь, – сообщил я. – Если вы назовете свое имя, я скажу ему, что вы...
Она села в «бьюик» и захлопнула дверцу.
Здорово. Такая соблазнительная штучка – и произнесла всего два слова. «Привет» и «нет». Я облажался: такая красотка наверняка должна быть участницей конкурса «талантов», жаждущих славы и обожания, а я даже не успел сообщить ей, что вхожу в состав жюри. «Зачем тебе власть, если ты ею не пользуешься?» – спросил я себя.
Я поднялся по каменным ступеням, нашел кнопку звонка, немного напоминавшую пупок с жемчужиной внутри, и нажал на нее. Где-то внутри дома послышались гулкие удары гонга. Точно такой же звук раздается, когда Фу Манчу проплывает сквозь шелковые занавеси.
Все стихло. И ничего. Я снова надавил на звонок и тут заметил, что одна из двойных дверей немного приоткрыта. Странно. Если Монако не было дома, то как же он мог оставить такой роскошный дворец незапертым?

Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана» - Пратер Ричард С. => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана» автора Пратер Ричард С. понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана» своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Пратер Ричард С. - Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана».
Ключевые слова страницы: Шелл Скотт - 27. Дело «Кублай-хана»; Пратер Ричард С., скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн