А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Автобаза автора, которого зовут Голубев Игорь. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Автобаза в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Голубев Игорь - Автобаза без регистрации и без СМС

Размер книги Автобаза в архиве равен: 202.89 KB

Автобаза - Голубев Игорь => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Голубев Игорь
Автобаза
Игорь Голубев
Автобаза
Анонс
Это - АВТОБАЗА.
Центр многих дорог, по которым текут золотые ручейки.
Это - АВТОБАЗА.
Место, где кипит жизнь. Место, где ДЕЛАЮТ ДЕНЬГИ.
Но большие деньги жестоки. Они порождают воины, они провоцируют смерти. Они ослепляют и лишают людей свободы, загоняя в добровольный плен. Они колют глаза другим...
Но бывает, что одна случайность вдруг все ломает в отлаженной системе. И два человека остаются жить, хотя некто уже решил их судьбу...
ПРОЛОГ
Нещадно палило солнце.
Унылый вид каменистой пустыни на славянина всегда наводит тоску. Все трое сидящих в машине славян были в цивильной одежде - принадлежность к военным определялась лишь по двум автоматам Калашникова, установленным в держателе. Третьего "калаша" видно не было, и вывод напрашивался сам собой: пассажир постарше, сидящий рядом с водителем, - обладатель пистолета.
Водитель протянул руку назад, и третий участник путешествия без слов вложил в нее пластиковый пузырь минералки. Водитель прополоскал рот и выплюнул противно-теплую влагу на камни. Вода почти мгновенно испарилась.
- Товарищ майор, долго еще? -спросил сидящий за баранкой и подвинул ему истерзанную на сгибах карту.
- Ты маршрут изучал. Сам знаешь.
- Здесь же нет ни одного ориентира.
Майору в штатском вовсе не требовалось изучать карту, и все это знали. Вот сейчас они съедут с плато, а там еще верст двадцать нового подъема по серпантину - и они у цели.
Любопытный тарбаган проводил резко и неприятно пахнущее, грохочущее по камням животное недоуменным взглядом. Передние двери сняли еще на базе, лобового стекла не было. Салон продуваем со всех сторон, но это было все равно что залезть головой в духовку.
Совсем по-другому чувствовали себя два человека, передвигавшиеся на верблюдах, но они находились на другом плато, куда славянам еще предстояло подняться по серпантину. Привычный пейзаж не вызывал тоскливых чувств, а располагал к размышлениям. Иногда о суетном. Иногда о вечном.
Персы отправились в путь пять дней назад и теперь приближались к месту встречи. Еще до захода солнца должны быть на месте. У обоих путешественников шелковые платки на лицах, а на головах - чалмы зеленого цвета. Значит, они побывали в Мекке.
Встреча обговаривалась на самом высоком уровне. Едущий впереди, по имени Максуд, - глава акции, но первым он ехал не поэтому. Просто сзади положено находиться телохранителю.
Солнце еще было в зените, когда маленький караван достиг назначенного места - у одинокой скалы на плато прилепились друг к другу и к камню, который, возможно, помнил воинов Александра Македонского, десятка полтора домиков.
Навстречу, откуда ни возьмись, с громким лаем выскочили собаки. Охота им в такую жару облаивать? И действительно, ритуал вышел недолог, но приличия были соблюдены и ужин отработан.
Приезжих встретили как подобает. Пока Мак-суд принимал ванну в огромном медном котце, на дворе-патио резали барашка, готовили персидский плов. Между тем совсем стемнело, и на небе высыпали гроздья созвездий. Плов был готов. Хозяева и гости услышали надрывный вой мотора одновременно. Это на плато, преодолевая последний километр, взбиралась машина славян.
Они буквально вывалились из авто, пыльные и измочаленные, двое стали разминать затекшие ноги, а майор сразу направился к Максуду и хозяину. Поздоровались по-восточному. Хозяин пригласил в дом. Они прошли в жилище, не встретив ни одного человека. И во дворе-патио никого, кроме слуги, не оказалось. На коврах был развернут восточный стол.
- Максуд, нам надо ехать, и чем быстрее, тем лучше. Границу будем пересекать ночью, - сказал майор.
- Прошу тебя, Юра, не нарушай традиций. Обидишь хозяев. А когда переходить границу, я знаю лучше. Так что иди помойся с дороги, там еще вода осталась.
Майор слыл среди своих брезгливым человеком. Знал, если Максуд приехал первым, то и первая вода досталась ему. Но еще знал майор, что вода здесь на вес золота, потому отказываться от предложения - значит вызвать смертельную обиду: ведь после него перемоется вся родня хозяина.
Пришлось подчиниться. Первым залез майор. Третья вода досталась автоматчикам. Всех вымыла служанка, так же как до этого мыла Максуда. Потом был УЖИН и разговоры как бы ни о чем. По крайней мере, так казалось двум славянам. Майор же постарался извлечь из беседы максимум удовольствия: они с Максудом увлеченно говорили о персидской поэзии. Потом два часа короткого сна, а на рассвете их разбудили. Персы пересели в машину славян, оставив верблюдов на попечение хозяина. Ехали долго. Уже припекало солнце...
- Когда граница? - спросил один из славян, сменивший первого за баранкой.
- Давно проехали, - удостоил ответом неверного Максуд. - До точки всего пара километров. Вон за той горкой.
И действительно, за горкой нашлась ровная площадка, окруженйая колючкой, с десятком легких щитовых домиков, парой ангаров и брошенной разбитой техникой, которую легче оставить при ликвидации базы, чем тащить по горным дорогам на другое место. .
- Это ваша знаменитая "Заря Востока"? - спросил майор.
- А что? Не нравится?
Майору подумалось, что здесь, на Востоке, все непросто. Всегда следует ждать сюрприза, и главное - не пропустить детали. Здесь привычны недомолвки, намеки и иносказания. Однако в открытом бою все определенно и однозначно компромисса не жди.
Вокруг ни души.
Они прошли в домик, приспособили ящики под стулья, сели, и Максуд ушел.
- Не нравится мне все это...
- Помолчи, сержант, - оборвал его майор.
Спустя несколько минут Максуд вернулся в сопровождении человека в военной форме песочного цвета и таком же берете. Попросил майора сдать оружие.
- Не стоит утруждать себя, господин лейтенант, мои ребята за ним присмотрят.
Майор достал пистолет и передал сержанту. Лейтенанту это не понравилось, ему хотелось взять под контроль хотя бы оружие славянина, но возражать не стал.
Дальнейшие события для оставшихся на точке славян были неизвестны...
А произошло вот что.
Втроем зашли в ангар. Ржавая колючка, банки из-под российской тушенки, давно проржавевшие, прочий хлам. Майор насторожился: в здешнем климате ржавчина - редкость необычайная. Лейтенант покопался в пожарном щите, и одна из плит пола сползла со своего места, обнаружив уходящую внутрь лестницу. Спустились вниз.
Поначалу все походило на обычный бункер. Коридор, освещенный типовыми лампами, энергетические кабели, указатели на фарси, металлические двери вдоль стен, расположенные через равные промежутки.
Майор анализировал и запоминал. Посчитал количество ступеней, когда спускались на первый уровень, помножил на примерную высоту, получил глубину. Считать пришлось на каждом уровне. Потом прикинул число кабелей, выделил силовые, бронированные, обычный для освещения и телефонные. Уже на втором уровне появилась охрана, и с каждым переходом охранников становилось все больше. Потом увидел военных в другой форме и нескольких штатских. Наконец пришли. У двери, как полагается, стояли двое часовых.
Хорошо дело поставлено, отметил майор, но и у нас есть места не хуже.
В аскетично обставленной комнате их встретил генерал в вычурной форме красного цвета: нечто наподобие английского мундира девятнадцатого века, только больше галунов и нашивок. Переводчика не было. Да и зачем, когда есть Максуд.
- Не удивляйтесь мишуре, - с иронией произнес генерал на чистом русском после восточного приветствия, - так принято при нашем "дворе". А я привык уважать традиции. Угощайтесь. Чай? Кофе?
Ну все, подумал майор, сейчас пойдут восточные церемонии, однако генерал приятно удивил, спросив о впечатлениях майора. Надо льстить - это тоже входило в ритуал - и надо съесть хоть кусочек рахат-лукума.
- Впечатляет. Грандиозно. На базе все хорошо организовано. Уровень истинно восточный. Масштабно. На какой мы глубине?
- Не надо, майор. Я знаю, где вы служите. Наверное, все ступени пересчитали, кабели определили по сечению, запомнили количество дверей на каждом уровне. Я их специально больше сделал... для гостей. - Генерал неожиданно хихикнул, как ребенок, довольный произведенным впечатлением.
А ты непрост, ну так я тебе дулю воткну, злорадно подумал майор.
- Однако с маскировочкой прокололись. Но это такая малость. Я думаю, если нагрянет между народная комиссия, то не заметит.
Генерал и Максуд вытаращили глаза. Здесь же все продумано. Когда международное сообщество решило инспектировать военные объекты их страны, специально зарылись в землю и камень, оставив прежнюю базу в разрухе.
- Чего не заметят?
- Наверху в ангаре банок набросали, и для убедительности - ржавых. Признайтесь, с побережья привезли? - спросил майор.
- Не знаю. Этим занимались специалисты по маскировке.
- Так вот... В шестистах километрах от воды, в пустыне, железо лет семьдесят будет только пытаться ржаветь.
Генерал побагровел. Казалось, еще секунда - и его хватит удар.
Чьи-то головы теперь полетят, подумал майор.
- Давайте бумаги, - сказал генерал, в его голосе теперь не было показного тепла. Майор протянул папку.
- А вот и чипы. Программа стоит, координаты целей по нашим разведданным скорректированы... Так что вставляйте... - Майор хотел бы сказать "хоть себе в задницу", но произнес другое:
- Себе на здоровье и назло врагам революции.
Майор высыпал на чайный столик драгоценные миниатюрные наводящие приборы. Генерал начал бережно собирать чипы в спецфутляр, забыв о гостях. Максуд тут же этим воспользовался и, потянув за собой майора, постоянно кланяясь, задом открыл дверь генеральского бункера.
- Идем быстрее. Твоя выходка может стоить головы. Он свое получил, но теперь неизвестно, чем заплатит. Может, милостью, а может, как у вас говорят... секир-башка.
Однако пронесло.
Командир пересадил бойца на свое место, объяснив, что хочет отдохнуть и поспать. Майор расположился рядом с телохранителем Максуда, прикрыл глаза и откинул голову назад, открыв миру внушительный кадык, говорят, такой бывает у неумеренно пьющих людей.
Машина неслась со скоростью, какую позволял двигатель. Плато должно было вот-вот закончиться. Дальше очередной спуск, а за ним новый подъем, где на высоте две пятьсот прилепились к одинокой скале те гостеприимные дома старого узбекского рода и где состоялась встреча майора с Максудом. Кто нарезал здешние места такими вот "пирогами"? Бог или Природа?
А потом случилось нечто непонятное: двое славян, сидевшие впереди, вдруг услышали сзади хлопки - один глухой, почти неслышный за ревом двигателя, другой - порезче. Глухой - потому что ствол с глушителем почти вдавился в живот телохранителя, а порезче - потому что выстрел делался в открытую.
Машина резко затормозила. Сидевшие впереди обернулись. Лица их побелели, что было заметно даже сквозь дорожную пыль.
- Товарищ майор!..
- Юрий Николаевич, что?..
- Отставить! Помогайте! Берите сначала одного, потом второго.
Майор, еще вчера бывший для Максуда Юрой, вышел из машины.
Автоматчики оттащили тела к обрыву,
- Ну?.. Чего рты раззявили? - Наклонившись, майор сам столкнул первого вниз.
Тело, беззвучно кувыркаясь, только осыпь камней и пыль вдогонку, исчезло в глубине расселины.
- Надо бы обыскать, -предложил сержант.
- Мы не мародеры. Мы выполняем важную государственную работу. Я его еще по академии знавал. Подозревал, что гниль, да повода удостовериться не было. К тому же посредник. И нашим, и вашим. А посредников не любят ни те, ни другие. Зачем свидетелей оставлять? Он бы к себе вернулся - и к америкосам побежал вторую зарплату получить и нас сдать.
Солдаты пытались осмыслить услышанное. Слова о свидетелях испугали их. Каждый подумал о собственной участи. Майор сообразил, что дал маху. У ребят были два "калаша". Успокоил:
- Вы не бздите. Отправлю в Союз, разбросают по частям, потом еще парочку раз место службы поменяете. Писаря сработают так, что концов во век не сыщут.
Солдаты хмурились, боялись верить. Умирать из-за каких-то поганых азиатов не хотелось. Пришлось довериться Юрию Николаевичу, отцу-командиру, Бате. И правильно сделали, что поверили, слово он сдержал. Но об этом после.
- Заводи тачанку...
- Ночевать где будем, у этих? - спросил один из бойцов.
- Ночевать не будем, надо как можно быстрее убираться на свою территорию, а остановочку сделаем.
Майор вытер платком спинку сиденья, уселся и прикрыл глаза. Он знал, о чем сейчас думают подчиненные: узбеки - тоже свидетели. Правда, их всего трое: слуга, служанка и сам хозяин. Остальные останутся, их не тронут. Так оно и вышло. Майор приказал остановиться за пару километров от селения, прилепившегося к скале; ближе нельзя - собаки услышат. Ушел в темноту.
Отсутствовал час, а потом в дороге основательно, как делал все в жизни, чистил пистолет.
Сержант и солдат старались не думать о происшедшем. Одним узбеком меньше какая разница. Жалко только служанку с нежными руками, что мыла их в третьей воде.
Через три месяца началась всем известная молниеносная война. Выходит, в штабе генерала завелся американский Крот? А может быть, Крот был и в нашем штабе? Видно, америкосы напугались чипов. А уж каким путем ушла к ним информация, и вовсе неведомо. Одно дело, когда глобальная система наведения имеется у большой страны, пусть даже с ненавистным режимом, но с предсказуемой политикой. Совсем другое дело - режим оголтелый. Его действия предвидеть нельзя...
Глава 1
ВСТРЕЧА В "АКВАРИУМЕ" 2000 г.
Генку, Геню, Генашку, Гундоса, Гуна с утра знобило. То, что фамилия у него имелась одна, а имен - множество, его не смущало. Все имена и прозвища были необидные и приклеивались на день-два, в зависимости от настроения компании и самого Климова. В детстве мама звала его Крольчонком. С больной головой и жалкой мелочью в кармане Климов решил добрести до ближайшей "точки" - выпить пива.
Он оделся и, не обуваясь, прокрался по коридору коммуналки, дабы не попасться на глаза трем соседкам старухам. Наконец вырвался на волю.
Почему босиком? Да все из-за старух. Они были очень разные, потому и прозвища он им дал соответствующие: одна - Одуванчик, другая - Скорбь, третья Ангел, только очень злой. В одном сходились: шалопая надо спасать. Имелась у них общая черта - жалость. Когда умерла его мать, а Климов тогда служил срочную, куда только не писали, разыскивая его. Ответ один: не значится. Как же так, человек в армию ушел и потерялся?
Вот почему Крольчонок осторожно выглянул из подъезда и, только оказавшись на улице, натянул сандалии.
Идти надо было до метро. Там, в новом торговом ряду, имелся прозрачный павильон. Мелочи хватало всего на две кружки. Этого явно недостаточно. Огляделся - из своих никого. Один транзит. Челночники. Нелегалы. Этих не любил особо. Поднося трясущейся рукой пиво ко рту, рассматривал зал поверх кружки: даст - не даст. Было в этом поиске нечто унизительное, но здоровье превыше всего.
Уже и вторая к концу, а своих все нет. Одна шантрапа. И вдруг взгляд Климова зацепился за мужика у стойки в кожаном пиджаке, но не турецком, и с внушительного вида портфелем-чемоданом. Этот даст. Непременно ему должно стать стыдно за свое благополучие, за хорошую работу, жену, друзей обеспеченных. Эй, товарищ, выручи, а то помру прямо на глазах... Бог ты мой, это ж Димка! Артеменко. Живой...
- Отвали... Иди разгрузи что-нибудь на рынке, а лучше помойся, побрейся и на работу устраивайся. - И вместо денег сует газету "Из рук в РУкй". Не узнал.
- Значит, майор наш порядочным человеком оказался, не соврал... Жизнь сохранил... Интересно, сам-то уцелел? Не знаешь, Дим? - У Климова к горлу подкатил шершавый комок. - Не узнал, значит? Я не обижаюсь. Меня теперь многие...
Не успел договорить. Димка Артеменко уронил чемодан и, молча обхватив Климова огромными ручищами, приподнял над полом.
- Узнал! Узнал! - неожиданно для себя заорал Геннадий Климов. - Узнал однополчанина... - И вдруг заплакал. Слезы сверху капали на лицо и пиджак Артеменко. Народ вокруг улыбался.
Дима поставил Гену перед собой. Подошли свои. Откуда нарисовались? Хлопали по плечу. Поздравляли, предчувствуя дармовую выпивку. Ошиблись.
- Пойдем-ка, Гун, туда, где прилично кормят. Посидим. Сколько лет прошло, восемь?
- Десять, - поправил Климов.
- Верно.
Расположились в лагманной у узбеков. И пошел разговор. Правда, сначала препирались, кому говорить первым, но Климов настоял на своем. В этом была логика. Докатиться до уровня Генки легко и просто, а вот стать таким, как Димка...
- А чего я? Я тоже, как ты. Целый год. Когда вспоминаю, веришь, дрожь берет.
- Верю.
- Потом женщину встретил.
- Красивую?
- Худенькую... Рак у нее был. Догадывалась. И сказала она мне, Гун, что надо каждый день проживать так, будто он последний... Иначе, говорит, Димочка, - не жизнь.
- Правильно сказала. А мне на женщин всегда не везло. Хоть и здоровые все были.
- Ничего, Климов, раз мы там не пропали, то и здесь свое возьмем.
Климов потянулся за стопкой, налил до краев с намерением произнести тост.
- Не много ли?
- Практика рождает профессионалов. Я свою дозу знаю.
Однако ошибся. Они тяпнули еще по три. За майора. За писарей штабных. За лучшую жизнь для всех и каждого. И Климов сломался. Артеменко и сам с трудом держался на ногах, но до выхода добрались. Поймали машину.
- Слышь, друг, отвези-ка нас в баньку, мне друга полечить надобно, попросил Дима, и водитель отвез их в "Селезни". Взяли отдельный кабинет с сауной и выходом в общую русскую парную - мужики все-таки любят кучковаться.
Через полчаса Климов запел. Еще через полчаса начал говорить вполне внятно. Следующие полчаса окончательно преобразили человека - теперь совсем хорошо выглядел гвардеец ВДВ. Бывших гвардейцев ВДВ не бывает.
- Давай побрейся, - Дима заказал станок, отказавшись от услуг парикмахера,.- одевайся, а я последний заход сделаю.
Через несколько минут по бане разнесся истошный вопль. Так кричат, когда рушатся последние надежды.
- В чем дело?! - В кабинет вбежал Артеменко.
- Обокрали, Дима! Всю одежду сперли! Мама моя, и трусы, и ботинки...
- Вон твоя одежда висит.
- Это не моя!.. Стой... Может, тот и спер? А свою здесь оставил.
- Твою я приказал выбросить на помойку. Вещи только из карманов выгреб. Вон, лежат на лавке.
Климов хлопал глазами. Переваривал. Потом начал торопливо примеривать. Надевая брюки, чуть не упал, но, заскакав козлом, удержался на ногах. Посмотрел в зеркало.
- Ну, блин горелый, дела-а-а...
Потом поехали к Гуну домой. По дороге Климов рассказал о старухах.
- Ничего, Генчик, разберемся. Хорошие тетки, по-видимому.
- И Ангел злой?
- В первую очередь.
- Она, конечно, справедливая, но уж больно недобро смотрит. А Скорбь? Я ее раз у своей кастрюли поймал.
- Может, мясо подбрасывала? На одних костях навара не сделаешь.
Климов задумался и согласно кивнул:
- Одуванчик всегда с пенсии деньги ссужала. Правда, я отдавал. Нет, честно...
- Она мне нравится меньше всех.
- Это почему?
- Знаешь, жена моя Вера как-то сказала: не надо баловать людей деньгами и советами, лучше дать в руки инструмент и научить работать.
- Не скажи. Кто сладкого вкусил, того на горькое не потянет. Имею в виду, кто лентяйничал, того уж за станок не поставишь.
- Допустим, тебе предложат грузовик. Хороший. Пусть не новый, но на ходу...
- Да мне развалину дай и запчасти, ты ж знаешь, какие руки были золотые. Из дерьма конфетку сделаю.
- Тогда пошли.
Они поднялись на шестой этаж, и Климов позвонил. Утром забыл взять ключи. Не до того было. Открыла Скорбь. И не узнала:
- Вам кого?
- Да ты че, Скорбь? Это я, Генка, сосед твой.
- Мира! - позвала Скорбь, и появилась вторая соседка, с решительным лицом всегда правого человека.
Оказывается, Ангел злой в миру имел совсем другое имя.
- Что, Роня?
- Тут двое пришли. Одеты прилично.
Мира присмотрелась, и лицо у .нее сделалось другим.
- Пускай...
И Роня, доверяя Мире, впустила их, но потом все-таки поинтересовалась: точно ли он?..
- Или я глупа, или мир перевернулся, - сказала, уходя в свою комнату, Ангел злой.
В квартире установилась тишина ожидания. Все удивлялись метаморфозе. Даже Одуванчик. Момент появления обновленного Климова она наблюдала через щель.
Глава 2
РАЗГОВОР ПО ДУШАМ
По стенам Генкиной комнаты метались отблески рекламных огней. Шестой этаж девятиэтажного дома. Каково же тем, кто живет вровень с крышами? Впрочем, у них конечно же есть шторы, в отличие от климовской халупы. А Генке все равно - спит как сурок. Вот человек: год по разным частям мотался, трясясь овечьим курдюком, а сегодня враз оклемался - и как с гуся вода. Философию собственную выработал в оправдание. Наверное, это у человека защитный рефлекс -уметь объяснить свои действия или, наоборот, бездействие. Память тоже включается избирательно: старается сохранить хорошее, приятное, а неприятности, обиды и разочарования спрятать в дальнем уголке.

Автобаза - Голубев Игорь => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Автобаза автора Голубев Игорь понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Автобаза своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Голубев Игорь - Автобаза.
Ключевые слова страницы: Автобаза; Голубев Игорь, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн