А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Глаза? Рот? Нет, пожалуй, всё же уши. Раз поперся за Сантаной, словно осел за морковкой, получи, родной! Одно малюсенькое заклинание – и Демьян стал обладателем чудесных, лохматых ослиных ушей. Ну и что? Зато слышать будет хорошо. Сделав свое дело, я наконец слез с него и занял место рядом с моей невестой.
Демьян мгновенно вскочил и с ужасом ощупал свое новое приобретение. Осознав, каким именно даром я его наградил, он взревел от злобы и бессилия:
– Этого я тебе никогда не прощу!
– Ну вот, а где благодарность за сохраненную жизнь?
Конечно же никакой благодарности я не дождался. Кипя от бессильной ярости, он заскрипел зубами и бросился к уцелевшей лошади.
– Мы еще с тобой встретимся! – как-то уж очень шаблонно и пафосно заорал он, пришпоривая коня.
– С удовольствием, всегда готов усовершенствовать еще какую-нибудь часть твоего лица, – хмыкнул я и подмигнул своему злейшему врагу.
Демьян только зарычал и, стеганув ни в чем не повинного коня, кинулся прочь. Надеюсь, это последняя встреча с данным типом. Устроится где-нибудь в глухой деревушке пастухом и будет своим видом отпугивать волков. Если нет, то оставлять «на закуску» я его уже не буду, прихлопну сразу.
Уф, хорошая была драка, аж вся шкура зудит. Спасибо сообразительности Селистены и зубам Шарика. Надеюсь, его укуса хватит надолго, а то уж очень больно было и обидно.
А вот и луговые спиногрызы. Не знаю, где они прятались во время боя, но, надеюсь, видели всё от начала до конца – повторять свои действия ради них мне бы не хотелось.
– Даромир, вы были великолепны! – восторженно хлопая ресницами, заверещал Тинки.
– Не «вы», а «ты», – напомнил я.
– Да-да, – подхватил Винки. – Теперь весь мир узнает о вашем благородстве.
Тьфу ты, а вот о минутной слабости я бы предпочел, чтобы никто не узнал, может, я еще исправлюсь. Но, судя по прошлому опыту, молчать спиногрызов не заставишь.
– Пощадить своего кровного врага во второй раз – это просто удивительно, – не унимались луговые.
«Вот и мне удивительно», – про себя хмыкнул я, а вслух сказал:
– Просто меня очень попросила моя прекрасная Селистена, а я не смог устоять перед ней.
Что ж, пусть хоть моей мелкой будет приятно.
– Конечно, конечно! – протараторил Винки. – Никто не может устоять перед очарованием вашей прекрасной избранницы.
– Не никто, а только я, – поправил я лугового.
– Как скажете, – мгновенно согласились лохматые, – мы сейчас же приступим к очередной главе, посвященной вашим подвигам. Надеемся, вы не против?
– Слушайте, а если я скажу, что против, вы не будете ее сочинять? – съехидничал я.
– Будем, – со вздохом признались спиногрызы. – Но надеемся, что вы не станете нам запрещать.
– Что же я, изверг какой, что ли? – отмахнулся я. – Пишите.
– Огромное спасибо! – выкрикнули зверята и, полные восторга, бросились наутек, полагая, что строители и дворовые могут вернуться. Смешная нечисть, одно слово – нестандартные.
Пока я разглагольствовал со своими летописцами, Фрол и Федор под руководством Селистены, постарались привести в чувство героическую Едрену-Матрену. Это оказалось весьма непросто, но посредством двух ведер холодной воды, на свою беду, братьям это удалось. На свою беду – это потому что оба из них тут же получили по увесистой затрещине.
– За что?! – обиженно воскликнул один.
– Почему?! – не менее озадаченно подхватил другой.
– А чтобы не пялились на полураздетую женщину, да еще и в мокрой рубахе! – не моргнув глазом умыла братьев Матрена.
Честно говоря, этот маленький внутренний инцидент своеобразно разрядил ситуацию, и накопленное напряжение вышло наружу посредством неудержимого смеха. А я вообще всегда говорил, что ничто так не расслабляет, как здоровый смех. Естественно, после медовухи и плотного ужина. Кстати об ужине…
– Матрена, что-то есть хочется… Как ты думаешь, после того, что я тут наворотил, я заслужил хороший ужин?
– С мясом? – осторожно поинтересовалась хозяюшка.
– Конечно! – гордо заявил я. – Пока ты тут прохлаждалась, я снова стал человеком! – Немного поразмыслил и скромно добавил: – Ну почти стал.
– Ладно, за ужином расскажешь, что тут произошло, а то и правда есть хочется! – буркнула Матрена и припустилась в дом.
Фрол и Федор, потирая затылки, нехотя последовали за ней. Они, конечно, помахать мечами не успели, но торжественный ужин заслужили. Если бы не они, то меня с моими Золотухиными заскоками уже давно бы прибили.
Однако вернемся к нашим баранам, а точнее, к Сантанам. Ясно, что основной ее целью являюсь я, вот только совсем непонятно почему. Что я вообще ей плохого сделал? Эх, хоть бы какую информацию на сей счет перед личной встречей с этой ведьмой.
Стоп! Ведь я запросто могу получить эту информацию от другой ведьмы, от моей ненаглядной бабаньки. Хватит уже выпендриваться и задирать нос, теперь не до условностей. Какая, собственно, разница, расправлюсь я с княгиней сам или с небольшой помощью Серафимы? По-моему, никакой.
Я всегда говорил: важно всё правильно себе объяснить. Теперь главное – как-то очень ненавязчиво намекнуть об этом Селистене, чтобы ненароком не признаться в своей слабости. Мне нравится выглядеть героем в ее глазах, и менять это как-то не хотелось бы.
– Селистена, солнышко… – начал я издалека.
– Да?
– Вот как всё повернулось… Я тут вот подумал, а не…
– Уже, – как ни в чем не бывало мурлыкнула она.
– Что уже? – не понял я.
– Ну ты же хотел сказать, чтобы я дала знать Симе, что у нас проблемы?
– Да. – От неожиданности я даже сказал чистую правду.
– Так вот я уже это сделала, – всё тем же невинным голоском продолжила мелкая.
– Но ты понимаешь, что…
– Конечно, понимаю, ты и так бы ее победил. Просто хочешь узнать побольше о своем враге.
Я немного помолчал, любуясь своей избранницей, а потом сказал:
– Мы и правда соединены какой-то удивительной нитью.
– Надеюсь, с годами она станет только крепче, – прошептала рыжая и чмокнула меня в нос.
Эх, ну почему я опять собака, а не человек?!
* * *
Однако враги приходят и уходят, а кушать хочется всегда. А так как встреча с Сантаной не за горами, надо подкрепиться основательно. Тем более что я теперь укушенный и могу есть всё, что захочу. А хочу я много чего, особенно мяса.
Когда мы с Селистеной наконец-то вошли в терем, Матрена как раз накрывала на стол. Исходя из того, что хозяйка трактира находится не у себя дома, ей удалось невозможное – из весьма скромного набора продуктов она приготовила прекрасный ужин. Во всяком случае, мне так показалось с голодухи.
– Матрена, ты чудо! – вполне искренне заметил я, любуясь замечательным натюрмортом.
– Я знаю, – буркнула она в ответ, продолжая сооружать очередную вкуснятину.
Тут мой взгляд упал на кувшин, стоящий на краю стола. Я потянул носом и ощутил блаженный медовый аромат.
– Ты дважды чудо! – не удержался и отвесил еше один комплимент. – А медовуху-то где достала?
– Какую медовуху? – удивленно вскинула брови хозяйка.
– Вот эту.
Матрена внимательно посмотрела на кувшин и пожала плечами:
– Странно, только что ее здесь не было.
– Раньше не было, теперь есть, – отмахнулся я, – но это именно то, что мне сейчас нужно.
Матрена молча наполнила мне плошку, и с помощью огромного языка Золотухи я ее мигом опустошил. Какое это всё-таки счастье – холодная медовуха после очередного выигранного боя.
– Пожалуй, я тоже пропущу чарочку, – глядя на мою счастливую физиономию, решилась Матрена.
– И я, – поддакнула мелкая.
– Детям и больным медовуху нельзя, – тут же отрезал я и хитро покосился на Селистену. Та покраснела, надулась и запыхтела словно кипящий самовар.
– А я ребенок или, может быть, больная? – взвилась рыжая.
– Тебе видней, – отмахнулся я, – выбирай на вкус.
– Значит, ты хочешь сказать, что собираешься жениться на ребенке или на больной? – не унималась мелкая.
– Если так дальше пойдет, то жениться придется на больном ребенке, – не смог удержаться я.
Конечно, тут же по комнате пронесся небольшой ураганчик под названием «Селистена в ярости». А я прихлебывал медовуху и любовался ее красотой. Она и так-то у меня просто прелесть, а вот когда в ярости, становится совсем неотразимой. Сколько страсти, экспрессии, эмоций! А как пылают конопушки на вздернутом носике! Век бы любовался, но лучше не перегибать палку, а то вполне реально можно схлопотать моим же посохом по загривку.
После такой маленькой встрясочки мы втроем налили по плошке и, подняв тост за «прекрасных дам», опустошили посуду.
– Она очень даже приятная, – после некоторого раздумья призналась Селистена.
– А я тебе о чем всегда твердил? – возмутился я. – Была бы неприятная, я бы ее не пил. Кстати, давайте еще по чарочке.
– Хватит, – обломала меня Матрена. – Надо Фролу с Федором оставить. Странно, что их до сих пор с нами нет.
– А где они вообще? – больше для поддержания разговора поинтересовался я, с вожделением глядя на кувшин.
– Не знаю, – почесав затылок, выдала Матрена, – вроде тут были, а потом словно испарились.
– Ладно, начнем ужинать – тут же появятся.
Колокольчик опасности заверещал словно ненормальный, но было уже поздно. Я ощутил, что мое гибкое, тренированное тело словно оцепенело. Единственное, что я успел сделать, так это лечь на пол. После этого вообще потерял контроль над собой. Помнится, когда-то давно, с помощью какого-то пойла, меня обездвижил коварный вампир-романтик Беня Вийский. Только тогда меня еще пробило на смех, а сейчас голова оставалась ясной и чистой. Чего не скажешь о лапах и остальных органах движения.
– Девчонки, а вы как себя ощущаете? – полный дурных предчувствий, спросил я у присутствующих дам.
– Никак, – охнула Матрена и тоже сползла по стеночке на пол.
– Я не могу пошевелить ни рукой, ни ногой, – подала голос Селистена.
Она, в отличие от нас с Матреной, не успела опуститься, так и осталась стоять рядом со мной с посохом в руках. Этот самый посох слегка касался и моей лапы.
– И я не могу, – пришлось сознаться мне. – Шарик, а ты как?
Пес, словно проверяя свои возможности, повертелся на месте, повилял хвостом и пожал плечами. Мол, вроде всё в порядке.
– Всё ясно, нас отравили медовухой.
– Я всегда говорила, что медовуха – яд! – заверещала рыжая. – Ну надо же, в кои веки попробовать хмельной мед – и так отравиться.
– О достоинствах и недостатках медовухи мы поговорим как-нибудь потом, – отмахнулся я от занудства Селистены. – Сейчас надо понять, кто нас отравил?
– Я, – послышался спокойный голос, и в дверь вошла Сантана.
Несмотря ни на что, должен признать, что княгиня выглядела просто великолепно. Черное бархатное платье чудесно сочеталось с зелеными глазами и придавало и без того идеальной фигуре ведьмы особый шарм. Хотя очень уж идеальная она получилась, словно кукла, которую сделал какой-то искусный мастер.
– Точнее, не я, а два моих преданных раба, по моему приказу, – продолжила Сантана.
И только сейчас я обратил внимание, что у двери каменными истуканами стояли Фрол и Федор. О боги, да этого просто не может быть! Я же верил братьям как самому себе, а выходит, что с самого начала они о каждом нашем шаге докладывали Сантане. Теперь многое становится понятно… И то, что княгиня была в курсе моего перемещения в собаку, и то, что весь наш маршрут следования стал ей известен, и даже то, что Демьян быстро отыскал нас в новом имении Антипа. Как же ему не отыскать, коли братья сами привели нас сюда.
Мне почему-то даже не захотелось высказать Фролу и Федору всё, что я о них думаю. Да и зачем, собственно? Ведь и так всё ясно. От такого подлого предательства я просто тихо застонал.
Но Матрена, видимо, имела совсем другое мнение на этот счет.
– Ах вы, изменщики, паразиты, алкоголики! Да как вас земля носит?! Дайте мне только возможность пошевелиться, и я вас обоих своими собственными руками придушу! А я вам еще в кредит медовуху наливала!
Наверное, она могла говорить еще очень долго, но Сантана щелкнула пальцем, и ко всему прочему у Матрены пропала речь.
– Надоела, – непонятно кому пояснила княгиня и уставилась мне в глаза. Несмотря на всю абсурдность ситуации, этот зрительный поединок я выиграл. Голубые глаза победили зеленые, и она отвела свой взгляд. Но, к сожалению, эта маленькая победа ничего не значила, княгиня полностью владела ситуацией, так как вместе с возможностью двигаться она также лишила меня возможности колдовать. А самое обидное, что использовала в своих черных целях удивительный и благородный напиток.
При таком раскладе оставалось только принять смерть из ее рук. Хорошо бы было как-нибудь выторговать жизнь Селистене, а то уж совсем всё плохо получается. Ладно, судя по всему, княгиня абсолютно уверена в своих силах и сразу убивать меня не будет. Наверняка захочет покуражиться и рассказать про свой гениальный план по уничтожению Даромира, а за это время может произойти всё что угодно.
Я и на этот раз оказался прав: Сантана, не торопясь прохаживаясь по комнате, принялась издеваться надо мной:
– Ну что, колдун дипломированный, должна поблагодарить тебя за прекрасно выполненную работу. Ты полностью оправдал мои надежды.
Ничего не понимая, я переглянулся с Селистеной. Судя по ее недоуменному лицу, она также не поняла, куда клонит эта поганка.
– Ты небось возомнил, что всю эту операцию я задумала, чтобы извести тебя?
Ну да, были такие мыслишки.
– Так я тебе скажу, что ты слишком много о себе возомнил.
Да, скромность никогда не была моей добродетелью.
– Тебя я могла бы прихлопнуть, словно лягушонка, одним движением руки.
Спорный вопрос.
– Вы только посмотрите на него, колдун называется! Лежит парализованный, словно куль с мукой, в собачьей шкуре, двигаться не может, колдовать не может.
А ты заклятие с меня сними, и тогда посмотрим, кто чего стоит.
– Да, достойных специалистов начал выпускать «Кедровый скит», ничего не скажешь!
Ого, а про скит она откуда знает? Вроде в Кипеж-граде на базарной площади не объявляли о наборе на учебу.
– Посох свой и тот отдал девчонке. Что ж, это подходящий носитель для колдовской гордости, она даже может с ним вместо палки по грибы ходить, по ягоды.
Во-во, по грибы. Такой вот поганке по шляпке ногой – бабах!
– А за девчонку, бабушка, можно и схлопотать, – подала голос Селистена.
– Еще раз откроешь рот – с тобой будет то же, что с этой глыбой, – даже не посмотрев в сторону боярышни, молвила княгиня.
А вот нашу Едрену-Матрену обижать не советую, недолго и без головы остаться.
– Ты что, до сих пор не понял, что я тебя, как кутенка, направляла, куда мне нужно было? – продолжила откровения Сантана, со снисходительной улыбочкой глядя на меня.
Нет, честно говоря, не понял.
– Ну что ж, время у нас еще есть, так что могу перед смертью удовлетворить твое любопытство.
Ну что ж, валяй. А перед чьей именно смертью, мы еще посмотрим.
– Я ждала этого дня много-много лет. Ждала и копила силы. И вот наконец этот день настал, и всё благодаря тебе.
Повторяетесь, дамочка, это я уже слышал.
– Очень долго я разыскивала одного человека, чтобы отомстить за нанесенную кровную обиду, и всё без толку. И вот однажды я услышала хвастливую, бездарную песнь о похождениях колдуна-недоучки Даромира.
Насчет бездарности – это претензии к Тинки и Винки. А что касается хвастовства, так это… тоже к ним. В конце концов, мое дело было нечисть мочить, а не в поэзию лезть.
– Из нее-то я и поняла, кто приведет меня к моей заветной цели. Силы у меня было предостаточно, и мне ничего не стоило наложить заклятие на всё мужское население города… И они все разом влюбились в меня.
А что, без заклятия вызывать чувство уже не по силам?
– Конечно, были отдельные личности, устоявшие перед моими чарами, но они не могли помешать задуманному.
Да уж, Феликлисту твои прелести как корове седло.
– Я подослала стайку пробышей к твоей пигалице…
– Слышь, ты, кошка облезлая, слова-то выбирай! – опять не удержалась, чтобы не почесать свой острый язычок, Селистена.
Щелк – и моя говорунья лишилась голоса.
– Я позаботилась, чтобы атака была отбита, – спокойно продолжила Сантана. – Стража была на высоте и легко перебила их, тем самым подняв свой авторитет. – Сантана засмеялась, кивнув на застывших Фрола с Федором. – Жалко, конечно, пробышей, но что поделаешь. Со своей задачей они справились прекрасно. Напуганная боярышня тут же обратилась за помощью к своему полюбовничку, и тот со всех ног примчался спасать свое рыжее чудо природы.
Так, в моем счете к Сантане прибавилось еще два пункта: за полюбовников (эх, если бы!) и «рыжее чудо природы» (только я так могу называть невесту).
– Ты оказался именно таким, каким я и представляла: молодым, самоуверенным зазнайкой. Наивно полагающим, что являешься самым великим и могучим колдуном на свете.
Ну почему же «самым», всего лишь вторым, после Серогора.
– Не скрою, перед моими чарами ты устоял. До сих пор не могу понять, как тебе это удалось.
Я же говорил, что я второй, вообще-то и сам до конца не понимаю.
– И тогда я подстроила тебе не очень хитрую, но ловушку. Для начала выпроводила из города своего муженька: несмотря ни на что, он всё-таки князь и иногда вырывается из-под моего влияния.
Что поделаешь, князья из другого теста замешены.
– Далее, мне достаточно было только намекнуть Антипу, и старый козел принесся ко мне в светелку, словно мотылек на свечку.
Погодите, так козел или мотылек? Пожалуй, у княгини слишком буйная фантазия.
– Антип всё сделал, как я и рассчитывала, и мгновенно оказался в темнице, причем взятый с поличным, на месте преступления.
Да уж, тут мой тестюшка оплошал, возразить нечего.
– Как ты смог заметить, темница уже была мною подготовлена. Причем не для премьер-боярина, а для тебя. Антипа, с его чувством долга, можно было содержать с открытой дверью.
Вот такой странный у меня будет тесть, если, конечно, я выкручусь из этой передряги.
– Рассчитать, что за этим последует, было несложно. Когда папаша не пришел ночевать, заботливая дочурка забила тревогу. К кому же было обращаться девчонке, как не к своему скороспелому жениху?
Еще парочка галочек в окончательном счете.
– Даромир, естественно, не мог отказать невесте и отправился на поиски Антипа.
Ага, откажешь ей, она и мертвого уболтает.
– Таким образом, ты присоединился к отцу своей невесты и тут же потерял всю свою колдовскую силу.
Вот здесь я не удержался и сделал замечание вслух:
– Вы еще забыли рассказать про любопытную мышь в вашей светелке.
Ура, сбылись мои чаяния. Княгиня побелела, потом посинела, а уже после этого цветного калейдоскопа покраснела.
– Если ты хоть кому-нибудь… – начала Сантана, но я ее опередил:
– Что вы, никому и никогда! Это всё сделают два чудных луговых спиногрыза Тинки и Винки.
– Ты протрепался? – с искаженным от гнева лицом прошипела княгиня.
– А что, прекрасная песенка получилась: «Я увяз, как пчела в сиропе…»
– Если ты сейчас же не замолчишь, то присоединишься к своей невесте и хозяйке трактира! – брызгая слюной, прорычала Сантана, теряя последний лоск и привлекательность.
Замолкнуть совсем я не хотел, голос мне еще пригодится, так что пришлось уступить грубой силе.
– Ну если вы ничего не понимаете в поэзии, тогда я умолкаю.
Чтобы восстановить душевное равновесие, Сантане понадобилось некоторое время.
Интересно всё-таки, чего это она так на этот шрам реагирует?
Наконец княгиня взяла себя в руки и продолжила бахвалиться своими весьма сомнительными заслугами.
– А дальше мне ничего особенного и делать-то не надо было. За меня всё задуманное исполнила твоя Селистена.
Ну да, она у меня шустрая девчонка.
– Она развила бурную деятельность по вашему спасению и, припугнув наследничка престола, пробралась в темницу.
А ты хотела, чтобы она сидела сложа руки?
– Как я и рассчитывала, Антип бежать отказался, а вот ты, естественно, не упустил такой возможности.
Конечно, у меня же с головой, в отличие от премьер-боярина, всё в порядке.
– Вот только меня удивляет, почему ты поменялся местами не с Шариком, а с Золотухой.
Можно подумать, что она моего разрешения спрашивала, когда под руку полезла.
– Но по большому счету это было неважно. Какая разница, в чьей шкуре ты приведешь меня к заветной цели.
Это для тебя не важно, а у меня от этой рыжей шкуры сплошные проблемы и неприятности.
– Мне было всё равно, каким способом вы выберетесь из города. Главное в моем плане было то, чтобы с каждым шагом тебе становилось всё труднее и труднее.
Ну и что тут оригинального? Гордобор когда-то тоже этого хотел.
– Вы выбрали путь по реке…
И тут опять я не удержался, хотя уже в прямом смысле, прикусил себе язык. А чего она только свои заслуги перечисляет?! В конце концов, я с моей шустрой командой тоже успел кое-каких дел наворочать.
– Погоди-ка! А беспорядки на базаре? По моим планам, это чудное мероприятие должно было сильно попортить тебе кровушку!
Судя по тому, как перекосилось ее лицо, так оно и было. Что ж, бабы на Руси – это страшная сила. Главное – вовремя ее разбудить и указать виновника всех их проблем, а уж дальше они всё сделают сами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29