А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Интересно, а как остальные мужчины могут обходиться без колдовства?
Между тем цветочный аромат распространился по комнате и достиг милого и временно неконопатого носика Селистены. Хозяйка еще спала, а он решительно проснулся и принялся жадно втягивать чудесный запах. Спустя совсем немного времени моя солнечная заулыбалась во сне и с этой же улыбкой на устах открыла свои глаза.
– Доброе утро, радость моя! – поприветствовал я и протянул ей ромашку.
– Доброе утро… – протянула боярышня, приняла цветок и с восторгом уставилась на то буйство, что я устроил вокруг. – Ну ты и жук! – наконец выдала Селистена. – Знал же, что утром получишь нагоняй за вчерашнее, вот и расстарался.
– И в мыслях ничего такого не было! – голосом, полным обиды, возмутился я. – Просто хотел сделать тебе приятное. А что касается вчерашнего, смиренно жду сурового, но справедливого приговора. Раз заслужил, готов получить по полной программе, невзирая на прошлые заслуги и примерное поведение в будущем.
В маленькой головке немного поборолись два взаимоисключающих желания, и победа, конечно, осталась за мной.
– Да ладно уж, прощен. Что с тобой делать?
– Как что? Поцеловать, конечно, – немедленно подсказал я и наклонился к невесте, чтобы ей было проще исполнить задуманное мною.
– Р-р-р, – тут же раздалось за спиной.
– Да ладно, ладно, – буркнул я лохматому, отодвигаясь от Селистены. – Надо же быть таким вредным.
Шарик в ответ только широко зевнул, мол, ничего личного, работа такая.
– Знаешь, а ведь тебе придется выбираться, как пришел, – несколько неожиданно заявила боярышня.
– Как это?
– Ну не могла же я рассказать батюшке про твои вчерашние похождения, да и ночевать у меня в комнате тебе пока не полагается. Вот я и сказала ему, что ты на важной операции и вернешься только утром.
– Мудро, – одобрил я. – Антипу действительно необязательно всё знать.
– Именно. Так что обращайся в сокола, вылетай в окно, а уж потом возвращайся как обычный человек, через ворота.
– Договорились, я быстро, – торопливо сказал я и приготовился колдовать, однако Селистена меня остановила:
– Я надеюсь, что ты не будешь так часто использовать мою любовь к тебе в корыстных целях?
– Конечно, конечно, – не моргнув глазом пообещал я. – Это был первый и последний раз.
– Ты ничуть не изменился, – в очередной раз обреченно заметила боярышня, – дипломированный колдун, посох уже получил, а всё такой же.
– Посох, конечно, вещичка полезная, но я и сам… – начал было я развивать свежую мысль, но жуткое открытие заставило меня подпрыгнуть на месте от ужаса. ПОСОХ!!! Его нигде не было. Я точно помню, что к Матрене я пришел с ним, а ушел, ну то есть улетел, без него.
– Что с тобой? – увидев мое перекосившееся лицо, осторожно спросила Селистена.
– Да так, ерунда, маленькая проблемка (а если я его не найду, то станет большой), я сейчас метнусь в одно место и через часок буду уже дома.
С этими словами я превратился в сокола, но настойчивая боярышня решительно преградила мне заветное окно:
– Через час мы уже должны быть во дворце!
– Зачем это? – удивился я.
– Князь Бодун вестового прислал. Хочет послушать про пробышей и… – Селистена немного замялась, – на тебя посмотреть. Тебя ведь толком никто и не видел в человечьем обличье.
Такой расклад в корне менял дело. Ну что ж, власть вправе полюбоваться на меня. Да и остальные пусть посмотрят. Против воспитания молодежи на достойных примерах я не возражаю, к тому же более достойного примера, чем я, им не найти.
– Ладно, давай сходим, – согласился я и опять попытался взлететь. Как и в первый раз, моя попытка закончилась неудачей из-за рыжей преграды у окна.
– И еще я бы хотела, чтобы ты посмотрел на эту кошку облезлую.
– Да что я, нашего Барсика не видал, что ли? – удивился я.
– Да не на Барсика, а на Сантану, – пояснила солнечная.
– Так это ты имеешь в виду княгиню? – наконец дошло до меня. – Ну ладно, уговорила, гляну и на нее. Теперь всё?
– Нет, – твердо заявила мелкая. – Я тебя никуда не пущу, ты наверняка опоздаешь, а мы обязательно должны быть во дворце через час.
– Раз должны, значит, будем. Встретимся через час у ворот дворца, – бросил я. Воспользовавшись небольшой паузой, я сумел ловко проскочить мимо боярышни и вырваться на свободу. И чего она так волнуется? Да я сама пунктуальность!
Ну да, я немного опоздал. Так это не повод, чтобы меня встречать с таким выражением лица, какие оказались у Антипа и Селистены. Между прочим, у меня были весьма уважительные причины для этого: я доедал вареники с вишней. Знаете, какие у Едрены-Матрены вареники? А раз не знаете, то и не говорите! Я, как специалист, могу сказать с полной ответственностью, что оторваться от божественного блюда просто невозможно. А с той горой, что мне навалила Матрена, никто не справился бы быстрее.
Однако всё по порядку. Я, как и подобает в исключительной ситуации, со всех крыльев бросился к трактиру Едрены-Матрены, ничуть не озадачивая себя необходимостью маскироваться. Ну да, соколы в городе гости редкие, но мне было не до условностей. Шуганув по дороге воронью стаю (в отместку за ночное воздушно-пернатое происшествие), я ловко спикировал прямо перед дубовой дверью и принял человеческое обличье. К счастью, свидетелей моей метаморфозы не нашлось.
Далее меня ждало мучение в виде женщины огромного размера. Обычно добрая и отзывчивая, Матрена вдруг ни с того ни с сего решила меня воспитывать. Сговорились они все, что ли? Ну все против бедного Даромира!
Высказав нелепую претензию насчет того, что я вчера перебрал, она заявила, что посоха у нее никакого не осталось, пить надо меньше, и вообще она не нанималась следить за чужой клюкой. Вот это новость! Меня чуть кондратий не обнял… Ведь потерять посох означает полный крах колдунской карьеры. Да после такого мне Серогор даже руки не подаст!
Видя, как меня заколотило, коварная Матрена сжалилась и призналась, что пошутила. После чего посох был возвращен мне в целости и сохранности. При его передаче прозвучало циничное заявление, что это сделано исключительно ради моего же блага. Мол, чтобы я понял, осознал и раскаялся.
Ну видали вы где-нибудь такие шуточки? Я готов рвать на голове волосы, а она шутить изволит.
Из полуобморочного состояния меня вывел простой вопрос:
– Ты есть-то хочешь?
Еще не отойдя от пережитого и временно лишенный дара речи, я просто кивнул. В результате передо мной и возникла та самая плошка вареников. А так как у Матрены всё было под стать ей, то есть весьма внушительных размеров, то и плошечка оказалась соответствующей. И только проглотив второй десяток, я начал понемногу приходить в чувство. С каждым вареником сил у меня прибавляло, однако до конца гигантской порции было еще далеко.
Оставлять еду, причем такую дивную, я не привык, вот почему чуть-чуть опоздал на встречу.
Моему появлению обрадовался только верный Шарик, приветливо помахав хвостом.
– Я тоже рад вас всех видеть! – по привычке я начал общение первым. – Надеюсь, вы понимаете, что только из ряда вон выходящие события заставили меня опоздать?
Антип хотел что-то пробурчать, но, видимо, передумал и просто кивнул мне. Этот кивок я воспринял как приветствие и, чтобы не заводить ненужную дискуссию, взял свою невесту под руку и решительно вошел в ворота. Так как я повторно начал новую жизнь, то шествовал я спокойно и с достоинством, как и подобает зятю премьер-боярин а и солидному колдуну.
– Ты можешь объяснить мне, что происходит ? – раздалось в моей голове знакомое шипение.
Ага, так я тебе и рассказал про вареники, держи карман шире. Опять начнется занудство про соблюдение приличий и прочих условностей.
– Пока не могу, – напустив туману в голос, ответил я, – скажу только, что я на верном пути.
Конечно, на верном, а то на каком же? Питание в нашем деле вещь первостепенная.
– Ты что-то от меня скрываешь? – не отставала рыжая.
– Конечно, нет. Как ты вообще могла такое подумать?
Наверное, мне пришлось бы услышать еще несколько въедливых вопросов, но, на мое счастье, из-за угла выскочила огромная рыжая псина и со всех лап бросилась к нам. Хотя если быть точнее, то не к нам, а к Шарику. За ней несся целый выводок уже окрепших щенят. И только один-единственный сиял на солнце удивительным рыжим отливом своей шкуры, остальные были копией папаши.
Шарик при виде своей ненаглядной (а это конечно же была Золотуха) расцвел, словно мак на солнце.
– Р-р!
– Р-р-ре! – поздоровались ребята и приветливо ткнулись друг в друга мокрыми носами.
– Привет, красотка! – не остался в стороне я. Как-никак именно я первый познакомился с этой лохматой псиной и тем самым составил личное семейное счастье верных друзей человечества.
Золотуха, никогда не видевшая меня в человеческом обличье, с некоторым сомнением посмотрела в мою сторону, повела носом и вдруг завиляла хвостом. Признав, таким образом, свою былую страсть, она бросилась ко мне, явно намереваясь запечатлеть на моем челе невинный поцелуй своим огромным шершавым языком. Неожиданно как для вашего покорного слуги, так и для самой Золотухи эта безобидная сцена вызвала бурное негодование Селистены и Шарика.
– Р-р-р! – грозно предупредил пес.
– Прежде чем целоваться прилюдно с другой, подумай о последствиях!
В некотором оцепенении мы с Золотухой уставились на них.
– Слышь, Селистена, ты что, опять меня к ней ревнуешь?
– Еще чего, даже и не думала! – вспыхнула боярышня и задрала свой носик, словно вымпел на княжеской ладье.
– Ага, оно и видно, – всё еще не веря своим ушам, заметил я.
– Все вы, кобели, одинаковые! – сморозила полную чушь моя будущая жена. – За вами глаз да глаз нужен!
– Селистеночка, солнышко, ну сама посуди, что у меня может быть с Золотухой?
– Я еще не забыла, как ты с ней в будке миловался!
Ну моя мелкая дает, ревновать к собаке – это же просто глупо! Да к тому же мои отношения с нею в старые времена были сугубо платоническими. Я хотел бурно выразить свои эмоции, но нас уже по традиции прервал Антип:
– Может, мы всё-таки дойдем до княжеского дворца?
Дворца, какого дворца? Ах да, мы же к Бодуну в гости идем! От возмущения я даже немного растерялся.
Всё еще продолжая негодовать (конечно же про себя) от нелепых обвинений в свой адрес, я отправился вслед за Антипом. Моя невеста, тоже находящаяся под впечатлением, тем не менее взяла меня под руку и последовала моему примеру. Сзади до нас доносилось недовольное рычание Шарика и удивленное ворчание Золотухи, видимо, собачьи разборки оказались значительнее…
До тронного зала мы добрались без происшествий, да и какие могут быть происшествия, коли мы уже в княжеском дворце? Правильно, практически никаких. Мы встали в дверях тронного зала, и расфуфыренный, словно индюк на смотринах, глашатай объявил наше прибытие:
– Премьер-боярин Антип с семейством!
Вообще-то я предпочел бы, чтобы меня объявляли персонально, ну да ладно. Уже неплохо, что меня включили в разряд «семейства». В прошлый раз я появлялся в этих стенах в виде лохматого друга человека. Так что если посмотреть на происходящее с этой точки зрения, то я получил однозначное повышение.
Тронный зал, как и подобает ему по статусу, был великолепен. Портило впечатление только огромное количество народу, равномерно распределившееся по периметру апартаментов. На мой вкус, присутствующих можно было бы сократить наполовину: и гула поменьше, и воздух почище. Ну да ладно, не у всех же такой изысканный вкус, как у меня, могу и потерпеть немного.
Согласно протоколу мы встали с правой стороны трона. Хотя, конечно, титул и положение были только у Антипа, но мы с Селистенкой решили не нарушать столь редкую семейную идиллию и последовали за премьер-боярином. Так, устроившись вполне сносно, я решил осмотреться.
Кого тут только не было! Ближе всего к трону, конечно, расположились чопорные бояре с масштабными женами и многочисленным потомством. Далее следовали заграничные вихрастые послы, дальняя родня князя и прочие бездельники. Ну и в самом отдалении от трона находились ратники и первые купцы княжества. В общем, скука, да и только, с моего последнего визита ничего тут не поменялось.
Единственным если не светлым, то хотя бы запоминающимся пятном во всем этом протокольном занудстве, как ни странно, был наследник престола Феликлист с группой ему подобных красных (хотя в цвете тут я могу и ошибиться) молодцев.
Княжич был не совсем обычной персоной. Не знаю, может, когда-нибудь таких вот личностей станет много, но в наше время он, мягко говоря, выделялся. Обвешанный какими-то несуразными бантиками и рюшечками, завитый и напудренный, благоухающий, словно цветочная клумба, он резко отличался от общепринятого образа князя и витязя. Друзей он себе подобрал соответствующих, и вся эта пестрая компания разительно контрастировала с остальной людской массой.
Мое отношение к наследнику престола было сложное. Начнем с того, что прагматичный Антип собирался выдать мою рыжую за него замуж, чем, как вы понимаете, вызвал неприятие к молодому человеку. И ведь я понимал умом, что моя мелкая интересует Феликлиста не больше, чем острокрылая ласточка интересует петуха, но ничего поделать с собою не мог.
Внешний вид и манера поведения княжеского отпрыска, абсолютно неприемлемая для меня, также не прибавляла положительных эмоций.
Хотя если вдуматься, то ничего плохого он мне не сделал, и даже именно с его подачи я (точнее, Шарик) был произведен в ранг первого княжеского кобеля, а такой карьерный взлет для простого дворового пса вещь незабываемая. В общем, будем считать, что у нас с ним нейтралитет, он меня не касается, а я его не трогаю.
Разглядывая смелый наряд Феликлиста, я отметил, что ранее чересчур веселый и шумный княжич мрачен и явно чем-то озабочен. Такое поведение наследника престола показалось мне несколько необычным. Хотя что я знаю о его жизни, может, он с утра грибков несвежих съел и теперь животом мается? В любом случае желаю ему здоровья.
Дальнейший осмотр публики ничего примечательного не выявил. Я уже настроился на скуку, как, к своему удивлению, заметил, что подавляющее большинство из присутствующих собралось, чтобы посмотреть исключительно на мою персону. Несомненно, о моих похождениях знали все (ну то есть все, кто мог назвать себя культурным человеком), а вот видеть меня в человеческом обличье посчастливилось немногим. Я, знаете ли, покинул двор на самом пике популярности, так и не дождавшись представления князю. Не могу сказать, что сделал это добровольно и с радостью, просто так сложились обстоятельства. Тем не менее справедливость, как обычно, восторжествовала, и ко мне оказались прикованы взгляды лучших людей княжества.
Осознав этот отрадный факт, я расправил и без того широкие плечи и напустил на себя ореол таинственности. А что? Для пущей важности.
Покрасоваться перед честным народом подольше не получилось – я неожиданно заметил среди присутствующих фигуру, которая заставила меня спуститься на землю. Поначалу мне вообще-то показалось, что я обознался, уж больно этот тип вел себя смирно и незаметно. Однако, присмотревшись, я был вынужден признать, что зрение меня не подвело и пред моими светлыми очами действительно предстал дальний родственничек князя Бодуна и мой (точнее, наш с Селистеной) давний недруг, Демьян.
Помнится, некогда этот молодец выглядел весьма респектабельно. Да и сейчас огромный рост, могучие плечи и цепкий взгляд никуда не исчезли из арсенала опального княжеского любимца. Но вот личико бывшего первого витязя посредством небольшого хирургического вмешательства внушительных клыков Шарика в моем исполнении вид имело не такой привлекательный. Лично мною сломанный нос больше всего напоминал перезрелую сливу (и цветом, и формой), Да и пересекавшие лицо шрамы от ноготков моей благоверной, как ни странно, не зажили за эти годы и отсвечивали багровым цветом.
Вы не думайте, я совсем даже не жестокий колдун и так его уродовать не собирался. В моих планах (за все его подлости и гнусности) было просто и изящно перегрызть ему горло. Но тут в дело вмешалась излишне миролюбивая Селистена, и мне пришлось ограничиться косметическим вмешательством. Так, вместо того чтобы получить по заслугам, Демьян получил по физиономии и отбыл в ссылку.
Тут наши взгляды встретились, и меня обдало жаром ненависти. А вот это сколько угодно, я тебя и раньше-то не шибко боялся, а уж теперь и подавно. Причем на этот раз постараюсь обойтись без рыжих гуманных свидетелей и привести давно вынесенный приговор в исполнение.
И хотя самого Демьяна я ничуть не опасался, но подробности его возвращения хотелось всё-таки узнать. Внимание окружающих к моей персоне заставило меня перейти к безмолвной речи. Как вы понимаете, моим собеседником оказалась моя не шибко крупная невеста.
– Слушай, а что этот тип в городе делает? Его же вроде Бодун сослал на дальнюю заставу.
– Уже с месяц как вернули. – Селистена поняла, кого я имею в виду. – Говорят, по личному распоряжению княгини.
– Княгини? – Я не поверил своим ушам. – Какая может быть связь между княгиней и Демьяном, и потом, как это Бодун согласился с его возвращением?
– Да Бодун твой сделает всё, что эта пакость пожелает, – не выдержала и перешла на повышенные тона Селистена. – А насчет связи точно не знаю, хотя некоторые соображения есть. В конце концов, весь город в курсе, что Демьян нас с тобой ненавидит и готов на всё, чтобы отомстить.
С моей точки зрения, версия притянута за уши и придерживаться ее можно только с большой осторожностью. Моя мелкая вообще в последнее время стала большой фантазеркой. Хотя прислушаться к ее словам конечно же следует.
– Ладно, разберусь и с ним, – успокоил я невесту. – Жалеешь небось, что не дала мне его прикончить?
– Нет, не жалею, – как ни в чем не бывало заметила моя рыжая, – я и сейчас считаю, что надо быть гуманнее и добрее.
Во дает! Да этот тип ее чуть к праотцам не отправил, а она туда же – гуманизм и прочая ерунда. Ну да ладно, я как-никак рядом и условностями не стеснен. Я уж хотел прочесть моей доверчивой половине маленькую нотацию о вреде ее жизненной позиции, как всё тот же громогласный глашатай известил о прибытии первых лиц государства.
Дубовые резные двери распахнулись, и в зал вошел князь с княгиней. Хотя нет, в зал вошла княгиня, а Бодун, распушив крылышки, порхал вокруг своей женушки, словно пчела над цветком. Откровенно говоря, ранее такое поведение князю свойственно не было. Он же как-никак самодержец, а не мальчишка влюбленный, ему по статусу такое поведение не положено. Однако Бодун был явно не настроен соблюдать дворцовый этикет и даже не старался скрыть свое глубоко романтическое отношение к молодой супруге.
Однако это было далеко не всё, что вызвало у меня удивление. Все находящиеся в зале представители мужеского пола, так сказать, встретили княгиню бурным ликованием. Лица их вдруг засветились таким благоговением и восторгом, что в тронном зале стало светлее. Краем глаза я успел заметить, что только Феликлист со своими дружками проявили сдержанность. Больше того, они не скрывали своего отвращения к новой властительнице.
Что касается меня, то я оказался, как всегда, оригинален. От восторга я, конечно, не прыгал, но и отвращения у меня Сантана не вызывала, скорее даже наоборот. А я вообще люблю всё красивое!
Но, кроме шуток, Сантана действительно заслуживает подробного и профессионального описания. Что ни говорите, а толк в женской красоте я знаю, и лучше меня этого всё равно никто не сделает.
Значится, так, начну с главного: она была просто великолепна. Теперь займемся подробностями, так как эти самые подробности были исключительно хороши. Фигура, ноги, стать и прочие женские прелести были выше всех похвал. Особенно выделялись под сарафаном… Ну, в общем, там было чему выделяться. Судя по всему, крольчатина была одним из ее любимых блюд.
Черные волосы, заплетенные в тугую косу, правильные черты лица и удивительно пронзительный взгляд зеленых глаз дополняли и без того выразительную картину. О, если бы не воспитание, данное мне, я бы, увидев такую кралю, присвистнул от восторга. Поверьте, там было чем восторгаться. Однако от созерцания княгини меня оторвал въедливый голосочек, появившийся в моей голове.
– Ты куда пялишься?!
Вот неугомонная, я всего одним глазком и взглянул-то, а она уже – «пялишься». Надо как-нибудь подоходчивей объяснить ей всю необоснованность обвинений, а то дело закончится плохо, характер моей ненаглядной я знаю очень хорошо. Однако ни слова в ответ сказать я не успел, темперамент боярышни не позволил ей спокойно дожидаться.
– Молчишь?! Значит, тебе и сказать своей невесте нечего? А может, ты от восторга язык прикусил?
– Так мне что, теперь на других девиц и посмотреть нельзя?
– А на кой тебе на других смотреть, коли рядом с тобой стоит твоя собственная невеста?
– Солнышко, не кипятись, это даже смешно. Сама посуди, если я пришел в трактир и сделал заказ, то что, меню полистать уже не могу?
Маленький, но очень решительный человечек внимательно посмотрел на меня и спокойненько так заметил:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29