А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Платов Сергей

Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество автора, которого зовут Платов Сергей. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Платов Сергей - Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество без регистрации и без СМС

Размер книги Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество в архиве равен: 297.74 KB

Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество - Платов Сергей => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Собака тоже человек! - 3

Сергей Платов
Рыжее пророчество

Действующие лица:
Даромир – жизнь меняется, он – никогда. Ну и что, что дипломированный колдун, боярин и глава семейства? При всем при этом он прежде всего все тот же непредсказуемый тип с неугомонным характером. До сих пор непонятно: это он находит неприятности или они его? Так или иначе, но им хорошо вместе;
Селистена – жизнь зла, полюбишь и… Даромира. Ничего не поделаешь, но волею судьбы рыжеволосая боярыня навсегда связана с неугомонным колдуном. Хорошо еще, что основой этой связи является любовь;
Лучезара и Василина – рыжеволосые близняшки, дочки Даромира и Селистены. У таких родителей просто не могли родиться обычные дети. Конечно же перед нами две начинающие рыжеволосые колдуньи. Красотой в маму, характером в папу, умом в них обоих – воистину гремучая смесь;
Серафима – ведьма с мутным прошлым, туманным будущим и сложным настоящим. Несмотря на то что ее воспитанник Даромир называет ее бабанькой, в данный момент только вошла в самую «ягодную» женскую пору;
Серогор – великий, но слегка занудный белый колдун. Давний воздыхатель Серафимы и наставник Даромира. В молодости отрывался по полной, но сейчас просто вынужден держать марку;
Антип – премьер-боярин, отец Селистены, о-очень серьезный государственный деятель и дважды дедушка. После рождения Лучезары и Василины захотел посвятить себя не службе, а воспитанию внучек, тем более что, по его твердому убеждению, доверить этот процесс своему зятю Даромиру нельзя ни в коем случае;
Кузьминична – бывшая нянька Селистены, строгая, но справедливая. С рождением Лучезары и Василины слово «покой» начисто исчезло из ее лексикона;
Бодун – князь, правитель кипежградской земли. Несмотря на то что его последняя жена оказалась ведьмой и втерлась к нему в доверие посредством колдовства, не разочаровался в жизни и с тоской вспоминает былые времена. Ну и что, что ведьма, лишь бы человек был хороший;
Сантана – та самая ведьма, жена Бодуна. Несмотря на то что брак с князем Бодуном дал трещину размером с пропасть, официально все еще остается его супругой. Кстати, бывшая подруга Серафимы и не менее бывшая подруга Серогора. Были и мы рысаками, ох уж мне эти застарелые любовные треугольники…
Феликлист – сын князя от первого брака, наследник престола и все такое прочее в том же стиле. По большому счету неплохой парень, но вот только один нюанс: любимый цвет – голубой;
Едрена-Матрена – хозяйка трактира, огромная и добрая. Завязала с былыми похождениями, вышла замуж и по большому счету успокоилась. Вот только отчего в глазах у нее появилась грусть?
Проша – бывший пекарь, а ныне полноправный обладатель почетного титула «муж Едрены-Матрены». Ну и что, что мал ростом, зато обожает супругу и голова варит – дай бог каждому;
Азнавур – помощник Даромира, можно сказать, его правая рука. Ну если не правая, то уж левая – это точно;
Фрол и Федор – ратники боярина Антипа, пережили с Даромиром плечо к плечу не одно приключение и заслужили особое доверие всего его семейства;
Шарик – пес, большой, зубастый, верный, как все собаки;
Барсик – кот пушистый, вредный, как все коты;
Золотуха – очаровательная сука рыжей масти («сука» – это не свойство души, а половая принадлежность);
Тинки и Винки – представители нетрадиционного вида нечисти, луговые спиногрызы, решительно вставшие на путь исправления. Порвали с темным прошлым и посвятили свою жизнь искусству.
Нечисть традиционная: спиногрызы горные, квачи зеленые, квачи бурые, шлепки, зенделюки, топлята и прочая пакость.
А также: колдуны, ведьмы, ратники, торговцы, молодухи и прочий народ.
События происходят в далекой, почти сказочной Руси, до ее Крещения. Когда сказка вполне мирно сосуществовала с повседневной жизнью, а колдовство и чародейство было обычным, почти повседневным делом.
– Папа!
– Папулечка!
Две рыжие тени метнулись ко мне, как только я переступил порог терема, и спустя мгновение на шее повисли мои очаровательные лисята. И одна и другая, дружно перебивая друг друга, тут же вывалили на меня целый шквал информации.
– Дедушка Антип нами немного недоволен, но ты не обращай внимания!
– И на то, что Кузьминична будет рассказывать, тоже не обращай!
– На самом деле мы все усвоили!
– Ну почти все!
– Просто было немного скучно!
– Вот мы и пошутили!
Тут моим девчонкам не хватило воздуха, и они вынуждены были перевести дух и уже после этого продолжили с новыми силами и на новую тему:
– Зато твое домашнее задание мы выполнили.
– Все прошло просто прекрасно.
– Ну почти прекрасно.
– Только ты все-таки немного подправь Барсика.
– Он где-то на чердаке прячется.
– Мы хотели сами все исправить, но не смогли его из-под шкафа вытащить.
– Зато он теперь стал такой смешной.
– Мы его рыбкой покормить хотели.
– А он, дурачок, сбежать пытался.
– Но перемещать вещи мы уже умеем.
– Вот завтра еще немного потренируемся и тебе покажем.
Из всего этого словесного потока я сумел-таки выловить самое главное и поэтому решительно остановил балаболок:
– Барсик цел?
– Почти, – не моргнув глазом, хором отозвались девчонки.
– Да ты и сам все увидишь.
– Ну ладно, мы побежали.
– А то не успеем до ужина доиграть в нашу новую игру.
– Что это за игра? – попытался выяснить я.
– Засада на горных спиногрызов, – хором отрапортовали девчонки и тут же скрылись из виду, предоставив мне возможность осознать услышанное.
– Если Барсик временно вне игры, так кого же они на роль спиногрызов-то припахали? – вслух удивился я. – Наверное, опять Золотуху или Шарика мучают. – Потом еще немного пораскинул мозгами: – А может, их обоих, спиногрызы – они ведь парами ходят.
– Не угадал, – раздался за спиной голосок моей женушки, – в роли парочки горных спиногрызов на этот раз выступают батюшка и Кузьминична.
С этими словами моя солнечная судьба ласково обняла меня и подарила один из тех волшебных поцелуев, ради которых я каждый день так спешил домой.
– А Шарик? – поинтересовался я, когда смог снова говорить.
– После того как они объявили его зенделюком и устроили на него охоту, он категорически не соглашается с ними играть.
– Ну да, а Золотуха никак не может отойти от атаки топлят.
Мы вспомнили, что совсем недавно отчебучили наши девчонки, и невольно рассмеялись.
– Как они сегодня? – наконец спросил я.
– Да, в общем, как обычно, – пожала плечами Селистена. – Впрочем, не будем нарушать традиции. За ужином батюшка с Кузьминичной тебе на них нажалуются, а я чуть погодя расставлю все точки над i.
– Договорились, – хмыкнул я и попытался заключить мелкую в объятия. К моему разочарованию, она ловко ускользнула, послав мне в качестве утешительного приза воздушный поцелуй.
– Пойду прослежу, чтобы на этот раз новообращенная нечисть не слишком пострадала от шаловливых ручонок наших девчонок, – объяснила свое бессердечное поведение Селистена. – А ты умывайся, переодевайся, исправляй их домашнее задание и спускайся к столу. Думаю, к этому времени горные спиногрызы уже окажутся повержены.
– Но вечером ты так просто от меня не улизнешь! – предупредил я, погрозив благоверной пальцем.
– Испугал! – хмыкнула солнечная и отправилась контролировать охоту на спиногрызов.
А мне оставалось только вздохнуть ей в след и задумчиво пропеть любимую строчку из единственной сочиненной мною песни:
Я увяз, как пчела в сиропе, и не выбраться мне уже…
Селистена была уже в дверях, но конечно же услышала предназначавшиеся для ее ушек слова. Она обернулась, бросила на меня осуждающий взгляд и обреченно проговорила:
– И когда же тебе наконец надоест эта дурацкая песня?
– Тогда, когда надоешь ты, а стало быть, никогда, – пожал я плечами, игриво подмигнул жене и проникновенно продолжил:
Тонкий шрам на прекрасной попе, рваная рана
в моей душе…
Селистена открыла было рот, чтобы в сотый раз высказать, что она думает обо мне, о моей невинной шутке и об этом самом шраме, который она сама могла видеть только в зеркале, и то исключительно благодаря врожденной гибкости, как тут что-то грохнуло, и на весь терем разнесся воинственный клич наших дочек.
– Ну ты сам все о себе знаешь, – бросила мелкая и торопливо отправилась спасать ситуацию, игриво покачивая носителем того самого шрама.
Это донельзя приятное моему взгляду зрелище тут же вызвало блаженную улыбку на моем лице. Всего лишь небольшой рикошет одного несложного боевого заклинания и… Вы не представляете, насколько пикантно, возбуждающе и волнующе смотрится шрам в виде зигзага молнии на мягком месте моей благоверной! В общем, обладатели хорошего воображения меня поймут, а людям без фантазии объяснять ничего не буду, все равно без толку.
Тонкий шрам на прекрасной попе, рваная рана
в моей душе… –
мечтательно повторил я (между прочим, здесь и повториться не грех, оно того стоит) и с трудом взял себя в руки. Не скрою, это было не так уж просто. Так, значит, на чем я остановился? Умыть Барсика, привести себя в порядок. Хотя нет, пусть умывается сам, а вот мне немного взбодриться не помешало бы, я после службы такой вымотанный прихожу…
Да-да, вы не ослышались, именно со службы. А служу я при дворе князя Бодуна на боярской должности. Наверное, вы хотите узнать, как я, гроза нечисти, белый колдун пятой ступени посвящения, докатился до жизни такой? Что ж, до ужина есть время, и я вполне могу вкратце поведать вам об этапах моего падения. Ну а Барсику придется еще немного подождать, в конце концов, все плохое, что могло с ним случиться, уже случилось.

* * *
Ведь как прекрасно все начиналось… Тут я даже прикрыл глаза, вспоминая, как, сбежав из высшего колдунского учебного заведения «Кедровый скит», прибыл в Кипеж-град. Положа руку на сердце, признаюсь: колдуном тогда я был весьма и весьма посредственным. Зато было море наглости, океан уверенности в себе и водопад личного обаяния. Надо ли говорить, что весь этот чудный набор, щедро сдобренный жаждой приключений, просто не мог не втравить меня в какую-нибудь головокружительную авантюру. Не раз моя жизнь висела на волоске, не раз на этом самом волоске висела жизнь моих врагов. Свой волосок я умело сохранил в целости и сохранности, а вот от врагов решительно избавлялся. Погони, грандиозные битвы и банальные драки, поверженная нечисть, восторги окружающих, баллады в честь меня – вот настоящая жизнь для путевого колдуна.
Между нами, она меня очень даже устраивала, и ничего кардинально менять в ней я не собирался. Однако эта самая жизнь медленно и верно катилась под уклон. Встретил очаровательную рыжую девицу и сам не заметил, как втрескался в нее по уши. Как человек время от времени очень даже честный, категорически решил на ней жениться. Нет, вы не думайте: свою маленькую Селистену я до сих пор люблю каждой частичкой моей души, но вдруг оказалось, что у нее есть папа, а у него имеются на меня определенные виды.
Для начала премьер-боярин Антип (а именно так звали моего тестя, который в настоящий момент выполняет роль нечисти в невинной игре моих малюток) настоял, чтобы я доучился в «Кедровом скиту» – мол, не пристало его дочке выходить замуж за недоучку. И хотя возвращаться за парту мне не хотелось, пришлось выполнить эту его нелепую прихоть. Думал: вот стану величайшим колдуном, он от меня и отстанет.
Ага, плохо вы знаете моего тестя! Воспользовавшись тем, что я был занят очередным приключением (в которое угодил по его же вине), обработал моей суженой мозги на предмет моего трудоустройства. Селистена на эту очевидную глупость повелась и встала на его сторону.
Дальше – больше. Пока я готовился к свадьбе (не подозревая, какие козни плетутся за моей спиной), Антип спелся с князем Бодуном, и вот верховный правитель на свадебном пиру торжественно пожаловал мне боярский титул. Спрашивается, оно мне было надо?
И даже тогда я еще не осознавал, насколько глубока та пропасть, в которую мое семейство не без участия государственной власти в лице князя Бодуна меня толкает. Я-то думал ничего – отмахаюсь. Ну на заседание боярской думы раз в месяц заскочу, ну болтовню тестя с умным видом выслушаю, вроде как несложное дело. Однако жизнь все расставила по своим местам. И мое место, как бы я этому ни сопротивлялся, неожиданно и как-то само собой оказалось во главе Кипеж-града и его вотчин.
Да-да, именно во главе! Князь Бодун, после того как его законная жена, оказавшаяся темной ведьмой, была выставлена из дворца, загрустил и впал в затяжную депрессию. Подливало масла в огонь то, что Сантана до сих пор официально считалась его супругой и развода, судя по всему, давать не собиралась. К тому же бывшая подружка моей кормилицы явно оставила незаживающую рану на его сердце. Что ни говори, а женщина она была действительно заметная, выше всех похвал. Чуть менее выразительная, чем моя Селистена, но тоже очень даже ничего.
Этот политический кризис сам по себе был нестрашен, так как уже давно всеми делами в городе ведал мой незабвенный тестюшка, премьер-боярин Антип. Официальный наследник престола князь Феликлист был весьма своеобразной личностью и для данного дела решительно не годился. Так вот Антип по непонятным причинам не взвалил на себя весь воз проблем, а стал коварно перекладывать их на меня. Я сам не заметил, как стал в курсе всех городских забот и событий.
Скажите на милость, ну какая мне, собственно, разница, что Северные ворота перекосились и требуют ремонта, а два колодца на западной окраине практически пересохли? Правильно, никакой! А вот гляди ж ты, в курсе. Мало того что в курсе, я еще и меры по устранению данных безобразий принимаю. Когда с помощью колдовства, а когда просто веским словом и прямым приказом. И так каждый день – никакой личной жизни, сплошная нескончаемая служба.
Правда, тут я немного сгустил краски. Я по натуре парень шустрый, да и избранница у меня кровью горяча, так что время для личной жизни мы все-таки выкраивали. Вот в результате такой вот выкройки моя ненаглядная супруга подарила мне двух очаровательных дочек, близняшек. Похожие друг на друга, словно две горошины в стручке, они отличались только одним – цветом глаз. Старшая Лучезара (родилась на четыре минуты раньше) с голубыми глазами, как у меня, а младшая Василина с зелеными, как у Селистены. К тому же, к моему величайшему восторгу, от своей солнечной мамы они унаследовали чудесные рыжие кудряшки.
Как вы понимаете, они оказались самыми красивыми (в маму), самыми умными (в папу), самыми неугомонными (во всех родственников разом). В общем, самыми-самыми-самыми абсолютно во всем.
Некоторые родители имеют свойство перехваливать своих чад. Но это не тот случай они и вправду именно такие. Никакой лести, сплошная суровая правда. Да и в кого им быть обычными детьми? Я – величайший колдун современности (немного нескромный, но что уж тут поделаешь), Селистена – умница, красавица и прочее, и прочее. Дедушка Антип… В общем, тоже не рядовой боярин. Что бы я о нем время от времени ни думал, а голова у него варит дай бог каждому. Из нее бы еще тараканов вывести, вообще цены бы ей не было.
Да и мои, так сказать, некровные, но от этого не менее любимые предки – личности выдающиеся со всех сторон. Человек, заменивший мне родную мать, – Серафима (Ведьма с большой буквы!), или, как я ее по-сыновьи называю, моя баба Сима. Кстати, когда по должности мне оказалось положено отчество, ни секунды не сомневаясь, взял себе в отцы ее, так что я теперь на людях обзываюсь Даромиром Серафимовичем. А что? Если отца у меня никогда толком не было, могу называться как хочу. А раз так, то более достойного претендента на свое отчество было не найти. Моя Симочка, как обычно, вне конкуренции.
Да и ее давний ухажер, а мой наставник Серогор является наипервейшим на всю округу белым колдуном. Тяжело признавать, но он даже круче меня. В общем, с какой стороны ни посмотри, а с такими вот предками Лучезаре и Василине просто не было другого выхода, как стать самыми-самыми…
Когда им еще не исполнилось и полугода, они уже на пару с визгом и победными криками ползком гоняли кота Барсика по палатам. Когда стукнул год и они крепко стали на ноги, то перевернули весь терем вверх дном, начиная от подвала и заканчивая чердаком, чем довели несчастного котейку до сердечного приступа, а дедушку до того, что у него в бороде появились первые седые пряди. В два года дочки уже свободно говорили, а в три читали (Антип постарался). В четыре, к общему ужасу, а моему восторгу, Лучезара выучила свое первое заклинание и завалила детскую пирожными, а Василина нахимичила взрывной состав и с его помощью разнесла будку озадаченного Шарика на кучу мелкой щепы.
Антип, как водится, поначалу был категорически против, чтобы я учил их колдовскому делу. Мол, никогда в его доме внучки не будут… И далее в том же духе. Тогда мне пришлось напомнить, что это не только внучки, но и дочки, а дом со всем недвижимым имуществом он мне не единожды проиграл в кости, когда мы с ним вместе томились в темнице. Такие аргументы премьер-боярину крыть было нечем, и ему пришлось смириться. С тех пор так и повелось. Он занимается с Лучезарой и Василиной общеобразовательными предметами, я – специальными, а Кузьминична, бывшая нянька Селистены, делится житейскими навыками. Он зудит про историю, правописание и прочую скукотищу, она пытается привить любовь к рукоделию и стряпне, а я учу понимать зверей и птиц, перемещать предметы, наколдовывать сладости. А теперь угадайте, с кем мои рыжие лисята охотнее занимаются? А то, что иногда девчонки перегибают палку, так они же еще маленькие, что с них взять.
Однако я отдалился от основного повествования. Вот так всегда со мной получается, когда заходит разговор про моих крох. Так на чем это я остановился? Ах да, на их рождении. Когда произошло это чудесное событие, я справедливо рассудил, что теперь должен уделять больше времени семье и просто обязан покинуть службу. Однако неожиданно в этом намерении у меня появился конкурент – не кто иной, как отец моей жены, премьер-боярин Антип.
Этот коварный тип действовал исподволь, и до поры до времени я даже не подозревал, к чему может привести его временное недомогание. Бодун, как обычно, тихо грустил вместе с кубком медовухи, а его наипервейший заместитель заявил, что прихворнул, намерен немного отдохнуть от дел и заодно поправить пошатнувшееся здоровье. Как раз готовилось подписание договора о дружбе с соседним княжеством, и я был просто вынужден заменить тестя. Видя, как я справился с возложенной на меня задачей, Антип пришел в восторг и цинично заявил, что он лет тридцать не был в отпуске и вообще всю жизнь мечтал нянчиться с внучками.
От такой наглости я чуть было не лишился дара речи. Можно подумать, я не хотел бы нянчиться с дочками! Далее разразился грандиозный скандал, но коллективными усилиями Селистены, Кузьминичны, Антипа и Бодуна я был вынужден сдать свои позиции и согласиться временно подменить премьер-боярина на его посту. С тех самых пор я его «временно» и заменяю. Нет, конечно, раза два в неделю этот бородатый тип выбирается на службу, но все остальное время он проводит с внучками, а за его прямые обязанности приходится отдуваться мне.
И вот ведь дурацкий характер. Ну не могу я что-то делать плохо! Вот ничего не делать могу запросто, а халтурить не умею. Так и пришлось тянуть эту лямку, причем делать это, как говорится, на совесть. Не скрою, конечно, приятно видеть, что меня все в городе уважают, но я предпочел бы зарабатывать всеобщую любовь с помощью какого-нибудь головокружительного и быстрого подвига, нежели каждодневной рутинной службой. Насовершал чего-нибудь героического – и отдыхай себе сколько влезет, пока новое геройство под руку не подвернется.
Некоторое время я искренне надеялся, что на город нападет какая-никакая нечисть или, скажем, пара десятков черных колдунов учинит в округе какое-нибудь непотребство и я смогу тряхнуть стариной и показать, что мое дело пакость мочить, а не указы подписывать да проекты в жизнь воплощать. Но моим чаяниям сбыться было не суждено. Повинуясь чувству самосохранения, нечисть обходила Кипеж-град стороной и носа не казала на княжеских землях.
Время шло, я все больше и больше увязал в этом болоте. С утра на службу, вечером дорога домой – скукота, да и только. И лишь переступив порог терема, сбросив с себя боярский кафтан, обняв любимую жену и поцеловав дочек, я мог немного расслабиться и отдохнуть душой и телом.
Ну как вам история? Во-во, мне тоже жалко моей загубленной молодости, да, уж видно, ничего не поделаешь, такова наша боярская доля. Но, как бы ни было, а жизнь продолжается, и в ней, если постараться, можно даже отыскать приятные моменты. И к этим самым моментам я отношу сытный ужин и кубок-другой пенного меда. Вообще, единственное, что я приобрел, поступив на эту трижды никому не нужную службу, так это законное право есть и пить в этом доме сколько моей исстрадавшейся душеньке угодно. Теперь дурацкие запреты Антипа медовуху по будням на стол не ставить меня уже не касаются. А как бы вы хотели? У меня не жизнь, а сплошной стресс, я на службе пашу, словно ломовая лошадь.

Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество - Платов Сергей => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество автора Платов Сергей понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Платов Сергей - Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество.
Ключевые слова страницы: Собака тоже человек! - 3. Рыжее пророчество; Платов Сергей, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн