А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Вилье Жерар

SAS - 17. Безумие на Бали


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга SAS - 17. Безумие на Бали автора, которого зовут Вилье Жерар. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу SAS - 17. Безумие на Бали в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Вилье Жерар - SAS - 17. Безумие на Бали без регистрации и без СМС

Размер книги SAS - 17. Безумие на Бали в архиве равен: 166.85 KB

SAS - 17. Безумие на Бали - Вилье Жерар => скачать бесплатно электронную книгу детективов



SAS – 17

OCR Денис
Оригинал: Gerard Villiers, “Amok a Bali”
Перевод: В. Ластивняк
Жерар де Вилье
Безумие на Бали
Глава 1
На площади Мердека бесновался сумасшедший. Он неистово грозил сжатым кулаком золотому огню, украшавшему обелиск Свободы. Это был босоногий индонезиец с наголо обритым черепом и бородатым лицом, одетый в рваную рубашку и брюки. Каждый угрожающий жест он сопровождал яростными и бессвязными проклятиями.
Малко благоразумно отошел от ярко освещенного монумента и нырнул в полумрак тротуара. ЦРУ, возможно, не подозревая об этом, продемонстрировало определенное чувство юмора, избрав именно этот квартал в качестве “почтового ящика” – места выхода агентов на связь.
Стоя на углу улицы Томрин, он видел огни своего отеля “Интерконтиненталь-Индонезия” – одного из немногих освещенных зданий Джакарты. Город был погружен в темноту, и даже огромная площадь Мердека – если не считать светлого пятна обелиска – очень напоминала черный, как туннель, усыпанный отбросами загородный пустырь.
Основанный голландцами город Батавия, которому с завоеванием независимости присвоили название Джакарта, дал приют трем или четырем (точнее подсчитать никто не потрудился) миллионам индонезийцев. Эти три или четыре миллиона жили в таких условиях, по сравнению с которыми варшавское гетто показалось бы районом образцового быта.
Из соображений экономии уличные фонари являлись здесь большой редкостью, и огромный, грязный, копошащийся во мраке город постоянно создавал гнетущее впечатление скрытой опасности. За время своего ожидания Малко уже дважды слышал крики о помощи, доносившиеся с самого темного края площади, кстати, центральной площади города...
Джакарта давно превратилась в гигантскую трущобу. Из окна отеля “Индонезия” – безрадостного бетонного монстра, возведенного японцами в качестве компенсации ущерба, причиненного войной, – открывался вид на противоположную сторону проспекта Сердиман, где преспокойно паслось целое стадо баранов.
Малко вытер вспотевший лоб и огляделся. Более всего Джакарта поражала своей тишиной. Автомобили в городе почти отсутствовали, только изредка встречались армейские грузовики и дряхлые громыхающие такси. Большинство горожан передвигалось по столице на велорикшах – так называемых “бетша”, которые степенно проплывали по широким, свободным от машин проспектам.
Как раз сейчас по дороге приближался один из таких экипажей. Малко шагнул к краю тротуара. Водитель – маленький индонезиец в традиционной черной шапочке – замедлил ход. Увидев, что пассажиров в повозке нет, Малко отступил назад. Связной по-прежнему не появлялся.
Рикша разочарованно вздохнул и снова нажал на педали. Он вполне мог оказаться преподавателем университета, пытающимся хоть таким способом свести концы с концами... Все индонезийские государственные структуры пребывали в состоянии полнейшего хаоса. Не способные противостоять бешено скачущей инфляции, они были поражены трудновообразимой коррупцией.
Малко едва сдержался, чтобы не выругаться от нетерпения:
Медан – человек, с которым ему предстояло встретиться, – опаздывал уже почти на полчаса. Раньше они встречались только один раз на этом же месте. Медан – тучный низкорослый индонезиец с мягким лицом “очкарика”-интеллигента – был одним из немногочисленных “темных” связных ЦРУ в Джакарте, если не считать тех индонезийских офицеров, которые, по существу, получали все свое жалованье из Пентагона. Первого числа каждого месяца Медан приходил сюда и ждал с девяти до десяти вечера агента, подобного Малко, человека, которому предстояло выполнить то или иное задание, не проходя через официальные “коридоры” посольства.
Медан пообещал Малко свою помощь, но отказался прийти к нему в отель.
“Интерконтиненталь-Индонезия” являлся единственным по-настоящему приличным отелем во всей столице. Места в нем приходилось заказывать за три месяца до приезда. Заплатив поистине королевские чаевые, Малко ухитрился отвоевать себе номер какого-то инженера-агронома. Того под неизвестным предлогом переселили в отель “Мали”, славившийся ожесточенными сражениями между гигантскими клопами и тараканами.
И вот теперь Малко уныло ждал своего связного на углу темной площади Мердека. Дальнейший ход его задания целиком и полностью зависел от Медана, и его опоздание отнюдь не вселяло оптимизма в австрийца.
Внезапно из темноты вынырнула человеческая фигура. Она замерла в нескольких шагах от Малко. Незнакомец зажег сигарету, и Малко мельком увидел широкое лицо с раскосыми китайскими глазами.
Китаец стоял не двигаясь. Малко тоже медлил. Возможно, Медану что-то помешало прийти, и он решил прислать вместо себя надежного человека... Но как это проверить?
Прошло несколько бесконечно долгих минут. Незнакомец не уходил. Малко решил рискнуть. Он тоже зажег сигарету и улыбнулся в тот момент, когда пламя зажигалки осветило его лицо.
Китаец подошел ближе. Он был худым и узкоплечим, в его широком рту недоставало половины зубов. Подойдя почти вплотную, он нерешительно пробормотал:
– Рупии, сэр?
Напряжение Малко мгновенно исчезло. Он отрицательно покачал головой.
Это был всего-навсего меняла. Индонезийская рупия отличалась не большей стойкостью, чем кусок сахара в чашке горячего кофе. На черном рынке за один доллар можно было свободно получить двести сорок рупий вместо ста тридцати по официальному обменному курсу. Подпольная торговля долларами была последним шансом здешних китайцев, которые ютились в кошмарном районе Глокок, на берегу вонючего канала – настоящей сточной канавы под открытым небом, петляющей через всю Джакарту. На Индонезийском архипелаге китайцев ненавидели и даже иногда убивали за излишек ума. На Борнео были случаи, когда китайцы, чтобы выжить, продавали собственных детей...
– Спасибо, не надо, – ответил Малко по-английски.
Меняла не настаивал и растворился во мраке.
Мимо проехал очередной рикша. Он вез толстого местного офицера, который чему-то раскатисто смеялся. Чуть поодаль сумасшедший по-прежнему проклинал золотой огонь на памятнике... Внезапно Малко почувствовал себя совершенно бессильным. Он решил подождать еще пять минут и возвратиться в “Индонезию”.
Ночная улица огласилась традиционным пронзительным криком продавца украшений. На прилегавшей к площади улице Селаван показался еще один велорикша. Вместо того чтобы обогнуть центральную клумбу, он свернул в сторону и, не спеша, будто раздумывая, поехал мимо Малко.
В нескольких метрах от австрийца “бетша” еще больше замедлил ход, обернулся к своему пассажиру и почти остановился.
Малко нехотя приблизился к краю проезжей части, чтобы его могли увидеть. Фигуру австрийца слабо освещал желтоватый фонарь, стоявший на противоположной стороне улицы Селаван.
Пассажир повозки сидел совершенно неподвижно. Малко не решался окликнуть его: здесь сильно попахивало ловушкой. Дэвид Уайз, начальник отдела планирования ЦРУ, советовал ему остерегаться как официальных властей, так и убийц из ИКП – Индонезийской коммунистической партии.
Малко попытался принять как можно более непринужденный вид, чтобы сойти за туриста, возвращающегося в свой отель. К счастью, при нем не было никакого оружия. Как и в других странах, недавно получивших независимость, в Индонезии вид любого оружия действовал на окружающих словно красная тряпка на разъяренного быка.
В тот момент, когда разочарованный Малко отворачивался, его слух уловил нечто вроде стона. Фигура в повозке зашевелилась, и рикша послушно затормозил.
Пассажир сошел на тротуар медленно, словно все движения давались ему с трудом. Он сделал два шага, остановился и зашатался, прижимая руки к животу. Только теперь Малко разглядел, что человек ранен.
Он подскочил, подхватил раненого под руку в то самое мгновение, когда тот начал падать, и вдруг почувствовал, как в его предплечье с отчаянной силой вцепились пухлые пальцы. От человека исходил тошнотворный запах крови, смешанной с едким потом.
Раненый пробормотал несколько индонезийских слов, которых Малко не понял. Малко осторожно перевел его через тротуар, прислонил к дереву и в желтом свете фонаря узнал Медана.
Плоское широкое лицо индонезийца кривилось от боли. Глаза его были закрыты, поджатые губы превратились в едва заметную полоску, пальцы по-прежнему судорожно сжимали руку Малко.
Внезапно за спиной Малко раздался тихий голос, и он обернулся: рикша слез со своего сиденья и подходил к ним. Малко отпустил раненого, приготовившись к любым неожиданностям.
Рикша смущенно улыбнулся и произнес:
– Рупии...
К счастью, он всего лишь требовал плату за проезд. Малко достал бумажку в сто рупий и протянул ему. Водитель согнулся пополам, выражая горячую благодарность, поспешил к повозке и умчался, бешено вращая педали. Обычная плата за такую поездку составляла тридцать рупий.
Когда Малко снова повернулся к раненому, тот уже опустился на корточки и сидел под деревом, напоминая бесформенный мешок. Малко нагнулся, тронул его за плечо и щелкнул зажигалкой, освещая лицо связного. Ноздри Медана расширились, губы слабо шевелились. Он был при смерти. Малко наклонился к нему, пытаясь разобрать слова раненого. Поначалу он услышал лишь бессвязное бормотание, а затем Медан дважды отчетливо произнес:
– Кали... Кали...
– Что?
Губы индонезийца замерли, дыхание прервалось. Малко отстранился и поднял зажигалку повыше.
Глаза Медана остекленели. Он умер с открытым ртом, по-прежнему зажимая руками живот. Малко осторожно отнял его руки и увидел пятно липкой крови, пропитавшей рубашку и верхний край брюк. Медана закололи ножом – несколькими жестокими ударами. Его живот превратился в сплошную рану. Чтобы выбраться из повозки, ему пришлось сделать поистине нечеловеческое усилие.
Малко уже не чувствовал изнурительной городской жары. Он быстро обыскал карманы убитого, но ничего не нашел в них, даже денег. Здесь уже поработал убийца, который нанес Медану удары ножом и скрылся, решив, что тот мертв.
На улице показался еще один рикша, и Малко поспешно спрятался за дерево. Хорошенькая перспектива для агента, выполняющего задание ЦРУ, быть застигнутым в самом центре Джакарты с трупом на руках! Малко вовсе не горел желанием познакомиться с распорядком дня индонезийской тюрьмы.
Он посмотрел вокруг. А что если за Меданом следили?
Неожиданно сумасшедший на площади издал новый громкий вопль, и Малко невольно вздрогнул. Улицы уже опустели. В Джакарте спать ложились рано. К счастью, до отеля “Индонезия” было всего пятьсот метров. Малко пошел через площадь, надеясь, что судьба избавит его от встречи с военным патрулем. Едва сдерживаясь, чтобы не побежать, он прошагал вдоль огромного, в футуристическом стиле здания мэрии, также погруженного в темноту. Его каблуки излишне громко стучали по бетонным плитам тротуара. Вдалеке, где-то в районе аэропорта Кемаджоран, завыла полицейская сирена.
В голове у Малко вертелось слово, которое дважды повторил умирающий: Кали. Если бы только Медан смог еще что-нибудь пояснить... Малко понятия не имел, что оно может означать: имя, фамилию, или, может быть, название города?
Наконец впереди показался зеленоватый фасад отеля. Кафетерий на первом этаже был еще открыт. Малко обернулся. Улица Томрин выглядела безлюдной. Слежки, похоже, не было.
Однако убийцы Медана, возможно, уже знали, где его искать... В любом случае предстоящее задание, в котором Малко отводилась роль “наблюдателя”, обещало быть довольно нервным. Кто знает, может быть, умирающему специально позволили добраться до него и тем самым вежливо намекнули Малко, чтобы не лез в чужие дела. Значит, теперь ему придется все делать самому.
Завтра в порту Джакарты бросит якорь сухогруз “Бремен”. В его трюмах лежит такое количество оружия, которого хватило бы на экипировку небольшой армии: автоматические винтовки, легкие пулеметы, боеприпасы и взрывчатые вещества. Согласно списку “Омнипола” – фирмы-отправителя, стоимость всей партии составила 623 тысячи 782 доллара. И ЦРУ очень интересовалось, кому предназначается этот любопытный груз. А адресат – несомненно из скромности – пока что предпочитал оставаться в тени.
Малко прибыл в Джакарту для того, чтобы вывести его на свет. Но, судя по участи, которая постигла Медана, получатель груза против этого возражал.
Малко входил в холл отеля “Индонезия”, и у него все еще звучал в ушах пронзительный крик сумасшедшего, осквернявшего сделанный из золота огонь на обелиске Свободы.
Однако в этой стране, где по последним данным насчитывалось четырнадцать миллионов безработных, подобную выходку можно было понять и простить...
Глава 2
Длинная улица Приок, ведущая в столичный порт Танджунг, могла привести в уныние самого неисправимого оптимиста. На ней двумя бесконечными рядами вытянулись дощатые и жестяные лачуги, возле которых копошились, словно муравьи, оборванные и обездоленные человеческие существа.
Малко, сидевший в повозке рикши в элегантном костюме из синего альпака и прятавший золотисто-карие глаза за темными очками, испытывал заметное смущение. Индонезийцы разглядывали его с удивлением и завистью: туристы в портовом районе появлялись крайне редко.
Малко с удовольствием обошелся бы без этой экскурсии. Но “Бремен” – ас ним и оружие – мог уже стоять у причала. И хотя Малко еще не имел ни малейшего понятия о том, как будет действовать, ему необходимо было прежде всего посмотреть на корабль своими глазами.
Усердно нажимая на педали, его водитель без умолку болтал на ломаном английском. В свое время этот веселый общительный парень работал барменом в отеле “Индонезия”, но остался без работы. Он несказанно обрадовался, когда Малко нанял его на целый день.
Неожиданно улица Приок разветвилась на множество узких кривых переулков: они были в порту. Вокруг теперь виднелись только доки и расшатанные ангары, небрежно охраняемые ленивыми полицейскими.
Причал был почти пуст. Две японских баржи, покрытый ржавчиной русский теплоход, филиппинский траулер. Прямо на пристани гнили оставленные без присмотра пирамиды ящиков с каким-то товаром. Порт был поистине гиблым местом. Группы одетых в лохмотья докеров предусмотрительно прекращали разговор, когда мимо них проезжал рикша. В порту давно прижилась своя опасная “фауна”, пробавлявшаяся убийствами и грабежом.
Малко объяснил рикше, что его интересует. Тот на своем языке громко обратился к очередной группе портовых рабочих. Один из докеров что-то вяло пробормотал, и рикша радостно объявил Малко:
– Корабль придет меньше чем через час. Они как раз его и ждут. Можете отдохнуть во-он там...
“Там” располагалась китайская харчевня, один вид которой обратил бы в бегство самого матерого морского волка. В ней докеры и грузчики с выпирающими из-под лохмотьев огромными бицепсами пили обжигающий арак. Получая ничтожную плату – двадцать пять рупий в день – они были вынуждены красть добрую половину того, что разгружали... Танджунг заслужил репутацию самого скверного порта в мире. Если капитану удавалось сохранить в целости хотя бы треть своего груза, это считалось чудом. Здесь исчезало все. Однажды отсюда увели даже польский локомотив, так и не увидевший ни одного вокзала...
Малко опасливо присел на краешек лоснящейся от грязи скамьи и позволил своему рикше заказать две порции арака. Несмотря на дружелюбные улыбки рикши, сидевшие в зале рабочие смотрели на Малко с нескрываемой враждебностью. В этой толпе докеров он – тайный агент – бросался в глаза, как муха в кастрюле с молоком.
Малко сделал глоток горького зелья и постарался собраться с мыслями. Кому и зачем понадобилось убивать Медана? Малко всего лишь попросил его осторожно осведомиться насчет времени прибытия “Бремена” и насчет его основного груза. Медан производил впечатление осторожного агента и успешно проработал на ЦРУ не один год. И все же он погиб... Малко заинтересовала одна деталь: в столичных газетах о смерти Медана не написали ни слова. А между тем газеты не упускали случая приписать очередное убийство экстремистам из ИКП. Странно, очень странно...
Внезапно один из докеров встал и бесцеремонно устроился за их столом. Не обращая внимания на Малко, он завел длинный разговор с рикшей. В конце концов индонезиец со смущенной улыбкой пояснил:
– Он спрашивает, не интересуют ли вас холодильники. Два десятка. Недорого...
Малко сдержал улыбку. Но докер, похоже, вовсе не собирался шутить. Малко решил, что изобразить из себя перекупщика-контрабандиста – не такая уж плохая идея. Тем более что в зале вполне могли оказаться полицейские осведомители. Он задумчиво покивал и спросил:
– Какой марки?
После этого докер уже не умолкал. Рикша едва успевал переводить, путаясь в вольтах и кубических метрах. В конце концов докер взял Малко под руку, приглашая посмотреть товар. Ситуация усложнялась. Малко начал объяснять, что ждет прибытия “Бремена”, чтобы проследить за разгрузкой.
Продавец холодильников покачал головой и что-то возразил.
– “Бремен” не будет ничего разгружать, – перевел рикша. – Он только заберет вон те доски.
Огромная лапа докера указывала на доски, сваленные в кучу на причале.
Малко уже ничего не понимал. Может быть, ЦРУ ошиблось? Однако Медана убили именно из-за этого оружия, которое якобы никто не собирался разгружать. Наверное, все-таки ошибается докер.
Между тем последний упорно тянул Малко за руку, и австриец позволил увлечь себя к холодильникам: до прибытия “Бремена” оставалось еще не меньше получаса.
* * *
Было совершенно непонятно, как “Бремен” проделал столь долгий путь и при этом не затонул.
Корабль, похоже, не красили со времен первой мировой войны. Его палубные постройки буквально разваливались на части. Трап был кое-как стянут стальной проволокой и едва доставал до причала... “Бремен” пришвартовался уже четверть часа назад, но на борту не было заметно ни малейшего движения.
Малко и рикша остались в зале одни: все докеры отошли к куче досок, предназначенной для погрузки на корабль, и суетились вокруг нее.
Внезапно на пристани, прямо напротив сухогруза, остановилось такси. Водитель вышел из машины и взобрался по трапу на судно. Через пять минут он спустился, держа в руке толстый чемодан из черной кожи. Уложив чемодан в багажник, он снова сел за руль и стал ждать. Малко тронул своего рикшу за плечо:
– Попытайтесь узнать у таксиста, кого он ждет и куда будет ехать. – И австриец украдкой протянул рикше билет в сотню рупий.
Индонезиец тут же встал из-за стола.
На передней палубе “Бремена”, напротив того места, где лежала куча досок, матросы начали устанавливать лебедку. Но трюмы оставались закрытыми. Похоже, докер оказался прав: “Бремен” ничего не выгружал.
Внезапно Малко оторопел: на верхних ступенях трапа показалась женская фигурка. Зрелище было настолько неожиданным, что он даже подумал, не вызывает ли здешний арак зрительные галлюцинации, подобно ЛСД...
Высокая молодая брюнетка спускалась по трапу со всей грацией, которую только позволяли неровные ступеньки. Ее потрясающе длинные загорелые ноги были высоко открыты благодаря ультракороткой юбке из коричневой кожи. Когда она встала на одну из ступенек – более высокую, чем остальные, – Малко во всей красе увидел ее стройное бедро.
Черные волосы незнакомки были уложены в сложный шиньон, стянутый шелковым платком. Все в ней дышало изысканностью, элегантностью, утонченным вкусом. На этой ржавой посудине можно было встретить кого угодно, только не такое прелестное создание.
Девушка грациозно спрыгнула на землю. На ее руке висела красная кожаная сумочка “гермес”. Прежде чем незнакомка, еще раз сверкнув обнаженными ногами, уселась в такси, озадаченный Малко успел увидеть ее красивое овальное лицо с резко очерченной линией рта и волевым подбородком.
Машина повернула за угол дока в тот момент, когда на палубу “Бремена” поднималась первая партия досок. Малко еще не успел оправиться от легкого шока, вызванного неожиданным появлением таинственной красавицы. Вот тебе и “оружие”... Но существует ли какая-то связь между брюнеткой и предполагаемым опасным грузом корабля? Не подниматься же на борт и не спрашивать капитана, куда он подевал оружие и боеприпасы... Кто эта женщина? Ясно было одно: она не член экипажа.
Рикша возвращался с радостной улыбкой на лице. Малко похвалил себя за то, что отправил его расспросить таксиста. В его положении малейшая зацепка представляла огромную ценность.
– Ну что? – спросил Малко.
– Он поехал в аэропорт, – объявил индонезиец. – Дама хочет успеть на самолет в Денпасар. Такси вызвали с сухогруза по радио...
Ситуация выглядела все запутаннее. Не могла же эта очаровательная брюнетка привезти оружия на 623 тысячи 782 доллара в своем чемодане...
– Где находится Денпасар?
– Это аэропорт острова Бали, – оживился рикша. – Вы тоже собираетесь туда лететь?
– Еще не знаю, – осторожно ответил Малко. – Пожалуй, пока останусь здесь...
Возможно, ржавые бока “Бремена” хранили множество других тайн. Теперь можно было ожидать чего угодно. Австрийцу следовало убедиться, что оружие действительно не собираются разгружать. Для этого оставалось единственное средство: расспросить докеров. Может быть, продавец холодильников сумеет предоставить ему какие-нибудь сведения.

SAS - 17. Безумие на Бали - Вилье Жерар => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив SAS - 17. Безумие на Бали автора Вилье Жерар понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу SAS - 17. Безумие на Бали своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Вилье Жерар - SAS - 17. Безумие на Бали.
Ключевые слова страницы: SAS - 17. Безумие на Бали; Вилье Жерар, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн