А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Гарсиа Боб

Завещание Шерлока Холмса


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Завещание Шерлока Холмса автора, которого зовут Гарсиа Боб. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Завещание Шерлока Холмса в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Гарсиа Боб - Завещание Шерлока Холмса без регистрации и без СМС

Размер книги Завещание Шерлока Холмса в архиве равен: 511.79 KB

Завещание Шерлока Холмса - Гарсиа Боб => скачать бесплатно электронную книгу детективов



ISBN 978-5-8189-0831-1
Оригинал: “Le testament de Sherlock Holmes”
Перевод: Ю. Воркуев
Аннотация
Трагическая случайность унесла жизнь гениального сыщика Шерлока Холмса. Но даже из мира иного он продолжает удивлять своих друзей.
Доктор Ватсон, Лестрейд и Майкрофт Холмс приглашены к нотариусу на оглашение завещания знаменитого сыщика. Выясняется, что в последние годы жизни Шерлок Холмс пытался разгадать тайну коварного и, возможно, наделенного сверхъестественными способностями преступника, совершившего пятнадцать кровавых убийств. Каждое из них по своей жестокости превосходило все, что Холмсу приходилось когда-либо видеть. В своем завещании он поручает друзьям поставить последнюю точку в этом загадочном деле!
На русском языке печатается впервые!
Боб Гарсиа
Завещание Шерлока Холмса
Памяти Джереми Бретта
1
Я сидел у камина в маленькой квартирке на Бейкер-стрит, терзаемый безграничной меланхолией. Рядом стояло кресло Шерлока Холмса - оно опустело навеки. Нависшие над Лондоном густые, тяжелые облака придавали городу унылый вид. Приглушенные звуки улицы казались такими же мрачными, как звуки похоронной процессии. Я остался один. Меня одолевали воспоминания, и я готов был расплакаться.
Ужасная новость стала известна ночью. Каждая газета спешила отдать дань уважения моему товарищу. Сиюминутные знаменитости, воспользовавшись всеобщей горячкой, вспоминали о былых встречах с гениальным детективом и чуть ли не причисляли себя к его самым близким людям. Химики, криминалисты, ученые воспевали его талант и твердили о неоценимом вкладе вдохновенного самоучки в развитие самых разных областей науки. Никогда за всю свою жизнь Шерлок Холмс не удостаивался таких похвал. Он умер, так и не узнав, что у него столько друзей.
Но я, доктор Джон X. Ватсон, знал наверняка: в действительности лишь немногие могут похвастать тем, что были с ним по-настоящему близки. Скольких верных друзей ему не хватало? Рассчитывать на помощь и поддержку своей семьи ему почти не приходилось. Я знал лишь его брата, Майкрофта. Этот человек, казалось, так же был лишен сантиментов и человеческого тепла, как и мой несчастный друг.
По городу поползли слухи о причине его смерти. Одни полагали, что он умер за рабочим столом, как настоящий мученик науки. Другие были уверены, что всему причиной наркотики.
Пресса вдохновилась этим событием и придумывала все новые невероятные сценарии. Воображению журналистов не было предела. Так, стало известно из достоверного источника, что Шерлок Холмс, тестируя изобретенный им состав, погиб в ванной, наполненной соляной кислотой. Были и менее страшные версии: скончался от укуса пчелы, в пылу своего любимого занятия; собирая вишни, упал с лестницы и разбил затылок; задохнулся, проглотив рыбную косточку. В журнале для молодых девиц появилось сообщение о том, что Холмс, несмотря на свой возраст, скончался от несчастной любви; а один журнал опубликовал сенсационную новость, что он умер от сердечного приступа, узнав, что профессор Мориарти - его сводный брат. Наконец, оптимисты уверяли, что он все еще жив. Действительно, опознание тела Холмса нельзя было назвать безоговорочным. А именно: в глубине подвала его дома в наполненной кислотой ванной было обнаружено нечто желатинообразное. Это нечто лишь весьма отдаленно напоминало человеческое существо.
Но и этого журналистам показалось мало, и они поставили под сомнение мои мемуары! Одна ежедневная газета, которая не могла похвастать широким кругом читателей, утверждала, что Шерлока Холмса никогда не существовало и что его смерть (как и жизнь) - плод неисчерпаемой фантазии его так называемого биографа. У нее даже нашлись тому доказательства. Другая газета хотя и признавала, что Шерлок Холмс - не миф, но ставила мне в упрек то, что я якобы скрыл от общественности его многочисленные неудачи. В действительности же мой друг исключительно редко терпел поражения, и я рассказывал о них так же откровенно, как и о его успехах.
Все это было на моей совести. Я всегда старался одинаково достоверно излагать подробности всех приключений моего знаменитого друга. За одним исключением, однако. Холмс запретил мне публиковать серию мрачных дел, которые я собрал в сборнике под условным названием «Ужас над Лондоном». Мой друг попросил у меня разрешения забрать эти заметки, чтобы внести в них некоторые подробности. Я, разумеется, выполнил его просьбу, которую счел вполне правомерной, но с тех пор больше никогда не видел своего сочинения. За исключением этой детали ничто не мешает мне считать себя официальным и исчерпывающим биографом знаменитого Шерлока Холмса.
Что касается его смерти, то в ней я не видел ничего загадочного. Было совершенно ясно: Шерлок умер от скуки. Оставив свою интересную профессию много лет назад, мой товарищ жил в полном уединении в загородном доме, изредка выбираясь за его пределы. Состояние его здоровья действительно вызывало опасения, и, несмотря на мои регулярные предупреждения, он продолжал принимать наркотики. За все время его уединенного существования я лишь однажды навестил его, спустя несколько лет после нашего расставания. Эта последняя встреча была настолько мучительной, что мне и по сей день больно вспоминать о ней.
Вот какие мысли блуждали в моей голове, когда звук колокольчика с первого этажа вернул меня к действительности. Прошло несколько минут, прежде чем миссис Хадсон, давно утратившая былую подвижность, прихрамывая и тяжело дыша, принесла мне письмо. Я прочел:
«Дорогой доктор Ватсон!
Наш покойный друг, мистер Шерлок Холмс, поручил мне пригласить Вас на чтение его завещания. Прошу Вас быть в моей конторе завтра ровно в 10 часов утра. Дата и время были установлены самим мистером Холмсом.
Мэтр Уильям Олборн, нотариус, Линкольнз-Инн, 23».
Это письмо согрело мне душу. То, что мой друг приглашал меня на чтение своего завещания, означало, что он не забыл обо мне, несмотря на драматические события, сопровождавшие наше расставание.
Я заснул поздней ночью. Меня одолевало небывалое беспокойство. Я и не предполагал, что Шерлок Холмс вовлечет меня в самое невероятное приключение из всех, которые мне суждено пережить.
2
Экипаж подъехал к Чансери-лейн, и я оказался у входа в большой сквер, именуемый Линкольнз-Инн-филдз. Это место почти не изменилось. Царящие в нем покой и тишина казались еще полнее на фоне грохота соседних улиц. Парк, чудом уцелевший в водовороте лет, напоминал монастырский сад. С одной его стороны стояло величественное древнее здание; в низких постройках, окружавших его, находились канцелярии адвокатов и нотариусов, имевших самую лучшую и древнюю репутацию в столице. В углу сквера широкая мраморная лестница вела в канцелярию нашего старинного друга, мэтра Уильяма Олборна.
Опираясь на трость и забыв о ревматизме, дрожа от нетерпения, я бодро преодолел два этажа и оказался в назначенном месте в 9 часов 50 минут.
Клерк проводил меня в огромный кабинет, где ничего не изменилось со времени моего последнего визита - пятнадцать лет назад. Сквозь матовые стекла высоких окон в помещение проникал сине-зеленый свет, придавая комнате сходство с часовней. Все здесь казалось застывшим навеки. На потолке, позолоченном и отделанном под мрамор, висела большая хрустальная люстра. Вся мебель, начиная с письменного стола и заканчивая круглым журнальным столиком, не располагала к радужным фантазиям, а воздух пропитался запахом мебельного воска. Высокие стеллажи были заставлены сочинениями в кожаных обложках, которые, казалось, превратились в прах за давностью лет, а развешанные по стенам многочисленные картины с потрескавшейся краской в старинных позолоченных рамах представляли различные виды Лондона и создавали мрачную, почти нездоровую атмосферу.
Настенные часы в углу комнаты уныло смотрели на эти траурные декорации. За спиной мэтра Олборна, в огромном камине елизаветинской эпохи, потрескивал огонь, а висевшие над ним ровным рядом суровые лица предков, целой династии нотариусов, подтверждали вековую компетенцию кабинета Олборна.
Нотариус приветствовал меня с достоинством, соответствующим обстоятельствам. Он, как и все вокруг, не изменился. Разве что на лбу и в уголках глаз появились новые морщины. Выглядел он таким же уставшим и разочарованным, каким я его знал всегда. Работая нотариусом, он отдавал дань традиции и исполнял свой долг по привычке, без особого рвения и радости.
Наша беседа продолжалась уже несколько минут, когда в комнату вошел маленький человечек с пристальным взглядом и крысиным личиком. Каково же было мое удивление! Я не видел его много лет, но, даже если память изменяла мне теперь чаще, чем прежде, я все равно мгновенно узнал Лестрейда. Его лицо, как и раньше, не вызвало у меня особой симпатии. Полицейский скорчил недовольную, презрительную гримасу, свойственную выскочкам, имеющим о себе чрезвычайно высокое мнение. Его восхождение по карьерной лестнице, естественно, только усилило свойственное ему чувство собственного превосходства. Заметив меня, он направился в мою сторону с распростертыми объятиями и, к моему величайшему удивлению, наградил меня страстным поцелуем, будто мы были старыми друзьями, встретившимися после долгой разлуки. По его мнению, так оно и было. Хотя в своих рассказах я никогда не был по отношению к нему слишком милостив.
- Доктор Ватсон, я думал, вас уже нет на свете! - воскликнул он с присущим ему чувством такта.
- Спасибо, это очень тонкая мысль.
- Ну, я хотел сказать… Какая радость узнать, что вы еще живы.
Нотариус наблюдал за нами поверх своего пенсне.
- Думаю, представлять вас не нужно. Вы наверняка хорошо знакомы.
Считая себя главным из нас двоих, Лестрейд ответил:
- В свое время мы были отличной командой, доктор Ватсон и я. Мы ловили преступников и раскрывали самые запутанные дела.
- Вы и я? Кажется, вы забыли кое-кого.
Лестрейд сжал пальцами подбородок и поднял глаза к потолку.
- Ах да! Вы имеете в виду того несчастного детектива-любителя, который недавно скончался. Сейчас все только и говорят о его былых подвигах.
Это было чересчур.
- Смею вам напомнить, что вы находитесь здесь по приглашению моего покойного друга, Шерлока Холмса.
Правым кулаком он ударил в левую ладонь.
- Шерлок Холмс! Вот имя, которое я никак не мог вспомнить!
Я бросил на него испепеляющий взгляд. Он прищурил глаза и поспешил исправить свой промах.
- Да, это правда. Все эти посмертные знаки внимания, фальшивые похвалы - все это неуместно. Оставим мертвых там, где они есть, и не будем осквернять их память.
Лестрейд едва успел закончить фразу, как в комнату вошел новый посетитель. Если полицейский внешне почти не изменился, то мне понадобилось некоторое время, чтобы узнать во вновь прибывшем Майкрофта Холмса. Привычка сидеть дома отпечаталась на его талии. Полнота придавала ему хмурый вид и некоторую неуклюжесть. Зато его лицо излучало добродушие, а взгляд из-под густых ресниц светился умом. С длинной бородой и густыми седеющими волосами он был похож на библейского патриарха. Его будто окружала аура силы и превосходства. Он поприветствовал нас мимолетной улыбкой и опустил свое потяжелевшее тело в кресло, на которое указал мэтр Олборн.
Нотариус занял место за письменным столом.
- Теперь мы все в сборе и можем начинать, - сказал он.
Лестрейд посмотрел на меня. Должно быть, в его голове возник тот нее вопрос: «Все в сборе?» Разве Шерлок Холмс не имеет права быть среди нас? И что он мог завещать троим столь разным людям - Лестрейду, брату Майкрофту и мне?
Нотариус попросил нас проверить конверт, в котором лежало завещание. Мы подтвердили подлинность печати и подписи.
- Перед нами конверт, содержащий завещание мистера Шерлока Холмса. Я прочту вам это завещание, узнав его содержание одновременно с вами.
Он разрезал конверт ножом и вынул из него лист бумаги, исписанный вручную. Мы все ждали, широко раскрыв глаза от нетерпения. Мэтр Олборн с невыносимой медлительностью надел пенсне, откашлялся и принял торжественную позу.
- «Я, Шерлок Холмс, в здравом уме и трезвой памяти, завещаю все свое имущество, а именно свою скрипку, моему любезному другу доктору Ватсону. Дорогому Лестрейду, полицейскому, исполненному уверенности и полному всяческих убеждений, я завещаю свои сомнения и сожаления. Моему дорогому брату я оставляю свои заключения и выводы, которые в нужный момент могут сослужить ему добрую службу. Мэтру Олборну, верному читателю моих приключений и научных работ, я завещаю все свои последние труды, которые дополнят его славную коллекцию. Я прошу всех собравшихся внимательно выслушать рассказ, находящийся в приложении к данному письму. Этот текст должен быть прочтен единожды и целиком мэтром Олборном. Чтение может затянуться, поэтому я взял на себя смелость заказать для вас еду и напитки, чтобы поддержать ваши силы. Такова моя последняя воля». Письмо подписано, датировано и засвидетельствовано двумя свидетелями. Все документы в порядке.
На лице Лестрейда отразились замешательство и недоумение. Майкрофт с мечтательным видом рассматривал потолок. Нотариус так широко раскрыл глаза, что стал похож на сову, захваченную врасплох дневным светом. А я спрашивал себя, какую игру затеял с нами старик Холмс спустя всего несколько дней после своей смерти. Лестрейд внезапно воскликнул:
- Что все это значит? Этот… детектив-самоучка завещает мне свои сомнения и сожаления? Это ведь бессмыслица какая-то!
Майкрофт бросил на него укоризненный взгляд.
- Ну и что с того? Я - его родной брат, и тем не менее не собираюсь поднимать шум из-за этого немного странного завещания.
- Немного странного! - вне себя повторил полицейский.
- Вспомните, что он завещал мне. Какие-то «заключения». Я даже не знаю, что он имел в виду.
Лестрейд поднялся и решительно направился к двери.
- Я уже вышел из возраста загадок и ребяческих шуток!
- Шерлок Холмс, вероятно, хотел сообщить нам что-то важное, - возразил я. - Кроме того, его завещание не такое уж и странное - мне он завещал свою скрипку. Это знак нашей крепкой дружбы. Он даже подумал о завещании для мэтра Олборна!
Нотариус задумчиво почесал кончик носа.
- И правда. Я не ожидал такого подарка. Я действительно был страстным читателем всех его сочинений. Я очень тронут тем, что он не забыл об этом.
- Но где же тот рассказ, о котором говорится в завещании? - спросил я.
Нотариус еще раз опустил руку в пустой конверт, будто надеясь отыскать там что-то еще.
- Да, действительно, где же рассказ? В конверте только письмо, которое я вам прочел.
- Поскольку это достойное сочинение, вероятно, существовало лишь в его воображении, я не вижу ничего, что еще могло бы меня здесь задержать, - заключил Лестрейд.
Не успел полицейский распахнуть дверь кабинета, как столкнулся с двумя клерками, которые держали несколько огромных пакетов.
- Куда положить это, мэтр? - спросил первый. Нотариус удивленно вскинул брови.
- Пища, доставленная по заказу мистера Холмса, - объявил один из клерков. - А рассыльный принес еще приложение к завещанию.
- И конверт, адресованный лично вам, - добавил второй, вздыхая под грузом своей ноши.
Майкрофт Холмс и я обменялись озадаченными взглядами. Поскольку нотариус, похоже, ничего не понимал, первый клерк продолжил:
- Рассыльный сказал, что вы в курсе и что вы ожидаете этот конверт, мэтр.
- Да, конечно, в определенном смысле.
Он указал на лакированный стол из красного дерева рядом с дверью.
- Положите туда пакеты и конверт и подайте мне это пресловутое приложение.
Клерки сложили объемные свертки и исчезли.
Лестрейд, ворча, вернулся в свое кресло. Мэтр Олборн вскрыл конверт.
Нашему взору предстала рукопись не менее чем из тысячи страниц. Мне стало понятно, почему Шерлок Холмс написал в своем завещании: «Чтение может затянуться, поэтому я взял на себя смелость заказать для вас еду и напитки, чтобы поддержать ваши силы».
Нотариус с печальным видом приподнял рукопись на ладони, будто взвешивая ее, и не смог сдержать тяжелого вздоха, оценив объем предстоящей работы. Он посмотрел на часы.
- Ну раз уж такова его последняя воля…
Майкрофт Холмс указал взглядом на свертки с едой и напитками, которые заняли весь стол.
- Мы ведь никуда не спешим. И с голоду уж точно не умрем.
Лестрейд раздосадованно пожал плечами. Судя по выражению его лица, настроение у него было прескверное.
Мэтр Олборн снова надел пенсне и сделал глубокий вдох.
- «Ужас над Лондоном», сочинение доктора Джона X. Ватсона…
Я подскочил на своем кресле.
- Моя рукопись!
- Вам знаком этот документ, мистер Ватсон?
- Конечно! Это моя рукопись.
- Она не была опубликована?
- Нет. Шерлок Холмс забрал ее у меня. Он собирался внести изменения. В любом случае в том виде, в каком она была, ее нельзя было публиковать. Многое нужно было переделать, а что-то и вовсе удалить…
Мэтр Олборн снова с уважением посмотрел на увесистый труд.
- Вот это все меняет. Неизданное приключение великого детектива. Чтение обещает быть захватывающим.
Лестрейд не разделял его бурного энтузиазма.
- Эта рукопись не содержит ничего, что не было издано. Я знаю все истории, на которые вы намекаете. Мы ведь не собираемся снова прочесть о десятках преступлений только из-за того, что такова последняя воля Шерлока Холмса?
- Не о десятках, их всего пятнадцать. Пятнадцать дел, ни больше ни меньше.
- Ну пятнадцать так пятнадцать, раз уж вам так хочется. Но и это слишком много для дел, которые уже раскрыты. Преступники найдены и…
- Вы в этом уверены?
- Разумеется, ведь именно я вел эти расследования.
- Разумеется.
- Более того, я не понимаю, каким образом это сочинение может являться приложением к завещанию Холмса.
- Действительно, - согласился нотариус, - это довольно необычно.
Майкрофт Холмс бросил на Лестрейда пронизывающий взгляд.
- Это последняя воля моего брата. Мы обязаны уважать ее.
Сказав это, он движением руки попросил нотариуса покориться.
Лестрейд скрестил руки на груди, весь его вид свидетельствовал о крайнем раздражении.
- Чем раньше мы начнем, тем скорее закончим!
Мэтр Олборн откашлялся и приступил к чтению рукописи.
3
День повис в сумеречной атмосфере, будто забыв заняться. Зиме не было видно конца. На улице едва можно было вздохнуть. Промозглая стужа сковала Лондон. Глаза краснели, легкие были раздражены, дыхание свистело, все щурились и чихали с утра до вечера. Город наполнился зловонием. Туман стал желтым. Угольная пыль с сахаро-рафинадных заводов и с фабрик Ист-Энда придавала строениям погребальный вид, а памятники походили на трубочистов.
С начала холодов в городе было зарегистрировано небывалое число смертей. У Лондона были все шансы побить мрачный рекорд зимы 1886 года, когда 11 500 человек скончались от бронхита, эмфиземы и астмы. Бездомные замерзали десятками. Темза местами покрылась льдом, и сырой холодный ветер гулял по городским улицам.
Даже я, никогда прежде не имевший проблем со здоровьем, не мог до конца излечиться от возвратного тифа.
Обессиленный, я проводил целые дни в нашей квартире в ожидании благоприятных перемен, которые позволили бы мне наконец выйти на улицу. Каждый день моя деятельность ограничивалась описанием приключений моего товарища и чтением модных романов, которые приносил мне мой друг и литературный посредник Лондон Кайл.
В тот вечер я задремал, убаюканный потрескиванием огня в камине и стуком дождя в оконное стекло. Холмс склонился над письменным столом. Он без устали изучал свою картотеку и криминальные архивы.
Мой сон прервал звук колокольчика у входной двери. Почти сразу после этого с лестницы донесся шум торопливых шагов. Мы услышали мужской голос, прерываемый протестами миссис Хадсон:
- … увидеть мистера Холмса… очень срочно…
- Вытрите ноги… вы ведь все перепачкаете…
- Да оставьте меня… нет времени… дело государственной важности…
Внезапно на пороге нашей комнаты возник великолепнейший экземпляр сыщика, запыхавшийся и обливающийся потом, в сопровождении разъяренной миссис Хадсон.
- Этот господин… - начала она.
Лестрейд не слишком учтиво отстранил нашу хозяйку.
- Холмс, побег! Миллбэнк! Сегодня утром!
Мой друг поднял голову и посмотрел на вновь прибывшего.
- Успокойтесь, друг мой. Сядьте поближе к камину и расскажите, что произошло.
Полицейский отряхнулся, как мокрая собака, и плюхнулся в кресло, издав звук упавшей груды влажного белья. Он хотел вытереть лоб рукавом, но в результате еще больше намочил лицо.
- Заключенный, некий Марк Дьюэн, исчез.
- Когда обнаружили побег?
- Сегодня утром, в начале седьмого. Ночной сторож только ушел, а его дневной коллега приступил к службе. Он обнаружил, что камера номер двадцать четыре пуста, а, дверь заперта. Настоящая загадка.
Лестрейд сделал неопределенный жест рукой. Брызги воды оросили паркет.
- Заключенный будто испарился. Тюрьма Миллбэнк знаменита своей надежностью. Оттуда еще никому не удавалось бежать. Нужно отыскать беглеца. Время не терпит.
Холмс набил трубку свежим табаком и закурил.
- Зачем вы молчали 19 часов, прежде чем сообщить мне об этом?

Завещание Шерлока Холмса - Гарсиа Боб => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Завещание Шерлока Холмса автора Гарсиа Боб понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Завещание Шерлока Холмса своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Гарсиа Боб - Завещание Шерлока Холмса.
Ключевые слова страницы: Завещание Шерлока Холмса; Гарсиа Боб, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн