А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Но сейчас мне оставалось лишь молить Бога о том, чтобы ничего не произошло.
– Подгоните сюда грузовик, – крикнул Нико подчиненным. – Похоже, здесь действительно находится взрывчатка.
Через минуту все пространство вокруг сумки было огорожено стальными листами, вынутыми из подъехавшего грузовика, а сам он был поставлен так, чтобы в случае взрыва не пострадали посторонние люди. По быстрым движениям взрывников можно было без труда догадаться, что бомба в рюкзаке могла взорваться в любую минуту.
Я прижалась к земле и почувствовала, что по спине скатилось несколько капель холодного пота. Человек в специальной защитной форме подошел к сумке, осторожно приподнял ее длинными зажимами и поставил в бронированный корпус грузовика. К счастью, ничего не случилось.
– Не могу обнаружить взрывчатку, – обрадованно сказал человек с прибором в руке. – Придется открыть сумку и осмотреть ее.
Нико забрался в грузовик и осторожно расстегнул молнию рюкзака.
– Здесь действительно нет ничего подозрительного, – выкрикнул он оттуда. – Только какой-то гребаный радиоприемник на батарейках.
Все вокруг облегченно вздохнули и расслабились. Я мгновенно вскочила на ноги и ринулась к грузовику, чтобы осмотреть рюкзак. К нему была прикреплена пластиковая табличка, на которой обычно указывается имя владельца. Я подняла ее и прочитала: "БАБАХ, УБЛЮДКИ"
Я оказалась права – это действительно было послание, оставленное нам преступником. Внутри рюкзака рядом с обычным радиоприемником со встроенными электронными часами лежала фотография в рамке. Точнее сказать, это была не просто фотография, а компьютерное изображение, снятое цифровым фотоаппаратом и отпечатанное на обычной бумаге с помощью самого обыкновенного принтера. На нем был изображен довольно симпатичный мужчина лет сорока, а внизу имелась короткая подпись следующего содержания: "МОРТОН ЛАЙТАУЭР, ВРАГ НАРОДА. ДА БУДЕТ УСЛЫШАН ГОЛОС НАРОДА".
Еще ниже было указано имя автора: "ОГАСТ СПАЙС".
Боже мой, значит, это была публичная казнь!
В этот момент все внутри у меня перевернулось.
Глава 7
Личность владельца дома мы установили очень быстро. Им оказался тот самый Мортон Лайтауэр, который был изображен на снимке вместе с членами своей семьи. Джейкоби это имя показалось знакомым.
– Уж не тот ли это парень, которому принадлежит фирма "Системы X/L"?
– Понятия не имею, – ответила я, покачав головой.
– Нет, ты должна его знать, – настаивал он. – Это же та самая компьютерная фирма, которая собрала через Интернет почти шестьсот миллионов, хотя сама практически прогорела. Ее акции продавались на фондовой бирже по шестьдесят долларов, а сейчас упали почти до шестидесяти центов.
В этот момент я припомнила, что действительно видела нечто подобное в новостях. Этот парень действительно стал героем скандала, о котором сообщили практически все средства массовой информации. Я вспомнила, что он пытался скупить футбольные клубы, приобретал по дешевке жилые дома и даже установил в своем доме в Эс-пене сложнейшую систему безопасности стоимостью более 50 тысяч долларов. И вместе с тем он фактически погубил собственную компанию и уволил почти половину своих сотрудников.
– Я слышал о недовольстве инвесторов, – сказал Джейкоби, покачав головой. – Но это, мне кажется, уж слишком.
Сзади послышался истеричный голос какой-то женщины, пытавшейся прорваться сквозь полицейское оцепление. Инспектор Пол Чин провел ее к сгоревшему дому, с трудом пробираясь сквозь толпу журналистов и телевизионщиков.
– Боже мой, – тихо повторяла она, остановившись перед тем, что осталось от здания, и прикрывая рот руками. – Боже мой.
Пол Чин подвел ее ко мне.
– Это сестра Лайтауэра, – тихо сказал он.
На ней были синие джинсы и кашемировый свитер, туфли без каблуков от Маноло Блахника, которые я как-то минут десять рассматривала в витрине универмага Неймана. Ее густые волосы были стянуты в тугой пучок на затылке.
– Пожалуйста, давайте отойдем в сторонку, – сказала я, уводя ее подальше от сгоревшего дома. – Я лейтенант Боксер из отдела по расследованию убийств.
– Дайана Аронофф, – тихо произнесла она. – Я узнала об этом из выпуска новостей. Что с Мортом? С Шарлотой? А дети?.. Кто-нибудь из них остался в живых?
– Мы вынесли оттуда мальчика лет одиннадцати.
– Эрик, – с трудом выдохнула она. – Что с ним?
– Сейчас он в ожоговом центре больницы "Кэл-Пасифик", – ответила я. – Думаю, он выкарабкается.
– Слава Богу, – воскликнула она, а потом снова закрыла лицо руками. – Как это могло случиться?
Я присела перед ней на корточки и взяла ее за руку.
– Миссис Аронофф, я должна задать вам несколько вопросов. Насколько я могу судить, это не случайное происшествие. Как вы думаете, кто мог покушаться на жизнь вашего брата?
– Не случайное, – эхом повторила она. – Да, Морти сам не раз говорил мне, что средства массовой информации относятся к нему, как к бен Ладену, что его никто не понимает и все считают, что его интересуют только деньги.
В этот момент к нам подошел Джейкоби.
– Миссис Аронофф, нет никаких сомнений, что взрыв произошел на втором этаже. Вы знаете, кто имел беспрепятственный доступ в дом вашего брата?
– У него была домработница, – тихо ответила та, вытирая глаза тыльной стороной ладони. – Виола.
Уоррен тяжело вздохнул.
– К сожалению, она погибла. Вероятно, именно ее тело было обнаружено под обломками дома.
– Боже мой, – снова всхлипнула Дайана.
Я пожала ее руку.
– Послушайте, миссис Аронофф, я видела этот взрыв собственными глазами и ни секунды не сомневаюсь, что взрывчатку принесли в дом намеренно. Это мог сделать либо человек, имевший беспрепятственный доступ в дом, либо хороший знакомый. Подумайте хорошенько, кто бы это мог быть.
– В доме была еще одна девушка – няня, – пробормотала она. – Мне кажется, она иногда оставалась там ночевать.
– Ей крупно повезло, – сказал Джейкоби, закатив глаза. – Если бы она была там вместе с вашим племянником...
– Она ухаживала не за Эриком, – тут же поправила его Дайана, покачав головой. – Ее пригласили для Кэтлин.
Мы с Джейкоби быстро переглянулись.
– Кэтлин? Кто это?
– Моя племянница, лейтенант.
Увидев наши застывшие лица, она замерла от страха.
– Когда вы сказали, что вынесли оттуда одного только Эрика, я сразу предположила...
Мы продолжали недоуменно смотреть друг на друга, не понимая, о чем она говорит.
– Боже мой, ей всего лишь шесть месяцев.
Глава 8
Значит, весь этот кошмар еще не закончился. Я бросилась к капитану Нороски, который все еще что-то громко кричал в портативную рацию, в то время как его люди сновали по дымящемуся дому.
– Сестра Лайтауэра говорит, что в доме должен быть шестимесячный ребенок, – прокричала я ему на ухо.
– Нет, лейтенант, в этом доме больше никого нет, – удивленно возразил он. – Мои люди только что осмотрели верхний этаж и никого там не обнаружили. Если хотите, можете сами подняться наверх и убедиться в этом.
Внезапно в моей памяти всплыли внутренние помещения горящего дома, которые я видела собственными глазами. Я вспомнила то место, где обнаружила мальчика, и поняла, что рядом должна была быть еще одна детская комната. У меня все внутри похолодело от этой мысли.
– Послушайте, капитан, искать надо не на последнем этаже, а на первом.
Нороски немного подумал, а потом приказал своим людям еще раз осмотреть первый этаж.
Мы молча стояли перед дымящимися руинами и с замиранием сердца следили за работой пожарных. Мысль о том, что в доме мог остаться маленький ребенок, не давала мне покоя. Ведь я могла спасти его, если бы знала о его существовании.
Мне казалось, что прошла вечность с тех пор, как люди Нороски начали осматривать первый этаж. Наконец один из них вышел и беспомощно развел руками.
– Никого, – крикнул он в нашу сторону. – Мы тщательно осмотрели детскую комнату, но никого там не обнаружили, даже обгоревших останков.
Дайана Аронофф вскрикнула от радости. Значит, ее племянницы в этот ужасный момент не было дома. Однако в то же мгновение в ее глазах мелькнул страх. Если Кэтлин нет в доме, то где же она может быть?
Глава 9
Чарлз Дэнко неподвижно стоял позади толпы и молча смотрел на происходящее. Он был одет в костюм велосипедиста и одной рукой придерживал стоявший рядом велосипед. Велосипедный шлем был надвинут на глаза и скрывал его лицо на тот случай, если полицейские вздумают снимать на видеопленку всех собравшихся вокруг дома зевак. Он знал, что они часто делают это, чтобы выйти на след преступника.
"Лучше и быть не могло", – подумал он, с улыбкой наблюдая за пожарными и полицейскими. Лайтауэр мертв, разорван в клочья, а вместе с ним сгорела и вся его гнусная семейка. Оставалось только надеяться, что они достаточно намучились перед смертью, даже его сопливые отпрыски. Еще вчера он мог только мечтать об этом, а сегодня это самая что ни на есть реальность. Та самая жуткая реальность, которая должна ужаснуть добропорядочных жителей Сан-Франциско. Конечно, эта операция отняла у него много сил и нервов, но в итоге все закончилось благополучно. Ему удалось добиться поставленной цели, и вот сейчас эта толпа тупоголовых пожарных, медиков и полицейских мечется по руинам дома, пытаясь разобраться с тем, что стало делом его рук. И это только начало.
Его внимание было сосредоточено на симпатичной блондинке, вероятно, из полицейского управления. Она вела себя довольно спокойно и производила впечатление мужественной женщины. Он смотрел на нее и думал, что, возможно, именно она в будущем станет его главным противником. Интересно, хватит ли у нее сил и ума справиться с ним?
Улучив удобный момент, он подошел к одному из полицейских и с равнодушным видом спросил:
– Скажите, эта женщина, которая только что вышла из горящего дома, это инспектор Мерфи? Мне почему-то кажется, что я ее знаю.
Полисмен даже не потрудился повернуться к нему, что было вполне естественно. Именно так все они относятся к зевакам, собирающимся на месте преступления.
– Нет, – сказал он, – это лейтенант Боксер из отдела по расследованию убийств. Я слышал, она самый крутой сыщик в нашем городе.
Глава 10
В помещении на третьем этаже, где располагался отдел по расследованию убийств, царила невообразимая суматоха. Никогда еще в воскресенье в нашем отделе не собиралось столько людей, как сегодня. Я заехала в больницу, чтобы узнать о самочувствии мальчика, а потом сразу же направилась в отдел, где меня уже с нетерпением ждали. Результатов экспертизы о характере взрыва еще не было, однако у нас имелись по крайней мере два факта, над которыми стоило поразмышлять. Как правило, взрывы жилых домов не сопровождаются похищениями людей. "Если мы найдем пропавшего ребенка, – говорили мне, – значит, рано или поздно найдем и преступника, который устроил этот взрыв".
Телевидение уже сообщило об этой трагедии и каждую минуту показывало мэра города Фиске и комиссара полиции Траккио, которые прибыли на место происшествия вслед за полицией.
– Это ужасная, невыразимо ужасная трагедия, – прочувствованно говорил мэр, прибывший к взорванному дому сразу же после завтрака в "Олимпике". – Мортон и Шарлотт Лайтауэры были самыми щедрыми и великодушными гражданами нашего города. Более того, они были нашими верными и преданными друзьями.
– И к тому же самыми богатыми спонсорами, – добавил от себя Кэппи Томас, напарник Джейкоби.
– Я хочу, чтобы все знали, – продолжал мэр, – что полицейское управление уже имеет некоторые соображения на этот счет и приступило к расследованию этого ужасного события. У них есть некоторые улики, и я хочу заверить граждан нашего города, что это всего лишь отдельный инцидент, вызванный случайными причинами.
– Да уж, – язвительно заметил Уоррен Джейкоби, почесав затылок. – А что будет теперь с тем дерьмом, которое мы называем нашим пенсионным фондом? У меня там, правда, всего лишь несколько акций, но все же не хотелось бы их потерять.
– У меня тоже, – поддержал его Кэппи. – Ты в каком фонде?
– Точно не помню, – отмахнулся Джейкоби. – Кажется, "Долгосрочный рост" или что-то в этом роде. Как бы там ни было, с чувством юмора у этих людей все в полном порядке. Еще два года назад у меня там было...
– Послушайте, финансовые магнаты, – прервала я их, – сегодня воскресенье, и все фондовые биржи давно закрыты. А у нас тут взорванный дом, сгоревшее имущество, три трупа и неизвестно куда исчезнувший ребенок.
– Да, – охотно откликнулся Стив Файори, пресс-секретарь нашего отдела, который уже готовил материал о происшествии и только что вернулся с посвященной ему пресс-конференции. – Шеф уже подтвердил, что речь идет именно о преднамеренном взрыве, а не о несчастном случае, как мы думали. Он сказал, что специалисты обнаружили в развалинах дома остатки таймера, какие-то провода и отдельные куски взрывателя.
Эта новость нисколько нас не удивила, но мысль о том, что в нашем спокойном городе произошел самый настоящий террористический акт, не давала нам покоя. Трудно было смириться с тем, что отныне придется жить в постоянном напряжении и ожидать очередного взрыва. Да еще этот пропавший шестимесячный ребенок, которого неизвестно где теперь искать.
– Черт возьми, – выругался Джейкоби, посмотрев на часы. – Скоро уже обед.
Глава 11
– Лейтенант, – закричал кто-то из глубины комнаты, – Траккио просит вас к телефону!
– Я же говорил тебе, – усмехнулся Кэппи.
Я взяла трубку, ожидая, что шеф сразу же устроит мне нагоняй за то, что я слишком рано покинула место происшествия. Траккио был страшным занудой и невыносимым аккуратистом и всегда рассматривал любое дело с точки зрения того, чему учили его в полицейской академии двадцать пять лет назад.
– Линдси, это Синди, – неожиданно прозвучал в трубке знакомый голос подруги. – Не спеши ругать меня на чем свет стоит, – сразу же пояснила она. – Просто по-другому я не могла с тобой связаться.
– Ты выбрала не самое удачное время, – недовольно поморщилась я. – Я думала, этот засранец Траккио сейчас начнет на меня наезжать.
– Меня тоже многие считают засранкой, которая на них наезжает.
– Ты совсем другое дело. – Я засмеялась впервые за этот ужасный день.
Синди Томас была одной из моих ближайших подруг наряду с Клэр и Джилл. Кроме того, она работала в "Кроникл" и слыла одним из самых известных криминальных репортеров нашего города.
– Линде, Боже мой, я как раз занималась йогой и вдруг услышала эту кошмарную новость. Как ты там оказалась? Неужели тебя опять потянуло на подвиги? С тобой все в порядке?
– Да, все нормально, если, конечно, не считать, что легкие до сих пор горят огнем. Синди, к сожалению, я не могу рассказать тебе сейчас обо всем в подробностях.
– Линдси, я звоню тебе не по поводу произошедшего, – быстро заговорила она. – Меня больше всего волнует твое самочувствие.
– Все в порядке, – снова повторила я, сама еще толком не зная, действительно ли это так. Во всяком случае, руки у меня все еще дрожали, и на губах я по-прежнему ощущала горьковатый привкус гари и дыма.
– Если хочешь, я сейчас же приеду к тебе.
– Ничего не получится, – усмехнулась я. – Траккио приказал выставить полицейское оцепление за два квартала. Они никого не пропустят туда, пока не выяснят причину взрыва.
– Ты во мне сомневаешься? – возмущенно хмыкнула Синди.
Эти слова заставили меня рассмеяться. Я вдруг вспомнила, как во время нашей первой встречи она каким-то невероятным образом пробралась в отель "Гранд-Хайатт", хотя он был окружен тройным оцеплением. Именно с этого момента и началась ее головокружительная карьера журналистки.
– Нет, Синди, не сомневаюсь, но со мной все в порядке, и сейчас просто не о чем беспокоиться.
– Ну ладно, поскольку самый главный для себя вопрос я уже выяснила, скажи, пожалуйста, что там стряслось? Не сомневаюсь, что у тебя уже есть свое мнение на этот счет.
– Если ты готова написать в газете, что взрыв произошел рано утром в воскресенье из-за неисправного гриля, то я готова под этим подписаться. Полагаю, это будет самое безобидное объяснение, за которое тебя никто не станет ругать.
– Линдси, я все поняла и хочу заняться этим делом, – возбужденно ответила она. – А еще я слышала, что ты спасла какого-то ребенка. Линдси, тебе надо бросить все к чертовой матери и ехать домой. Ты и так неплохо поработала в этот воскресный день.
– Это невозможно, – грустно заметила я. – У нас тут есть некоторые соображения, и их нужно обсудить. К сожалению, не могу сообщить тебе никаких подробностей. Надеюсь, ты меня понимаешь.
– Линдси, – как ни в чем не бывало продолжала моя неугомонная подруга, – я слышала, что из дома пропал еще один ребенок. Это действительно так? Это можно расценить как преднамеренное похищение с целью выкупа?
– Ну, если это так, – равнодушно пожала я плечами, – то преступник найдет способ сообщить о себе потенциальному плательщику.
В этот момент в двери показалась голова Кэппи Томаса.
– Лейтенант, вас хотят видеть медики. Они сейчас в морге и просят немедленно приехать.
Глава 12
Только Клэр – главный судебно-медицинский эксперт и моя давняя подруга – могла так спокойно произнести слова, от которых у меня навернулись слезы.
– Шарлотт Лайтауэр была беременна.
Правда, при этом Клэр выглядела уставшей и совершенно беспомощной в своем оранжевом хирургическом халате.
– Срок два месяца. Эта бедная женщина, вероятно, сама еще не знала об этом.
Не знаю, почему меня так сильно поразила эта новость, но я просто места себе не находила. Возможно, это из-за того, что я почему-то воспринимала этих людей как простую семью и поэтому от всей души их жалела.
– Я надеялась, что рано или поздно встречусь с тобой сегодня, – сказала Клэр с грустной улыбкой. – Но потом поняла, что это несбыточная мечта.
– Да, – кивнула я и украдкой смахнула со щеки слезу.
– Я уже слышала, какой героический поступок ты совершила, – сказала она тихо и обняла меня обеими руками. – Знаю, что для этого требуется немалое мужество, но должна сказать, что вместе с тем ты поступила совершенно легкомысленно, подвергая себя серьезному риску.
Я не сразу поняла, о чем она говорит.
– Клэр, мне показалось, что я не смогу выбраться из этого огненного ада, – пробормотала я. – Все было покрыто плотной завесой черного дыма. Он был везде, выедал мне глаза, проникал в легкие. Я не видела ничего вокруг. А потом неожиданно наткнулась на этого мальчика, взяла его на руки и побежала к выходу.
– Ты же видела дневной свет, – улыбнулась она. – Ведь это он вывел тебя наружу?
– Нет, Клэр, меня вывела мысль, что вы подумали бы, как глупо было с ее стороны заживо сгореть в этом доме.
– Да, это омрачило бы наши вечера в кафе, – сказала она, согласно кивая.
Я посмотрела на нее и улыбнулась.
– Я не говорила тебе, что ты всегда отличалась удивительной способностью видеть все в перспективе?
Останки членов семьи Лайтауэр лежали рядом, на двух соседних столах. Даже в Рождество помещение морга, как правило, пустынное место. Сейчас же, в воскресный день, когда все служащие разошлись по домам, оставив после себя лишь многочисленные фотографии трупов и едкий запах медицинских препаратов, оно казалось особенно мрачным.
Я подошла к столам и посмотрела на трупы.
– Значит, ты позвала меня сюда только для того, чтобы я взглянула на их останки? – спросила я. – Что ты хотела от меня услышать?
– Я позвала тебя сюда, – устало произнесла она, – прежде всего для того, чтобы обнять тебя и хоть немного успокоить.
– Я уже давно успокоилась, но убийца все еще на свободе, поэтому до полного успокоения еще очень далеко.
Клэр подошла к столам и стала медленно снимать хирургические перчатки.
– Убийца? Ты хочешь, чтобы я назвала тебе его имя? – Она подняла глаза и тяжело вздохнула. – Все, что я могу сейчас сказать, Линдси, это то, что они погибли в результате мощного взрыва.
Глава 13
Через час мы с Траккио стояли на парадных ступеньках здания муниципалитета и очень эмоционально отвечали на вопросы представителей средств массовой информации. Пресс-конференция была чрезвычайно нервной, а журналисты, включая и присутствовавшую там Синди, задавали самые нелицеприятные вопросы.
Вернувшись в полицейское управление, Джейкоби прогнал по всем базам данных, включая ФБР, фамилию человека, обнаруженную под фотографией, – Огаст Спайс. Однако ничего интересного не обнаружилось. Это имя не было связано с какими-либо преступлениями, совершенными в прошлом.
А Кэппи в это время энергично занимался поисками исчезнувшей девушки. В нашем распоряжении было краткое описание, полученное от сестры Лайтауэра, но при этом абсолютно никаких подсказок о том, где она могла находиться в настоящее время. Откровенно говоря, Дайана Аронофф даже не знала ее фамилии.
Выслушав его путаные объяснения, я сняла с полки толстый телефонный справочник и швырнула его на стол Кэппи.
– Начнем с буквы "Н" – няни.
Было почти шесть часов вечера, но ничто не говорило о том, что этот воскресный день приближается к концу. Все сотрудники оставались на рабочих местах, но никаких конкретных результатов мы так и не получили. А представитель отдела по связям с общественностью заявил, что на следующий день в восемь часов утра мы должны представить общественности хоть какое-то разумное объяснение случившегося.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21