А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Новиков Николай Васильевич

Тень убитого банкира


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Тень убитого банкира автора, которого зовут Новиков Николай Васильевич. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Тень убитого банкира в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Новиков Николай Васильевич - Тень убитого банкира без регистрации и без СМС

Размер книги Тень убитого банкира в архиве равен: 284.47 KB

Тень убитого банкира - Новиков Николай Васильевич => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Новиков Николай
Тень убитого банкира
Новиков Николай
Тень убитого банкира
роман
Аннотация
Банкир Олег Троицкий любил опасные игры, но на сей раз он доигрался. Похищение секретных документов, фиксировавших все теневые сделки банка, и попытка шантажа всемогущего шефа в криминализованных финансовых кругах караются однозначно - смертью. В последний миг истекающий кровью Троицкий поклялся, что с того света отомстит заказчикам его убийства - и сумел исполнить предсмертное обещание...
Все действующие лица и события в этом романе вымышлены. Автор никоим образом не стремился описать реально существующие лица. Москва и коммерческие учреждения, изображенные в романе, являются плодом фантазии автора.
Всякое сходство реальных лиц с персонажами этого повест-вования является чистой случайностью.
Ник. Новиков
1
Он бежал вверх по отлогому склону, шарахаясь в стороны от крохотных полянок и стаек белых берез, среди которых его длин-ная нескладная фигура была отличной мишенью. Будто огромный черный ворон со сломанными крыльями, он ломился сквозь кусты, не всегда успевая уклониться от гибких, влажных после недавне-го дождя ветвей. Подошвы лакированных ботинок скользили по размякшей глине под желтыми листьями и бледно-зеленой траве, дорогой темно-серый костюм "от Юдашкина" и белая рубашка были забрызганы грязью, галстук сбился набок. На длинные полы чер-ного плаща налипла глина, а сзади, с правой стороны, чуть по-ниже лопатки, на плаще и пиджаке расплывалось темное пятно размером с тарелку. Когда плащ цеплялся за острые сучья, а за ним и пиджак, золотистые пуговицы которого остались где-то внизу, было заметно, что белая рубашка под темным пятном на пиджаке стала красной. Он бежал, спотыкался, падал, судорожно отталкивался от липкой глины исцарапанными, окровавленными ладонями, вскакивал на ноги и, петляя в кустах, мчался вперед, наверх, будто там стояла каменная крепость, где можно укрыться, или хотя бы - люди, которые могли спугнуть киллеров.
Но и наверху спасения не было.
Страх ворвался в его сознание вместе с первым выстрелом, не просто ворвался, но и подчинил своей воле душу, а чуть поз-же и тело. Саню, водителя и телохранителя, отбросило на спинку кожаного сидения, он задергался, голова качнулась в сторону дверцы, пальцы разжались, выпустив руль. Джип вильнул в сторо-ну, и тогда он, уже оглушенный страхом, машинально склонился влево, одной рукой выворачивая руль, а другой пытаясь дотя-нуться до педали тормоза. Можно было дернуть "ручник", но он тогда не догадался об этом. И остался жив, потому что второй выстрел разнес вдребезги правое стекло, пуля разорвала кожаную обшивку спинки сидения, лишь задев его спину справа. Боли он не почувствовал, и только после того, как сумел остановить джип и выпрыгнул на обочину, понял, что ранен рубашка сзади была мокрой. Понял и тут же забыл. "Бежать, бежать!"требовал всесильный, всепоглощающий страх.
И он побежал.
Позади громыхнул выстрел - будто футбольный мяч после сильного удара врезался в рекламный щит. Огненная волна вспых-нула в левой голени, метнулась вверх, ударила в голову, зату-манивая разум. Он снова упал, но тут же, царапая скрюченными пальцами липкую глину вперемешку с травой и желтыми листьями, поднялся, дернулся вперед. Однако, едва ступил левой ногой, как новая огненная волна прокатилась по телу. Чтобы привыкнуть к боли, нужно было время, а его уже не оставалось. Деревья и кусты вокруг угрожающе задвигались, то приближаясь, то отдаля-ясь, то прыгая в сторону. Он замотал головой, стиснул зубы и упрямо шагнул вперед, но тут же остановился.
Сбоку, наперерез выскочил высокий человек с помповым ружьем в руках. Бежать было некуда.
Вот и все. Страх вырвался из его души вместе с тяжелым хриплым выдохом, и даже боль на мгновение исчезла. Все. Чуть больше, чуть меньше какая разница? Верно говорят, что перед смертью не надышишься. А жизнь это всего лишь долгое стрем-ление надышаться перед смертью. Кому-то удается, кому-то нет... Ему удалось.
Высокого человека в пятнистой куртке и таких же брюках, заправленных в высокие ботинки, он хорошо знал. Не раз и не два смотрел в его широко посаженные, светлые глаза, видя в них ненависть, загнанную в глубину души, беспрекословное подчине-ние (до поры, до времени!) и жестокую готовность выполнить лю-бое приказание высокого начальства. Он ему никогда не приказы-вал, только пполучал необходимую информацию. Приказывал другой человек, и убить его приказал другой человек. А этот - просто исполнитель...
Грязная работа, Амин...- сказал он, с неожиданной уве-ренностью глядя в светлые глаза.- Грубая работа...
- Главное, что она будет сделана,- с ненавистью сказал человек по кличке Амин.- Конец тебе, падла! Тварь продажная! Троцкий! Иуда Троцкий!
- Я Троицкий,- поправил он.
- Ты - Троцкий, паскуда! Мы нашли бумаги, которые ты ук-рал, которые хотел продать, хотел все разрушить! Сука!- рот Амина перекосился от злобы.На даче спрятал, думал, никто не найдет?! Мы нашли, и за это тебе - конец!
- Это не конец, я еще приду за тобой, Амин,- сказал он. Губы его еле шевелились, но взгляд был по-прежнему уверен, бо-лее того - холодное презрение вспыхнуло в нем.- Я знал, что это будешь ты.
Оттуда не приходят!- осклабился убийца.
И нажал на спусковой крючок. Свинцовый жакан в клочья ра-зорвал мышцы брюшного пресса и то, что было под ними, вырвался из спины и застрял в стволе старой осины.
Отброшенный мощным зарядом назад, он упал навзничь, судо-рожно прижал ладони к животу, чувствуя под ними живое, мокрое месиво. Открыл глаза, но не для того, чтобы увидеть свои внут-ренности под окровавленными ладонями, а чтобы в последний раз взглянуть вверх. Там он скоро окажется? Или нет?
Далеко вверху было еще светлое вечернее небо, а под ним - желтеющие кроны сентябрьских берез и осин. Боли не чувствова-лось, какое-то мгновение сознание было абсолютно ясным, но по-том стало меркнуть. Небо опускалось все ниже и ниже, листья деревьев шелестели, казалось, у самого лица. Деревья склоня-лись над ним, закрывали его? Или - оплакивали?
- Иуда Троцкий! Если ты сделал копии и кому-то передал, лучше скажи напоследок! Может, не тронем его!- проник в гасну-щее сознание гулкий, будто из трубы доносившийся голос.
Почему-то подумалось: "Они никогда не найдут ее..."- это была последняя мысль. Он слабо качнул головой, соглашаясь с нею.
- Я - Троицкий...- прошептал с трудом, и это были его последние слова.
Амин яростно передернул затвор, шагнул вперед и в упор выстрелил в грудь лежащего.
Вертикальные жалюзи, а за ними и шелковые шторы плотно закрывали окно кабинета на третьем этаже суперсовременного здания с тонированными стеклами. Председатель правления "Расц-вет-банка" Виталий Данилович Квочкин опустил голову и принялся постукивать указательным пальцем по кончику своего длинного носа. Прошло минуты две, прежде чем он снова поднял голову и внимательно посмотрел в глаза начальника службы безопасности банка Яна Сигизмундовича Кондры.
- Значит, Олег погиб...- не то спрашивая, не то подводя итог услышанному, сказал Квочкин.
У него был тихий, мягкий голос, как у человека перед те-лекамерой, который хочет казаться интеллигентным. Потом эти люди опять становятся похожими на себя: резкими прагматиками или пошлыми циниками, неврастениками или просто глупцами, ко-торые идиотскими выходками пытаются доказать свою неординар-ность. Но перед телекамерами они тихие и очень интеллигентные, ибо само присутствие на экране телевизора уже является подт-верждением их неординарности и исключительности.
Квочкину не нужна была телекамера, он имел кабинет пред-седателя правления банка.
- Совершенно верно, Виталий Данилович,- кивнул Кондра.- Первый заместитель председателя правления Олег Троицкий убит час назад в лесу, неподалеку от своей дачи. Вот, что обнаружи-ли в его загородном доме.
Он положил на стол перед Квочкиным толстую кожаную папку с золотыми буквами "Расцвет-банк" и эмблемой в виде цветущей ветки яблони. Председатель постучал длинными, тонкими пальцами по мягкой коже, потом открыл папку, несколько минут задумчиво просматривал аккуратно подшитые документы, расшифровки деловых переговоров, копии счетов, договоров, долговых обязательств... Самые секретные документы банка за всю его шестилетнюю исто-рию.
Кондра, выпрямив спину и склонив набок голову, терпеливо ждал. Собственно, спешить было некуда - больной зуб удален, можно и расслабиться. Кондра не возражал бы отметить это собы-тие, но хозяин кабинета не спешил доставать из бара бутылку виски. Квочкин захлопнул папку, снял очки в золотой оправе, выдернул из кармана пиджака шелковый носовой платок, нетороп-ливо протер стекла, надел очки и болезненно поморщился. Кондра подался вперед, устремил ожидающий взгляд на председателя. Он знал, что тот, когда сильно нервничает, снимает очки и начи-нает протирать стекла.
- Зачем он это сделал?- тихо спросил Квочкин.- Что ему не хватало, идиоту?
- Власти и денег,- уверенно ответил Кондра, словно знал, что председатель задаст этот вопрос.- Их всегда не хватает. И то, и другое добывается, как правило, с помощью шантажа и пре-дательства. Извините за банальность.
Квочкин посмотрел на него так, будто впервые видел и не совсем понимал, что делает здесь этот человек с цилиндрической головой и оттопыренными ушами? Низкий, покатый лоб с редкими черными волосами, короткий, мясистый нос, толстые губы и хитро поблескивающие черные глаза довершали портрет начальника служ-бы безопасности. Сидя в кресле, Кондра казался человеком сред-него роста, но Квочкин знал, что у него длинное туловище и ко-роткие ноги, из чего складывались цифры в графе "рост" личной анкеты: 1,65. С виду напоминает дуболома из сказки Волкова про Урфина Джюса, но только с виду. На самом деле умен, жесток, расчетлив. Именно такие люди могли обеспечить безопасность российского бизнеса в самом конца двадцатого века. Доброму, на самом деле интеллигентному, совестливому эти проблемы не ре-шить.
- Власть и деньги?- так же тихо и мягко переспросил Квоч-кин.- Нет, Ян Сигизмундович, деньги у Олега были, а к власти он не стремился. Тут дело в другом. Последний год он только и делал, что испытывал судьбу. На носорога охотился, мог бы в кенийскую тюрьму угодить, крокодилов чуть ли не за хвост дер-гал на Амазонке - пронесло. Тогда решил заставить меня делать то, что считает нужным, то, что не укладывалось в концепцию перспективного развития банка. Заставить... да, путем шантажа, тут вы правы. Для этого и похитил секретные материалы из сек-тора "С" хранилища.
- И - не пронесло. Я думаю, сегодня он пожалел об этом, но было поздно,- злорадно сказал Кондра.
Мелкая, противная дрожь гуляла по ногам председателя. Он впервые столкнулся с необходимостью убрать высокопоставленного сотрудника банка, не просто сотрудника, а своего первого за-местителя, ближайшего помошника, а если честно - основателя и главного финансового идеолога банка. Но что делать, если тот совсем свихнулся, пытался унизить своими требованиями все правление, и в первую очередь - председателя? Идиот! Не захо-тел понять, что такие вещи не прощаются, не ушел, в конце-кон-цов! Уйти с такой должности - все равно, что уйти из КГБ в со-ветские времена, дело почти невозможное, но он, Квочкин, сог-ласился бы на это. При определенных условиях и гарантиях, ра-зумеется. Нет! Олег решил до конца испытывать судьбу. Импо-тент, неврастеник! Теперь, когда Троицкий Мертв, стало ясно, как сложна ситуация, в которой он, Квочкин, оказался. Необхо-димо продумать и решить множество вопросов - от тактики пове-дения с представителями следствия до формирования общественно-го мнения. Но сейчас, в этот момент ничего толкового не прихо-дило в голову. Все же они столько лет были вместе, а теперь Олега нет. И никогда уже не будет. Не войдет в кабинет, не улыбнется, не поднимет рюмку водки, не станет доказывать свою правоту, спорить, ругаться, даже угрожать не станет. Его нет. Лежит где-то в лесу на холодной, сырой листве... И это уже не он.
Квочкин зябко поежился, погладил коленки ладонями, пыта-ясь согнать с них отвратительную дрожь. Посмотрел на Кондру - по лицу начальника СБ невозможно было понять его мысли, но в том, что он понимал состояние председателя, Квочкин не сомне-вался. Неприятно было чувствовать это.
- Что поделаешь, в такое жестокое время живем,- сказал Квочкин.Займемся конкретикой, Ян Сигизмундович. Вы уверены, что Амин сделал все чисто?
- Обижаете, Виталий Данилович!- живо всплеснул руками Кондра.- Вы и сами не раз могли убедиться, что Амин профессио-нал. Никаких следов... ведущих к нам.
- Одно дело профессионал при решении локальных внешних проблем, а другое - внутренняя проблема. Он ведь хорошо знал Троицкого.
- Естественно, знал. Но это не меняет дела, а если и ме-няет, то в сторону большей надежности. Все учтено, все проду-мано до мельчайших деталей. Алиби Амина обеспечено, его преда-ность известна.
- Вам.
- Всему руководству, Виталий Данилович. Амину тоже невы-годно, чтобы один предатель разрушил весь банк, где Амин чувс-твует себя уверенно и сытно. Не само здание, а именно банк со всей инфраструктурой. Вы ведь не сомневались, что при необхо-димости Троицкий пошел бы на публикацию документов в какой-ни-будь заметной газетенке, сами говорили, что это крах не только наших планов, это паника среди вкладчиков и инвесторов, потеря доверия правительства и, значит, бюджетных средств. Полный крах. А теперь ситуация под контролем.
- Будем надеяться. Как я помню, Амин хочет иномарку. Или его требования изменились?
- Если у моих сотрудников меняются требования после вы-полнения задания, я от них избавляюсь,- жестко сказал Кондра.- Вы правильно помните, Амин хочет машину. Старые "Жигули" дарит жене, она уже водительские курсы кончила, права получила, а себе присмотрел "Ситроен ZX X". Думаю, в восемнадцать тысяч уложимся.
- Не проще ли было найти человека со стороны и дешевле?
- Нет, не проще, учитывая степень надежности и гарантию чистоты работы,- в голосе Кондры просквозила едва заметная ирония. Вопрос решенный, чего к нему возвращаться? Однако, не-подвижный взгляд председателя заставил его продолжить.- Троиц-кий в последние дни не разлучался с телохранителем, поэтому для акции устранения необходим был напарник. Его нашел Амин, человек, действительно, со стороны. Его услуги стоят пять штук.
- Вы меня разорите,- криво усмехнулся Квочкин.
После этих слов Кондра тоже мог бы усмехнуться. Он не знал, сколько именно миллионов долларов было у Квочкина, но в том, что их много, не сомневался. Мог бы усмехнуться, да не стал. Не пришло еще то время.
- Пять тысяч мы вам сэкономим, Виталий Данилович,- сказал он.- Не думаю, что нам нужны лишние свидетели.
Квочкин кивнул, снова принялся постукивать указательным пальцем по острому кончику длинного носа.
- Меня беспокоит досье,- сказал он.- Что, если Олег подс-траховался, сделал копии, и они всплывут после его смерти?
- Ситуация под контролем,- повторил Кондра. И решительно добавил.Лично я сомневаюсь, но, на всякий случай, готов к такому повороту событий.
- А я доверяю вам,- кивнул Квочкин. Дрожь в коленках прошла, и в голове появились первые толковые мысли.- В течение месяца потихоньку избавьтесь от всех ваших сотрудников, кото-рых привел Троицкий. Найдите уважительные причины и увольте людей.
- Сделаем,- бодрым голосом заверил его Кондра.
2
"Если понадобиться встретиться с Квочкиным без посредни-ков, попробуй обратиться за помощью к его школьному учителю Консольскому. Адрес я оставил в папке. Консольский единствен-ный человек, которого Квочкин до сих пор уважает, и который ничего не просит, более того, категорически отказывается от всякой помощи своего бывшего ученика. Наверное, поэтому Квоч-кин и уважает его".
Настя взбежала на третий этаж неказистой пятиэтажки на Ленинском проспекте, остановилась напротив обшарпанной гряз-но-коричневой двери, позвонила. Прошла целая минута, прежде чем в квартире послышались неторопливые шаги, и дверь распах-нулась, насколько позволяла ржавая цепочка.
- Виктор Иванович Консольский?- спросила Настя, разгляды-вая согбенную старческую фигуру, морщинистое лицо, чуть ли не половину которого занимали роговые очки с толстыми стеклами.- Я вам звонила сегодня, Настя, Настя Зозулина из издательства "Свет и тьма".
- "Свет и тьма"...- повторил старик.
Его сухие, тонкие губы задвигались, будто можно было на вкус определить значение этих слов.
За толстыми стеклами очков жили умные, не по-старчески живые глаза, и они внимательно исследовали ладную фигуру высо-кой девушки - от копны рыжих волос и огромных зеленых глаз до короткой светлой юбки и длинных ног в черных колготках.
- Вы сказали, что я могу к вам прийти,- напомнила Настя.
Похоже, старик остался доволен своей неожиданной гостьей, но все же спросил:
- А удостоверение у вас есть?
- Конечно,- Настя просунула в щель красную "корочку". Прошла еще минута, прежде, чем Консольский приветливо
улыбнулся, возвращая удостоверение, снял цепочку с двери и га-лантным жестом пригласил Настю войти.
- Не представляю себе, чем могу быть вам полезен, однако же, проходите. Позвольте откровенно признаться: теперь я счи-таю, что в любом случае вы проделали свой путь не зря. Дав-ненько эти стены не видывали подобных красавиц. Пожалуйте в гостиную, нет-нет, разуваться не следует, прошу вас.
- Спасибо, Виктор Иванович, вы мне льстите. Не такая уж я красавица,смущенно улыбнулась Настя, проходя в просторную гостиную, служившую, по-видимому, и кабинетом, поскольку кроме старого дивана и двух кресел, здесь стоял письменный стол, а все остальное пространство было занято книжными шкафами.
- Скромность украшает человека, но, позвольте заметить, вы не скромничаете, а кокетничаете, потому как знаете, что я прав. Но кокетство это ведь неотъемлимая часть женской кра-соты, не так ли? Так, а посему я вас прощаю. Присаживайтесь в кресло и не обращайте внимания на мой, несколько согбенный, если можно так выразиться, вид. Конец зимы - начало весны са-мое раздолье для моего радикулита.
Настя села в кресло, плотно сдвинула колени, положила на них черную сумочка, а пластиковый пакет поставила у ног.
- Погода и вправду отвратительная,- сказала она.- Снег уже почти растаял, а до тепла еще далеко. Но, может быть, это утихомирит ваш радикулит?- она достала из пакета бутылку конь-яка "CAMUS", поставила на трехногий журнальный столик.
Консольский взял в руки бутылку, внимательно посмотрел на этикетку, потом вернул бутылку на столик и покачал головой.
- Дорогая штука. Боюсь, уважаемая Настя, я не заслуживаю подобного презента. Жаль, но что поделаешь. Уберите ее и ска-жите, зачем я понадобился издательству.
- Виктор Иванович, мы еще не дошли до такой степени де-мократии, чтобы гость уносил свою бутылку,- укоризненно сказа-ла Настя.- Раз уж я поставила ее на стол, значит, она уже не моя, так ведь принято в России?
- Совершенно верно, однако, вы ставите меня в неловкое положение, Настя. Разумеется, я не прочь отведать этот превос-ходный напиток, но в долгу оставаться не желаю. Пожалуйста, поведайте мне о цели вашего визита.
- Хорошо, Виктор Иванович. Наше издательство решило вы-пустить сборник подробных биографических очерков крупнейших российских бизнесменов и финансистов...
- Квочкин?- мигом догадался старик.
- Именно. Вы можете рассказать о том, каким он был в шко-ле? Как учился, вел себя, какие у него были способности, какие происшествия с ним случались? В общем, что-то необычное, инте-ресное для читателей, такое, о чем знаете только вы.
Старик насупился, безмолвно задвигал тонкими губами, а потом спросил:
- Это он вас послал?
- Не то, чтобы послал, он не возражал против нашей идеи, сказал, где учился, кто был его любимым учителем, вот мы и ре-шили обратиться к вам.
- И напрасно. Он был способным математиком, очень способ-ным. С золотой медалью закончил школу, с красным дипломом - университет, стал кандидатом. Мог бы стать академиком, но стал прохиндеем. Да-да, милая, я не ошибся. Даже не принимая во внимание бандитский промысел нынешних богатеев, как они гово-рят, "беспредел", смею вас уверить, что все эти люди - жулики и проходимцы.
- Но почему же,- возразила Настя,- если человек талант-лив, если он умело руководит банком, работает много, он может и зарабатывать много.
- Разумеется, милая, разумеется!- воскликнул Консольский.Та-лантливый, работоспособный молодой человек может и должен по-лучать в десять, даже в пятьдесят раз больше талантливого пен-сионера. Я имею в виду не себя, а тех ученых, которые просла-вили нашу страну, а теперь не могут работать. Но они, пресло-вутые новые русские, получают в миллионы, миллиарды раз боль-ше! И ведь никаких открытий не сделали, ничего ценного, чем страна могла бы гордиться, не создали. А богатеют за счет то-го, что ограбили других, в первую очередь - пенсионеров и де-тей. И что же получается? Единицы живут в раю, в большие госу-дарственные чиновники лезут, вы только посмотрите на их бан-дитские рожи!

Тень убитого банкира - Новиков Николай Васильевич => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Тень убитого банкира автора Новиков Николай Васильевич понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Тень убитого банкира своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Новиков Николай Васильевич - Тень убитого банкира.
Ключевые слова страницы: Тень убитого банкира; Новиков Николай Васильевич, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн