А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Левин Андрей Маркович

Тайна 'Запретного города'


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Тайна 'Запретного города' автора, которого зовут Левин Андрей Маркович. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Тайна 'Запретного города' в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Левин Андрей Маркович - Тайна 'Запретного города' без регистрации и без СМС

Размер книги Тайна 'Запретного города' в архиве равен: 76.72 KB

Тайна 'Запретного города' - Левин Андрей Маркович => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Левин Андрей
Тайна 'Запретного города'
Андрей Маркович ЛЕВИН
ТАЙНА "ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА"*
Повесть
Начальник отдела безопасности управления "Феникс" майор Туан в последнее время засиживался на службе допоздна. И сегодня после ужина он снова вернулся в свой кабинет, чтобы подготовить для шефа очередной рапорт, который не успел составить днем.
_______________
* "З а п р е т н ы й г о р о д", или "Ц и т а д е л ь" - бывшая
резиденция вьетнамских королей в городе Хюэ, куда вход иностранцам и
простому люду был строжайше запрещен. - Прим. авт.
Просидев почти два часа над чистым листом бумаги, майор смог выжать из себя только одну, да и то незаконченную фразу: "Довожу до Вашего сведения, что..." Доводить до сведения начальства было нечего, и Туан интуитивно чувствовал, что его ждут крупные неприятности. Месяца четыре назад появились данные, что в управлении действует хорошо замаскировавшийся вьетконговец*. Мероприятия по выявлению и уничтожению сайгонского подполья стали срываться все чаще и чаще. Лица, подлежавшие аресту или ликвидации, ускользали из-под самого носа полиции и агентов "Феникса". Американцы настойчиво утверждали, что информация просачивается именно из центрального аппарата.
_______________
* В ь е т к о н г - вьетнамские коммунисты (вьетн.). Так
американцы и марионеточные власти называли патриотов Южного Вьетнама.
Туан полагал, что через месяц-полтора сможет доложить начальству об аресте вьетконговского агента. Но шло время, а он продолжал топтаться на месте. Он начал нервничать. К тому же за последние месяцы он потерял двух осведомителей, внедренных в подполье, и охватившее майора раздражение росло с каждым днем.
Исчезновение двух опытных провокаторов насторожило Туана, и он стал выяснять причины их провала. Внимание майора привлекла одна деталь: обоих объединяло то, что Туан встречался с ними в доме некой Фам Тху хиромантки и владелицы небольшого ресторанчика.
Майор завербовал Фам Тху года два назад. Ему нужны были явочные квартиры, а особняк гадалки вполне подходил для встреч с нужными людьми. Тщательно покопавшись в биографии Фам Тху, майор предложил ей сотрудничество. Та попыталась было отказаться, но Туан умел брать людей за горло.
Потеряв двух агентов, один из которых, кстати, и вывел майора на владелицу ресторана, Туан решил еще раз проверить всех обитателей особняка, включая хозяйку. Уже третью неделю его люди не вылезали из полицейских архивов. Бармен ресторана, которого Туан в свое время пристроил через третьих лиц в особняк, получил указание ежедневно докладывать о каждом шаге Фам Тху и ее прислуги, брать на заметку любой их кажущийся подозрительным контакт с посетителями.
...Походив по кабинету, майор снова сел за стол. Лист бумаги со словами "Довожу до Вашего сведения, что...", лежавший перед ним, с ехидной выразительностью напоминал майору о его безрезультатных усилиях за последние месяцы. Он со злостью скомкал лист и швырнул его в корзину. Зазвонил телефон.
- Слушаю! - рявкнул в трубку Туан.
- Господин майор, - раздался на другом конце провода приглушенный женский голос, - говорит Фам Тху. Скорее приезжайте... Он что-то делает... в том кабинете...
- Кто? - отрывисто спросил Туан, моментально сообразив, о чем идет речь.
- Мой дворник. А ему вход на второй этаж запрещен.
Туан сжал телефонную трубку так, что побелели кончики пальцев. Вот почему исчезли его агенты. Дворник Фам Тху - вьетконговец! "Что-то делает в т о м кабинете". Ясно что: проверяет аппаратуру для подслушивания.
- Не спугните его, - процедил в трубку майор. - Я сейчас буду.
Коричневая "мазда" Туана и серый "джип" с оперативной группой затормозили у аккуратного двухэтажного особняка на улице Небесных Добродетелей, обнесенного невысоким забором из частой металлической сетки. У калитки висела прямоугольная табличка с надписью:
Мадам Фам Тху,
дипломированная хиромантка
Тут же стоял небольшой щит из фанеры, разукрашенный всеми цветами радуги. На щите пляшущими черными буквами было выведено:
"ЗАЙДИ И ПОПЫТАЙСЯ УЗНАТЬ,
ЧТО ЖДЕТ ТЕБЯ В ЭТО НЕУСТОЙЧИВОЕ ВРЕМЯ"
Люди Туана быстро выскакивали из "джипа". Несколько человек, вооруженных портативными автоматами, ринулись во двор. Остальные вместе с майором вошли в ресторан.
- Всем оставаться на местах! Полиция! Проверка документов!
Туан подошел к стойке бара.
- Где хозяйка? - спросил он у бармена.
- Наверху, - ответил тот. - Госпожа Фам Тху никогда не спускается в ресторан по вечерам.
- А дворник?
- Крутился где-то здесь. Наверное, во дворе или у себя в каморке.
Поднявшись по деревянной лестнице в темный холл второго этажа, майор нащупал выключатель. Зажегся свет, и он увидел распростертое на полу тело хозяйки особняка. Она лежала на боку и смотрела на майора широко открытыми глазами, в которых застыло удивление.
- Что случилось? - спросил Туан, но тут же сообразил, что гадалка мертва.
"Дворника искать бесполезно", - первое, что пришло в голову.
Он нагнулся над телом Фам Тху. На шее гадалки виднелось несколько ссадин от ногтей. Видимо, дворник услышал ее телефонный разговор с Туаном и, перед тем как улизнуть, придушил свою бывшую хозяйку.
Смерть еще не успела наложить зловещий отпечаток на красивое лицо Фам Тху. Оно начало бледнеть, но сохраняло мягкость черт.
У ножки кресла валялась серебряная зажигалка в виде фигурки сидящего на раскрытом цветке лотоса Будды. Туан поднял зажигалку, повертел в руках и, прочитав выгравированные на ней инициалы, сунул в карман.
Прежде чем спуститься вниз, он зашел в кабинет, где обычно встречался со своими агентами, включил свет. Из-за картины, висевшей на стене, торчал обрывок провода. "Я угадал, - подумал майор, - дворник проверял потайной микрофон и, убегая, оторвал его". Он подошел к распахнутому настежь окну, выглянул во двор. Внизу двое с фонариками шарили в траве.
- Что там? - спросил Туан.
Те подняли головы.
- Здесь примята трава, господин майор. Кто-то выпрыгнул из окна.
- Господин майор, дворника нигде нет, - раздался голос из темноты.
Туан ничего не ответил. Он спустился вниз и снова подошел к бармену.
- Это зажигалка Фам Тху? - спросил он, держа на ладони серебряную фигурку Будды.
- Нет, я никогда не видел у нее такой вещицы, - покачал головой тот.
"Наверное, дворник стащил у какого-нибудь американца, - решил майор, - а сегодня выронил здесь впопыхах".
Стоя у бара, Туан стал наблюдать, как его люди проверяли документы у посетителей.
Хоанг подошел к большому зеркалу в стене, поправил галстук. Из зеркала на него смотрел худощавый мужчина с веером морщинок у глаз. "Ты здорово постарел, - мысленно сказал Хоанг своему отражению. Тебе нет еще и сорока пяти, а выглядишь ты на все шестьдесят".
Он причесался и вошел в ресторан. К нему тут же подскочил официант, приглашая за свободный столик.
- Рис по-кантонски, лангусту на гриле и крабовый суп. А я пока выпью что-нибудь, - сказал ему Хоанг и направился в сторону бара.
Он сел на высокий табурет перед стойкой и заказал рюмку "куантро". Наливая ликер, бармен тихо произнес:
- Сегодня "дядюшка" сам придет на встречу. Он будет ждать тебя в половине восьмого у гробницы Ты Дыка.
Хоанг допил "куантро" и пересел за столик. Через минуту перед ним появились заказанные блюда. Но ни дымящийся рис, ни имбирный аромат рыбного соуса, ни золотистая корочка великолепно зажаренной лангусты не привлекали. Есть не хотелось. На душе было тоскливо. Сегодня ему исполнилось сорок три, и он снова - уже в который раз! - отмечает, а точнее, не отмечает, день рождения в одиночестве.
Когда в последний раз его поздравляли друзья? Кажется, лет десять назад или даже больше. Ну конечно, больше. Тринадцать лет! Он тогда партизанил со своим отрядом на Центральном плато. Хоанг попытался припомнить подробности того дня, но память лишь смутно сохранила улыбающиеся лица бойцов, вручавших орден своему командиру. Комиссар перехватил орден у связного, появившегося в отряде несколькими днями раньше, и все держал в тайне. Хоанг совсем забыл, что ему исполняется тридцать, а комиссар помнил...
Где-то он сейчас - неугомонный, неистощимый на всякие выдумки Лием? Его так не хватало Хоангу все эти годы! Ведь они были не только боевыми товарищами, но и близкими друзьями. Оба родом отсюда, из Хюэ. Вместе росли, вместе учились в школе... Где он теперь? Наверное, сражается где-нибудь, в джунглях?..
С каким удовольствием Хоанг взял бы в руки автомат и повел свой отряд в атаку. Он всегда считал, что именно там - настоящее дело. А здесь... За десять лет Хоанг так и не привык к своей роли бизнесмена. Умом он понимал, что делает важную и нужную работу. Да и центр высоко оценивал каждую его информацию. Умом он понимал. А в душе... В душе оставался партизаном.
Он посидел еще немного в ресторане, потом расплатился и вышел на улицу.
Оставив машину у каменной ограды, Хоанг вошел через небольшую дверцу на территорию гробницы Ты Дыка, а точнее, его бывшей загородной резиденции. Как и загородные резиденции других вьетнамских королей, она стала последним пристанищем четвертого по счету монарха из некогда могущественной династии Нгуенов*.
_______________
* Династия Нгуенов правила во Вьетнаме с начала прошлого века.
Старик сторож не обратил на Хоанга ни малейшего внимания: сюда часто приходили люди, чтобы побродить в тиши усыпальницы августейшей особы. Хоанг прошел мимо заросшего фиолетовыми цветами ряски и розовыми лотосами пруда с деревянным павильоном на берегу и, поднявшись по каменным ступеням к бывшим королевским покоям, свернул направо, к могиле Ты Дыка.
Около нее стоял человек, лица которого Хоанг в темноте не различал. Он хотел было произнести условленную фразу пароля, но вдруг услышал знакомый, хрипловатый голос:
- С днем рождения, командир.
Хоанг на мгновение опешил. Перед глазами моментально возникла бамбуковая хижина в джунглях и лицо комиссара, вручавшего ему орден.
- Лием?!
- Угу. Я.
Хоанг бросился вперед, схватил друга за плечи.
- А пароль? - беззвучно смеясь, спросил тот.
- Иди ты к черту! Твое лицо надежнее всех паролей, - Хоанг все еще не верил, что видит живого Лиема. - Ты... ты помнишь, что у меня день рождения?
- Ну а как же? И даже орден тебе привез. Вернее, не сам орден, а приказ о награждении. Да и то устно. Вручение отложено до лучших времен.
Хоанг почувствовал, как все его существо начало ликовать. Он напрочь забыл все свои сегодняшние тревоги. Встретив старого товарища, он словно осязаемо прикоснулся к прошлому, и перед ним быстрой вереницей побежали картины давно минувших лет - бои, марши, привалы, лица боевых друзей. Ни один из эпизодов его партизанской жизни не вырисовывался отчетливо. Видения громоздились одно на другое, перехлестывались, повторялись. За несколько секунд Хоанг просмотрел странный фильм, склеенный из обрывков воспоминаний.
- Спасибо, - выдохнул он.
- За что? - не понял Лием.
- Ну, за орден... за высокую оценку... за то, что ты пришел именно сегодня. Такой подарок для меня...
- Э-э, ты стал совсем гражданским человеком, - лукаво прищурился Лием. - Забыл, как благодарят за награду в строю?
И, видя, что Хоанг смутился, добавил:
- Шучу, шучу. Потом будешь слова говорить. При вручении. Как ты догадываешься, я пришел не только для того, чтобы поздравить тебя с днем рождения.
- Догадываюсь. Один вопрос, и перейдем к делу.
- Я слушаю.
- Скажи, ты случайно... ничего не слышал о Лан? Ведь я не видел ее больше двадцати лет. А сына вообще никогда не видел. Пытался что-нибудь узнать о них, но безуспешно.
- Я понимаю, - ответил Лием. - Понимаю, как тебе трудно. И не только тебе. Сколько семей разлучила эта война! Страшно подумать. Не десятки, даже не сотни - тысячи! Ведь воюем уже тридцать лет!
Хоангу показалось, что Лием не хочет отвечать на его вопрос.
- Ты что-то знаешь? Скажи. Я... я готов ко всему.
Лием вдруг рассмеялся:
- Хотел сказать потом, в конце разговора. Да ладно уж, не буду тебя мучить. Жива твоя Лан, жива. Больше того, ты скоро ее увидишь.
- Лием! - Хоанг схватил друга за плечи. - Лием, дружище! Ты... ты это серьезно? Я... слушай... подожди... - Он вдруг резко вскинул голову и прищурился, глядя Лиему прямо в глаза. - Но почему же ты молчал столько времени? Почему не попытался увидеть меня раньше, сказать. Ты ведь знал! Ты ведь...
- Хоанг, меня перебросили в центр только три месяца назад, - мягко ответил Лием. - А до этого я ведь ничего не знал ни о тебе, ни о ней.
- Да, да, конечно, - Хоангу стало неловко за свою резкость. - Ты... прости. Скажи, а сын? Ты что-нибудь знаешь?
Лием отрицательно покачал головой:
- Я и о Лан узнал случайно. Она ведь работает в Сайгоне, а в моем ведении - подпольные организации Хюэ. У них в Сайгоне погиб связник. Ну, я и попросил кое-кого, чтобы тебя на пару месяцев перебросили туда, пока не подберут подходящего человека. Сказал, что вы не виделись с пятьдесят четвертого года. Оказывается, никто и не знал, что вы женаты.
- Так ведь наш брак не был зарегистрирован, - сказал Хоанг и добавил растроганно: - Спасибо, дружище.
- Вот так-то лучше, - шутливо проворчал Лием. - Ну, ладно, теперь о деле. В Сайгон ты, конечно, сможешь выбраться?
- О чем ты говоришь! - радостно воскликнул Хоанг.
- Так вот, в центральном аппарате "Феникса" уже несколько лет работает наш человек по кличке Смелый. Он передает свою информацию Лан. Лан была связана с товарищем, которого убили, а он - с оперативной группой и с центром. В зависимости от характера информации она шла либо в центр, либо прямо в подпольные ячейки. Лан для окружающих - гадалка и владелица небольшого ресторанчика по имени Фам Тху. Когда появишься у нее, будь предельно осторожен. И вот почему. Дело в том, что начальник отдела безопасности майор Туан считает, что Лан работает на него.
- Вот как?!
- Да. Там у него явочная квартира для встреч со своими агентами. Смелый появляется у Лан, не боясь навлечь на себя подозрения, потому что это санкционировано Туаном. Два года все шло нормально. Однако получилось так, что у Туана убили двух осведомителей, причем именно тех, с которыми он встречался в особняке Лан. Чистая случайность, но она насторожила Туана, и он занялся основательной проверкой обитателей особняка. Смелый успел предупредить об этом Лан. Ей некогда было ставить в известность центр, и она решила подстраховаться сама. В ее особняке работал дворником наш товарищ. Она позвонила Туану и сказала, что якобы разоблачила в своем дворнике вьетконговца. Туан клюнул и помчался к ней. Дворника в особняке, естественно, уже не оказалось. Кажется, Туан поверил и глубже копать не будет. Но все же имей это в виду. И постарайся вместе с Лан и товарищами из оперативной группы выяснить обстоятельства гибели связника.. Нам нужно в ближайшее время точно знать: выследили только его или охранке известно что-нибудь еще. Пусть Смелый даст по этому поводу самую подробную информацию.
- Ну что ж, мне все ясно, - сказал Хоанг. - Давай адреса, пароли.
- Садитесь, Уоррел. - Грузный мужчина в больших роговых очках небрежно махнул рукой и вновь положил ее на подлокотник кожаного кресла.
Полковник Эдвард Уоррел, вытянувшийся по стойке "смирно" и приготовившийся было доложить о своем приходе по всей форме, расслабился.
- Благодарю вас, сэр, - отчеканил он и опустился в кресло по другую сторону большого квадратного стола.
- Курите, - хозяин кабинета щелкнул пухлыми пальцами по пачке "Кента". Пачка скользнула по гладкой поверхности стола, и Уоррел подхватил ее на лету.
- Благодарю вас, сэр, - повторил он тоном робота и достал из кармана зажигалку.
"Жирная, сытая свинья! - раздраженно подумал он, наблюдая, как толстые губы шефа медленно перекатывают из угла в угол рта сигарету. Ты-то будешь каждое утро садиться в свое кресло выспавшийся и чистенький. А меня опять пошлешь куда-нибудь к черту на рога?"
- Есть работа, Уоррел, - без обиняков начал генерал. - Я понимаю, вы имеете право на отпуск, но... Америка нуждается в вас.
"Черт бы тебя побрал! - выругался в душе Уоррел. - Америка всегда нуждается во мне в самое не подходящее для этого время".
- Вам предстоит командировка в Южный Вьетнам. Ее продолжительность будет зависеть от вас. Вы человек опытный, хорошо знаете страну...
Южный Вьетнам Уоррел знал действительно хорошо. Впервые он попал туда в 1954 году, сразу же после подписания Женевских соглашений. В то время американские специальные службы активно устанавливали контроль над деятельностью администрации Нго Динь Дьема, ставшего президентом с помощью США. Этой работой руководил крупный специалист по противоповстанческой борьбе полковник Лэнсдейл.
Двадцатипятилетний лейтенант Эдвард Уоррел почитал за счастье работать под началом такой известной и незаурядной личности. Он боготворил своего шефа, всегда подтянутого, безукоризненно одетого, подчеркнуто вежливого. А больше всего Уоррел восхищался взглядами Лэнсдейла, его умением схватить самую суть сложных и запутанных проблем, которых в Южном Вьетнаме было так много. Уоррел хорошо запомнил один из уроков психологии, который дал ему однажды шеф и которым он стал руководствоваться во всей последующей работе. Многие подробности того разговора давно забылись, но отдельные высказывания Лэнсдейла цепкая память Уоррела хранила до сих пор.
"Времена примитивной колонизации прошли, - сказал тогда и потом еще неоднократно повторял Лэнсдейл. - Если даже на каждом клочке Южного Вьетнама будет находиться американский солдат, мы не добьемся своих целей здесь. Но мы добьемся своих целей, если сможем завоевать сердца и умы этих людей, сможем войти в "запретный город" вьетнамского характера. А попав в его лабиринты, нужно освещать себе путь знанием местного языка, нравов и обычаев страны, литературы и истории ее народа. Только так можно стать хозяином "запретного города".
Уоррел пришел в восторг от столь выразительного сравнения вьетнамской души с "запретным городом". Он последовал совету шефа, любившего повторять вьетнамскую поговорку: "Хочешь попасть в Цитадель - прикинься юродивым", и стал штудировать вьетнамский язык, читать все книги о Вьетнаме, которые попадались под руку.
Прошло около двух лет, прежде чем Уоррел научился разбираться во всех тонкостях восточного уклада жизни. Постепенно он привык к различиям во вкусах, обычаях и представлениях между жителями Азии и людьми своей расы. Он перестал удивляться тому, что цвет траура здесь - белый, что обед не начинается с супа, а заканчивается им, что торцы, а не середина стола, считаются почетным местом, что азиаты улыбаются даже тогда, когда находятся в состоянии сильнейшей ярости. Одновременно Уоррел стал замечать, что умение держать себя в соответствии с местными обычаями облегчает ему контакты с нужными людьми, открывает перед ним двери домов, в которые порой нелегко попасть чужестранцу.
В то время как его коллеги интенсивно изучали интерьеры злачных мест Сайгона, Уоррел заводил знакомства среди врачей, литераторов, научных работников, пополняя свои знания о Вьетнаме и вьетнамцах. Он активно осваивал "запретный город" вьетнамской души и с удовлетворением отмечал, что это ему удается.
Углубленное и серьезное исследование местной действительности не помешало, впрочем, двадцатипятилетнему лейтенанту оставить хорошенькой танцовщице из "Паласа" Франсуазе Бинь память о себе в лице прелестного создания - девчушки с черными, чуть раскосыми глазами и пушистыми светлыми локонами.
Именно о дочери полковник почему-то и подумал в первый момент, когда Митчелл заговорил о Сайгоне. Он видел ее последний раз уже школьницей, когда приезжал на несколько месяцев в Южный Вьетнам восемь лет спустя после своей первой командировки. Но сейчас Лан исполнилось восемнадцать. И Уоррел не без удивления отметил, что чувство тоски, охватившее его в преддверии скорой разлуки с женой и маленькой дочкой Джуди, несколько отступило перед желанием увидеть взрослую уже дочь и вспомнить молодость, встретившись со своей бывшей любовницей - Франсуазой Бинь. К тому же Уоррел сможет увидеть своего любимца Виена, которого опекал в Штатах во время его учебы...
- Ваше задание, полковник, связано с программой "Феникс", - ворвался в воспоминания Уоррела голос Митчелла. - Если мне не изменяет память, вы участвовали в ее разработке?
- Так точно, сэр, - отозвался Уоррел.
Программе "Феникс" Уоррел посвятил целых три года. Эта программа, а точнее, многолетняя операция была задумана как составная часть более обширной программы по "умиротворению" южновьетнамского населения. Последняя заключалась в том, чтобы лишить Вьетконг опоры среди жителей на территории, находящейся под контролем властей. Она подразумевала создание "стратегических деревень" - поселений, обнесенных колючей проволокой и сторожевыми вышками. Каждый житель таких деревень находился под неусыпным контролем многочисленных осведомителей. А цель операции "Феникс" состояла в том, чтобы ликвидировать политическую и административную инфраструктуру коммунистов, или, другими словами, выявлять и физически уничтожать подпольщиков и кадровых работников Вьетконга.

Тайна 'Запретного города' - Левин Андрей Маркович => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Тайна 'Запретного города' автора Левин Андрей Маркович понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Тайна 'Запретного города' своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Левин Андрей Маркович - Тайна 'Запретного города'.
Ключевые слова страницы: Тайна 'Запретного города'; Левин Андрей Маркович, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн