А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Рогожин Михаил

Мой нежный убийца


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Мой нежный убийца автора, которого зовут Рогожин Михаил. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Мой нежный убийца в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Рогожин Михаил - Мой нежный убийца без регистрации и без СМС

Размер книги Мой нежный убийца в архиве равен: 227.34 KB

Мой нежный убийца - Рогожин Михаил => скачать бесплатно электронную книгу детективов



OCR
«Рогожин М. Мой нежный убийца»: ЭКСМО-Пресс; М.; 2000
ISBN 5-04-005143-3
Аннотация
В Греции все есть. Есть там и рисковые русские парни, проворачивающие дела с крупной партией героина. Лимон — один из них, жесткий и уверенный в себе, он давно привык к опасности. Да и его подружки Инга и Ольга тоже не бледнеют от вида крови. А кровь обязательно прольется — только вот чья? Ведь чем лакомей добыча, тем больше хищников кружится вокруг нее…
Михаил РОГОЖИН
МОЙ НЕЖНЫЙ УБИЙЦА
* * *
Выпить в баре не удалось, потому что объявили посадку. И это к лучшему — ноги просто подкашиваются. Боже, какой ужас позади! Заманали! Иду за Лимоном без всяких вопросов и расспросов. Все равно куда. Странно, никто на нас не обращает внимания. Девушки на контроле, точно сонные куры, лениво глядят в монитор, мент вообще сидит за аркой, через которую все проходят. Мне безумно хочется спросить Лимона, взял ли он с собой пистолет или бомбу? Но страшно. Наверное, нет. Не идиот же! Проходим по какому-то коридору и сразу попадаем в самолет. Я аж спотыкаюсь от неожиданности. А стюардесса с дешевой улыбкой тут же предлагает помочь мне снять шубу. Во сервис! Главное, чтобы мою норку не сперли! На всякий случай оставляю при себе. Никогда в таких самолетах не летала. Кресла — громадные, широкие подлокотники, играет музыка, воздух — сплошной кондишн!
Не успела повалиться в кресло, подбегает стюард и спрашивает, не хотим ли мы выпить? Еще как хотим! Мгновенно перед нами ставят два бокальчика с коньяком. Беру свой и впервые с того самого паспортного контроля смотрю в глаза Лимону. Он слабо улыбается в ответ. Небось тоже из последних сил. Пьем молча, хотя я готова сказать ему массу всяких слов. Но пусть пока побудут во мне. Не пропадут. Коньяк либо разведен, либо не действует из-за нервной перегрузки. Прошу еще. Оказывается, мы — в бизнес-классе, здесь дают сколько хочешь.
Лимон закуривает — я продолжаю пить. Из многочисленных мучающих меня вопросов задаю лишь один:
— Ты был в Греции?
— Никогда.
— Здорово! Мы ведь даже не знаем ихнего языка!
— Я знаю, — успокаивает Лимон.
— Какой? — не верю ему.
— Язык денег. Понятен во всех странах мира…
Надо же, какой находчивый. С таким не пропадешь. В эту минуту впервые чувствую себя в безопасности. Ласковая волна подхватывает меня, закрываю глаза и полностью отдаюсь ее покачиванию. Устало допиваю коньяк и отключаюсь. Обычно я улетаю на качелях, висящих над прудом, но сейчас так хорошо в море. Мне некуда торопиться…
Как веселы солнечные зайчики, скользящие на гребнях частых невысоких волн. Приближаюсь к берегу и точно знаю, что там, среди серо-фиолетовых валунов, Наташка и Пат. Они, наверное, уже помирились и играют разноцветными камушками, поджидая меня. Теперь им уже не разлучиться.
Я не стану Пата упрекать. Передо мной он и впрямь ни в чем не виноват. А Наташка его и так простила.
Интересно, как он выглядит после всего?
Волна мягко выбросила меня на шелковистый ярко-желтый песок и бесшумно откатилась. Хочу подняться, но ноги и руки увязают в песке. Приходится передвигаться на четвереньках. Огибаю узкую высокую скалу с острыми зубастыми краями. В полоске тени сидит на корточках Наташка и что-то рисует прутиком на песке. Картинка из нашего детства. Умора! Я ползу на карачках, она сидит на корточках. И обе не удивляемся этому. «А где же Пат?» — хочу спросить, но Наташка предупреждает вопрос.
— Он не придет сюда…
— Но ты же простила? — удивляюсь я.
— Не мне дано прощать, — со слезами на глазах признается Наташка. — Когда увидишь его, передай, пусть успокоится. В конце концов, прощение дается немногим, а покой обретают все.
Я подобралась к ней и увидела на песке нарисованный прутиком широкий крест, на нем написаны какие-то слова. Не знаю, зачем принялась их разбирать. Написано было не по-русски, хотя, голову даю на отсечение, Наташка ни одного иностранного языка не знала. Болтать с иностранцами умела, но писать… Поднимаю голову, чтобы спросить, и с досадой вижу, что Наташка исчезла. Искать бесполезно. Жалко. Дура я, дура. Так много важного нужно было узнать, а я отвлеклась на глупости. Упрекая саму себя, снова пялюсь на оставленные на песке слова и сперва не соображаю, что смысл их мне становится понятен. Оказывается, это совсем просто: jedem das Seine — каждому свое, и ничего более. Почему-то становится жутко. Увязая в песке, спешу обратно к морю. Повторяю про себя, как сумасшедшая: jedem das Seine, jedem das Seine…
Хорошо, я согласна — пусть каждому свое, но где же для меня мое? Чем быстрее ползу к морю, тем дальше оно отодвигается. Неужели придется остаться здесь, на песчаном берегу, в полном одиночестве и превратиться в ящерицу? Нет! Где-то неподалеку должен быть Лимон, как же я могла о нем забыть. Полный рот песка мешает кричать, но я все же кричу и.., просыпаюсь.
Лимон сидит рядом в кресле и гладит меня по голове. Боже, какое счастье! Целую его руку и вздрагиваю, на запястье синими буквами выколото: jedem das Seine. Пытаюсь вспомнить, что это значит, и не могу. Спрошу когда-нибудь потом…
Оказывается, я проспала все на свете. Приносили обед, но Лимон не стал меня будить. А через несколько минут наш самолет приземлится в Афинах.
Там двадцать градусов тепла. Что же я буду делать в своей шубе? Лимон в ответ напряженно смеется.
Мы оба приникаем к иллюминатору. Внизу под нами голубое с темно-синими пятнами море, почти такое же, какое мне приснилось. Самолет резко снижается, и уже видны белые игрушечные домики на берегу. Еще немного — и, легко ударившись о взлетную полосу, самолет приземлился. Я взглянула на Лимона. Бледность его лица меня поразила. Наверное, он и сам чувствует это, потому что говорит:
— Странно, что долетели…
— Почему? — не понимаю я.
— Потому что я ей не верю, — еще более странно отвечает он.
Я снова напрягаюсь. Какая-то тайна, возникшая еще во сне, продолжает преследовать меня.
Лимон от волнения тянется за сигаретой, но в проходе возникает стюардесса и сообщает, что полет закончен, будто и так не ясно. Пассажиры со вздохами облегчения вскакивают с мест и возбужденно начинают переодеваться. Лимон, оказывается, забрал из верхнего шкафчика плащ, выбранный мною в магазине Хромого. У богатых свои привычки. Что до меня, то уж со своей норкой ни за что не расстанусь. Жалко, что Наташкину пришлось оставить в Москве. Плевать мне на жару. Элегантно набрасываю шубу на плечи и вслед за Лимоном направляюсь к выходу. Он ступает одной ногой на трап и застывает в нерешительности. Из-за его мощной спины ничего не вижу. Поднимаюсь на цыпочки, гляжу через плечо. Внизу, у трапа, в открытой красной машине сидит худенькая женщина и, приподнимая большие круглые темные очки, приветливо машет рукой. Неужели нам? Толкаю Лимона:
— Это нас встречают?
— Встречают, — глухо отвечает он.
Его плечи приподнимаются, словно он готовится вступить в драку с каким-то невидимым врагом.
И, не оглядываясь на меня, медленно, даже как-то неуверенно, начинает спускаться вниз. Пассажиры, уже успевшие забраться в автобусы, с любопытством наблюдают за нами. Я некоторое время продолжаю стоять. Теперь мне хорошо видны и красная машина, и женщина, сидящая в ней. Стюардесса обнимает меня за талию и спрашивает:
— Это вас встречают?
— Нас! — с вызовом отвечаю я и устремляюсь за Лимоном.
Он уже подошел к машине и о чем-то разговаривает с встречающей нас дамой. Первое, что я услышала, приблизившись к ним, вопрос, заданный надменным и слегка насмешливым тонким голосом:
— Откуда эта вешалка?
— Со мной, — односложно сообщает Лимон.
Я от неожиданности теряю дар речи. Ничего себе заявочка! «Да кто она такая?!» — внутренне возникаю я. Но язык не поворачивается ответить что-нибудь эдакое.
— Не ожидала, — строго заключает она.
На что Лимон тут же добавляет:
— Для меня тоже полная неожиданность — увидеть тебя здесь.
— Ты прав. Встречать тебя — слишком большая честь. Ладно, садитесь в машину. На летном поле долго находиться нельзя. Только пусть она оставит шубу.
Ну, это уж слишком! Не на такую напала! Вплотную подхожу к машине и, глядя прямо в темные круги очков, с вызовом заявляю: она, между прочим, больших денег стоит!
Видать, ей не понравился мой напор. Сразу отвернула морду. Пусть знает! Но все портит Лимон, который молча срывает норку с моих плеч и бросает под колесо автомобиля. Я рванулась поднимать, но он грубо хватает меня и перебрасывает через закрытую дверцу на заднее сиденье. Сам садится рядом с этой стервой. От возмущения и обиды мое горло перехватывают рыдания. Ничего не могу с собой поделать. Сижу, уткнувшись в колени, и плачу. «Боже, ну почему я такая несчастная?!» На меня не обращают внимания. Одним глазом наблюдаю, куда едем. Вокруг стоят самолеты с олимпийскими кольцами на хвостах и надписью на бортах «Олимпия». Подъезжаем к невысокому, совсем невнушительному зданию аэропорта. Какой-то полицейский, в голубой рубашке с короткими рукавами, подходит к нам, отдает честь. Берет из рук Лимона паспорта и, не глядя в них, ставит какие-то штампы, потом желает нам чего-то на непонятном языке. Поднимают шлагбаум, и мы выезжаем на забитую машинами площадь.
— Поздравляю, вы в Греции! — ни к селу ни к городу объявляет стерва. Не знаю, радуется ли Лимон, я же не могу оправиться от шока, вызванного тем, что эта сука проехалась колесами по моей новой норковой шубе, оставив лежать ее на пыльной бетонке.
— Куда едем? — интересуется Лимон.
— Придется в гостиницу. Не везти же мне эту крысу к себе.
— Успела устроиться?
— А ты по мне уж и за упокой души отслужил?
После этих фраз понимаю, что Лимон каким-то образом связан с этой женщиной. Но ведь когда мы летели, он ни словом о ней не обмолвился. Скрывал? Хотя как он мог скрывать? Ведь Иван Христофорович достал билеты в Грецию без его ведома.
Выходит, старик специально подстроил эту встречу! Так вот почему он не полетел с нами. Остался в Москве и быстренько предупредил по телефону эту мадам, что мы прилетаем. Нет! Старый дурак сообщил только о Лимоне. Подставил всех. Я получаюсь третьей лишней. Мадам от ревности готова переехать не только мою шубу, а заодно и меня. Лимону тоже ситуация не в кассу. Зачем ему эта баба?
Он же меня с собой сам взял. По голове гладил.
Чтобы этот Хромой сдох! Чтобы его разорвало на сто частей!
Машина между тем на приличной скорости несется по шикарной широкой улице. По сторонам стоят четырехэтажные дома с огромными витринами, и почти во всех демонстрируются машины.
Иногда, правда, попадаются окна, залитые светом десятков люстр, висящих внутри. Реклама яркими красками, освещенными солнцем, слепит глаза.
Боже! Настоящая заграница! Еще вчера в холодной заснеженной Москве я не знала, куда податься, а сегодня еду по заграничному шоссе. В такое и поверить страшно…
* * *
Инга с огромным трудом сдерживала себя, чтобы не бросить руль и не вцепиться в хныкающую на заднем сиденье девчонку. Карты ведь предупредили, что Лимон появится не один, но до последней минуты Инга не хотела в это верить. Когда он возник на трапе, ей показалось, что впервые карты ошиблись, и сердце затрепетало от радости. Но восторг быстро сменился разочарованием. Приходилось подчиняться ситуации. Второй раз в жизни она уже не потеряет Лимона. Оставшись одна, Инга много времени проводила в раздумьях. Навалилось много дел, но она выбирала лишь те, которые приближали встречу с любимым, брошенным ею в Москве на произвол судьбы. И вот Лимон сидел рядом и смотрел прямо перед собой, словно ехал в такси.
Он тоже был чрезвычайно раздражен. Ночь, проведенная им в полном оцепенении среди пожарища, оставленного Ингой, подвела черту между жизнью с Ингой и новой, в которой проскользнул и задел за живое образ спасенной им девчонки. Он летел в Грецию с надеждой начать другую жизнь.
Ольга никогда не должна была узнать о его прошлом и, в частности, об Инге. Лимон действительно поверил в то, что Инга улетела в другие миры.
Ему даже в голову не пришло, что она просто могла собрать вещи и выйти через дверь. Да и сейчас в это не особенно верил, но встреча в аэропорту поставила его в тупик. Он, по сути, и не разглядел Ингу, а ведь она наверняка хотела ему понравиться. Только вот — зачем?
Терзаемые каждый своими мыслями, они, храня неприступное молчание, подъехали к высококлассному отелю «Титания», находящемуся на центральной улице греческой столицы, между площадями Синтагма и Омония. Путешественники без багажа последовали за Ингой и попали в просторный холл, освежаемый кондиционерами. В центре стояли мраморные грации, вокруг были цветы. Пахло дорогими духами и ароматами трубочного табака.
Степенные люди, в легких белых костюмах, и дамы, в шортах и вязаных кофтах, своим присутствием словно подтверждали класс отеля. Повсюду слышалась английская речь.
Инга подошла к портье и заговорила с ним на греческом языке. Тот с улыбкой в обмен на паспорта протянул два ключа. Инга взяла оба и обратилась к Ольге:
— Надеюсь, вас устроит одноместный номер?
Или вам непременно нужна одна кровать на двоих?
— Прекрати! — зло одернул ее Лимон.
Лицо Ольги залила краска. Она отбросила навалившиеся на глаза роскошные светлые волосы и беспомощно взглянула на своего друга.
— Ну что ж, тогда сделаем иначе! — вдруг заявила Инга и обратилась к портье с какой-то просьбой. Судя по улыбке грека, он был готов исполнить любую ее прихоть.
Инга поменяла два ключа на один и, ничего не объясняя, направилась к лифту. Лимон и Ольга, стараясь не смотреть друг на друга, последовали за ней. Номер, дверь которого открыла Инга, оказался апартаментами. Огромный, обставленный ультрасовременной мебелью, с белым пушистым ковром посредине, он был предназначен для самых респектабельных гостей. Ольга застыла в дверях, не решаясь войти. Инга первым делом задернула плотные темные шторы, потом плюхнулась в белое низкое кожаное кресло, закурила и надменно кивнула Ольге:
— Заходи же. Давай знакомиться, княгиня.
Ольга в растерянности снова взглянула на Лимона. Он пожал плечами и подошел к мини-бару, состоявшему из открытой овальной части, на которой стояли хрустальные фужеры и стаканы, и закрытой тонированными стеклянными дверцами холодильной камеры, где хранились бутылки с напитками. Вытащил пузатую бутылку красного вина «Бужеле», одним ударом выбил пробку и с жадностью принялся пить прямо из горла. Несколько капель упало на белоснежный ковер. Ольга хотела подбежать и вытереть, но не решилась. Вместо этого она подошла к дивану и скромно присела на краешек.
Прежде чем внимательно рассмотреть соперницу, Инга отметила кричащее несоответствие цветов малиновой блузки и бежевого брючного костюма, силуэт которого отдавал позапрошлогодними показами. Впрочем, какой иной выбор мог сделать Лимон, понятия не имеющий, что такое изысканный вкус?
— Почему вы назвали меня княгиней? — не выдержала ее критического взгляда Ольга.
— Так тебя звали в детстве. Хотя и сейчас, если покопаться в твоей родословной, благородную кровь отыскать можно.
— Спасибо, — не зная, что ответить, буркнула Ольга.
— А меня зовут Инга. Я — любовница Лимона, его единственный друг и вся его жизнь… — Она повернулась к нему и поинтересовалась:
— Кажется, я правильно представилась?
— Во всяком случае, была, — уклончиво ответил Лимон. Он понимал, что попал в ловушку. Сейчас Инга, подобно кошке, хочет поиграть с пойманными мышками. Перечить бессмысленно, к тому же Лимон уже ощутил знакомое навязчивое ощущение мистической зависимости от любого эмоционального посыла этой колдуньи. Она снова легко и властно овладевала его волей, по-хозяйски, спокойно повелевала им. Единственное, что ей пока не удалось, так это подавить в его душе возникшее чувство к Ольге. Но Инга с безразличием многоопытного врача, наперед знающего картину болезни и заранее определившего, в какой момент следует применять хирургическое вмешательство, решила не придавать никакого значения появлению, Ольги.
— Судя по картам, ты каким-то чудом спас эту милую девушку от верной смерти? — в знак примирения спросила она.
— Это ужасная история! — оживилась Ольга. — Меня сейчас, наверное, разыскивают как убийцу.
Инга пристально посмотрела на девушку. Бледное лицо избавилось от красноты, чувственные воспаленные губы подрагивали, приоткрывая хорошие белые зубы. Глаза оказались невыразительными, блеклыми. Наверное, нужно потратить много сил и краски, чтобы сделать их заметными.
Инга не доверяла девицам с такими русалочьими глазами. Мелкие родинки, предвестники счастливой судьбы, делали лицо милым, но не придавали той изюминки, на которую способна всего лишь одна, сексуально подчеркивающая индивидуальность женщины.
— Разыскивают вас обоих, но пока никто не знает, куда вы делись, — успокоила она.
— Только бы Хромой не проговорился, — Ольга с беспокойством обратилась к Лимону.
За него ответила Инга:
— Карты никакого Хромого не показывают…
— Как это не показывают? — прервала ее Ольга.
— Не показывают того, кого не существует…
— Да Иван Христофорович расстался с нами перед самым отъездом в аэропорт. Мы вообще должны были лететь вместе. Карты ваши — ерунда, наколка для трехнугых! — возбужденно прервала ее Ольга.
Инга с удивлением посмотрела на нее долгим взглядом. Потом почему-то похвалила Лимона:
— Четко сработано. Карты показывали дорогу двоим.
Лимон промычал нечто неопределенное, чем озадачил Ольгу. Ей показалось, что от нее что-то скрывают. Неужели у Хромого какие-то неприятности? Такой хороший дядечка. Спас их. Классный побег придумал…
Инга снисходительно улыбнулась и предоставила Лимону выкручиваться из возникшей недосказанности. Тот ничего не нашел лучшего, как попросить Ольгу оставить их вдвоем с Ингой.
* * *
….Значит, боится мне признаться. Так вот какие технические причины не позволили Хромому лететь с нами. Подозревать еще хуже, чем обвинять. Я верю Лимону, он плохо не поступит, потому что благородный, но эта стерва так и хочет унизить его в моих глазах. Не дождется! Как он скажет, так и будет. Лучше верить одному, чем всем…
Первым делом отправляюсь в ванную комнату.
С дороги нужно освежиться. Ужасно хочется спать.
Чего бы ни плела Инга, пока Лимон рядом, я в полной безопасности, а значит, все в кайф.
Ванная комната — невероятных размеров. С широким окном и пальмой возле овального небольшого бассейна. Вторая дверь ведет в спальню, где стоит широченная белая кровать с полукруглой, матерчатой, в желтые цветочки спинкой. Покрыта таким же покрывалом, а сверху две подушки с оборочками. Мечта! Срочно лезу в ванную. Никак не могу совладать с кранами. Они сверкают, но не открываются. Сижу голой задницей на прохладном кафеле и ни хрена не понимаю. Случайно отвожу рычажок в сторону, и начинает литься горячая вода.
Эх, еще бы грамм сто пятьдесят «Кровавой Мэри», и — полный улет! А кстати, почему бы и нет? Падаю в горячую ванну и ору, что есть мочи. Не проходит и минуты, как врывается Лимон. Становится жалко, что он так разнервничался. Ласково улыбаюсь и ангельским голоском прошу принести водку с томатным соком. Он молча исчезает за дверью и возвращается со стаканчиком водки и фужером апельсинового сока. Томатного в этом раю не оказалось. И на том спасибо. Лимон почему-то старается не смотреть на меня. Стесняется, что ли? Или боится этой стервы? Не уточняю. Разберутся без меня. Ясно, что он ее не любит. Сейчас допью, смою с себя пену, завернусь в халат и замертво рухну на царскую кровать. Боже, как я хочу спать!
Заманали!
* * *
Лимон вернулся в комнату. Инга не преминула поинтересоваться, помогли он девчонке подмыться, и с издевкой заметила, что полы пиджака у Лимона в пене.
— Откуда у тебя такой жуткий костюм? Наверняка княгиня выбирала? Цвет «детской неожиданности», не очень идет к твоему мужественному лицу. Выбрось его, а с ним и это мимолетное увлечение. Девчонка — молодая, глупая и развратная.
— Не тебе судить, — Лимону не нравится ее тон. Конечно, если бы не Ольга, Инга в два счета вернула бы их отношения в привычное русло, но сейчас чувство ответственности перед девчонкой давало Лимону шанс противостоять Ингиной энергетике. Он даже попробовал перейти в наступление.
— Сама без всякого предупреждения не то улетела, не то просто деру дала. Кота спалила, Ганс разбился, меня чуть менты не повязали, насилу отъехал, так еще обязан выслушивать твои претензии? Не много ли тянешь на себя?
Инга встала, подошла вплотную к нему и уперлась головой в его твердую, как камень, грудь.
— Прости. Я знала, что судьба неумолимо ведет тебя к встрече с сопливой девчонкой. Противостоять этому было почти невозможно. Я могла бы убрать ее с твоей дороги, но не взяла грех на душу…
Зря не взяла. Теперь нас трое. Но при этом ты все равно мой.
Она порывисто обняла его руками, и Лимону ничего не оставалось делать, как ответить ей тем же. Но несмотря на то, что тело Инги чувственно трепетало, Лимон оставался холоден и неподвижен. Таким он с ней никогда не был. Для любой женщины, а уж тем более для Инги, одного мужского прикосновения достаточно, чтобы понять, насколько мужчина ею увлечен.

Мой нежный убийца - Рогожин Михаил => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Мой нежный убийца автора Рогожин Михаил понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Мой нежный убийца своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Рогожин Михаил - Мой нежный убийца.
Ключевые слова страницы: Мой нежный убийца; Рогожин Михаил, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн