А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Эхерн Джерри

Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком автора, которого зовут Эхерн Джерри. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Эхерн Джерри - Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком без регистрации и без СМС

Размер книги Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком в архиве равен: 113.42 KB

Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком - Эхерн Джерри => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Они называют меня наемником – 8

Джерри Эхерн
ПОГОНЯ ЗА ПРИЗРАКОМ
Глава первая
— Ну, давай, не жмись, покупай. Ты же все время повторяешь: “Когда я разбогатею, то обязательно куплю себе “Ролекс”. Ну, так и купи. Если ты имеешь достаточно денег, чтобы предложить мне выйти за тебя замуж, то уж на часы как-нибудь наскребешь.
Фрост повернулся и посмотрел на Бесс. На ее большие зеленые глаза и светлые волнистые волосы, которые теперь спускались на плечи.
— Ты пытаешься сделать из меня респектабельного мужчину?
— Нет, Фрост, — усмехнулась она. — Это бесполезно. Ее мелодичный мягкий голос Фрост мог слушать часами, и это ему не надоедало.
— Ну, хорошо, — сказал капитан, вновь поворачиваясь к продавщице, которая стояла за прилавком отдела ювелирных изделий, — так и быть, я беру эту штуку.
— Вы имеете в виду этот “Ролекс”, сэр? У девушки были голубые глаза, каштановые волосы и характерные для англичанок румяные щеки. Выглядела она лет на двадцать пять.
— Да, — ответил Фрост продавщице. — Часы и кольцо. Вы примете туристический чек?
— Конечно, сэр, но мне потребуется какое-то удостоверение личности. Такие правила.
Продавщица присела за прилавком в поисках нужного товара, а Фрост вновь повернулся к Бесс, но ее уже не было рядом. Капитан увидел женщину в дальнем конце магазина.
— Я вернусь через минуту, — сказал он девушке и быстро двинулся через торговый зал.
Пройдя мимо доброй дюжины прилавков с различным товаром — это был крупный универмаг, где можно было найти практически все — Фрост, наконец, подошел к Бесс и остановился за ее спиной.
— Что я вижу! Ты хочешь купить себе чемодан? Бесс повернулась, на миг в ее глазах мелькнуло удивление, но тут же она рассмеялась.
— Я ведь уже давно живу в Лондоне, — ответила она. — И вещей собралось порядочно. Их надо куда-то упаковать.
— А ты рада этому?
Бесс посмотрела ему прямо в глаза, ее губы чуть дрогнули в улыбке.
— А как ты думаешь? Знаешь, я уже не верила, что ты когда-нибудь на это решишься, Хэнк. Меньше всего ты похож на тип любящего домашний уют семьянина.
— Ну, не стану отрицать, — пожал плечами Фрост.
— И еще одно… Не знаю, как тебе сказать…
— Да уж говори прямо.
— Понимаешь, мои старики хотели заказать для нас свадебный торт. Мама сказала мне об этом. Она знает, что у тебя нет одного глаза. Короче, я имею в виду эти маленькие фигурки, которые обычно ставят на свадебные торты. Мама договорилась с одним своим знакомым художником и тот обещал все сделать. Но… у фигурки, которая изображает тебя, будет повязка на глазу. Ты не обидишься?
— Ты, наверное, шутишь?
— Нет, но… Я вижу, что ты обиделся. Мы хотели…
Фрост обнял ее и привлек к себе.
— Ой, Хэнк, здесь же люди…
— К черту людей, — торжественно произнес Фрост и поцеловал Бесс в полные губы.
Осторожно, но решительно, женщина выскользнула из его объятий, а потом наклонилась и быстро поцеловала его в щеку.
— Интересно, каким ты будешь после двадцати пяти лет нашей супружеской жизни? Все таким же?
— Угу, — ответил Фрост, нежно проводя ладонью по ее спине.
— Вот этого-то я и боюсь, — засмеялась Бесс. Они повернулись и двинулись обратно через торговый зал, возвращаясь к прилавку ювелирного отдела. Фрост подумал, что женщина, какой бы она ни была, просто не может сделать более трех шагов без остановки, находясь в помещении универсального магазина. Бесс задерживалась практически у каждого прилавка, мимо которого они проходили.
Вот она заинтересовалась какой-то непонятной одеждой, и через секунду Фрост почувствовал холод в желудке. Он сообразил, что эта одежда предназначалась для грудных младенцев.
Капитан попытался представить, как какой-нибудь сорванец называет его папой, и недоверчиво покачал головой. Это просто невозможно. Но тут же на его губах появилась улыбка.
“А может, это вовсе не так страшно, — подумал он. — Тем более, что мы будем с Бесс”.
Когда они подошли к ювелирному отделу, продавщица уже достала “Ролекс” и прикрепила к нему золотой браслет. Фрост примерил часы на запястье левой руки и одобрительно кивнул.
— Хорошо смотрится, Хэнк, — сказала Бесс. — И отлично сочетается с твоими бессмертными шестидесятипятидолларовыми ботинками.
— Да уж, — согласился Фрост, подписывая туристический чек.
Он спрятал в карман старые часы и квитанцию на новые. А потом продавщица принесла кольцо.
Фрост сам открыл коробку и показал Бесс первое обручальное кольцо в ее жизни.
— Нравится?
— О Боже! Где ты нашел такую оправу?
Бесс взяла предмет из выстеленной черным бархатом коробочки и поднесла к глазам. Массивная золотая вещица была выполнена в виде плотно прилегающих друг к другу звеньев цепочки. Между ними сверкал довольно крупный бриллиант, который находился как бы внутри золотой головы тигра. Казалось, что зверь сжимает камень в своих страшных челюстях.
— Похоже, ты не в восторге, — заметил Фрост, забрал у женщины кольцо и повертел его в пальцах.
— Ну… Я просто еще никогда ничего подобного не видела. Но оно мне нравится, честное слово. Оно очень красивое, — несколько смущенно ответила Бесс. — Где ты его взял?
Фрост посмотрел ей в глаза, а потом медленно ответил:
— Это было много лет назад. Во Вьетнаме. Как-то после артиллерийского обстрела вьетконговцев рухнувшей стеной придавило одного старика. Никто не хотел возиться с ним и извлекать его из завала, говорили, что он все равно умрет. Ну, и вот…
— Да, я знаю тебя, — сказала Бесс; ее голос звучал очень мягко, в нем была какая-то особая теплота.
— Короче, я вытащил его. Он немного говорил по-английски, а я знал пару вьетнамских фраз. В общем, мы побеседовали немного. Да, старик умирал, но, по крайней мере, под лучами солнца, а не под грудой камней. И тогда он дал мне это кольцо.
Камень из него он продал, чтобы купить еду для своих внуков, но оправу сохранил. Вещь принадлежала еще его бабушке и хранилась в семье много поколений. Старик сказал, что все его родственники погибли и поэтому он отдает кольцо мне. Я ответил, что могу положить кольцо вместе с ним в могилу, но вьетнамец не хотел. “Возьми его”, — настаивал он. И я взял. Здесь я отдал его в ювелирную мастерскую, чтобы подогнать под твой размер. Ну, и вставить камень.
С этими словами Фрост надел кольцо на безымянный палец левой руки женщины.
— Ты рада, Бесс?
— О, Хэнк, — она обхватила его руками за шею, прижалась к нему всем телом и крепко поцеловала в губы. — Я очень рада. И я люблю тебя, — прошептала Бесс.
Фрост чуть скосил глаз и заметил двух пожилых леди, которые уставились на них с открытыми от негодования ртами. Ох, уж эта английская добропорядочность… Капитан еле удержался, чтобы не показать им язык. Вместо этого он посмотрел на Бесс и увидел слезы в ее глазах.
— Что случилось, родная?
— Ничего, Хэнк, все хорошо. Ты закончи здесь, а я на минутку выйду в туалет.
Она коснулась губами его щеки, развернулась на своих высоких каблуках и двинулась через зал.
— Простите, сэр, — с улыбкой сказала продавщица за прилавком. — Если вы не возражаете, я бы хотела вас поздравить.
Фрост улыбнулся в ответ.
— Спасибо, — сказал он, забрал пустую коробочку и квитанцию и взглянул на свое запястье. — Да, “Ролекс” — это вам не хвост собачий, — пробормотал он с довольным видом.
Фрост решил подождать Бесс здесь, у ювелирного отдела. Когда он был маленьким, то однажды потерялся в универмаге — всего на пять минут — но страх остался на всю жизнь.
Капитан огляделся и заметил рядом несколько игровых автоматов. Что ж, вполне годится, чтобы убить время. Он не спеша двинулся в нужном направлении, засунув руки в карманы.
Внезапно что-то раскатисто громыхнуло и чья-то огромная тяжелая рука с силой толкнула Фроста в спину. Капитан полетел прямо на застекленный стенд с выставленными на нем ювелирными изделиями, отчаянно выбросив вперед руки, чтобы защитить лицо и единственный глаз от осколков. А потом над ним сомкнулась темнота…
Глава вторая
Фрост открыл глаз, что-то пробормотал спросонья. И посмотрел на мужчину, который сидел рядом.
— Извините, я, кажется, задремал, — сказал он и выглянул в иллюминатор, еле сдерживая зевок.
День был ясный и погожий; под самолетом проплывали аккуратно размеченные поля, однажды Фрост даже увидел, как по земле скользнула тень самого лайнера.
Капитан закурил сигарету и подумал о Бесс.
Взрыв бомбы в лондонском универмаге практически уничтожил весь второй этаж, где в то время находилась Бесс. Ее могила на кладбище в пригороде Чикаго — там жили ее родители — осталась пустой. Никаких останков обнаружить не удалось.
Кроме Бесс от взрыва погибли еще одиннадцать человек, шестьдесят семь получили ранения различной степени тяжести. Сам Фрост тоже был оглушен взрывной волной и заработал несколько порезов и синяков. Но он очень легко отделался.
Когда через два часа его выпустили из больницы после оказания первой медицинской помощи, Фрост вернулся к зданию универмага, окруженного полицейскими кордонами, и долго стоял там. Просто стоял и смотрел. Молча. Неподвижно.
Уже в час ночи сержант полиции подошел к нему и спросил, почему он тут стоит. И тогда Фрост заговорил, его словно прорвало.
“Смерть близкого человека очень характерно влияет на нас, — подумал он, гася сигарету в пепельнице и снова поворачиваясь к иллюминатору. — В какой-то момент нам просто необходимо выговориться, излить душу, пусть даже совершенно постороннему человеку.
Наверное, таким образом мы сохраняем наш рассудок в относительном порядке, но интересно, что в такие минуты мы рассказываем чужим даже то, в чем далеко не всегда имеем смелость признаться и самим себе”.
У сержанта как раз был перерыв, и они с Фростом пошли в ночной бар. Полицейский заказал чашку кофе — его дежурство еще не закончилось, а Фрост удовлетворился бокалом пива.
Он достаточно знал себя, чтобы понимать: стоит ему начать пить по-настоящему, и он уже не остановится.
Капитан рассказывал случайному собеседнику о Бесс, о том, какой замечательной женщиной она была, об их намечавшейся свадьбе, о том, как они познакомились, вспомнил даже ее слова о фигурках на свадебном торте, из которых у одной на глазу должна была быть черная повязка.
Фросту немного полегчало, но все равно он чувствовал настоятельную потребность выпить чего-то более крепкого и уже было поддался искушению, когда вдруг заговорил сержант.
— Да, приятель, этих взрывов и бомбежек я уж насмотрелся. Я был еще совсем пацаном, когда фрицы бомбили город, и эти бомбы страшно визжали и грохали. Помню, я тогда спросил у своей матери — упокой, Господи, ее душу — почему фрицы это делают и заставляют людей так страдать. Гарри, — ответила она мне — если ты вдруг поймешь, почему кто-то так поступает, то берегись, это может для тебя плохо закончиться. Тогда я ни черта не понял из ее слов, но сейчас зато знаю, что она имела в виду. Ведь нормальный человек никогда не сможет понять, что движет этими проклятыми террористами, потому что они как бы и не люди. А если ты начнешь понимать их, то и сам станешь таким же, как они. Сейчас вот я смотрю на вас и вижу в вашем глазу, что вы не понимаете, просто не можете осознать, почему террористы подложили бомбу в универмаг и хотели убить невинных людей. И это хорошо, что вы не понимаете. Это поможет вам остаться человеком.
“А понимают ли это они сами, — подумал Фрост, — те, кто называет себя террористами?”
Затем он позвонил в Чикаго родителям Бесс и рассказал о случившемся. Капитан знал, что они будут винить в происшедшем его. И подумал отвлеченно, почему вокруг него всегда так много насилия и крови? Может, он каким-то образом притягивает смерть?
Следующие три недели Фрост провел в Лондоне. Он каждый день по нескольку раз наведывался в Скотланд-Ярд, ходил по барам и пивнушкам, где — как поговаривали — собирались люди из ИРА.
Но он все больше убеждался, что все это бесполезно, и ощущение собственного бессилия угнетающе действовало на него. Лондонская полиция даже не смогла установить, какая именно ячейка ИРА несет ответственность за взрыв. Если вообще ИРА была тут замешана.
Придя в отчаяние, Фрост даже подумывал отправиться в Ирландию — Северную или республиканскую — найти там кого-нибудь, связанного с ИРА, и убить в знак возмездия. Но тогда он вовремя вспомнил мудрые слова английского сержанта и передумал. Ведь такой поступок справедливо поставил бы его самого в один ряд с террористами.
Фрост связался со всеми, кто занимался проблемами терроризма и мог бы хоть как-то ему помочь: с агентом службы безопасности Египта Шарифом Абдусалемом, со старым знакомым из израильской “Моссад” Ицхаком Нифковичем, с приятелем, который работал в ЦРУ. Все, что он просил, — это хоть какой-нибудь след, хоть самая маленькая зацепка. Тогда капитан смог бы найти виновных в смерти Бесс и отомстить им. И это было бы уже совершенно другое дело. Око за око, зуб за зуб.
Фрост закрыл глаз, чувствуя, что ему стало тяжело дышать. В следующий миг он понял, что сейчас заплачет, и страшным усилием воли подавил в себе это желание. Он не имел права раскисать.

Фрост стоял в туалетной кабинке, находившейся в хвостовой части самолета, и протирал лицо холодной водой. Черная повязка с глаза была снята и пустая глазница выглядела довольно уродливо. Впрочем, это никогда не смущало Бесс.
Фрост плеснул еще немного воды и подумал, как это несправедливо, что мужчина с развитым чувством самолюбия не может себе позволить хоть иногда заплакать. Затем он насухо вытер лицо бумажным полотенцем и вновь закрепил на голове черную повязку.
Фрост оглядел себя в зеркале. Ему не давала покоя мысль, почему в нем клокочет такая ненависть к неизвестному террористу: то ли он жаждет мести потому, что этот фанатик отобрал жизнь Бесс, то ли потому, что он вырвал Бесс из его, Фроста, жизни.
Капитан взглянул на “Ролекс”, украшавший его левое запястье. Что ж, по крайней мере, Бесс умерла с его обручальным кольцом на пальце. Хотя, конечно, это слабое утешение.
Фрост вспомнил умирающего старика во Вьетнаме, который дал ему кольцо. Может, эта штука всем приносит несчастье?
Кто-то постучал в дверь туалета, и капитан раздраженно повернул голову. Потом протянул руку и откинул щеколду. На пороге стояла несколько встревоженная стюардесса.
— С вами все в порядке, сэр?
— Да, все нормально. Немного поташнивает, но сейчас пройдет.
— Я могу вам предложить…
— Не стоит, — улыбнулся Фрост. — Уже все хорошо.
Он прошел мимо девушки и двинулся по салону к своему креслу. Сел и вновь уставился в иллюминатор.
Неделю назад он вернулся в Соединенные Штаты из Лондона. Все это время Фрост провел во Флориде в гостях у своего старого друга Лью Вильсона. Наконец он решил, что его нервная система пришла в норму и теперь можно вернуться в родное Чикаго, в не очень современную квартирку, которую он занимал на Саут-Бенд.
Фрост вспомнил, как рассказывал Бесс об этом жилище и обещал, что ей не придется долго там пробыть. Деньги есть, и молодожены вполне могли бы подыскать себе что-то поприличнее.
Тогда, вернувшись в пустую пыльную квартиру, где был старый черно-белый телевизор, несколько стульев и большая фотография Бесс на стене, Фрост понял, что не высидит здесь долго. Он ре шил выйти и выпить чего-нибудь. Правда, в буфете стояла бутылка виски, но капитан не мог оставаться один в четырех стенах. К тому же, если покупать виски у стойки бара и платить за каждый стаканчик, то напиток выпивается более медленно. По крайней мере, это правило действовало в отношении Фроста, и он давно взял его на вооружение.

В баре за утлом он неожиданно столкнулся с Клодией Миниш, секретаршей Эндрью Дикона, владельца частного сыскного бюро.
Фрост знал, что Клодия Миниш не очень его любит, но сейчас она вдруг бросилась к нему, обхватила руками за шею и принялась тискать так, словно только что встретилась со своим давно пропавшим без вести родным братом. Клодия затащила его в отдельную кабинку у стены, усадила на стул, села сама и прошептала, с трудом переводя дыхание:
— Где тебя, черт возьми, носило?
— Да так, — ответил Фрост, — по разным местам.
— Мистер Дикон пытался связаться с тобой еще две недели назад.
— Ну, я не думал, что ему понадоблюсь, а к тому же у меня не было настроения приниматься за работу. Но если для него это важно, я загляну завтра днем.
— Каким днем? Господи, ну почему именно сейчас тебе вдруг понадобилось исчезнуть?
— Слушай, — разозлился Фрост, — перестань пудрить мне мозги. Быстро выкладывай, что случилось.
— Мистер Дикон улетел в Лос-Анджелес, у него какая-то срочная работа. И секретная, он даже ничего не сказал мне. Мистер Дикон не мог связаться с тобой, а потому сам взялся за дело. Он объяснил мне, что не может доверять никому, кроме себя самого и тебя.
— Ну ладно, — сказал Фрост. — Цирк какой-то. Я зайду к Энди, когда он вернется.
— Да ты хоть газеты читаешь? — взорвалась Клодия Миниш. — Его подстрелили! Четыре дня назад его ранили на улице. Он только что покинул реанимационное отделение. Мы вообще думали, что он умрет. И ты теперь еще больше нужен ему. Первое, что мистер Дикон сказал, когда пришел в себя, было: “Найдите Фроста”. И вот я тебя нашла.
Вспоминая эту сцену в баре, Фрост вновь выглянул в иллюминатор. На небе начинали сгущаться молочно-белые облака. Капитан прикрыл глаз, откинулся на спинку кресла и вернулся к событиям того вечера.
Ему понадобилось еще двадцать минут, чтобы вытянуть из Клодии Миниш нужную информацию. Затем он отправился на телеграф и из телефонной будки связался с больницей, в которой лежал Дикон.
После долгих переговоров Фросту позволили обменяться несколькими словами с пациентом. Голос бывшего агента ФБР теперь звучал слабо и неуверенно. Дикон отказался обсуждать что-либо по телефону, упомянув только, что готов заплатить гонорар в тройном размере.
Фрост ответил, что деньги его сейчас не очень интересуют. Тогда владелец сыскного бюро произнес слово, которое Фрост уж никак не ожидал от него услышать.
— Пожалуйста, Хэнк…
И в конце концов — подумав, что ему все равно больше нечем заняться — Фрост согласился. Дикон попросил его срочно прилететь, поскольку объяснять ситуацию по телефону нельзя — он наверняка прослушивается.
Это обеспокоило Фроста. Нет, не то, что линия прослушивалась, а то, как это подействовало на Дикона. Похоже было, что кому-то удалось расколоть этот твердый орешек.
— Почему ты думаешь, что твой телефон на прослушивании, Энди? — спросил капитан.
— А почему меня подстрелили, Хэнк?
Фрост ничего не ответил, и после паузы Дикон сказал:
— Ладно, сейчас мне надо немного отдохнуть, а потом я сообщу, когда мы с тобой сможем увидеться. И еще одно, Хэнк…
— Да, Энди?
— Будь готов к работе на все сто, хорошо?
Фрост не стал спрашивать, чем было вызвано это последнее замечание раненого человека.
Он открыл глаз и посмотрел на часы — новенький “Ролекс”. Может, если бы он тогда в магазине не дал Бесс кольцо, то она бы не заплакала и ей не понадобилось бы идти в туалет. И она осталась бы с ним возле прилавка ювелирного отдела…
Фрост сунул руку в карман. Маленькая выстеленная бархатом коробочка все еще была там, он не хотел с ней расставаться. Капитан достал ее, подержал в ладони, Кое-где бархат уже был изрядно потерт. Фрост вздохнул и положил коробочку обратно в карман.
Он снова бросил взгляд на часы. Посадка будет через двадцать минут. Капитан попытался сосредоточиться на мысля о предстоявшей ему работе. Интересно, в чем там дело? Почему Дикон лично взялся за нее да еще и с таким усердием, что его чуть не прикончили?
Фрост грустно улыбнулся в усы. Сейчас его мало что волновало в жизни, но, пожалуй, это будет неплохая возможность направить мысли в другое русло и перестать все время думать об одном. Возможные опасности его не беспокоили. Сейчас Хэнк Фрост меньше, чем когда-либо заботился о своей шкуре. Смерть Бесс, казалось, сделала его существование лишенным всякого смысла.
Внезапно он громко рассмеялся, и сидевший рядом мужчина удивленно взглянул на него. Фрост подумал, что взяться за работу, предложенную Диконом, будет все же лучше, чем попросту застрелиться, как он хотел было после гибели Бесс.
Затем капитан достал из кармана план Лос-Анджелеса и принялся его изучать. Это тоже помогало отвлечься от навязчивых грустных дум.

Фрост чувствовал себя настоящей вьючной лошадью, когда — немилосердно потея от жары — вышел из здания аэропорта и двинулся к паркингу, оглядываясь в поисках свободного такси. На его левом плече висела сумка, в правой руке он держал чемодан, а под мышкой — как всегда — висела кобура с неизмененным браунингом.
После разговора с Диконом Фрост еще заглянул в его офис и переговорил с Клодией Миниш. Та показала ему копии полицейских рапортов, из которых следовало, что в Дикона стреляли, когда он шел на паркинг за своей машиной.
Неожиданно из какого-то автомобиля выскочили трое мужчин и открыли огонь. Владелец сыскного бюро утверждал, что тоже ранил одного из нападавших перед тем, как потерял сознание.
Фрост остановился, поставил чемодан на бордюр и более оживленно завертел головой, высматривая такси.

Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком - Эхерн Джерри => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком автора Эхерн Джерри понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Эхерн Джерри - Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком.
Ключевые слова страницы: Они называют меня наемником - 8. Погоня за призраком; Эхерн Джерри, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн