А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Лебрэн Мишель

Одиннадцать часов на трупе


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Одиннадцать часов на трупе автора, которого зовут Лебрэн Мишель. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Одиннадцать часов на трупе в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Лебрэн Мишель - Одиннадцать часов на трупе без регистрации и без СМС

Размер книги Одиннадцать часов на трупе в архиве равен: 100.46 KB

Одиннадцать часов на трупе - Лебрэн Мишель => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Лебрен Мишель
Одиннадцать часов на трупе
Мишель ЛЕБРЕН
ОДИННАДЦАТЬ ЧАСОВ НА ТРУПЕ
ГЛАВА 1
ПЕРИПАТЕТИЧЕСКИЙ (АЯ) - прилагательное (от греч. "перипатетикос"). Имеющий отношение к перипатетизму: перипатетическая секта. Напр., тот, кто следует учению Аристотеля.
Словарь Ларусс
Майская ночь. По темным аллеям Булонского леса неспешно катил "бьюик". За рулем сидел Бремез-младший по прозвищу Громила. Рядом примостился слегка побледневший, с пистолетом в правой руке Фредди. На заднем сиденье прильнули к боковым стеклам два других, не менее крутых, парня. Им было явно не по себе.
- Передай бутылку, - потребовал Фредди.
Ловко отковырнув колпачок, он хлебнул глоток виски. "Взбадриваясь" в свою очередь, водитель для удобства выпустил из рук руль. Грузная машина вильнула.
- Эй, осторожней, не то размажешь нас по дереву!
- Это при десяти-то километрах в час? - иронично огрызнулся Громила. Да ты дернешься сильнее, если я слегка врежу по тормозам. Но уж если месье дрейфит...
- Ну ладно, ладно.
В эту минуту их обогнал полицейский патруль. Четверо лихих ребят инстинктивно приняли чинные позы, сунув выпивку и оружие в ноги. Но фараоны пренебрегли представившейся возможностью вернуться с хорошим уловом, и их машина свернула на ближайшем перекрестке. Бремез-младший совсем сбросил скорость, лаконично процедив:
- Ложись! Прибыли.
Он мигнул фарами. Трое сообщников, предварительно разблокировав двери, пригнулись, исчезнув из виду. Все прерывисто задышали. Фредди, съежившись под передней панелью, держал пистолет наготове.
При свете подфарников водитель различил неясный силуэт в кустах и в шепоте скривил рот:
- Одна есть!
По асфальту процокали каблучки, и фары выхватили из ночи девицу. Ее волосы отсвечивали рыжим, черное платье плотно облегало фигуру, декольте рекламно зазывало. На руке болталась сумочка. Она подошла вплотную со стороны водителя и наклонилась, опершись локтями о крышу машины так, чтобы щедро выставить свои основные достоинства.
- Добрый вечер, - сказал Бремез.
- Привет, детка! Прогуливаемся? Ты не прочь, если я запрыгну в машину? Знаешь, ты мне нравишься, такой милый...
- Давай садись, - нетерпеливо прервал он.
Она обогнула радиатор, потянула на себя дверцу и ногами вперед втиснулась в авто.
"Бьюик" с ревом рванулся вперед, и девица вскрикнула. Фредди уже обхватил её ноги, один из сидевших сзади захлопнул дверцу, а второй заткнул барахтавшейся жертве рот.
Фредди" не упуская добычу, вылез из-под щитка и вырвал у девицы сумочку. Несмотря на кляп во рту, она заверещала сильнее. Машина стремительно мчалась, сворачивая направо и налево, стремясь сбить возможных преследователей со следа. Вырвавшись из Булонского леса и миновав первые дома пригорода Булонь, она выскочила на ярко освещенную магистраль. Но тут же нырнула в одну из примыкавших к ней темных улочек, где и остановилась.
- Давай сумочку, - бросил Громила Фредди. При слабом освещении от приборной доски он, вывалив содержимое сумочки на колени, быстро оценил:
- Платок, гребень, пудра, губная помада, ключи от машины... Ага, вот и бумажник. Черт возьми!
- Что такое?
- Чепуха, всего три тысячи...* Вот дешевка, ей бы сейчас... А ну, отпусти её, надо поговорить.
Фредди приставил к груди девицы револьвер:
* Поскольку действие происходит в 50-х годах, здесь и далее денежные суммы указаны в дореформенном исчислении, т.е. 100 : 1. (Здесь и далее примеч. переводчика.)
- Закричишь - укокошу. Он с глушителем, так что никакого риска. Ясно?
Девица с вытаращенными от испуга глазами кивнула головой. Вынули кляп, и она заговорила:
- Хороши же, мерзавцы!
- Это все, чем ты богата? - спросил Фредди.
- Клянусь, ни франка больше! Можете обыскать, - плаксиво затянула девица.
Фредди затошнило от отвращения, но Бремеза не так-то легко было обвести вокруг пальца.
- Обыщи её. Посмотри в чулках.
Дрожащими руками Фредди ощупал тело рыжеволосой, подняв юбку, обшарил ноги и сдавленным голосом выдохнул:
- Ничего нет.
Он поспешно прикрыл юбкой затянутые в нейлон ноги и опять выдохнул. Девица жалобно заныла:
- Умоляю, отпустите меня. Обещаю, клянусь, никому не скажу ни слова. По меньшей мере уже три часа как без клиента, все, что заработала, вы отнимете. А на что мне питаться? А как я прокормлю своего малютку? А? Я же пощла на панель не по своей воле, а потому что не смогла нигде устроиться на работу! У меня ребенок на руках, трехлетний сынишка! Бедный ангелочек! Он спит сейчас дома, не дождавшись мамочку! О! Умоляю вас, месье отпустите меня! Если хотите, я готова для вас на все, тотьго пожалейте!
Она шумно зарыдала. Заколебавшись, один из крутых парней прошептал:
- Может быть...
- Заткнись. Дай подумать, - оборвал его шеф.
Процесс осмысления проходил в тишине, прерываемой лишь жалобными всхлипываниями жертвы. Затем Бремез переложил с колен обратно в сумочку все ранее вываленные из неё предметы, покрутил в пальцах три бумажки по тысяче франков, принадлежавших несчастной мамаше, и бросил их туда же. Пожав плечами, он с напускным цинизмом фыркнул:
- Ну ладно, ты слишком ничтожная для нас добыча. Жаль тебя. Забирай свою сумочку и вытряхивайся. Можешь считать, что тебе здорово повезло.
Фредди засунул пистолет в карман. Атмосфера в "бьюике" как-то разом разрядилась. Девица рассыпалась в благодарностях:
- Нет! Неужели это правда? Вы меня отпускаете? О, какие же вы душки! Вы уверены, что не хотите немного позабавиться со мной? Я сделаю скидку, поскольку группа...
- Да заткнешься ты, наконец? Проваливай и счастливого пути!
Она схватилась за ручку двери, выглянула наружу и вздрогнула.
- О! Неужели вы меня так запросто выбросите в открытом поле, вдали от всего! Я простужусь, и моя смерть будет на вашей совести! К тому же одна я боюсь! Ну будьте так добры, отвезите меня обратно в Булонский лес, заклинаю вас! Я уже переболела этой зимой азиатским гриппом, и мои легкие так слабы...
Она с надрывом закашлялась. Фредди повернулся к шефу:
- Можно было бы подбросить по пути... Он настороженно ждал поддержки со стороны сообщников.
- Ну, что молчите? Ведь все равно по дороге...
- Я за, - сказал один.
- И я, - добавил другой.
Не говоря ни слова, Бремез выжал сцепление и взял курс на Булонский лес.
Успокоившись, рыжеволосая осушила слезы и снова принялась причитать. Выяснилось, что в восемнадцать лет её бросил подлый соблазнитель, надругавшийся над её наивностью, что родители - богатые буржуа - выгнали её из дому, что в Париже её, беременную, никто не брал на работу. После рождения сына она думала заново обустроить жизнь с честным человеком, но он оказался отъявленным негодяем и вынудил её пойти на панель. Луи - так звали её сутенера - сейчас сидит в тюрьме, а хозяйка дома грозит выкинуть её на улицу.
- Если до завтра я не раздобуду двадцать тысяч франков, мне останется лишь утопиться вместе с малышкой Жераром!
Ее рыдания удвоились. "Бьюик" остановился на опушке Булонского леса. Прежде чем отпустить безутешную Кармен, крутые ребята сбросились, собрав для неё двадцать тысяч спасительных франков. Взволнованная Кармен покинула их, добившись обещания, что если им захочется позабавиться, то они обратятся только к ней. Звук её каблучков скоро стих в ночи.
Крутые парни долго сморкались, пока их шеф не сказал:
- Это все не то, и пока что время потрачено зря! Насколько я понимаю, мы пошли на дело не ради того, чтобы подбивать дневной баланс! И вот двадцати кусков как не бывало! Ну до чего же мы умные! Всем от меня поздравления!
- Послушай, - сказал Фредди, - не стоит трогать этих девиц. У них ни гроша за душой. Грабануть хорошую лавчонку - вот это да! К тому же все торговцы - ворюги!
По ходу речи он нажал на спусковой крючок пистолета. Выскочила верхняя планка, обнажив сигареты. Бандиты закурили. Шеф, обдумав предложение Фредди, заявил:
- Возвращаться ни с чем нельзя. Согласен на лавку. Пойдет?
Все дружно одобрили, и машина снова двинулась в путь. Требовалась лавчонка, стоявшая на отшибе, предпочтительно в плохо освещенном квартале. Мнения разделились, но после непродолжительной дискуссии все сошлись на том, что лучше всего подходит итальянский продовольственный магазин, достоинством которого было отсутствие железной решетки и удобное расположение в достаточном удалении от комиссариата полиции. Вскоре "бьюик" доставил их к цели в темную и пустынную, как по заказу, улочку. Друзья-приятели прикончили виски и распределили обязанности. Шеф, которому принадлежала машина, решил, что он останется за рулем в полной боевой готовности для того, чтобы в случае малейшей опасности мгновенно сорваться с места. После этого он потерял интерес к обсуждению вопроса.
- Я буду стоять на стреме, - предложил подельник номер один. - Как свистну - бегите!
Напарник номер два и Фредди переглянулись в царившей в машине темноте. Честь кражи со взломом выпадала на их долю, и они с волнением восприняли это проявление доверия со стороны товарищей. Фредди запрокинул было бутылку, но оттуда не вылилось ни капли. Тогда он крепко сжал пистолет и решительно заявил:
- Вперед! Лде отмычка?
- Вот она!
Они вышли из машины вместе с дозорным, который тут же забился в тихое незаметное место на почтительном расстоянии от магазина. Свет от далекого уличного фонаря холодно поблескивал цветом морской волны в витрине магазина. Зловеще отразились в ней и бледные, напряженные лица обоих крутых парней. Сообщник Фредди сунул отмычку в замок. Наверняка было плохо видно, потому что он повторял свой жест снова и снова, противно позвякивая при этом связкой. Наконец он нащупал замочную скважину, повозился некоторое время, и ключ нехотя повернулся.
- Готово, - прошептал Номер Два, отступая от двери. Фредди решительно толкнул её. Хрустально зазвенели потревоженные стеклянные подвески. Лоб Фредди покрылся испариной, он грубо выругался, но вошел. За ним потянулся и приятель. Из предосторожности Фредди прикрыл дверь, предусмотрительно нейтрализовав завернутой в платок рукой висюльки.
В лавке стоял взбадривающий запах салата "Ницца", сыра проволоне и салями. На добрую секунду дыхание у взломщиков перехватило.
- Где касса?
- Наверняка в глубине. Дай-ка зажигалку.
Ее трепетное пламя высветило груды съестного: связки колбас, гроздья обвитых ленточками бутылок, горы сыров, сталактиты окороков, сложенные горкой пиццы, залежи спагетти, нагромождение даров моря и небоскребы из консервов.
За этими монбланами припасов виднелась через проход касса со счетным устройством, которое после тяжких дневных нагрузок сейчас бездействовало. Пламя погасло. Раздался шепот:
- Давай, но без шума.
Они сделали не более двух шагов, как с ужасающим грохотом обрушилась пирамида консервных банок. Они замерли, готовые бесславно удрать, но, услышав лишь стук собственных сердец, вновь начали осторожно продвигаться вперед.
- В квартире пусто, никакого риска, - тихо сказал Фредди.
Именно в этот момент весь магазин залило ярким светом. В ночной рубашке возник сеньор Бенвенуто Сальвато-ре, пронзительно завопивший:
- Мама миа! Что такое сучессо в моей боттеге? А ну, виа отсюда, канальи, а то я рассержусь!
В минуту неотвратимой опасности Фредди вдруг обрел все свое хладнокровие, наставил на внушительное чрево торговца пистолет, с бравадой повел плечами и взвизгнул:
- Руки вверх! И закрой пасть!
Итальянец повиновался, но его поднятые руки уперлись в два солидных пармских окорока, подвешенных к потолку. Он схватил их и ринулся на обидчиков. При этом он смачно ругался сразу на двух языках, размахивая во все стороны своим могучим оружием, чем и вынудил ошарашенных грабителей с позором ретироваться.
Они стремглав, мешая друг другу, выскочили на улицу. В ушах ещё звенели итальянские ругательства, когда они подбежали к уже отъезжавшему "бьюику" и, задыхаясь, ввалились внутрь.
- На помощь! Айюто! - все ещё ревел Сальваторе. - Грабят! Убивают! Полиция!
Фасады домов запестрели зажженными окнами. Мотор взревел, и "бьюик" покинул поле боя.
Спустя несколько минут, уже на площади Трокадеро, крутые парни самокритично препирались:
- Ну и дубины же вы! Так смыться! Надо было броситься на этого дядю и сбить его с ног!
- Хотел бы я посмотреть на такого, как ты, хитрована на моем месте!
- Я сидел за рулем. Должен же кто-то быть в машине или, по-твоему, нет? Без меня и моего хладнокровия вы сейчас сидели бы уже за решеткой.
- Как же! И все же, если бы этот болван не ночевал в комнате при магазине, мы бы провернули это дело.
- Хватит ныть! Сегодняшняя ночь послужит хорошим испытанием. Мы проявили все необходимые качества, что и требовалось доказать. Мало опыта, но это со временем пройдет. Следующий заход обдумаем во всех деталях, и о нас ещё заговорят.
- Главное - оружие. Причем настоящее.
- Достанем. Ну что, до завтра?
Фредди не мог отсутствовать на завтрашнем семейном ужине. У Первого Номера оказалась лекция по химии перед зачетом. Номер Два "выгуливал девочку". Посему банда решила собраться в следующую субботу, которая, будучи кануном воскресенья, рассматривалась родителями как законный для отлучки день.
"Бьюик" удалился, увозя Бремеза и парня по имени Фу-шар, жившего в том же квартале. Фредди Беррьен оседлал свой мотороллер и попрощался с Брансье, заковылявшим домой пешком.
От встречного ветра стало холодно, и Фредди поднял воротник замшевой куртки. Насупив брови, он ещё раз прокрутил в голове события этой ночи и пришел к выводу, что ему повезло, так как он отделался всего лишь ударом окороком в правый глаз.
Он улыбнулся, подумав об отце, строгом буржуа, весьма ретиво относившемся к вопросам репутации.
"Если бы ты, отец, видел, что я вытворял сегодня ночью, ты бы упал замертво!"
Фредди остановился перед домом, открыл своим ключом железную решетку и припарковал мотороллер в углу сада за клумбой неразличимых в темноте цветов. Он осторожно преодолел три ступеньки крыльца, толкнул застекленную дверь, ведущую в холл, зажег свет и посмотрел в висевшее в прихожей зеркало.
Вокруг глаза багровел огромный синяк.
"К утру почернеет", - подумал он.
Фредди пожал плечами, решив, что впереди у него целая ночь, чтобы придумать убедительное объяснение появлению фингала, и поднялся по внутренней лестнице.
На втором этаже небольшие настенные часы пробили три раза. Фредди на цыпочках прошел мимо комнат матери, отца и сестры. Улыбаясь, он вступил в свою комнату и зажег свет. Но улыбка сама собой исчезла с его лица, когда он увидел отца в халате, сидевшего с суровым видом в единственном в комнате кресле. Вторично - а может быть, и в третий раз за последние часы - его от страха прошиб пот,
- Вот это да! Добрый вечер, отец! - сказал он, стараясь придать своему голосу выражение радостного изумления.
- Добрый ДЕНЬ, Фредди. Можно узнать, откуда ты явился?
Фредди с наигранной непринужденностью снял замшевую куртку, развязал галстук.
- Значит, так, отец, мы с тремя друзьями пошли в кино, затем решили пропустить по рюмочке, и ты сам знаешь, как это бывает, слово за слово втянулись в спор и спохватились, когда был уже час ночи...
- ТРИ часа.
Фредди сделал примирительный жест. На него всегда производил впечатление пристальный и уверенный взгляд отца, и он был этим недоволен, полагая, что это все - отголоски детства. Мужчина он, в конце концов, или нет? В восемнадцать лет человек уже свободен.
- Ну, если хочешь, пусть будет три. Вот так.
- Теперь скажи, если мое любопытство не покажется тебе слишком нескромным, где ты заработал этот великолепный синяк?
- Ты знаешь, такой дурацкий случай! Садясь на мотороллер, оступился, наткнулся... э... на смотровое зеркало. Да, да, именно так, прямо на него.
Одурачить отца было трудно. Он поднялся, ростом ничуть не выше сына, немного смешной в своем халате с крупным рисунком, но тем не менее полный достоинства.
- Отлично. Тебе уже восемнадцать лет, и ты знаешь, что детей находят отнюдь не в капусте. Я тебя предупредил насчет женщин, не так ли? И не будем к этому больше возвращаться. Ее имя?
Фредди почувствовал себя лучше. В какое-то мгновение он подумал, а не догадывается ли отец о том, что произошло на самом деле. Но раз он верит в любовное похождение сына, надо было укрепить его в этом убеждении.
- Отец, уверяю, что у меня нет девушки. Во-первых, я ещё слишком молод, и женщины не интересуются...
- Она хоть недурна собой?
- Но раз я тебе говорю...
- Хорошо. Запомни, однако, раз и навсегда. Тебе разрешается отсутствовать до полуночи раз в неделю. Считай, что в эту неделю ты уже использовал свое право. Я требую, чтобы каждый вечер в десять часов ты был у себя в комнате, не так ли? С подружкой разберешься сам. И главное, никаких похождений с замужними женщинами. Понял? Ты же не хочешь, чтобы я отослал тебя в английский колледж, не так ли?
О, эта манера завершать фразу традиционным "не так ли?"! Как это типично для людей с чистой совестью. Фредди сделал вид, что смирился.
- Ладно, отец. Я больше не буду.
- Всего доброго. И не читай всю ночь в постели. В твоем возрасте необходимо высыпаться.
Фредди выждал несколько минут, чтобы дать волю обуревавшему его чувству досады. Он со злости пнул ногой стол, заваленный книгами, которые рассыпались по ковру. Затем он встал перед зеркалом, подмигнул здоровым глазом, прицелился в свое изображение из воображаемого пистолета и поклялся:
- Ну и покажу же ему, кто я есть на самом деле! Всем покажу!
Едва коснувшись головой подушки, он тут же заснул глубоким сном.
ГЛАВА 2
ЛЮБОВЬ (от лат аmоr) - страсть одного пола к другому Поль сгорал от любви к Виржинии
Словарь Ларусс
Сидя в автобусе по пути на свидание, Эвелин Беррьен не без удовольствия думала, что, если бы отец увидел её и догадался, чем она будет заниматься, он бы упал замертво.
Дорогой папочка, он и не подозревал, что его дети стали взрослыми, а от одного известия о том, что его дочь спешит на любовное свидание, он бы задохнулся от негодования. Эвелин посмотрела на окаймленные бриллиантами часики-браслет, которые подарила ей мать на семнадцатилетие, и улыбнулась. На Елисейские поля она успеет вовремя.
Напротив сидел юноша примерно её возраста с усеянным противными прыщами лбом и не отрываясь смотрел на её грудь, отчего в ней вспыхнула законная гордость. Она поглубже вдохнула, почувствовав, как напрягся лифчик. Лицо угреватого стало пунцовым. Он отвел взгляд и принялся пристально смотреть в окно.
Чудесно светило солнце. На улицах, зеленеющих деревьями, прохожие замедляли шаги, глазели на витрины и обменивались друг с другом томными взглядами. Как славно чувствовать себя таким майским днем восемнадцатилетней влюбленной!
Эвелин вышла из дома, как обычно, в два часа дня с тетрадками под мышкой, заявив, что отправляется в лицей. Оставив тетрадки у подружки, благосклонно относившейся к любовным забавам других, и слегка мазнув губы помадой, она тряслась сейчас в автобусе, свободная духом, но плененная сердцем, спеша к избраннику своей жизни.
- Гм, - прокашлялся угреватый. - Вы уронили билет, мадемуазель,
Она очаровательно улыбнулась, простив ему и прыщавое лицо, и галстук-удавку. Задумавшись на какую-то секунду о том, а смогла бы ли она полюбить его, она тут же ответила себе отрицательно. Впрочем, ей нравились мужчины старше её. Так, Ги было уже девятнадцать.
- Спасибо, месье. Вы очень любезны.
- Мгм, - поперхнулся её визави и снова уставился на пейзаж за окном.
Эвелин закрыла глаза, улыбаясь предстоящим минутам. Позволит ли она на сей раз Ги поцеловать себя в губы? Она почувствовала, что краснеет до ушей, прикусила губу и взглянула на руки угреватого - красноватые, с чернотой под ногтями, нервно дергавшиеся. Она тут же сравнила их с руками Ги ухоженными, с розовыми ногтями, умевшими так сладко прикасаться к её волосам и талии во время танца...
- Рон-Пуэн, - объявил остановку кондуктор.
Она вскочила с места и ступила на выходную платформу. Подросток последовал за ней и перед зданием "Фигаро" рискнул заговорить:
- Мадемуазель, наверное, прогуливается в такой чудный денек?
Она обернулась и смерила его презрительным взглядом. Место этого парня было не на Ёлисейских полях, а среди автобусной публики. Жуй, коза, там, где привязана.
- Вы отстанете от меня в конце концов?
- Но...
- Начнем с того, что я не свободна и иду к любовнику. Прощайте, молодой человек.
Тот застыл на месте как соляной столб, а она гордо продолжала свой путь. Как и подобает настоящей женщине, она поставила на место своего преследователя. Если бы только отец видел её сейчас, он залюбовался бы тем, с каким изяществом она вышла из этой ситуации.
Напевая, она подошла к кафе "Мадригал", быстро обшарила глазами открытую террасу. Она пришла первой. Выбрав подходящий столик, Эвелин устроилась поудобнее и безапелляционным тоном заявила подскочившему к ней гарсону:
- Я жду кое-кого...
Судя по глазам мужчин, она выглядела прекрасно.

Одиннадцать часов на трупе - Лебрэн Мишель => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Одиннадцать часов на трупе автора Лебрэн Мишель понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Одиннадцать часов на трупе своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Лебрэн Мишель - Одиннадцать часов на трупе.
Ключевые слова страницы: Одиннадцать часов на трупе; Лебрэн Мишель, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн