А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Рыжков Владимир Васильевич

Пресс-хата для депутата


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Пресс-хата для депутата автора, которого зовут Рыжков Владимир Васильевич. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Пресс-хата для депутата в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Рыжков Владимир Васильевич - Пресс-хата для депутата без регистрации и без СМС

Размер книги Пресс-хата для депутата в архиве равен: 261.22 KB

Пресс-хата для депутата - Рыжков Владимир Васильевич => скачать бесплатно электронную книгу детективов




«Пресс-хата для депутата»: Эксмо; Москва; 2003
ISBN 5-699-02814-5
Аннотация
Свой день рождения я отметил по полной программе. Со скандалом и дракой. А напоследок вынул пистолет и хотел попугать им гостей. Но кто-то из них оказался ловчее и ударил меня по голове бутылкой. Очнулся я наутро — ничего не помню. Ни того, что вчера было, ни имени своего, ни фамилии, ни домашнего адреса. Как теперь жить? Да еще и труп с пулевым отверстием обнаружился. Неужели это я стрелял! Все-таки надо еще разобраться, кто мужика убил. А как разбираться, если я даже не помню, кто я такой. Значит, сначала надо себя найти, а уж потом убийцу. Если он вообще был...
Владимир Рыжков
Пресс-хата для депутата
Все события, происходящие в повести, целиком вымышлены,
а имена и фамилии персонажей по понятным причинам изменены.
Автор никакой ответственности никогда ни за что не несет.
Часть первая
Кандидат в убийцы
Глава 1
День рождения
Вечеринка была в самом разгаре. Количество выпитого можно было мерить ящиками, съестного — центнерами. Тосты говорили без конца, то есть я начал подумывать, когда же им настанет конец. Сначала пили за мое здоровье, потом стали пить за женщин, потом за процветание, за мужчин, за секс, за космос, пока окончательно не забыли по какому поводу собрались. А повод был самый простой — мой день рождения. Не помню, какой по счету, надо будет паспорт посмотреть. Вообще, с памятью у меня в последнее время что-то не очень. Иной раз простые вещи забываю. Например, имена друзей. Или номер домашнего телефона. Своего, конечно. Чужие номера я забываю сразу, как только мне их называют. Ну, ладно, я отвлекся. Пора перейти к делу. То есть к рассказу. А тут есть, о чем рассказать. Началась вечеринка замечательно, а закончилась дракой. Из-за чего она возникла, до сих пор не пойму.
Посреди комнаты был накрыт большой обеденный стол со множеством бутылок, всевозможных закусок и фруктов. Ввиду временного отсутствия жены накрывать пришлось мне самому с помощью приглашенных женщин. С женой я развелся совсем недавно и теперь жил один. Так было намного спокойней. Никто меня не пилил, если я задерживался на работе, никто не капал на мозги, если я приходил пьяный, никто не заставлял заниматься бытовыми проблемами. Я был свободным человеком. Я радовался жизни и решил отметить свой день рождения с невиданным размахом. И пригласил на банкет тех, кого хотел, а не тех, кого обычно предлагала моя бывшая жена. Пригласил своих старых друзей и особо доверенных коллег.
Вот они все и собрались за столом. Рядом со мной сидели Славик и Вадик, мои институтские кореша, два охламона и прикольщика, которые, насколько я еще помню, вечно старались отмочить что-нибудь посмешнее, постоянно втягивая меня в этот процесс. Потом Наташка, наша общая подружка, тоже училась вместе с нами. Она вышла замуж за какого-то толстосума, который вечно торчал на работе, оставляя ее одну. За ней Сачковский, интеллигентного вида мужик в очках, прожженный журналюга, с которым я знаком с тех пор, когда он написал про меня статью. Содержание статьи я, конечно, давно забыл, но с Сачковским поддерживал отношения. За ним сидел Портнов, наш завлаб, которому осталось до пенсии каких-то пять лет. Или восемь. Дело не в этом. Главное, мужик хороший! Его нельзя было не пригласить. Рядом с ним Катька Выкрутасова, симпатичная женщина сорока лет, замученная мужем и детьми. Она сидит в нашем рабочем кабинете за соседним столом, не мог же я ее не пригласить! И еще Юлька, накрашенная девица с голыми плечами, наташкина подружка, которую она притащила с собой. Наверное, для того, чтобы познакомить со мной, я ведь теперь холостяк. Ее я видел впервые. В общем, все оживленно беседовали, совмещая разговор с трапезой. Так обычно беседуют люди, которые чувствуют себя непринужденно, особенно за столом. И особенно после несчетного количества рюмок. Говорили обо всем, перебивая друг друга и стараясь обязательно высказать свое мнение по текущей теме. А темы менялись со скоростью секундной стрелки.
— Мой меня всегда обманывает! — как обычно жаловалась на мужа Катька. — Скажет, приду в шесть, а сам припрется в десять. Где был? На футболе. Оказывается, он утром не знал, что на футбол пойдет! Лишь бы меня обмануть!
— Это у вас муж такой! — укорил ее Сачковский. — А нормальный мужчина всегда знает, когда и куда он пойдет. Он не подчиняется обстоятельствам. Если надо что-то по работе, он идет и делает. И не говорит, что у него дети голодные, что ему надо обед готовить! Не то, что женщина! Если посылают мужчину в командировку, скажем, за границу, так он едет! И не отказывается!
— Вы, наверное, за границей частенько бываете? — поинтересовался Славик и хитро ухмыльнулся. — Нам-то все никак не удается! То виза просрочена, то деньги на новую тачку копишь!
Это у него виза просрочена! Да у него не то, что заграничного паспорта отродясь не было, свой родной где-то потерял. Так два года без паспорта и живет. Лень в милицию сходить, новый выписать! А деньги он даже на новый пиджак накопить не может.
- Конечно! — не понимая иронии, высказался Сачковский. — Мне часто приходится туда мотаться. И в командировки, и по личному делу. Надоело до жути! Вот, верите, по мне лучше выходные дома провести, чем в эту заграницу переться! Предлагали в эти выходные в Париж, так я отказался! Говорю, не могу! Друг в воскресенье пригласил на день рождения! И не поехал!
— А так бы сейчас по Парижу ходили? — удивилась Наташка. — Ну, надо же!
— Да чего я там не видел, в вашем Париже! Тоска там зеленая! Все без дела болтаются, не знают, чем заняться! Только зря в кафе штаны протирают.
— Эх, если я туда когда-нибудь поеду, — размечтался Вадик, — обязательно политического убежища попрошу. Лучше под мостами вместе с клошарами жить, чем тут…
— И как там у них люди живут? — поинтересовался Портнов. — В смысле, простые… Так же весело, как у нас, или скучновато?
— Да уж не так, как здесь! — проворчал журналист. — У нас тут наслаждаются жизнью, а там проживают ее. Вот мы тут сидим, лясы точим! А там бы я за это время две страницы написал! Вот так-то! Они норовят каждую минуту в дело пустить. Это мы отдыхаем по полной…
Я слушал их, не вступая в беседу. Просто изрядно набрался, так что даже плохо ворочал языком. Раз все пили за мое здоровье, я решил наверстать упущенное. То есть допить то, что не допил за всю жизнь. Поэтому тупо смотрел на лица моих друзей и слушал, о чем они болтают. Мне это было даже интересно. Поначалу. Потом меня увлекли собственные мысли, которые путались в голове, затуманенной алкоголем. Хотелось подвести кое-какой неутешительный жизненный итог, подумать о своей горестной жизни и понять, что она не удалась.
— А вы что, писатель? — поинтересовалась Наташка. — Был у меня один писатель знакомый. Да весь вышел!
— Скажете тоже, писатель! — возмутился Сачковский на такое оскорбление. — Я журналист! Статьи пишу на разные темы. Это вам не романы сочинять! Тут головой думать надо!
— И про заграницу пишете? — уточнила Юлька. Она восхищенно смотрела на Сачковского. Наверное, видела впервые журналиста живьем. Или это мне только казалось. Да, похоже, она была уже изрядно набравшаяся, так что таращила во все стороны глаза, как камбала. Вадик зря лез ей рукой под юбку, она уже ничего не соображала.
— И про нее, заразу, тоже пишу! — рявкнул в сердцах журналюга. — А как не писать, если заказывают! Закажут про Новую Гвинею, поедешь в Гвинею, закажут про Швейцарию, поедешь в Швейцарию, как миленький! И попробуй отказаться!
— А я заграницей вообще ни разу не был! — тяжко вздохнул Портнов. — Даже за границей нашей области. Только на дачу и обратно. И я вам точно скажу — лучше, чем у нас, нигде нет! Вот есть за границей такой лес, такие грибы, такие поляны, такие ручейки? Нету!
— Да есть там все! — с горечью махнул рукой Сачковский. — Чего там только нет! Скажете, грибы! Да там этих самых грибов хоть завались! И маринованные, и соленые, и жаренные, и с вином, и с бифштексом! В любом магазине и в любое время! И собирать не надо!
Он посмотрел на блюдо с салатом голодными глазами, наложил себе на тарелку побольше и принялся есть. Все последовали его примеру. Я хлопнул очередную рюмку водки и слегка закусил. Мне почему-то было грустно. Как всегда бывает в день рождения. Прошел целый год с последнего дня рождения, и что изменилось? Да ничего! Те же друзья, те же физиономии. Только постарел на целый год и еще больше приблизился к концу. Одно хорошо, наконец-то расстался с женой. Надоела она мне хуже горькой редьки. Давно добивался развода! Теперь хоть заживу по-человечески! Отдохну, съезжу куда-нибудь, заведу себе новую подругу. Благодать! Но почему же тогда мне так тоскливо?
— А мы с моим только на юг ездили! — вздыхала между тем Катька Выкрутасова. — И то раньше. В Крым или на Кавказ. Ох, и хорошо тогда было! На пляже не протолкнуться, в столовой — очередища! Романтика! Теперь уже не удается поехать. Не на что. А заграницу только если во сне.
— Да чего там интересного, заграницей? — ворчливо заметил Сачковский. — Везде одно и то же! Полно машин, куча народу и никому ты не нужен! Меня уже ничем не удивишь!
- И там хорошо, и у нас не лучше! — заметил Славик. Он вылез из-за стола, взяв в руки бутылку водки и, обходя по кругу стол, разлил всем по очереди. После чего сел на свое место и сказал: — Ладно, за здоровье именинника! А то он уже заснул!
Все взяли в руки рюмки, громко чокнулись друг с другом, выпили и закусили. Причем, со мной так ни одна собака и ни чокнулась. Наверное, подумали, что я и вправду сплю. Но я бодрствовал вовсю. Только виду не показывал, стараясь держать вертикальное положение.
Мне стало еще грустней. Вот, пьют себе в свое удовольствие, и про меня даже забыли. Может, мне вообще уйти! Не заметят! Ну, конечно, чего я удивляюсь! Кто я для них? Ноль без палочки! Поэтому сидят, жрут, пьют и ухмыляются! Ладно, пускай болтают о своем, мне же лучше! Хоть есть время переосмыслить свою жизнь. Хотя что тут осмыслять! Опять потерян год жизни, опять прошел впустую. Ничего не сделано, ничего не создано! А мне уже ого-го! И второй жизни не будет! Сколько можно вот так существовать, бесцельно, бестолково? Может, пора сделать что-то серьезное, вечное, для потомков? А то так и уйдешь ни с чем!
— Вот вы говорите, везде одинаково! — начал новую тему Портнов. — А я так считаю, что у нас воровства больше, чем везде. Вот у меня недавно дачу обчистили. Весь инструмент сперли, старый телевизор и штакетник. Хоть собаку заводи…
Новая тема, очевидно, показалась всем еще более актуальной, чем предыдущая, и многие ее поддержали. Правда, придали ей собственное звучание.
— А я со своей недавно гулял, — высказался Сачковский, — привязался какой-то кобель дворовый, приблудный, еле отогнал. Так за нами и ходил! Я его и палкой и ногой, а он только огрызается и за нами.
— Ничего не поделаешь, животный инстинкт! — заметил Вадик и захихикал. — Кобелей всегда на это дело тянет!
Ты смотри, опять новая тема для разговора! И откуда они их только выкапывают. На каком-нибудь телешоу каждую из этих тем целый час обсасывают и все бестолку, а здесь два слова сказали и в дамки! Как они живо беседуют! Даже не уследить за полетом мысли. Главное, до меня им никакого дела нет! Хотя у меня, можно сказать, жизнь перевернулась, с женой все-таки развелся, теперь живу в одиночестве, тоска, да и только! Хотел развеяться немного, друзей пригласил, а они сидят тут и про всякую ерунду говорят. Слушать тошно!
— Да какой там инстинкт! — вздохнула Юлька и, громко икнув, пьяно махнула рукой. — Вот на меня, например, мужчины действуют угнетающе. Я при них ничего не чувствую! Совсем ничего! Представляете?
— Не представляем! — сказал Вадик и попытался погладить ее по голой коленке, но она этого даже не заметила. — Мы ничего из себя не представляем!
— А вы представляете, мой придет с работы, сразу раз в ящик! — опять стала жаловаться Катька. — И пялится, пялится! Хоть бы слово сказал! Я его спрашиваю: «Как дела?» А он: «Угу». Пень!
— У тебя пень, а у меня весь штакетник свистнули, — не согласился с ней Портнов. — Целый кубометр! И еще корыто старое взяли! Зачем им корыто понадобилось, не понимаю!
— А она у меня все понимает! — заспорил с ним Сачковский. — Говорю ей: «Принеси тапочки». Несет. Говорю: «Встань на задние лапы». Встает. И хвостом виляет от радости.
— Она хозяина должна понимать, — заметил Славик и многозначительно переглянулся со Вадиком. — Если она хозяина не понимает, так она ему тапочки носить ни за что не будет!
— Я бы тоже хвостом виляла и тапочки носила, — призналась Катька, — если бы мой меня понимал. А то придет домой, ляжет на диван и вот эту газету изучает! Ну, чего там может быть интересного, в этой газете? Одно и то же, одно и то же! Хоть бы что-нибудь про любовь написали… И главное, на меня ноль внимания!
— А я на мужчин ноль внимания! — громко заспорила с ней пьяная Юлька. Видно, эта тема нравилась ей больше остальных. — Мне в постели спать хочется. Они меня трогают, а я ничего не чувствую, совсем ничего. Сразу обижаются: «Почему это я в постель не хочу ложиться?» А если я ничего не чувствую!
— Может, тебе к врачу сходить? — предложил ей Вадик. — Проверить сексуальную ориентацию. Может, она у тебя нетрадиционная. Может, ты женщин любишь. У меня ведь тоже не традиционная. Я тоже женщин люблю. Сейчас ведь принято наоборот...
Он попытался обнять ее за плечи, но она выскользнула из-под его руки, уйдя в сторону, и Вадик чуть не свалился со стула. Наверное, он тоже был пьян до такой степени, что еле держался в седле.
— Да проверяла я! — огрызнулась Юлька и ударила его по руке. — Врач говорит, это возрастное, пройдет. А с женщинами я тоже ничего не чувствую…
— Может, мне тоже к врачу сходить? — сказал я, чтобы привлечь всеобщее внимание к своей персоне. — У меня что-то с памятью. Плохо цифры запоминаю. И не помню, сколько мне лет стукнуло. Вот спроси мня сейчас что-нибудь из истории, не отвечу.
Но никто так и не отреагировал на мое заявление. Даже внимания не обратили. Словно это не я сказал, а какой-то сквозняк пролетел. Зато все тут же уцепились за новую тему.
— А у меня память хорошая, — признался журналюга Сачковский. — Я все помню, все. То, что недавно было, помню, и то, что давным-давно, тоже. Столько всякого мусора запоминаю, просто не знаю, что с ним делать!
— А у меня память так себе, — пожаловалась Выкрутасова. — Что-то помню, что-то нет. Выборочно. Вот имена хорошо запоминаю, а числа плохо. Зато мой вообще ничего не помнит! Абсолютно ничего!
— А я никогда ничего не помню, — заплетающимся языком пела свое Юлька. — И не чувствую.
— А у меня валидол есть, — сообщил Портнов и внимательно посмотрел на меня. — Тебе дать? Помогает. И когда сердце, помогает, и когда память. Я его от всего принимаю.
— Да, память! — сказал Сачковский, проглотил кусочек мяса, и откашлялся. — Помню, гуляли мы с ней как-то. Обычно она рядом ходит, а тут отбежала. Я просто с соседом разговорился. Он такой же породы, только кобель. Оглядываюсь, нет ее! Ну, думаю…
— А я думаю, это они просто так корыто взяли, заодно, — гнул свое Портнов. — А штакетник жалко! Хороший штакетник был, сосновый, строганный. Хотел забор…
— А мой вообще ничего дома не делает, — продолжала жаловаться Выкрутасова. — Все я, все я! Хоть бы гвоздь когда-нибудь куда-нибудь забил. Сколько просила, все впустую. Давай, говорю, хоть в театр сходим вечером. А он лежит себе, как будто не чувствует, что от него хотят.
— И я ничего не чувствую, вообще ничего, — переживала Юлька. — Трогай меня, не трогай — мне по барабану. Не чувствую и все! Специально к массажисту ходила, думала, уж он как тронет, сразу почувствую! Куда там! Лежу, как полено, и хоть бы что…
— Да, я чувствую, что ты ничего не чувствуешь, — проворчал Вадим, безрезультатно пытаясь ее обнять. — Надо тебе еще выпить! Когда доберешь дозу, сразу все будешь чувствовать!
И он налил ей водки.
У меня терпение было уже на исходе. Я был на взводе и страстно хотел врезать кому-нибудь по роже, только еще не выбрал, по какой. Настроение упало окончательно. У меня проблема так проблема! Целый год жизни коту под хвост! Прошел впустую, как будто его и не было. Только еще хуже стало, чем было — жена ушла! Вопрос, можно сказать, жизни и смерти, а они! Нет, надо прекращать этот спектакль! Больше не хочу ничего слушать! Надоело!
Я ударил кулаком по столу и вскочил со своего места, уронив с грохотом стул. Ноги меня держали слабо, я покачнулся, зацепил рукой бутылку, она упала и покатилась по столу, поливая его водкой, пока не уперлась в блюдо с салатом. Сачковский от неожиданности подавился куском хлеба, потому как в этот момент его жевал. Выкрутасова подпрыгнула на своем стуле, Славик с Вадимом побросали вилки, Наташка и Юлька взвизгнули, а Портнов пробормотал что-то матерное себе под нос.
— Хватит! Хватит же! — закричал я. — Сколько можно болтать всякую чушь про собак и мужей? Понимаете вы, любители корыт и заграниц! Хватит молоть ерунду! Заткнитесь вы, наконец! Вы куда пришли, на день рождения или в кабак? Послушайте лучше, что я вам скажу!
Я замолчал и очумело смотрел на них. У меня перед глазами пошли круги. Их лица начали сливаться в одно безликое существо. Кажется, я начал терять сознание вслед за памятью. Наверное, это какая-то неизвестная науке болезнь, когда постепенно отключаются функции организма. При этом сердце работает, как часы. Но собравшиеся ничуть не переживали на мой счет. Похоже, они вообще собрались тут обсудить свои проблемы, и я им был до фени.
— Что ты нам скажешь? — спокойно произнес Сачковский и усмехнулся.
— Ничего! — огрызнулся я. — Ничего я тебе не скажу, журналисткая морда! Тебе вообще наплевать на меня и на то, что я говорю! Осточертели вы мне все! Вот, что я вам скажу! Сколько можно молоть всякую чушь! Сколько можно прожигать жизнь! Она одна и больше ее не будет! Если вам на нее наплевать, то мне нет! И мне надоела такая дурацкая жизнь, от которой нет никакого проку! Опротивела эта идиотская работа, которой я занимаюсь! Все ваши морды опротивели! Видеть больше никого не хочу! И знать никого не хочу! Завтра я начинаю совсем другую жизнь и становлюсь совсем другим человеком! А вы все катитесь отсюда к чертовой матери! Никого из вас, гадов, больше в моей жизни не будет!
Я выскочил из-за стола и набросился на Славика, потому что он сидел рядом. И стал подталкивать его к выходу. Славик яростно сопротивлялся, но я толкал его в грудь. Вадик стал нас разнимать, пытаясь перехватить мои руки. Но я толкнул и его. Славик упирался, хватаясь за меня, Вадик пытался меня успокоить, пытаясь оттащить от моей жертвы, но я попер на них, как танк, отодвигая к двери. Остальные что-то кричали. Женщины визжали, мужчины не стесняясь их, ругались матом.
— Ну чего ты прицепился! — кричал Вадик. — Сидим себе, водку пьем за твое здоровье! Тебе что за дело! Если тебе все опротивело, пойди в туалет, два пальца в рот и… И сразу полегчает.
— Вот мудак! — кричал Славик. — Чего я тебе сделал? Что ты на меня полез! Я тебе даже не трогал! Щас двину тебе по фейсу, сразу весь мир опротивеет, не только мы!
— Давайте его свяжем! — предложил собака Сачковский. — А то он сейчас тут нам всем морды набьет! Ни у кого нет веревки?
Все тоже что-то закричали, предлагая всевозможные способы моего успокоения, но я уже ничего не слышал. Злость застила мои глаза, я уже ничего не видел впереди себя, а хотел только съездить кого-нибудь по роже. И наконец мне это удалось. Только я не понял, чья рожа мне попалась под руку. И тот, кому я съездил кулаком, завалился куда-то под стол. Все набросились на меня и попытались утихомирить. Но только раззадорили. Выходило так, как будто я во всем виноват и это я устроил дебош. Не они, которые развели базар не поймешь о чем, а я, который тихо себе сидел и слушал их ахинею! Это меня просто разозлило до глубины души.
Дальше я уже ничего не соображал. Я толкнул кого-то в грудь, тот споткнулся о стул и грохнулся на пол. Кто-то толкнул в ответ меня, и я налетел спиной на стол. Стол опрокинулся, на пол полетели блюда и бутылки. Я схватил бутылку за горлышко, которая подвернулась мне под руку, и хотел ударить ею кого-то по башке за то, что он обхватил меня сзади и не давал возможности к перемещению в пространстве. Но мне это не удалось, и тогда я попытался перекинуть этого кого-то через себя, резко наклонившись вперед. Не знаю, откуда взялась у меня сила, но я это сделал. Чьи-то ноги возникли в воздухе, пролетели над моей головой, и рухнули куда-то между столом и стулом.
Освободившись от пут, я решил перейти к активным мерам, при этом уже совершенно ничего не соображая. Подскочив к письменному столу, я выдвинул нижний ящик наружу, вытряхнул на пол содержимое и извлек на свет старенький «макаров», купленный мной несколько лет назад на вещевом рынке у чучмека, когда еще можно было купить на рынке хоть переносной зенитно-ракетный комплекс. Правда, я забыл, заряжен он или нет, я же говорю, у меня с памятью последнее время нелады. Но на всякий случай я передернул затвор и нажал на спусковой крючок.

Пресс-хата для депутата - Рыжков Владимир Васильевич => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Пресс-хата для депутата автора Рыжков Владимир Васильевич понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Пресс-хата для депутата своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Рыжков Владимир Васильевич - Пресс-хата для депутата.
Ключевые слова страницы: Пресс-хата для депутата; Рыжков Владимир Васильевич, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн