А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Рыжков Владимир Васильевич

Срочно требуется лох


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Срочно требуется лох автора, которого зовут Рыжков Владимир Васильевич. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Срочно требуется лох в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Рыжков Владимир Васильевич - Срочно требуется лох без регистрации и без СМС

Размер книги Срочно требуется лох в архиве равен: 357.14 KB

Срочно требуется лох - Рыжков Владимир Васильевич => скачать бесплатно электронную книгу детективов




«Срочно требуется лох»: Эксмо-Пресc; Москва; 2001
ISBN 5-04-007427-1
Аннотация
Большой бизнес не оставляет времени для сантиментов. Там правило одно — хочешь жить, умей вертеться. Илья это понял сразу. Крупная партия компьютерной техники — заманчивое предложение, да и получить в банке солидный кредит почему-то очень просто. А когда отец, отставной офицер внутренних войск, пытается влезть в его дела, Илья готов послать старика куда подальше. Но если сын за отца не отвечает, то отец за сына всегда в ответе. Тем более когда ему грозит смертельная опасность. И вот тогда старый вояка встанет за сына горой...
Владимир Рыжков
Срочно требуется лох
Часть первая
Сделка
Глава 1
Конструкция лазерной установки представляла собой хаотичное нагромождение всевозможных фильтров, зеркал, трубок и казалась каким-то фантастическим агрегатом непонятного назначения. Но человеку в белом халате все было ясно и понятно, потому что он сам её выносил, родил, сконструировал и воплотил в металле и стекле, а сейчас регулировал и устанавливал отдельные детали конструкции для очередного опыта. Человеку ассистировала молодая красивая женщина, смотревшая на него влюбленными глазами и внимавшая любому его приказу.
— Поверни это зеркало на пару градусов, — говорил он ей.
— Сей момент, — отвечала она ему и сдвигала зеркало чуть-чуть вбок.
Проверив все ещё раз, он с замиранием сердца включил лазер.
Тонкий красный луч ударил в зеркала, прошел через систему фильтров, трубок и отражателей, разделился на несколько лучей и превратился в рассеянный пучок света, нарисовав на экране причудливый рисунок, переливающийся всеми цветами радуги.
Человек включил электронный проектор, установленный на пути красного луча, и на экране зашевелились какие-то тени, смутно напоминающие человеческие фигуры. Фигуры производили движения, похожие на движения человека, они поднимали руки, поворачивали головы, шагали в сторону, приседали. Человек, как завороженный, смотрел на экран, пытаясь увидеть там долгожданный результат своей многолетней работы. Он смотрел долго, не отрываясь и не мигая, пока фигуры не превратились в сплошной белый цвет.
Женщина приблизилась вплотную, заглянула ему в глаза, потом посмотрела на экран, снова ему в глаза, пожала плечами, ничего не поняв, и тронула за плечо. Человек не отреагировал, словно ничего не чувствовал. Все, что он чувствовал, было внутри него — в его голове варилась идея всего этого действа, заставляя содрогаться от радости. Радости от увиденного своими глазами завершения научного эксперимента.
Женщина толкнула его сильнее, так сильно, что он даже покачнулся.
— Долго ты спать будешь, Илья? — спросила она.
Он приоткрыл один глаза, второй почему-то не открылся, перевернулся в кровати, оторвал голову от подушки и посмотрел на нее.
— Я спрашиваю, долго ты спать будешь? — повторила она. — Я ухожу!
Илья тупо смотрел на жену, пытаясь открыть второй глаз, но так и не открыл, а просто спросил:
— Совсем?
Марина была уже одета к выходу, одета по офисному строго: юбка, пиджак, галстук. Хоть сейчас в строй. Такая форма одежды сразу отбивает у мужчин малейшую надежду на взаимность.
— Не дождешься! — оскорбилась она. — До вечера. Завтрак на столе.
Она поправила перед зеркалом волосы, одернула пиджак, мазнула несколько раз губы помадой. Потом опять волосы, пиджак, губы. Все равно осталась недовольной и махнула рукой.
— А, плевать! Пойду непричесанной! Даже некогда в парикмахерскую сходить. Работаю, как вол, а он все валяется! За что мне такое наказание!
Илья вылез из-под одеяла, натянул штаны, звучно зевнул.
— Марин, ты Ленку разбудила?
Она посмотрела на него со злостью. Хотела ругнуться от всего сердца, но сдержалась. Утренняя ссора взбадривает и настраивает на деловой лад, но портит настроение на полдня — потом сорвешь его на ком-нибудь из соседей по вагону или, ещё хуже, на сослуживце. И Марина сдержалась, чтобы не ответить ему так, как он того заслуживал.
— Она давно в школе. Один ты спишь, иждивенец!
— Это почему иждивенец? — обиделся Илья.
— Женщина семью кормит. Позор!
Марина двинулась к двери. Илья пошел за ней, понимая, что она сейчас уйдет и он не успеет высказать ей все наболевшее. А наболело за последнее время многое.
— Характер моей деятельности, Марин, не позволяет мне выкладываться от зари до зари. Бизнес, это такое дело, которое не делается от девяти до пяти. Бизнес делается в одно мгновение или не делается вообще.
Марина вышла в прихожую, всунула ноги в сапоги, надела пальто, застегнула его на все пуговицы, кроме верхней. Хоть уже и холодно, на дворе ноябрь, но так элегантней. Иногда приходится жертвовать своим здоровьем ради имиджа.
— Тоже мне деятельность! — сказала раздраженно. — Порядочные люди этим не занимаются. Порядочные люди предпочитают чистое дело, ходят в белых рубашках и ездят на иномарках.
Илья встал в дверях во всей своей красе — с голым торсом и небритой физиономией.
— Во всяком случае, мой бизнес не дает мне умереть с голоду! — театрально выкрикнул он, выкинув вперед руку, как вождь пролетариата на броневике, ушел в ванную, включил воду и начал бриться.
— И это сомнительно! — крикнула Марина из прихожей. — На одну мою зарплату тянем.
— Ну, я тоже что-то приношу, — неуверенно пробормотал он, высунув из ванной мокрое лицо.
Марина протопала в сапогах по коридору.
— Да ты же перестал себя уважать, Илья! Это не профессия, это существование. Сидел бы себе в офисе, занимался бы серьезным делом. Ведь предлагали.
Илья выскочил из ванной и принял позу возмущенного оракула, закинув полотенце через плечо, как тогу.
— Существование!? Ничего себе существование! Да мой социальный статус выше любого служащего. Я, между прочим, двигатель рыночной экономики. А ты хочешь, чтобы я штаны протирал и заглядывал в глаза начальству.
Высказав все, что он о себе думает, он отправился на кухню, плюхнулся за стол, отхлебнул из чашки глоток кофе.
Марина вернулась в прихожую, схватила сумочку и взялась за ручку двери, собираясь уйти, но снова прошла на кухню, чтобы высказать все до конца.
— Ты не двигатель, ты — пятое колесо! Которое валяется без надобности и мешается у всех под ногами. Ты — чемодан без ручки!
— Без чего? — брезгливо уточнил он.
— Тебя и тащить тяжело, и бросить жалко! — со вздохом сказала она, повернулась и ушла, громко хлопнув дверью.
Илья тупо смотрел на то место, где она стояла. Опять ему с утра испортили настроение и, похоже, на весь день. Конечно, он на ком-нибудь отыграется и немного успокоит нервишки. Но пока найдешь того, на ком можно сорвать злость, будешь копить её в себе. Ладно, для начала надо засветиться на работе, а там кто-нибудь и подвернется.
Вместе со своим компаньоном и другом он держал маленький магазинчик продуктов и всякой мелкой дребедени, который особой прибыли не приносил, но позволял держаться на плаву в непростое время тяжелой поступи рынка.
Это время головокружительных карьерных взлетов и сокрушительных падений, время обогащения кучки приближенных к «пирогу» и катастрофического обнищания тех, кто этот «пирог» печет, время разделения общества на два противостоящих класса — богатых «новых» и соответственно бедных «старых». Способ существования в этом времени каждый выбирает сам в меру своих возможностей, связей и удачи. Человек, который не может купить машину яблок, отогнать её на соседнюю улицу и продать там в два раза дороже, у которого нет нужных связей по причине большого количества знакомых, такими связями также не обладающих, и которому удача последний раз подвернулась на третьем курсе института, когда сдал экзамен без подготовки и без малейшего понятия, о чем, собственно, изучаемый предмет, — обречен на прозябание. Если он сам не возьмет удачу за хвост.
Илья взял трубку телефона, набрал номер магазина. Он знал, что компаньон более ответственно относится к своим обязанностям и наверняка уже торчит на работе.
— Саня, это Илья. Хотел спросить, нам чего-нибудь нужно?
— Не нужно, — ответили ему.
— Совсем? А может привезти? Мне пока все равно делать нечего.
— Ладно, давай чего-нибудь мясного. Вроде пока идет.
— Надо, да! Ну, тогда все, везу! В один момент!
Он швырнул трубку на место, пошел в спальню, схватил рубашку с брюками и стал быстро одеваться.
Совсем другая ситуация была у генерального директора фирмы «Кемикс» Бориса Кизлякова. Он как раз кормил семью, а жена Татьяна сидела дома с маленьким ребенком шести лет. Жена молилась на него, как на бога, заботилась о нем, как о ребенке, исполняла малейшие прихоти, холила и лелеяла. Кизляков был ей, в принципе, доволен, если не считать её мелких капризов и ленивого образа жизни. Но он понимал — если человеку не надо идти на работу, то ему уже ничего не надо.
В это утро Кизляков позавтракал, как обычно, торопясь на свою работу, будь она трижды неладна, надел хороший английский костюм, дорогой галстук, взял кейс и даже не забыл чмокнуть жену перед уходом. Правда, жена пожаловалась на хандру и сказала что-то вроде:
— Мне так не хочется, чтобы ты уходил. Может, не пойдешь сегодня на работу? Оставайся, а! Постелька ещё не остыла.
Кизляков отнес её просьбу к очередному капризу обленившейся женщины, проводящей весь день дома в одиночестве. Она еще, пожалуй, захочет, чтобы он вообще не работал и не приносил денег, а сидел бы с ней и слушал бы её разглагольствования о еде, тряпках и соплях ребенка.
— Ну что ты, Танюш. У меня дел полно. Ну все, до вечера. А вечером устроим маленький бордельчик.
Он оторвал от себя руки приставучей жены и вышел за порог. Впрочем, иногда к мнению женщин все-таки стоит прислушиваться.
Он спустился на лифте вниз, вышел из подъезда и нажал на брелке кнопку сигнализации. Стоящая напротив подъезда новенькая «бээмвуха» приветливо мигнула фарами и разблокировала двери. Кизляков открыл дверцу водителя, кинул кейс на правое сидение, задрал голову, увидел жену в окне восьмого этажа, махнул ей рукой и хотел забраться в машину, но почувствовал, как ему в спину воткнулось что-то очень горячее и острое.
Сильной боли не было, просто невыносимо жгло в том месте, где проткнули тело. Круги пошли у него перед глазами, и он понял, что безвозвратно теряет сознание, хотя так и не может понять, отчего. Он чувствовал, что падает на асфальт, и не просто падает, а проваливается в какую-то черную бездонную пропасть, все летит и летит в нее, и никак не может остановиться и упасть на самое дно. В тумане, стоящем перед глазами, он видел далекое серое небо, в котором вдруг появилась чья-то физиономия. Он её не узнал и подумал, что это ангел спустился с облаков. Однако рожа у этого ангела была такая злобная и к тому же такая небритая, что Кизляков последними остатками уходящего сознания смог понять — это не ангел, а совсем наоборот. Это именно тот, кто воткнул ему под лопатку что-то острое и горячее. Еще он услышал чьи-то приглушенные крики, женские крики, похожие по тембру и высоте на голос его жены. Незнакомец, который не ангел, приставил к его голове какой-то холодный предмет и что-то с ним сделал. Последнее, что услышал Кизляков, был тихий хлопок. Больше он ничего не видел и не осознавал. Он просто перестал жить.
И, конечно, не мог видеть, как длинный худой парень с небритой, совсем не ангельской рожей, в два шага длинных ног покрыл расстояние от его лежащего тела до темной «восьмерки», стоящей через машину от «бээмвухи», плюхнулся на сидение рядом с водилой и захлопнул дверцу.
Зато это видел мужчина в спортивном костюме, который держал на поводке здоровенную немецкую овчарку. Собака рвалась вперед и тащила за собой хозяина. Мужчина не слышал выстрелов, но хорошо видел, как упал Кизляков, как длинный приставил к его голове ствол с глушителем, как затем сел в машину. Машина рявкнула движком, выпустила в его сторону облако противного едкого дыма и рванула к выезду со двора. Еще не улеглась поднятая вихрем грязная листва, а машина уже исчезла за торцом дома.
Мужчина все стоял и смотрел ей вслед, потом перевел взгляд на лежащего Кизлякова, подошел к нему и присел на корточки. Овчарка ткнула носом в красное пятно на голове трупа и аппетитно облизнулась, почуяв запах свежей крови. Хозяин оттянул её за поводок и быстро потащил к подъезду. Но собака упиралась и рвалась обратно к телу, видно, уж очень ей хотелось попробовать кровавого бифштекса. А женщина все продолжала кричать где-то наверху, этаже на восьмом.
К лежащему телу подошла пенсионерка, которая проходила мимо, громко вскрикнула и побежала к подъезду. Наверное, для того чтобы вызвать скорую помощь, хотя от неё уже не было никакого проку.
Темная «восьмерка» летела по улице в среднем ряду, не торопясь и не сбрасывая скорость, спокойно прошла два перекрестка, на третьем свернула направо и сразу заехала в какой-то двор, заставленный машинами. С трудом впихнулась между ними и заглушила движок. Из неё выбрались двое, длинный и его напарник, плотненький крепыш, ростом чуть меньше первого и казавшийся совсем не длинным. Оба в черных кожаных куртках, черных спортивных штанах и надвинутых по самые глаза черных шерстяных шапочках. Если бы не явное различие в росте, то они, пожалуй, сошли бы за близнецов. Парни хлопнули дверцами машины и, не оглядываясь, пошли прочь со двора. Во дворе в этот утренний час никого не было и никто их не видел.
По улице они шли недолго, всего лишь до следующей подворотни. Не мешкая, проскочили во двор и забрались в другую машину — черную «шестерку», стоящую у самого выезда. В ней уже сидел водитель — крепкий мужичок лет под сорок, с легкой сединой в курчавой шевелюре, с суровым и жестким пронизывающим взглядом. Такой знает себе цену и, что намного важнее, знает цену другим.
— Все хоккей? — хрипло спросил он. — Клиента обслужили?
— А как же! Подстригли под бобрик, — бросил длинный, устраиваясь на переднем сиденье. — Лучше не бывает.
— Бывает, — пробормотал сзади крепыш и отвернулся.
— Что бывает? — обернулся к нему водила.
— Ничего. — Крепыш пожал плечами. — Все нормально. Клиент лежит, отдыхает. Ждет похорон. Просто бывает без свидетелей. А бывает со свидетелями.
— А там и не было! — попробовал возразить длинный.
— Это тебе так кажется, Киря! — с нажимом сказал крепыш.
— Так кто там был, Димон? — уточнил водила.
— Мужик какой-то с собакой гулял. Метров двадцать всего. Наверняка, нас видел. И запомнил.
Длинный Киря занервничал, видно, его задело необоснованное обвинение. Хотя он ни за что не в ответе — он свое дело делал, по сторонам некогда было глядеть, так что свидетель на совести Димона. Вернее, ни на чьей совести. Исполнители за это не отвечают. Объект не станет дожидаться, когда во дворе не будет свидетелей его убийства. Он просто выйдет из подъезда и поедет на работу. Ему лично наплевать, видит это кто-то или не видит. В этот момент его волнует только одно — доедет он на работу или не доедет. Правда, сегодняшнего парня это уже не волнует. И никогда больше не будет волновать.
— Ты меня в чем-то упрекаешь? — процедил Киря.
— Даже не думал. — Мотнул головой Димон. — Просто рассказываю, как было.
— Ладно, все! — Водила решил закончить дебаты. — Потом разберемся со свидетелем. Ствол где?
— В тачке бросил. Где же еще!
— Пальцы стерли? На стволе, на руле?
— А там их и не было, — сказал длинный Киря и показал ему кисть руки в тряпочной перчатке телесного цвета. — Мы всегда работаем в перчатках. Я, например, даже в сортире их не снимаю. — И засмеялся.
— Шютнык! — с кавказским акцентом процедил водила, осуждая такой легкомыслен-ный подход к серьезному делу. — В машине тоже все чисто?
— А то как же!
Кире хотелось просто расслабиться, отвлечься, снять нервное напряжение. Сколько не стреляй, а нервишки все равно шалят. Как у артиста перед выходом на сцену. Даже если он на неё сто раз выходил.
— Долго сидеть будем? — рявкнул он.
— Не спеши, — буркнул водила. — Уходить всегда надо, не торопясь. Проверив, не оставил ли ты ничего после себя. Может, придется возвращаться, прибирать за собой. Опять же так незаметней. А то побежишь сломя голову. Ментам в руки.
Он запустил движок, немного погрел его, дернул ручку передач, отжал сцепление. Машина легко скатилась с истоптанного газона, выехала со двора и спокойно пошла по улице. Ей навстречу уже пилила ментовская «синичка», посверкивая тусклой мигалкой и покрикивая хриплой сиреной.
Скорая, вызванная кем-то по недоразумению, торчала во дворе. Врач не долго колдовал над телом, только пощупал артерию на шее, глянул зрачок, констатировал смерть и умыл руки. Молоденькая медсестра, ещё не успев наглядеться на покойников, предпочла из машины вообще не выходить. Они подождали дежурных ментов, передали им тело с рук на руки и уехали, сославшись на огромное количество вызовов.
Менты отогнали любопытных жильцов, тем более что ни один из них не мог опознать убитого. Знали его давно, видели сотни раз, но кто он и чем занимается, так и не смогли сказать. Опознала его только одна женщина — вдова. Но она смогла назвать только его фамилию — Кизляков, потому как находилась в шоке и пока ничего путного рассказать просто не могла. Она сидела прямо на земле рядом с трупом мужа, лежащим между машинами, растирала слезы и качала головой. Менты сообщили по рации в управление и стали ждать оперативную группу.
Только минут через сорок подъехали две машины с оперативниками. Из них высыпало человек десять от мала до велика. Эксперты под руководством капитана Коли Балашова тут же принялись изучать место преступления, вынюхивать следы, искать гильзы и отпечатки ботинок. Следов, конечно, была масса, и отсеять из них те, что оставлены преступниками, оказалось непросто. Проще всего было найти гильзу, отмерить от неё расстояние до пистолета, выщелкнувшего её, и в этом радиусе искать следы ног. Вот этим они и занялись.
Медэксперт Лена Муравьева, вполне молодая и симпатичная девушка, принялась изучать пулевые отверстия на теле несчастного Кизлякова, расстегнув ему пиджак с рубашкой и заголив живот и грудь. В оперативной группе уже никто не удивлялся тому, что молодая девушка исследует трупы. Может быть, она и нашла бы для себя более подходящую профессию и занялась бы чем-нибудь менее кровавым, но Елена считала судмедэкспертизу своим призванием. Неважно, каким дерьмом ты занимаешься, главное, быть в этом деле виртуозом.
Руководитель сего действа полковник Самохин бросил быстрый взгляд на труп Кизлякова, сразу все понял и распорядился препроводить вдову убитого к ней в квартиру для дачи показаний. Сейчас было самое важное — получить свидетельство по свежим впечатлениям, потом они могут потускнеть или даже забыться.
— Приведи её в чувство, — сказал он медэксперту Лене, — чтобы она могла нам хоть два слова сказать — кто и когда. А если повезет, то скажет, за что.
— Мне надо тело как следует осмотреть, Аркадий Михалыч, — попробовала возразить Лена и тут же пожалела о своих словах, увидев строгий взгляд полковника из-под седых пушистых бровей.
— Чего его смотреть? — буркнул Самохин. — И так невооруженным взглядом видно, что одна пуля в легком, другая в голове.
— Да, похоже, других ранений нет, — согласилась с его выводами Лена.
— Ну, вот видишь! Давай, Леночка, действуй. Через пятнадцать минут вдова должна забыть, что у неё был когда-то муж и рассказать нам все объективным взглядом равнодушного свидетеля.
Лена с помощью одного из оперов приподняла жену Кизлякова с земли и поставила на ноги. Галантно поддерживая под руку, мент повел несчастную женщину к подъезду. Лена собрала свой кофр с набором всевозможных препаратов и отправилась вместе с ними выполнять приказание полковника, надеясь с помощью валидола и валерьянки восстановить нормальную деятельность её рассудка.
Капитан Костя Корнюшин и его напарник, старший лейтенант Тарасенко, занялись поиском свидетелей. Свидетелей было хоть отбавляй, поэтому искать долго не пришлось. Целая толпа окружала стоянку машин, разного пола и возраста жильцы, среди них вертелись пацаны, пытаясь подойти поближе к телу, несмотря на выставленный кордон. Правда, количество свидетелей не всегда переходит в качество показаний. Видели-то все, а вот рассказать толково, с подробными деталями, не привирая и не путая, могут немногие.
— Кто из вас чего видел? — задал сакраментальный вопрос Костя, обращаясь ко всем сразу и надеясь, что кто-нибудь на его призыв обязательно откликнется.
Однако присутствующие жильцы качали головами и спешили скрыться в своих квартирах, чтобы не торчать на виду у милиции, а посмотреть на происходящее из окон. Осталось только человек десять самых любопытных, которых не отогнать от места преступления ни за какие коврижки.
— Вот люди! — огорчился Костя. — Как на труп пялиться, так за уши не оттащишь. А как давать свидетельские показания, так нет никого.
Оставшиеся любопытные проявили свой гражданский долг и стали вспоминать, как было дело. Иного хлебом не корми, дай только рассказать то, чего, может быть, он сам и не видел. Поэтому их показания были довольно противоречивы, так что отнести их к достоверным можно только с большой натяжкой.

Срочно требуется лох - Рыжков Владимир Васильевич => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Срочно требуется лох автора Рыжков Владимир Васильевич понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Срочно требуется лох своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Рыжков Владимир Васильевич - Срочно требуется лох.
Ключевые слова страницы: Срочно требуется лох; Рыжков Владимир Васильевич, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн