А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Яроцкий Борис

Змеиная зона


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Змеиная зона автора, которого зовут Яроцкий Борис. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Змеиная зона в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Яроцкий Борис - Змеиная зона без регистрации и без СМС

Размер книги Змеиная зона в архиве равен: 160.08 KB

Змеиная зона - Яроцкий Борис => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Яроцкий Борис
Змеиная зона
Борис Яроцкий
ЗМЕИНАЯ ЗОНА
Роман
Борьба с терроризмом - сложнейшая задача правоохранительных органов. Ее выполняют люди высокого мужества и профессионализма.
В центре романа супружеская пара / муж - капитан ФСБ, жена - лейтенант милиции/, которой поручено под видом аспирантов прибыть в один из глубинных районов южной России, где за короткое время совершено несколько убийств, по многим признакам заказных.
Рискуя жизнью, супруги-офицеры при содействии добровольных помощников из числа местных жителей выходят на банду террористов. Им удается схватить опасного и ловкого киллера. Его признания позволяют установить организаторов заказных убийств.
1
Полковник Гладков протянул капитану Полунину голубую папку. В папке был всего лишь один листок. Поэтому на ознакомление хватило полторы минуты.
- А при чем тут Федеральная служба безопасности? Ведь убили милицейского следователя?
- А при том, Семен Михеевич, что милицейский следователь распутывал не менее загадочное убийство, какие доводится распутывать нам. Внешне дело вроде уголовное, а по существу - политическое. Ваша задача : установить, кто разбойничает. И почему. Вашим помощником будет разыскник из МВД лейтенант Давлетова.
- Спасибо, Николай Николаевич.
- Спасибо скажете потом.
Полковник еле заметно улыбнулся, но его серые с налетом усталости глаза оставались предельно строгими: начальник отдела по борьбе с терроризмом посылал своего подчиненного в особую командировку и к тому же не в составе бригады, а всего лишь с одним помощником, притом с офицером из другого ведомства.
А благодарил капитан своего начальника за то, что тот договорился с эмведешным начальством выделить ему в помощники знакомого надежного офицера. Этим офицером была Гюзель Давлетова - жена Полунина.
С Гюзелыо, коренной москвичкой, Семен познакомился на свадьбе сестры своего друга Андрея Лунева. Гюзель была подругой Аси Луневой, сокурсницей по Первому медицинскому институту. Собственно, Семена с Гюзелью познакомила Ася. А уже четыре месяца спустя Семен и Гюзель стали мужем и женой. По рекомендации Лунева Гюзель, имея диплом врача-фармацевта, закончила курсы при академии МВД, работала в следственном отделе по борьбе с организованной преступностью.
Несмотря на теплые майские дни, молодожены с утра до глубокой ночи пропадали на службе, главным образом в отделе полковника Гладкова.
- Отныне вы, - объявил он уже на первом инструктаже, - аспиранты. Вы, Семен Михеевич, историк. Тема вашей диссертации:"Религиозные верования кочевых народов Северного Причерноморья в эпоху становления христианства".
- Больно мудрено, Николай Николаевич.
- Зато модно, - со сдержанной улыбкой ответил полковник. - Тема вашей диссертации, Гюзель Амирхановна:
"Лекарственные травы Каменной степи". Да, да, вам предстоит работать на плато, которое местное население называет "Каменный Корж". Вы, Семен Михеевич, аспирант МГУ. А вы, Гюзель Амирхановна, аспирантка своего родного института, теперь уже академии. Вам будет помогать наш товарищ Павел Петрович Ишутин. Он бывший пограничник, у него крепкая репутация преуспевающего бизнесмена.
В середине мая, в прохладный дождливый день, экспресс" Тихий Дон" уносил новоиспеченных аспирантов в Южную Россию - навстречу неизвестности.
2
Два месяца назад в поселке Мергель при неизвестных обстоятельствах погибла семья Данькиных: Сергей Ермолаевич, бульдозерист песчаного карьера, его жена Елена, фельдшер здравпункта, и их шестнадцатилетний сын Анатолий , школьник десятого класса. Признаков насильственной смерти экспертиза не установила. Их головы лежали на столе, на котором был почти нетронут ужин.
Нашла их соседка. Утром она обратила внимание, что корова Данькиных просительно мычит. А был уже десятый час утра.
Справившись по хозяйству, соседка заглянула к Данькиным. Обычно каждого, кто заходит во двор, встречал гортанным лаем цепной кобель Дюк. Пес лежал около конуры с открытыми глазами, прикусив язык.
- Спит, паршивец.
Но пес не спал. Он был мертв. Соседка взошла на крыльцо. На стук никто не вышел. Она - во флигель. Переступив порог, от ужаса окаменела.
Вскоре на велосипеде подъехал товарищ Сергея - Митя Козинский. На испитом лице - улыбка. Увидев дрожащую от страха женщину, нарочито бодро спросил:
- Никак Сережку будить пришла?
- Ага, - только и вырвалось у нее. - Спит... Все спят. Мертвые.
Митя, морщиня темные от никотина губы, тихо присвистнул.
- Отравились... Вчера тут один водкой торговал. С пикапчика.
- А собака? Что и собака пила?
- Эх, тетка Дарья! Да и собаки пьют. Если подносят.
Ближе к вечеру из Каменки приехала милиция. После осмотра трупы отправили в морг. Завели уголовное дело. Вести следствие поручили опытному сыщику капитану Довбышенко. Шесть лет назад он уже одно убийство тут расследовал.
Ежедневно ездить из Каменки в Мергель капитану было несподручно и он квартировал у Мити Козинского. Когда-то тот работал в милиции, хорошо знал капитана.
Тщательный осмотр дома Данькиных показал, что убийца ничего не взял, но рылся в шкафу, что-то искал. Не было и следов транспорта. Значит, кто-то не приехал, а пришел пешком. И все же собака должна была подать голос. Видимо , был кто-то свой. Следователь стал выяснять круг знакомых Данькина и его ближайших родственников. Сергей был родом из Жабокрюковки - из села, что в десяти километрах от поселка. Там у него отец, мать и младший брат..
В молодости Сергей служил в армии, был командиром опреснительной установки. В Жабокрюковку не вернулся, зацепился в Мергеле. Здесь он женился, поступил в геолого-разведочную партию. В это время геологи осваивали Каменный Корж - искали полиметаллы.
Вскоре в стране началась перестройка. Геологам перестали платить, и бригада, которую возглавлял Валерий Шут, была ликвидирована. Говорили: по причине ЧП - товарищ убил товарища. В тот год бригада била скважину под номером 13.
Эту скважину под номером 13 Сергей бил шесть лет . Последний день его работы хорошо запомнил его младший брат Олег.
Из области вернулся бригадир, куда он возил керны. Бригадир буровикам сказал, что в связи с нехваткой денег работы на скважине прекращаются. Но что было неожиданным - бригаде выдали премию. Премиальные он привез с собой. Деньги делили согласно коэффициенту участия. Решили здесь же, у скважины, выпивкой отметить премию. Рабочие перепились. И Герасим Соплыга схватил из последней выемки керн - черный и тяжелый как свинец - ударил им по голове Андрея Ситника.
Ситник умер на операционном столе. Следствие вел тогда ещё лейтенант Довбышенко. Он захватил с собой керн как вещественное доказательство. А так как камень к делу не пришьешь, то лейтенант поставил его на стол - бумаги придавливал.
Во второй половине апреля, когда степь покрылась пестрой зеленью, Василий Довбышенко на попутной машине отправился в Жабокрюковку. Была бы шоссейка - езды полчаса, но дорога, проложенная самой природой, вела по распадку, заваленному камнями. В это время года степь радовала глаз морем тюльпанов. Тюльпаны теснились в промоинах, особенно густо под утесами, где в тени долго не таял снег.
Пожилой шофер Корнеевич - все его называли только по отчеству - вел свой старенький "ЗИЛ", напрягая полное пунцовое лицо, будто на ралли брал преграды. Осторожно любопытствовал:
- А правда, что у Данькиных ничего не взяли?
- Правда.
- Значит, моментом не воспользовались.
- А вы, будь на месте убийцы, воспользовались бы?
- Как вам сказать, - отвечал тот, не тая хитрости. - Взял бы, пожалуй, резиновый шланг. Для моего огорода он в самые раз. Ну, взял бы женскую шубу. Его баба с моей примерно одной комплекции. Взял бы, конечно, и медогонку. Она у него новая.
Следователю вскоре надоела его паскудная откровенность, и он уже на себя досадовал, что спровоцировал старика на честные ответы.
- А что тут слышно?
- О Данькиных?
- Да, о происшествии.
- Родители посмурнели. А Серегин брат , Олег, значит, сказал: это дружки Соплыги. На суде Сергей против него давал показания. Братан уговаривал: "Серега, не показывай. Свидетели долго не живут".
Так, за разговором въехали в село. Назвать Жабокрюковку селом язык не поворачивался: две улочки, северная и южная, каждая - дворов сорок. Улочки разделены оврагом, куда сбрасывают мусор, весной по оврагу бегут мутные, как цементный раствор, талые воды, и до самой осени, до затяжных дождей, на дне его золотисто желтеет промытый зернистый песок.
Южную улицу сельчане называют Студеной, северную - Знойной, хотя зимой холод наваливается на всю Жабокрюковку, как летом - зной. Когда-то здесь, в начале века, был крепкий хутор, хуторяне выгуливали грубошерстных овец. Позже - уже сельчане - организовались в артель имени товарища Подтелкова. Правление располагалось в Мергеле, теперь там карьероуправле-ние.
Несмотря на обилие песка и камня, из которого в городах возводят белокаменные дома, местных жителей кормили и пока ещё кормят овцы и козы. Овец почти извели на-нет, а вот козы оказались живучими. Не подыхают благодаря акации. Она пускает корни по распадкам, образуя густые заросли. Если попадешь сюда в жаркий полдень - задохнешься.
В распадке перед селом дорога раздваивается: одна ведет на Студеную, другая - на Знойную.
- Вам на Знойную, - сказал Корнеевич.
На Знойной жили родители Сергея Данькина.
- Они дома?
- А то где ж. Старый пасет коз, старая прядет пряжу. Так написал бы Пушкин. - Корнеевич тихо засмеялся, а чтоб его смех не выглядел кощунственно, пояснил: - У старой отнялись ноги. Но работница она бесподобная: такие платки вяжет! Не хуже оренбургских.
- А кто их покупает?
- Челноки.
"А не замешан кто из перекупщиков?" - подумал Довбышенко. Корнеевич словно угадал его мысль.
- Чтоб получать товар только в одни руки, посредник, случается, терроризирует и родственников. Случается, и убивает. Для острастки. Смотаться отсюда легко. Место хоть и глухое, а посещаемое. Есть дорога. Если "зилок" с трудом, но пробивается, то "Нива" пробежит запросто.
- И много тут проходит машин?
- Смотря когда.
- Ну, например, весной, в такое время года?
- Глухо.
- Но вы же вот едете?
- Я... - Корнеевич хмыкнул, - Я, дорогой товарищ следова-тель, на этой дороге, можно сказать, родился. Мамка меня рожала на попасе. Вон за тем бугром, - показал на гряду холмов. - А что касается транспорта, мотоциклы бегают.
- Челноки?
- Они самые. Все берут все за бесценок... Бизнес.
- А раньше? Много их было раньше?
- Раньше наши возили свой товар. Бензин был дешевый. Да и разбоя не было. Как-никак, простите за прямоту, мы уже бандитская страна. Не производим, а только торгуем да воруем. Люди отсюда бегут. Молодежь, как дождь в пустыне - испаряется мгновенно. Старики успешно мрут. Кто поздоровей - вслед за молодыми... Было бы куда...
- В Москву?
- На черноземы. Уже и юг России что Чернобыль.
- Но бегут не от радиации же?
- Тут, товарищ следователь, причина поважней. Радиация, как и цены, убивает не сразу. Но скоро будет - сразу. Подергаешься час-другой - и отбросишь копыта. В этом годе был из Москвы начальник. Так он сказал: Каменный Корж в виду его неперспективности решением правительства преобразовывается в змеиный заповедник.
- Здесь водятся змеи? - удивился Довбышенко.
- Будут водиться. Притом не простые - элитные. Ну, те, что ядом доятся. Небось сдыхали.
- Нет.
- А должны бы. Вы же власть обслуживаете.
Тем временем "ЗИЛ" взял ещё один подъем, с натугой выбрался на Студеную. Остановились перед каменным домиком в три окошка. Домик был из мергеля под железной крышей. В палисаднике уже цвел абрикос. Через весь двор на веревке сушилось белье.
- Хозяин дома.
Довбышенко поблагодарил шофера, взял под мышку папку, направился во двор.
Следователь в Мергель не вернулся. Нашли его убитым. А нашли так. Из Луганска контрабандой через границу приехал к Наталке-бухгалтерше любовник - бывший инструктор обкома партии. С ним она познакомилась на курорте. Тогда ещё путевки давали чуть ли не даром. С тех пор любовник её посещает регулярно. С собой привозит украинскую водку, и Наталкин муж, пускается в запой, а Наталка с любовником - в степь. И вот там, у дороги на Жабокрюковку, они и наткнулись на труп. Над распадком кружилось воронье.
- Падаль нашли, - сказала Наталка.
Любовник пошел взглянуть. В промоине, заложенный камнями, лежал труп в милицейской форме.
- Надо сообщить, - сказала перепуганная бухгалтерша. Но любовник не желал быть свидетелем, побоялся огласки.
- Не вздумай, - строго предупредил подругу. - Уже завтра будет известно в Луганске. Да меня же моя супруга за органы...
- Ну да. КГБ только у вас осталось, - съязвила Наталка.
Любовник был непреклонным. Ведь он работал в областной администрации: там могли спросить, каким образом, минуя таможню, он оказался в другом государстве? Суверенным начальникам не объяснишь, что тайную тропу ему указали чеченцы, вывозившие боеприпасы.
Любовник-иностранец слинял в тот же день. Наталка занервничала. Ее состояние заметил муж. Водку он выпил раньше времени и уже успел протрезветь.
- С любовником повздорила? - спросил прямо. Он не был дипломатом, а всего лишь рабочим песчаного карьера.
Жена таиться не стала, рассказала, как и где они наткнулись на труп. Муж из конторы позвонил в милицию, намекнул, что за информацию ему полагается вознаграждение. Дежурный поблагодарил за информацию, но о награде даже не заикнулся.
- Сообщи такое в Америке , - сказал он начальнику карьера, возвращая трубку, - да меня бы засыпали долларами. - Наталкин муж привычно ругнулся, присовокупив сюда бога и, конечно, мать.
Он не был первым, кто сообщил об этой находке в милицию. Первыми были пастухи. Они позвонили из Жабокрюковки. Их заверили, что на место происшествия выезжает следователь.
Дежурный позвонил в Мергель, надеясь связаться с капитаном Довбышенко, чтобы тот произвел опознание трупа. Но следователя на месте не оказалось.
3
Аспиранты знакомились с Каменкой. Степной городок, разделенный на две части речкой Камышинкой, ничем особенным не выделялся: ретранслятор, элеватор, мукомельница, молокозавод, средняя школа, крохотная гостиница, раньше её называли "Дом колхозника", сейчас просто - готель.
Весь городок пока ещё держался на довольно крупном предприятии заводе железобетонных изделий. Все районные учреждения, за исключением милиции, помещались в одном пятиэтажном здании, выстроенном перед самой перестройкой и потому недостроенном. Два этажа - второй и третий - занимала районная администрация.
Новшество представлял собой "Автосервис" - собственность предпринимателя Ишутина, которого в районе называли "новым русским". Он был владельцем старинного краснокирпичного особняка, в котором ещё недавно размещалось ДОСААФ со всеми его кружками и курсами. Этот дом Ишутин выкупил шутя - за ваучеры. Районные начальники, и в первую очередь глава администрации Александр Сидорович Скопцов, считали за честь водить с "новым русским" дружбу.
Все эти сведения аспиранты получили от хозяйки приватизированной гостиницы Ларисы Васильевны Жирновой, молодящейся блондинки, в недавнем прошлом продавщицы газированной воды.
- Если что - меня спрашивайте, - предложила она свои услуги.
Полунин заметил, с какой придирчивостью Лариса Васильевна рассматривала их паспорта.
- Вы действительно муж и жена?
- Сомневаетесь?
- Вроде нет. Но вы поймите меня правильно, теперь за доллары нарисуют вам любые документы. Жил тут один с любовницей по паспорту своей жены. А жена узнала, ворвалась в номер, мебель испортила.
Лариса Васильевна взяла паспорта на прописку, а заодно и командировочные предписания. Чутье ей подсказывало, что тут что-то не так: кто в наше безденежное время посылает аспирантов в научную командировку?
Уже на следующий день вся Каменка знала, что из Москвы приехали двое ученых: молодой неотразимо красивый брюнет, звать его Семен Михеевич Полунин, у него московская прописка, и его жена, тоже аспирантка, врачиха, судя по личику, татарочка. Он изучает историю края, она собирает растения.
В свою очередь, аспиранты поинтересовались, где взять напрокат автотранспорт. Лариса Васильевна им оказала содействие - обратилась к "новому русскому" Павлу Петровичу Ишутину. Тот с напускным высокомерием ответил:
- Пусть подходят. Договоримся.
Гюзель попросила Ларису Васильевну найти человека, который мог бы изготавливать папки для гербария. Хозяйка гостиницы посоветовала обратиться к бывшему преподавателю труда Степану Михайловичу Коротенкову. В связи с сокращением школьных учреждений его уволили как специалиста непрофилирующей дисциплины. Учитель за умеренную плату согласился выполнить заказ, но сначала ему нужно было где-то раздобыть картон, а его могли привезти только челноки.
Визит к Ишутину аспиранты решили нанести с утра следующего дня: нельзя было торопиться. Вечером в номер зашла Лариса Васильевна, поинтересовалась, есть ли у Семена Михеевича "Свидетельство водителя". Тот сказал, что есть.
- Покажите.
"Дотошная", - подумал Семен, распаковывать сумку не хотелось, тем более, за ужином.
- Поверьте на слово, - попросил Семен, жуя бутерброд.
- Рада бы. Да я за вас должна поручиться. Они, "новые русские", люди серьезные.
Так, якобы по протекции Ларисы Васильевны, Семен и Гюзель посетили "Автосервис", познакомились, теперь уже лично, с его владельцем.
"Новый русский" - ровесник Семена, крупный, спортивного сложения, несмотря на знойный день, был в плотном клетчатом костюме, в светлых лаковых туфлях "Саламандра", при оранжевом модном галстуке, тщательно выбрит, на левой руке - массивные швейцарские часы.
"Стандарт преуспевающего", - отметил про себя Семен. Он только распахнул дверь, а хозяин ему навстречу:
- А, московские аспиранты! Мне о вас Лариса Васильевна все уши прожужжала.
Говорил он громко, восторженно, как будто хозяйка гостиницы была его кумиром, и у Семена невольно закралось было сомнение: неужели полковник Гладков его не проинструктировал? Зачем такая помпезность?
Но Ишутин играл свою роль, как и следовало играть: знакомство якобы по рекомендации вездесущей Ларисы Васильевны. Один Полунин знал, что этот "новый русский" и есть тот самый агент ФСБ, с которым предстояло работать.
Уединившись с гостями в комнату отдыха, Павел Петрович ознакомил москвичей с оперативной обстановкой. В районе было несколько нераскрытых убийств, включая гибель семьи Данькиных и милицейского следователя.
С чего начинать поиск убийц, ни агент Ишутин, ни его московские коллеги пока не представляли: не было звена, за которое можно было ухватиться. Ишутин предполагал, что следователь знал убийцу и поиск надо начинать в Мергеле.
- Какой предпочитаете транспорт? - спросил он коллег и сам же подсказал: - Рекомендую "Урал". Для здешних мест надежная машина.
Потом пригласил гостей к столу, предложил кофе, вызвал мастера.
Через минуту на пороге комнаты стоял худенький долговязый парнишка в засаленных брюках.
- Это Лева, наш автомеханик, - сказал Ишутин, обращаясь к гостям. - Он подберет вам вездеходную трехколесную телегу.
Ближе к вечеру аспиранты выехали в Мергель.
4=
Дорога была узкой, каменистой, но "Урал" шел резво. Чувствовалось, двигатель новый, хотя и поставлен на старый мотоцикл. Видимо, так задумывалось, чтоб не привлекать внимание - ведь угоняют не только автомашины.
Уже ближе к вечеру, выехав на покатый лысый холм, Семен остановил мотоцикл, дав двигателю остыть, а самим заодно перекусить и полюбоваться видами.
- Ну-ка, миленькая, разомни свои белые ножки, - весело обратился он к жене. - Оглядим с высоты для нас ещё неведомый Каменный Корж.
Гюзель легко выбралась из коляски: после долгого сидения, сжавшись в комочек / мешали сумки/ , ноги следовало размять. И она, как ребенок, принялась бегать вприпрыжку,
Вокруг, насколько видел глаз, простиралась желтовато-сизая холмистая степь, отдаленно напоминавшая лунный ландшафт. Царило безмолвие. На этих камнях не пахали и не сеяли. Но кое-где в распадках виднелись кусты и на них на фоне серых скалистых пород довольно четко выделялись белые шапки, похожие на морскую пену.
- Никак снег? - удивилась Гюзель.
- Акация... Уже отцветает. - Семен вздохнул, словно сожалея, что с приездом они опоздали.
- Это такая акация?
- Она самая... Конечно, горожанке Давлетовой, к тому же москвичке простительно не знать, что это за дерево, а вот врачу Давлетовой увидеть в горячей степи снег...
- Сейчас ты скажешь, что специалисту по лекарственным растениям следует иметь в виду, что в здешних местах последняя декада мая - время белой акации.
- Точно! И как поведал Павел Петрович, на Каменном Корже, кроме этого дерева, другой растительности вроде бы и нет.
- Твой Павел Петрович больше говорил о камнях.
- Почему "мой"? Он так же и твой. И вообще - наш. Наш товарищ.
- Этот "новый русский"?
Она хотела сказать, что он бесцветный, стандартный, что ли.

Змеиная зона - Яроцкий Борис => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Змеиная зона автора Яроцкий Борис понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Змеиная зона своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Яроцкий Борис - Змеиная зона.
Ключевые слова страницы: Змеиная зона; Яроцкий Борис, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн