А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Переслегин Сергей

Самоучитель игры на мировой шахматной доске


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Самоучитель игры на мировой шахматной доске автора, которого зовут Переслегин Сергей. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Самоучитель игры на мировой шахматной доске в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Переслегин Сергей - Самоучитель игры на мировой шахматной доске без регистрации и без СМС

Размер книги Самоучитель игры на мировой шахматной доске в архиве равен: 1.47 MB

Самоучитель игры на мировой шахматной доске - Переслегин Сергей => скачать бесплатно электронную книгу детективов




«Самоучитель игры на мировой шахматной доске»: АСТ, Terra Fantastica; СПб; 2005
ISBN 5-17-027583-8, 5-7921-0677-0
Аннотация
В книге известного петербургского исследователя С. Б. Переслегина представлен подробный системный анализ современных геополитических реалий на Карте Мира. Рассмотрены основные понятия геополитики. На основе анализа соотношения геополитики и географии вниманию читателя предлагается модель этнокультурных плит и механизмов их движения.
Автором рассматриваются основные законы геоистории и дается краткое описание создающихся в наши дни глобальных цивилизационных проектов.
Сергей Переслегин
Самоучитель игры на мировой шахматной доске
Геополитика должна умереть
– Давай, – выдохнул я, когда подошло время. Бобби был уже наготове, он подался вперед и резким движением ладони вогнал русскую программу в прорезь. Он проделал это легко и изящно, с уверенностью мальчишки, загоняющего в игровой автомат монеты, зная – победа будет за ним и бесплатная игра обеспечена.
В глазах закипела серебряная струя фосфенов, и, словно трехмерная шахматная доска, в моем мозгу стала разворачиваться матрица – бесконечная и абсолютно прозрачная. Когда мы вошли в сеть, русская программа как будто слегка подпрыгнула…
Уильям Гибсон
Удивительна история использования аналогий.
Например, при расчете попадания снаряда в броню танка используется гидромеханическая аналогия падения капли на поверхность жидкости. Адекватность любой аналогии доказывается либо феноменологически, либо через сопоставление реальности и результатов моделирования.
Аналогия политической и шахматной игры не нова. Великий насмешник Омар Хайям писал:
Мир я сравнил бы с шахматной доской:
То день, то ночь. А пешки? Мы с тобой –
Подвигают, притиснут – и побили…
И в темный ящик сунут на покой.
Мефистофелево «Что наша жизнь? Игра!» воплотилось к концу XX века в четкую убежденность, что игра – аналогия жизни. Все сопоставления, характерные для оценок Второй Мировой войны, исследования политических ходов эпохи Карибского кризиса, компьютерное моделирование войн и межгосударственных раскладов достойно завершилось появлением в 1997 году книги советника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска: Господство Америки и его геостратегические императивы».
Собственно, Бжезинский создал книгу-методичку, подводящую итоги развития «преступной науки» геополитики.
Геополитика как практика позиционной борьбы на сетке государственных интересов и отношений, доведенная до определенного совершенства, безусловно стала одним из факторов, остановивших большое количество войн. И реализовала мечту политиков о минимальном «акупунктурном» военном воздействии. Но миновали времена, когда геополитическая практика являла собой «ноу-хау» небольшой группы лидирующих в развитии индустриальных государств. Она отыграла свое и стала политической традицией Наступила эпоха геоэкономики: глобализм, мировое экономическое стратегирование, непрямое переструктурирование рынков. Встал вопрос о запуске постиндустриальных проектов ведущих мировых игроков и определения геокультурных рамок развития мира.
Именно сейчас на стыке классической геополитики, альтернативной истории, социомеханики, организационно-деятельностной и ролевой игротехник и рождается понимание механизмов и мотиваций, движущих государствами и конфессиональными объединениями. Классическая историческая аналитика и игровое моделирование позволяют проанализировать культурно-историческую «тектонику» мира: движение этнокультурных плит мировой цивилизации Прокомментировать геополитическую позицию Римской Империи или этюд распада ЕС, стратегию космических исследований или напряжения Азиатско-Тихоокеанского региона.
Знание и умение приходят через практику – изучение, анализ проделанных операций, собственную политическую практику. И мы обязаны сделать наш собственный российский ход на всех уровнях обобщенной георамки, геополитики, геоэкономики и, едва ли не в первую очередь, геокультуры.
У нас есть шанс рискнуть и построить достаточно сложные, практически неисполнимые вещи: предложить матрицу российских стратегий, выстроить новые модели личной и социальной безопасности, прописать политическую историю целого региона… то есть сыграть Мировую– или, если угодно, Великую-Шахматную партию со знанием дебютов, теории эндшпиля и основной массы образцовых партий. Четко помня, что в «игре как в жизни, только чуть реалистичнее».
Николай Ютанов
Самоучитель игры на мировой шахматной доске
Посвящается сегодняшней России и моим мечтам о ее грядущем.
Благодарности
«Самоучитель игры на мировой шахматной доске» представляет собой итог моей работы ведущим редактором серии «Военно-историческая библиотека» в санкт-петербургском издательстве «Terra Fantastica» и аналитиком портала -designing.ru исследовательской группы «Конструирование Будущего».
При создании этой книги мне помогало очень много людей. Некоторые из них указаны в тексте как соавторы отдельных глав и разделов, некоторым принадлежат мысли, идеи, точные формулировки. Кому-то я глубоко признателен за внимание и терпение, с которым они выслушивали мои вопросы и комментировали мои гипотезы.
Прежде всего, я хочу выразить глубокую благодарность исследовательским группам «Конструирование Будущего» (руководитель Н. Ютанов), «Имперский генеральный штаб» (руководитель Ф. Дельгядо) и «Санкт-Петербургская школа сценирования» (руководитель Е. Переслегина), сотрудники которых оказали мне неоценимую помощь на всех стадиях работы над «Самоучителем…»
Особую признательность я выражаю санкт-петербургскому издательству «Terra Fantastica», его руководителю Н. Ютанову, ведущему редактору Н. Краюшкиной, корректору Е. Шестаковой и техническому редактору М. Беляковой. Спасибо вам, друзья, за понимание и хладнокровие, которое вы проявили в борьбе с рукописью «Самоучителя…» И конечно, большая благодарность А. Поляхову, сменившему меня на посту редактора военно-исторической библиотеки.
Многие страницы книги созданы в тесном взаимодействии с методологическим сообществом, в том числе по заказам Центра Стратегических Разработок «Северо-Запад» (руководитель Ю. Перелыгин), Центра Стратегических Исследований Поволжского Федерального Округа (руководитель С. Градировский), Центра Социального Партнерства «Открытый мир» (руководитель В, Зин), или в ходе организационно-деятельностных игр.
Ценные замечания относительно геополитических и геоэкономических аспектов стратегии высказали мне П. Щедровицкий, А. Неклесса, В. Глазычев, П. Малиновский, М. Кутузов.
Проблемы транспортной связности разрабатывались мною в тесном сотрудничестве с С. Боровиковым, Р. Исмаиловым и А. Собяниным.
За метафоры региональных постиндустриальных проектов я благодарен писателю А. Столярову, игромастеру В. Макарову, методологу А. Желтову.
Не только эта книга, но и статьи, положенные в ее основу, никогда не были бы написаны, если бы не постоянная поддержка и заинтересованность моей жены – Елены Переслегиной. Ей книга обязана появлением в геополитических расчетах психологической (личностной) составляющей.
Наконец, особую благодарность я приношу известному американскому политологу 3. Бжезинскому, работа которого «Великая шахматная доска» побудила меня к написанию «Самоучителя».
Понятно, что никто из перечисленных здесь лиц не отвечает за мои ошибки или недоработки, равно как и за высказанные в книге гипотезы. «Самоучитель игры на мировой шахматной доске» написан с вполне определенной политической и социокультурной позиции.
Введение
Массовое самоопределение людей в некоторой рамке, которую они признают как реальность, актуализует эту реальность.
П. Г. Щедровицкий
Вы сделали этот ход на ничью?
Нет.
Значит, вы сделали ход на выигрыш?
М-м… Отчасти.
Быть может, вы сделали ход на проигрыш?!
Я сделал ход, который отвечает требованиям позиции.
Д. Бронштейн. Международный турнир гроссмейстеров
…тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь; берет чужие крепости, не осаждая; сокрушает чужое государство, не держа свое войско долго. Он обязательно сохраняет все в целости и этим оспаривает власть в Поднебесной. Поэтому и можно, не притупляя оружия, иметь выгоду, это и есть правило стратегического нападения.
Сунь-цзы
Всем, кто оказался на задворках великих империй или только что осознал свой потенциал, хочется верить, что на геополитической карте мира еще не закончена игра свободных сил, вольных стратегий и авантюр. И действительно, мир, привычно поделенный на государства, осваивает новую натурализацию – получение гражданства у информационно-территориальной системы «Геоэкономика». Впишусь? Не впишусь? Некоторые страны и народы оказываются иммигрантами, и не все – на равных условиях. Другие уже обжились, создали свои конклавы и снисходительно, а то и враждебно взирают на вновь прибывших или заявивших о себе. Чтобы интеграция в сложную структуру прошла успешно, необходимо знать ее законы. Описанием законов нарождающихся структур всегда занимались философы. Среди нашумевших теоретиков наиболее заметны иностранцы Ф. Фукуяма и С. Хатингтон, оставившие России место на периферии Новой истории и географии. Но может быть: «Не так все это было, совсем не так!»
От Н. Данилевского, задавшего основное развитие геополитики, А. Мэхена, теоретически обосновавшего в ее терминах необходимость создания ВМС США, Теодора Рузвельта, претворившего в жизнь новую – активно-наступательную – форму «доктрины Монро», до работы Р. Челлена, оформившего «географическую стратегию» как науку, прошло совсем немного времени. Сейчас мы утверждаем, что в эти годы, предшествовавшие Первой Мировой войне, происходило переформатирование капитализма. Именно тогда индустриализм стал самодовлеющей ценностью, что сопровождалось развитием демократии как основы его правления и процветания.
После 1960-х годов геополитика – новая и даже в некоторой степени трансцендентная теория – соперничает с геополитикой – прагматичной социальной практикой. А. Шлезингер и Г. Киссинджер, З. Бжезинский заложили концептуальную основу работ новой американской школы. Но «культурно-исторические типы» россиянина Н. Данилевского [Данилевский, 2003] и модель взаимодействия цивилизаций, разработанная англичанином А. Тойнби, на которые опирается доктрина С. Хантингтона [Хантингтон, 2003], не предполагали превращение геопланетарной карты в американский «Мидгард», расчерченный под ролевую игру «Белые против всех всегда выигрывают».
В предлагаемой вашему вниманию книге дан подробный системный анализ современных геополитических реалий на Карте Миpa. Рассмотрены основные понятия геополитики, в том числе в недавно разработанных формализмах «идентичностей» и «антропотоков». На основе анализа соотношения геополитики и географии вниманию читателя предлагается модель этнокультурных плит и механизмов их движения.
Дано также изложение основных законов геоистории, рассказано о фундаментальных транспортной и демографической геополитических теоремах, предложено краткое описание создающихся в наши дни глобальных цивилизационных проектов.
Когда удастся построить единую понятийную систему, в рамках которой возможно одновременное исследование географической, экономической, антропологической, конфессиональной, семантической динамики межнациональных и международных конфликтов, возникнет реальная надежда создать новую область знания и равную ей международную практику взаимодействия Земли/Геи с единым человечеством. Мировой шахматный чемпионат пока не назвал победителя, а, значит, им будет тот, кто сумеет выйти за предел привычной доски и, может быть, ему придется составить новые правила этой цивилизационной игры.
Часть I
Доска и фигуры
То, что вчера было достоянием немногих и представляло собой тщательно охраняемое государственное «know -how», должно сегодня стать общественной практикой. Только тогда элиты получат стимул для нового продвижения в неизвестное.
Эта истина относится к политике в той же мере, в которой она относится к науке, искусству или промышленности.
Глава 1
Земной шар глазами геополитика
Предмет геополитики
Как и всякое сложное понятие, термин «геополитика» имеет достаточно размытый семантический спектр. Р. Челлен, один из создателей этой дисциплины и автор самого термина, предложил во время Первой Мировой войны учение о государстве, как о стремящемся к расширению квазиорганизме, для которого роль биологических законов играют географические императивы, трактовал геополитику как позитивистскую науку. Для А. Мэхена она была скорее философией истории и во вторую очередь инструментом, позволяющим посредством далеко не очевидных аналогий убедить «сильных мира сего» в необходимости создания мощных американских военно-морских сил. Его работы сыграли значительную роль в формировании политической доктрины Теодора Рузвельта, столь блистательно осуществленной другим великим Рузвельтом – Франклином, и послужили поводом, если не причиной постройки знаменитого «белого флота».
К. Хаусхофер внес в геополитику трансцендентную составляющую и в значительной степени скомпрометировал изобретенную Р. Челленом научную дисциплину. Необходимо учитывать, однако, что перед К. Хаусхофером стояла сложная и едва ли разрешимая в научной парадигме задача: построить действенную философию, пригодную для возрождения германской нации и германского государства. Ему приходилось рассматривать геополитику в деятельном залоге, и трудно отрицать, что он добился значительных результатов, хотя и весьма неоднозначных этически.
Во Второй Мировой войне лишь США могли позволить себе роскошь геополитического планирования. Этому способствовала не только географическая удаленность страны от основных очагов конфликта, но и стратегическая беспомощность остальных субъектов войны, прежде всего Германии (см. далее).
В начале 1960-х годов Соединенные Штаты оказались перед необходимостью подвести окончательные итоги Второй Мировой войны и оценить результативность послевоенной системы экономико-политического регулирования, известной как «план Маршалла». Требовалось также наметить основные контуры стратегии США в развернувшемся противоборстве с СССР, поскольку апокалипсическая «Доктрина гарантированного взаимного уничтожения», принятая правительством Д. Эйзенхауэра, не имела никакого позитивного содержания.
Именно в этот период формируется американская геополитическая школа; к концу десятилетия обретут власть и влияние такие ее представители, как А. Шлезингер и Г. Киссинджер, несколько позднее – 3. Бжезинский. Американская школа прославила геополитику, но она же и профанировала ее, сначала редуцировав философское учение до научной дисциплины, а затем низведя науку к статусу политической доктрины. Весьма ярко это проявилось в нашумевших работах С. Хантингтона.
Теоретической базой построений С. Хантингтона является концепция «культурно-исторических типов», предложенная Н. Данилевским, и модель взаимодействия цивилизаций, разработанная А. Тойнби [Тойнби, 1995]. Однако ни Н. Данилевскому, ни А. Тойнби, ни даже К. Хаусхоферу не пришло бы в голову проводить границы между цивилизациями, сообразуясь с сиюминутной политической конъюнктурой.
Во всяком случае, американская школа придала термину «геополитика» технологическое, а может быть, и политтехнологическое измерение.
В этой же парадигме, но столетием раньше, когда этого термина не существовало даже в проекте, работали специалисты российского и германского генеральных штабов. Для Д. Милютина и А. Снесарева, для старшего X. Мольтке и А. Шлиффена геополитика была военной статистикой, то есть синтезом физической и экономической географии. Достойно сожаления, но с конца 1920-х годов военные геополитические исследования оказались – по различным причинам – свернутыми, хотя в «Меморандуме Л. Бека», например, можно проследить известное влияние «географической школы».
Современные источники рассматривают геополитику как науку, предметом исследования которой является взаимодействие и взаимное соотношение географических пространств, а основным методом – системный анализ пространственного положения географических факторов [Морозов, slavmir.ruweb.info]. Такое определение, однако, избыточно конкретно, тем более что география, будучи традиционным школьным предметом, воспринимается, как правило, достаточно узко.
В этой книге мы будем понимать под геополитикой триединство науки, технологии, порожденной этой наукой, и трансценденции, обусловливающей эту науку. С сугубо формальной точки зрения геополитика изучает (трактует) физико-географическую, экономико-географическую, расово-антропологическую, культурно-конфессиональную, семантическую и, наконец, цивилизационную обусловленность динамики международных отношений, мировой торговли, глобальной онтологии человечества.
Практически же геополитика – это теория позиционной игры на мировой шахматной доске.
Понимая геополитику как превращенную (деятельную) форму географии, мы приходим к необходимости рассмотреть под этим углом зрения мировую шахматную доску, выделив ее центральные поля, вертикали, горизонтали, диагонали, обозначив априори сильные пункты «позиции» и ее потенциальные слабости.
Сразу же отметим, что современное прочтение дискурса геополитики подразумевает исследование не только географических, но и любых иных пространственных отношений. Во второй половине XX столетия коммуникативные линии начали отрываться от поверхности земного шара, проникая в околоземный космос и виртуальные миры. Современная геополитика опирается на представление об обобщенной географии, как об описании Земли вместе с присоединенными ею пространствами. Необходимо вместе с тем учитывать, что виртуальность текущих цивилизаций все еще пренебрежимо мала по сравнению с их материальностью, поэтому традиционные географические императивы сохраняют ведущую роль в системе геополитических обусловленностей.
Океаны и материки
Первый же взгляд на глобус позволяет определить важнейшую геополитическую константу, а именно соотношение воды и суши на земном шаре (см. карту 1). В том обстоятельстве, что 70,8% поверхности нашей планеты занимает океан, уже заключается «влияние морской силы на историю». Априори, то есть при прочих равных, стратегия, оперирующая морем, будет эффективнее сухопутной в 2,4 раза.
Преимущество владения морем может быть реализовано в сугубо экономической области, иначе говоря, на мировой шахматной доске оно простыми способами превращается в материал. Английский пират эпохи Елизаветы I Рели писал: «Тот, кто владеет морем, владеет мировой торговлей. А кто владеет мировой торговлей, владеет богатствами земли и ею самой». Иначе говоря, держава, преобладающая на море, всегда может вынудить своего континентального противника сражаться против ресурсов всего мира. Это было убедительно продемонстрировано Франции при Людовике XIV и Наполеоне, Германии при Вильгельме II и Гитлере, России при Николае I, Советскому Союзу в годы «холодной войны».
Господство на море есть также важнейшая форма преимущества в пространстве. Почти всегда сторона, владеющая морем, может построить коммуникационные линии под ту или иную конкретную тактическую задачу, обеспечив развертывание и снабжение войск в любой области любого театра военных действий (а при необходимости – быструю эвакуацию этих войск).
Наконец, господство на море позволяет выигрывать любое количество темпов в счетной игре. В эпоху парусного флота это преимущество было разительным: при легком бризе суточный пробег транспортного корабля составлял более 300 километров, тогда как дневной переход сухопутной армии редко превышал 30 километров. Изобретение железных дорог изменило ситуацию, но не кардинально.
С геополитической точки зрения особое значение имеют водные пространства, разделяющие/соединяющие наиболее развитые в экономическом и военном отношении страны.
Исторически первым таким пространством было Средиземное море. Даже сегодня его геополитическое значение соответствует центральным полям обычной шахматной доски: исход Первой и Второй мировых войн в значительной мере был предопределен преобладанием союзников в центре.
В течение трех тысячелетий борьбы за Средиземное море ценность отдельных его пунктов менялась в зависимости от уровня развития техники, но неизменно особое оперативное напряжение возникало вокруг четырех критических областей: Гибралтарского пролива, Суэцкого перешейка, Туниса (Карфагена) и, наконец, острова Сицилия, оперативного центра региона.

Карта 1. Геополитическая карта мира
В эпоху Реформации резко возросло значение Северного моря и соответствующей группы проливов: Большой и Малый Бельт, Тэ-Хол, Пентленд-Ферт, Ла-Манш. В течение четырех столетий после разгрома «непобедимой армады» Англии удавалось удерживать эти жизненно важные для нее ключевые позиции. В этот период геополитические ориентиры Великобритании были очень просты:
• безусловное господство в Северном море;
• оспаривание контроля над Средиземным морем у любой континентальной державы (для чего в обязательном порядке сохранять за собой Гибралтар, а после 1869 года и Суэц);

Самоучитель игры на мировой шахматной доске - Переслегин Сергей => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Самоучитель игры на мировой шахматной доске автора Переслегин Сергей понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Самоучитель игры на мировой шахматной доске своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Переслегин Сергей - Самоучитель игры на мировой шахматной доске.
Ключевые слова страницы: Самоучитель игры на мировой шахматной доске; Переслегин Сергей, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн