А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Арбенина Ирина

Черное солнце


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Черное солнце автора, которого зовут Арбенина Ирина. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Черное солнце в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Арбенина Ирина - Черное солнце без регистрации и без СМС

Размер книги Черное солнце в архиве равен: 237.55 KB

Черное солнце - Арбенина Ирина => скачать бесплатно электронную книгу детективов



OCR
«Арбенина И. Черное солнце»: ЭКСМО-Пресс; М.; 2000
ISBN 5-04-005062-3
Аннотация
В доме погибшего врача Геннадия Геца частный детектив Анна Светлова находит в камине обгоревший конверт с адресом некой Марион Крам Что связывало этих людей? Поехав в Амстердам, чтобы встретиться с Марион, Анна уже не застает ее в живых Крам зверски убита, а орудие преступления так и осталось ненайденным. Все свое имущество Марион оставила русскому генералу в отставке Тагишеву. А генерал уверяет, что никогда в глаза не видел эту женщину. У Анны остается единственная зацепка — перед самой смертью Геца навестила таинственная женщина в белом.
Ирина АРБЕНИНА
ЧЕРНОЕ СОЛНЦЕ
* * *
Русский фотограф Локтев разложил перед ней содержимое заказанного ею портфолио…
Юлсу ахнула. Неужели это она?!
В таинственных черных глазах девушки на фотоснимках была такая манящая глубина…
Прекрасное лицо… Удивительное тело… А эти оголенные плечи принадлежали, пожалуй, самой соблазнительной красавице в мире, а вовсе не обиженной девочке, которую еще недавно наказывала миссис Дэвиде, учительница физкультуры школы в Милфилде.
— Вы засияете, как солнце, — очень серьезно сказал ей Локтев. — Можете поверить моему чутью.
Причем очень скоро.
Он сказал это без обычных льстивых улыбочек, подобающих фотографу, торгующему продуктом своего труда.
— Как солнце, — повторил он.
* * *
— Элизабет, погляди!
Черепаха выползла из воды и медленно, оставляя за собой борозду от многопудового туловища, двинулась к камням.
— Какая прелесть! Настоящая гигантская черепаха!
Майкл и Элизабет принялись разглядывать гостью.
Черепахи водились на этом острове, но никогда не появлялись в восточной его части, где обычно Стрэндлсеры останавливались перекусить.
— Ого, смотри, еще одна!
Ночью к привычному шуму прибоя, плеску и шороху набегающих на камни волн прибавились какие-то новые звуки, похожие на тяжелую возню.
Элизабет показалось во сне, что палатка вздрагивает, словно от порывов ветра или толчков волны.
Майклу ничего такого не казалось, потому что, в отличие от жены, он спал как убитый… Зато обычно просыпался первым…
Утром, когда Стрэнджер расстегнул палатку и высунул голову, его взору предстало фантастическое зрелище.
Все пространство между скалами, где супруги, как всегда, поставили палатку, было заполнено черепахами. Они давили, налезали друг на друга тяжелыми панцирями…
— Куча-мала! — пробормотал растерянный Майкл.
К полудню дело стало совсем плохо.
Солнце разогрело каменистый остров. Камни раскалились, и черепахи, которые уползли далеко от воды, уже не могли к ней вернуться, потому что путь преграждали тела их собратьев.
Черепахи высыхали и поджаривались прямо на глазах.
— Откуда они? Зачем лезут на берег?! — в недоумении восклицала Элизабет.
Майкл только пожал плечами.
Весь день, пока солнце не село, дав наконец спасительную возможность передохнуть от жестокого жара, Стрэнджеры носили воду в пластиковых бутылках из-под минеральной воды и поливали самых ослабевших животных.
Черепахи вытягивали головы из-под панцирей, жадно ловя спасительные капли. Морщинистая их кожа казалась потрескавшейся от солнца.
Считается, что пресмыкающиеся не ведают эмоций… Но тут Стрэнджерам почудилось, что в мучениях бессловесных тварей есть что-то от страданий разумного существа, против воли запрограммированного на какую-то неотвратимо мученическую миссию: существа, которые, предчувствуя заведомую гибель, тем не менее не могли отклониться от намеченного курса. Будто что-то их гнало на эту верную смерть, и они не могли не подчиниться… Ползли и ползли!
Стрэнджеры смотрели на гибель черепах и понимали, что они, помогая, лишь продлевают агонию несчастных.
К ночи Майкл и Элизабет Стрэнджер совсем сбились с ног… А черепахи все прибывали… Маленький островок, на котором Стрэнджеры обычно проводили свои уик-энды, напоминал уже место съемок фильма-катастрофы.
* * *
Посреди ночи в одной из обшарпанных серых пятиэтажек поселка Октябрьский-27 зажегся свет.
Глава семьи ворочался, стонал во сне, и женщина, проснувшись, включила ночник.
Очевидно, у мужчины был жар… Тело его извивалось в судорогах, лицо потемнело и блестело от пота.
— Да что же это ? Горе ты мое луковое, что же это такое ты сотворил с собой? В озере, что ли, перекупался спьяну ? Застудился ?
В соответствии с обычной простонародной манерой, первое чувство жалости и сострадания в таких семьях всегда принимает форму ругани.
— Ах, чтоб тебя! Ирод ты этакий!.. Без твоих болячек забот, что ли, у меня мало ?..
Разбуженная шумом, в дверь заглянула свекровь:
— Может, грибы были.., того? Плохие?.. Или рыба?
— Ай, отстаньте, мама!.. Грибы как грибы! Все их ели — и ничего.
Октябрьский-27, когда-то закрытый, режимный и хорошо снабжаемый населенный пункт, затерявшийся в дремучей глубине северного полуострова, последние годы был открыт всем ветрам перемен и жил, по существу, на подножном корме. Питался грибами, олениной, рыбой — словом, дарами природы.
— Ой, не знаю, прямо, как корежит его! Даже смотреть страшно! А вспотел-то как!
Женщина наклонилась к мужу и провела ладонью по влажному лбу.
И вдруг в ужасе закричала.
От этого страшного крика даже свекор в соседней комнате мигом выпрыгнул из теплой постели, откуда ему так не хотелось выбираться, несмотря на поднявшийся переполох, и тоже прибежал следом за женой.
— Даш, ты чего ?!
Женщина с искаженным от ужаса лицом протягивала перед собой ладонь.
— Ах ты, блин!..
У пожилого мужчины, взглянувшего на руку невестки, перехватило дыхание. А его жена схватилась за сердце.
Они оба были уже далеко не молодыми, но никогда раньше не знали, что «кровавый пот» — это не только слова. И не преувеличение….
Старики и не ведали, что они могут быть реальностью!
Пальцы невестки, которыми она только что погладила лоб больного, были красными от крови.
Глава 1
«Поражение блондинок» — таков был заголовок на первой странице таблоида.
«Маленькое солнце», «восходящая звезда» — иначе эту девушку папарацци и не называли… Черные глаза… Ослепительная брюнетка… Волосы, как ночь…
Суть новости заключалась в том, что начинающая модель — молодая девушка из России, почти девочка — затмила и Шиффер, и других признанных блондинок подиума… Ей пророчили сногсшибательную карьеру.
Конечно, вера в таблоид невелика: все, о чем пишется, следует поделить на сто.
Но девушка и впрямь была прелестна, чудо как хороша на фотографиях, сделанных папарацци.
Очевидно, он не отставал от нее ни на шаг. Вот моделька мило, по-детски улыбается в объектив. Вот она на улице. Вот на подиуме. А вот — с отцом, преуспевающим бизнесменом.
Жительница Амстердама, Марион Крам, долго разглядывала на газетном снимке девочку-красавицу, которая стояла, склонив голову на плечо улыбающемуся осанистому мужчине…
Марион, усмехнувшись, шариковой ручкой задумчиво разрисовала мужчине седые усы. Полюбовалась на свою работу и, бросив газету на журнальный стол, подошла к окну своего домика-баржи.
Достала, как обычно, крекер и принялась кормить уток.
Мимо проплывал обычный прогулочный кораблик. Тут же защелкали фотоаппараты. Марион Крам подняла голову и улыбнулась. Она всегда приветливо улыбалась фотографирующим ее туристам, проплывающим мимо по каналу…
Прогулочные кораблики проплывали мимо домабаржи много раз в день. Кому-то это могло и надоесть, но не Марион. Если Марион Крам, случалось, попадала в кадр, она все равно всегда улыбалась…
В этот момент — момент фотографирования — она как бы видела себя со стороны. Камеры и фотоаппараты незнакомых людей, любующихся ее домом и картиной ее жизни, как бы фиксировали ее счастье, делали его осязаемым.
Ведь пока человек не расскажет другим, как он хорошо живет, или пока — и это особенно важно! — другие не объяснят ему, как он замечательно живет — «Повезло же тебе!» — человек, существо вечно капризное и недовольное достигнутым, своего счастья не понимает.
Уточки опять в изобилии сплывались к ней под окно домика-баржи. Марион кормила их раскрошенным крекером и улыбалась…
Туристы особенно любили такие сентиментальные кадры. Из раскрытого окошка полуигрушечного домика-баржи белокурая славная фрау кормит милых маленьких уточек.
Щелкнул ли чей-то фотоаппарат и в тот момент, когда Марион Крам, улыбаясь и кроша крекер, обдумывала свои дальнейшие действия?
* * *
— Откуда столько ос?
Любимая свекровь Ани Светловой, Стелла Леонидовна Старикова, натягивала на окна свежую марлю и громко возмущалась:
— Просто ненормальное количество!
— Не «ненормальное», а аномальное! — уточнил Федор Андреевич, приятель Стеллы Леонидовны и дачный сосед Стариковых-Светловых.
Федор Андреевич появился на ведущей от калитки дорожке точно в назначенное время. Поскольку именно в это время Петя Стариков, Анин муж, уезжал на работу в Москву и частенько прихватывал его с собой. Подвозил вечно рвущегося «по делам» в душную летнюю столицу старого ученого Соколовского.
— Ну, ладно, пусть аномальное! — согласилась с поправкой Стелла Леонидовна. — Но просто, как перед концом света, эта осиная «аномалия»!
— Может быть, мы их вареньем привадили? — заметила Аня.
— Да нет, они всюду, эти осы. И в магазине, и на станции, и в лесу.
— А на высокотравье вы, Анечка, обратили внимание? — поинтересовался у Светловой Федор Андреевич.
— Как тут не обратишь!
Травы в это лето, действительно, были нечеловечески высоки. То есть выражение «трава по пояс» тут явно не подходило. Какой там пояс! Это был бы уже пояс не человека, а великана.
И это простая трава! А чертополох, а репейник?
Борщовники высились, словно деревья в гигантском доисторическом лесу, где вот-вот должны были появиться динозавры…
— Да что мы знаем, собственно, о земном шарике, на котором обретаемся? — заметил даже на пенсии склонный к научному анализу Федор Андреевич. — Знаем мы, по сути, не больше мошки, которая уселась на спину могучему зверю. Зверь этот гигантский только вздохнул во сне. Даже не рыкнул, не потянулся, не пошевелился, а только поглубже вздохнул — и уже целые города взлетают вместе с выдохом вулкана.
— Точно! Точно! — поддакнула Стелла Леонидовна.
— Чудненькая тема! — Анин супруг допил в беседке кофе, приложил к губам салфетку и встал из-за стола.
— Вкусно? — Аня и Стелла Леонидовна хором намекнули на блинчики.
— Очень!
— А чего молчишь?! Слова восхищения и признательности просто клещами из тебя приходится вытаскивать!
— Неблагодарный, невнимательный, невоспитанный… Каюсь, каюсь и припадаю в раскаянии к коленам…
— А еще говорят, например, что земное ядро продолжает расти. Растет себе да растет… — Федор Андреевич был не очень доволен, что все стремились отвлечься от столь важной темы. — Станет большим, и кожица — поверхность земли! — лопнет.
— И, если соберетесь варенье варить, обязательно абрикосового сварите! — попросил своих женщин Стариков.
Петя собирался на работу и был занят лишь тем, как бы не опоздать, а не какими-то там катаклизмами, появлением динозавров и ростом земного ядра.
— А вы, Петя, согласны с такой постановкой вопроса? — Федор Андреевич все же не мог не попытаться вовлечь в дискуссию и зятя.
— Извините, Федор Андреевич, но я как-то не люблю о катаклизмах.
— Фу, какой вы скучный!
— Гнев начальства, милый Федор Андреевич, — когда опаздываешь, — близок и осязаем… Реален!
А земная кора когда-то еще лопнет! Да и лопнет ли вообще?! Может быть, уже в отсутствие всех здесь присутствующих. Так вы едете, Федор Андреевич?
— Да, да, разумеется!
— Тогда по коням!
Старик засеменил вслед за Петей, на ходу приговаривая:
— Как же не ехать! У меня же сегодня консультации в фонде «Экологическая защита»! Уважают старика. Даже машину хотели прислать, да отказался я. Зачем? Если вы, Петя, все равно едете.
— В общем, все как всегда… — заметила Стелла Леонидовна, когда они удалились. — Мужчины ушли на охоту, женщины остались у очага. Впрочем, какой там очаг! Солнце жарит так, что лень пошевельнуться. И это еще только утро. Уж какое тут может быть абрикосовое варенье — даже страшно подумать.
Солнце, и вправду, жарило, как сумасшедшее.
«Да, сравнение „как сумасшедшее“, — подумала Светлова, — было бы здесь более чем уместно».
Последнее время все вокруг только и говорили, что о солнечной активности. Но активность — это слишком интеллигентное определение… Какая там активность! Солнце будто и правда сошло с ума. От него невозможно скрыться. Оно казалось настигающим, злым и опасным. Хотелось обзавестись, как в старину, зонтиком-парасолькой, таким маленьким, изящным, с рюшечками и кружевами, чтобы только пройти от калитки до крыльца…
— Ань, кто-то идет! — громко возвестила Стелла Леонидовна.
— К вам? Ко мне? К нам?
— Мне незнакома эта дама. Может, к тебе?
— Вряд ли.
— Встретишь?
— Встречу. — Аня вышла из беседки. Интересно, кто это отважился в такую жару?
— Здравствуй, Аня!
— Здравствуйте…
— Вы меня не узнаете? — поинтересовалась гостья.
— Нет, — честно призналась Светлова.
— Ну как же, Светлова! «Опять ловите норой на уроке?»
— Ох! — Аня всплеснула руками. — Инна Петровна!
Меньше всего Аня рассчитывала увидеть в разгар лета на даче свою давно и благополучно забытую учительницу Инну Петровну Гец.
Во времена Аниной учебы в школе Инна была у них самой молодой и продвинутой среди учителей.
В общем, что называется, не самый худший вариант. Но и только. Светлова никогда не любила школу и не страдала ностальгией по ней. И просветленных нежных чувств к своим педагогам тоже не испытывала. «Школа — тюрьма народов!» — в этом убеждении ее было не поколебать.
— А мне, Аня, рассказали, как вас найти, наши общие знакомые, — поспешила объяснить свое появление гостья.
— Но, ведь вы… Инна Петровна… — Аня достала минеральную воду и усадила Гец в тень. — Вы же как будто…
— Да именно так! Мы уехали в Германию восемь лет назад.
— Я помню! Вся школа это обсуждала…
— Даже так?
— И.., вы приехали проведать родину? — Аня ожидала, что услышит сейчас что-то вроде старой шутки: «Хотела побывать в России, испытывала ностальгию…» — «А почему обратно возвращаетесь?» — «Побывала. Хочу испытывать ностальгию!»
Но вместо этого Инна Гец очень ровным и спокойным голосом сказала:
— Нет, не проведать. Я приехала хоронить мужа.
Геннадий Олегович пожелал, чтобы его прах вернулся на родину.
— Мне очень жаль…
Наступила тягостная пауза.
— Я принимаю ваши соболезнования, Аня… Но к вам я, собственно, по делу.
— Вот как?
— Да.
— Я слушаю.
— Видите ли, смерть Геннадия была довольно странной.
У Светловой екнуло сердце. Неужели? Кажется, она снова попала в переплет. Неужели это уже накатанная колея? Когда колеса крутятся и вертятся сами собой и тянут тележку помимо воли сидящего в ней пассажира. Два расследованных преступления и некоторая сомнительная, связанная с этим известность, кажется, сделали свое дело.
— Неужели?
— Да, Аня, и я бы хотела просить вас о помощи…
— Но…
— Я хочу заказать вам расследование.
— Заказать?
— Почему нет?
— Да, действительно, почему…
Аня задумалась.
— Я могу продолжать? — поинтересовалась вежливо, но очень настойчиво Инна Гец.
— Пожалуйста, да… — так ни до чего и не додумавшись, кивнула Светлова.
— Вы только сначала меня выслушайте. Я могла бы, например, сделать вам приглашение в Германию. Но это долго и ни к чему. Ненужная морока. Я предлагаю другой вариант.
Вы берете тур в Германию — за мой счет, разумеется — и вылетаете с группой. Это быстро и, в общем, без проблем. А я приезжаю за вами в Берлин, и Через час мы с вами в нашем Линибурге. Вы посмотрите все на месте… — Инна Петровна неловко замолчала. — На месте преступления…. А потом я вас отвезу обратно. Вы присоединитесь к своей группе: посмотрите достопримечательности, попьете пива, съедите сосиску и вернетесь в Москву…. Никаких обязательств. Если вы скажете «нет», значит, нет.
Светлова отрицательно качала головой, а сама смотрела на зеленые листики, обвивающие беседку, и думала: как же она уже обалдела от этой дачи!
Стоит только появиться человеку, даже вот с таким сверхсомнительным предложением, и сердце ее забилось. Живешь и не понимаешь, насколько все скучно, когда сидишь без дела. И только когда отворяют дверцу клетки и говорят: ну давай, лети отсюда! — сердце екает. И нет никаких сил, чтобы удержаться и не воспользоваться предоставившейся возможностью свободы.
Только-только потянуло сладким воздухом Европы, перспективой побродить по ее городам, раствориться в безопасности, комфорте и прелестях высококультурной цивилизации, чуточку передохнуть от совковости, побывать в мире, который не держит тебя в вечной готовности к обороне, — и уже, пожалуйста. Конечно, если бы она захотела, она бы и сама могла собраться и поехать. Но у них с Петром не такие возможности, чтобы разъезжать то и дело. Весь их отдых и вылазки строго запланированы. И вроде бы их вполне достаточно, но Европы много не бывает. А тут еще на халяву…
А почему, собственно, на халяву?! Если она, Светлова, что-то и умеет, если всякий труд обязательно должен чего-то стоить.., иначе, в противном случае, начинается «дикий социализм»… То почему бы и нет?
И впервые в Анютиной душе проклюнулся профессионал.
А, действительно, почему бы и нет?
Взяться за это расследование. Скатать в Европу.
Заработать денег — собственных денег — в конце концов! Почему бы и нет?
— Я, Аня, хочу сказать о серьезности моих сомнений. Я, например, даже оставила все в комнате мужа как было, — продолжала между тем Инна Гец. — Ничего не трогала! Даже ни разу не разводила огонь в камине.., после…
— И в эту комнату никто не заходил?
— Последним, кто там побывал, был сам Геннадий.
— А полиция?
— Нет. Ведь его смерть признана несчастным случаем.
— Ну, вот видите!
— Но я уверена, что это не так.
— Почему же?
— Понимаете, обстоятельства стремительного заболевания мужа и столь же скоротечной смерти настолько странны, что… В общем, в таких сомнениях можно признаться только, что называется, в разговоре по душам. А отнюдь не говорить о них, заявляя в полицию или во время визита в официальную инстанцию.
— А что за несчастный случай?
— Да, в общем, случай редчайший. Понимаете, Аня, у нас жила чудная крыска… Белое ласковое и умнейшее существо, Микки. Знаете, сейчас многие держат таких вместо кошки или собаки.
— Крыс?!
— Ну да! Милые, симпатичные и ручные. Они, понимаете ли, очень умные.
— Понимаю. И что же?
— Так вот, врачи утверждают, что заболевание Геннадия было вызвано укусом грызуна.
— И вы в это не верите?
— Не верю.
— А.., может быть, так оно и есть? И вам просто не хочется в это верить?
— Если бы это было так, я бы к вам не обратилась за помощью… Понимаете, Микки в шутку покусывал, конечно. Да, он делал это и раньше. Меня, например, неоднократно…. Но ведь, видите, со мной ничего не случилось! Крыска была такая чистенькая, здоровенькая, умненькая и ласковая…
— А что, кстати, стало с Микки? — Аня, не дослушав, прервала поток дифирамбов. К тому же Светлова не очень верила, что крысы могут кусать «в шутку»…
— Ее пришлось после смерти Геннадия усыпить.
— Ну вот, видите.
— Вы хотите сказать, что я любила Микки больше, чем мужа?!
— Да нет…
Светлова попыталась возражать, но делала это как-то вяло и неубедительно.
Про себя же Анна подумала, что случаи, когда домашних питомцев любят больше, чем супругов, не так уж редки, как может на первый взгляд показаться. Ей, во всяком случае, такие известны. «Милейшее существо Микки. Души не чаю», «Рикки — славная собачка…», «На все готова… Пукки — чудесная кошечка…» И так далее, и тому подобное…
Разумеется, Светловой не хотелось ни в чем подозревать свою учительницу Инну Петровну. Хотя, ради справедливости, следовало признать: педагоги, особенно почему-то начальных классов, — не такой уж редкий персонаж в криминальных сводках. Как ни откроешь криминальную колонку в газете, так непременно какая-нибудь бытовуха с их участием… Одна замочила пару-тройку сотрапезников сковородкой. Другая бегала по улице с кухонным ножом… Ну и все в том же роде. Загадочная все-таки профессия! Что-то в ней есть такое, почему человек ищет возможности раскрыться, реализоваться таким вот нетрадиционным способом…
— Поверьте, Анечка, я не сумасшедшая…
Инна Гец вдруг наклонилась и закрыла лицо ладонями.
Когда Инна Петровна отняла их наконец от лица, на ресницах ее блестели слезы.
— Да-да, конечно! Помилуйте! Разве я ..
«Хотелось бы, чтобы это было так на самом деле…» — вздохнула про себя Светлова…
Последние две «истории», в которых Анне пришлось принимать участие, так или иначе были связаны именно с такими персонажами… И Светлова дала себе клятву, что больше никогда она и близко не подступится к чему-то подобному…
Но Инна Гец производила впечатление разумной, здравомыслящей и очень спокойной дамы, разве что только слишком грустной…
И это было главным, отчего Светлова согласилась.

Черное солнце - Арбенина Ирина => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Черное солнце автора Арбенина Ирина понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Черное солнце своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Арбенина Ирина - Черное солнце.
Ключевые слова страницы: Черное солнце; Арбенина Ирина, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн