А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Я успел сделать шаг, но девушка опередила, обняла Бет и проводила вспять, к широкому дивану. Потом посмотрела на меня.
- Будьте любезны, мистер Хелм, - попросила девица, - уберите вашу гнусную пушку подальше. Терпеть огнестрельного оружия не могу.
Старая добрая песня.
- Слушаю, сударыня!
Я возвратил дробовик в кожаный чехол, прожужжал длинной застежкой-"молнией", определил футляр в угол. Приблизился к небольшому, встроенному в стену винному погребку, извлек припасенную бутылку. Семейство Хэпгудов спиртного не жаловало; вас обеспечивали только стаканами да закуской, а выпивку надлежало привозить самому.
Принеся к дивану два бокала, я вручил один из них Бет, а второй передал девице, хотя и сомневался, правильно ли поступаю: больно уж молоденькой казалась незнакомка.
- Шотландское виски, - предупредил я.
- Спасибо, - молвила юная особа, продолжая поддерживать обмякшую Бет. - Между прочим, я - ваша невестка. В свое время вы получили приглашение на свадьбу и не изволили явиться. Два года миновало.
- Помню. Вы оба еще учились в колледже.
- Не приехали оттого, что не одобрили выбор Мэттью?
Я покачал головой.
- Субъекту, промышляющему темными делами на тайной правительственной службе, лучше держаться подальше от своих детей. Особенно в торжественные дни. Вот я и решил: церемония не утратит блеска, если блудный папаша не удостоит сына визитом.
- И ошиблись, - натянуто сказала девушка. - Но, сдается, мы не забыли поблагодарить за подарок и банковский чек.
- Нет, конечно... Стало быть, вы и есть Кассандра. В девичестве, коль не путаю, Кассандра Варек. Верно? А как звучит уменьшительное имя? Сандра, или Касси?
- Сандра. И откликнусь на обращение Сэнди, если начнете взывать громко и с достаточным усердием...
Девушка слабо улыбнулась. Бет продолжала всхлипывать и рылась в сумочке, разыскивая затерявшийся носовой платок.
- Здесь имеется уборная? - осведомилась Кассандра.
- Направо по коридору, - сказал я и, когда невестка начала подымать бывшую жену, прибавил:
- Минутку! Отведите ее в мою комнату. Она оборудована маленьким сортиром, а после можно будет прилечь на кровать и спокойно перевести дух. Возьмите ключ...
Возвратилась девица в одиночестве. Я стоял, прислонившись к захлопнутой дверце винного погребка, и потягивал неразбавленное виски, не вполне понимая, зачем занимаюсь этим. Не люблю пить до наступления сумерек. Но, если вас постигает внезапный, тяжкий удар, положено сразу же влить в себя огромный стакан и тем успокоить нервы. Так утверждают все голливудские сценаристы.
- Элизабет уже успокаивается, - уведомила девушка, приближаясь ко мне. - Просто чересчур долго таила свое горе, да и во время перелета измоталась.
- Конечно.
- Понимаете, она ведь на самом деле не желает ничего подобного... Элизабет не мстительна по натуре, не кровожадна...
- Мне ли этого не знать, голубушка! - вяло усмехнулся я.
Я исподволь изучал девушку, пытаясь определить, на ком же решил жениться мой покойный сын, и как девица выглядела, пока не превратилась в ходячую зону бедствия.
Пониже ростом, нежели высокая Бет, довольно плотная, смуглая. Черные волосы острижены очень коротко. И не удивительно: врачам требовалось добраться до кожи, наложить неведомо сколько швов - поневоле пришлось отрезать локоны и дожидаться, пока отрастут заново.
Полоса пластыря над правым ухом была широкой и длинной. Досталось бедолаге, ничего не скажешь...
У Сандры было довольно смуглое, курносое лицо; полные губы, густые брови, навряд ли ведавшие о косметических щипчиках и пинцетах. Ростом девушка не вышла, но впечатление производила изрядное: привлекательная, молодая, весьма знойная особа. Такие не шибко страшатся ружей и врагов заклятых прощать не слишком любят. Впрочем, я часто ошибался, оценивая женщин по внешности...
Карие глаза; правый окаймлен внушительным и отменно безобразным кровоподтеком. Другой синяк украшает правую сторону подбородка. И правая рука висит на перевязи.
- Удивительно, Сандра: как вам дозволили покинуть больницу? - сказал я, дабы промолвить хоть что-то. - А перелет из Вашингтона и здорового человека измотал бы.
Девушка пожала плечами.
- Я вынослива. Но больниц не выношу... А откуда вы знаете про Вашингтон?
- Только там вы и могли проведать, где меня искать. Правда, я уже не числюсь в списках сотрудников, но бывший командир не склонен упускать ушедших на пенсию агентов из виду. По телефону Мак ничего сообщать посторонним не станет. Удивляюсь даже, что изволил разболтаться при личной встрече.
- Элизабет говорит, она уже встречала вашего начальника... давно, перед разводом. И он пытался переубедить вашу жену, растолковать... Ничего не получилось.
- Бывшего начальника, - поправил я. - Две недели назад ваш тесть, Сандра, подал в отставку.
- Он спросил, чего понадобилось Элизабет. Услыхал ответ, принес надлежащие соболезнования, сообщил этот адрес. Уведомил: вы, скорее всего, здесь, ибо начинается утиная охота...
Сандра горько хохотнула:
- Скажите, мистер Хелм: вы до такой степени привыкли стрелять по живым существам, что просто не можете остановиться?
Спорить с подобной публикой бессмысленно, пояснять ей прописные истины - бесполезно.
- Пожалуй, и впрямь сила привычки, - неискренне согласился я. - Но лучше зовите меня просто Мэттом.
- Вы, простите за откровенность, очень скверный отец, - нежданно выпалила Сандра. - Хоть бы раз навестили Мэттью, когда он вырос! Хоть бы один-единственный разок! Он очень болезненно воспринимал...
- Послушайте, - перебил я. - В нашем деле...
- Да, вы навещали детей на ферме Логана, второго мужа Элизабет! А впоследствии? Открытка, письмецо случайное, денежный перевод - и только! Если бы вы хоть разок повидали Мэттью, когда сын подрос, могло бы измениться многое...
- Посмотрите в зеркало, - хладнокровно произнес я. - И, думаю, заметите немалые изменения.
- Простите, не понимаю. Преувеличенно грубым тоном я пояснил:
- Пошевелите мозгами, крошка! Еcли таковые наличествуют... Вы смахиваете на невесту Франкенштейна: сплошные швы и бинты. А Мэттью общается с близкими и далекими предками. И после этого смеете утверждать, будто мои предосторожности были напрасны?
Сандра приоткрыла рот, но я продолжил:
- Упрекаете в том, что я не очень стремился встречаться с детьми? А я себя виню в том, что излишне часто с ними виделся! Наверное, следовало вообще позабыть о сыновьях и дочери! Для их же блага!
Потрясенная Кассандра выдавила:
- Глупости... Это безумие! Это... паранойя!
- Большая часть жизни моей была посвящена занятиям чисто параноического свойства. Не ждете же вы, что человек переменится во мгновение ока?
- Но уже известно, кто метнул бомбу! - ощетинилась Кассандра. - В газете прямо говорится! Террористическая банда, называющая себя Карибским Освободительным Легионом. Сокращенно КОЛ. Почему эти выродки так любят придумывать идиотские сокращения?
- Потому что выродки, - ответил я.
- Они всемерно борются против американского империалистического присутствия на островах, орут "выберем доктрину Монро", а нынче занимаются освобождением государства Гобернадор, лишь недавно ставшего независимым... Твердят, будто Америка способствовала тамошнему правительству прийти к власти, чтобы тотчас разместить на Исла-дель-Сур межконтинентальные ракеты, или базу подводных лодок, или неведомо что еще. Хотят сбросить президента, которого зовут вашингтонской марионеткой, учредить народное правление...
- О, Господи, - устало промолвил я.
- Взрыв, устроенный ими в Вест-Палм-Бич, был "акцией политического протеста". Не первой, кстати... Об ударе по вашим близким, о преднамеренном убийстве Мэттью речи вестись не может.
- Неужто? - полюбопытствовал я. - Коль скоро "La Mariposy" и впрямь атаковали идейные террористы, сделайте милость, поясните: что за смысл бомбить захудалый, безвестный ресторанчик? В Вест-Палм-Бич куда как много впечатляющих, дорогостоящих мишеней! И, между прочим, отчего бы не взорвать пару домов посреди самого Майами? Уж тогда-то паршивые americanos почувствовали бы суровую руку мирового пролетариата сполна! В списке погибших нет ни единого заметного имени; объяснить, почему для нападения избрали злополучную провинциальную обжорку, громко именуемую "рестораном", весьма затруднительно. Там не питались ни сенаторы, ни конгрессмены, ни генералы, ни адмиралы, ни богатые промышленники. Случайное сборище заурядных граждан, безвредных и, с точки зрения политической, никчемных обывателей. Но меж ними невзначай затесался Мэттью Хелм-младший... А какого лешего позабыли вы во Флориде?
Сандра скривилась.
- Приехали поглядеть на моего папеньку, заключавшего брачный договор с очередной шлюхой под перистыми листьями растущих в домашнем саду пальм... Скромный домик, не более двадцати комнат. Иногда я даже скучаю по стенам, в которых выросла. Одолевают ностальгические воспоминания об угрюмых телохранителях, свирепых сторожевых псах, электрической сигнализации... Девочкой я частенько замыкала ее, играя в саду. Просто чудо, что меня так и не ухлопали сгоряча...
- Выходит, вы обзавелись новой мачехой?
Сандра опять скривилась.
- Да, и не упомню порядкового номера. У меня была уйма разнообразных мачех. Очередной супруги папеньке хватает на два-три года; затем, согласно брачному контракту, жена получает коленкой под зад и весьма приличную сумму - компенсацию морального ущерба... Теперешней красавице вот-вот исполнится тридцать; она обожает меня... Впрочем, все мачехи обожают богатую падчерицу - поначалу.
Пожав плечами, Сандра вернулась к предмету беседы:
- Мы с Мэттью пробыли в саду столько, сколько требовала вежливость, и решили потихоньку выскользнуть вон, отдохнуть от сумасшедших. Заодно пообедать в уютном, укромном уголке... Пообедали...
- Да, - сказал я. - Повторяю: за каким дьяволом понадобился террористам уютный, укромный, ничем не знаменитый уголок, в котором случайно очутились мой сын и моя невестка?
- У вас определенная паранойя, - ответила Сандра. - Посетите хорошего психиатра...
Мак рассчитал время с непревзойденной точностью, словно ясновидением был наделен. Дверь прихожей распахнулась, на пороге возникла Дорина Хэпгуд.
- Вызывают из Вашингтона. Аппарат стоит у меня в кабинете.
- Одну минутку, Сандра.
Шагал я не торопясь, Маку не вредно было чуток подождать, покуда отставной агент соизволит приложить к уху телефонную трубку.
- Эрик слушает.
- Полагаю, вы успели побеседовать с дамами, - сказал Мак.
- Да, сэр.
- Примите искренние соболезнования.
- Да, сэр.
- Миссис Логан сообщила, где живут сейчас двое младших ваших детей, и я осмелился взять их под негласную охрану, просто вящей безопасности ради.
Я и сам начинал помышлять о подобном. К счастью. Мак рассуждал в том же духе: благоразумном, предусмотрительном, параноическом. Весьма любезно с его стороны выказать непрошеную заботу о старом боевом коне... И пуще всего следует опасаться Мака, если он делается избыточно любезен...
- Благодарю, сэр.
- У вас, наверное, возникло несколько вопросов?
- Так точно, сэр.
- Следовало ждать... Ответов еще нет. Их нужно сыскать. Отправляйтесь в Хьюстон и купите билет на двухчасовой рейс до Вашингтона. Место заказано загодя. Прилетите вечером, в аэропорту будет поджидать машина. Водитель представится обычным образом.
- Понимаю, сэр, - сказал я, и линия смолкла.
Глава 4
Я сидел в кресле, прихлебывая из высокого стакана, когда в кабинет Мака вошла привлекательная, высокая, темноволосая женщина, облаченная в серые обтягивающие брюки. Обогнув стол, она положила перед командиром лист бумаги. Темные, гладко зачесанные к затылку волосы; мужская рубашка и - о, боги бессмертные! - галстук: темный, безукоризненно повязанный.
Женщина метнула на меня короткий, весьма холодный взгляд и выждала, давая Маку время познакомиться с неведомым текстом. На таких сотрудников профессиональные бойцы, вроде меня, не производят ни малейшего впечатления. Бегать по градам и весям, шнырять по джунглям и пустыням, охотясь на ближнего, может любой остолоп. А вот обслуживать компьютеры, дозволяя всей организации работать исправно и четко, умеют лишь посвященные. И, если кто-либо из нас угодит в переплет - обычное и частое дело, - именно эти кладези премудрости, сумеют нажать нужную кнопку и вызволить неумеху из передряги.
Нацарапав на листке несколько слов. Мак вернул бумагу женщине.
- Продолжайте работать над этим, - велел он. - Попробуйте выяснить, куда нырнет хотя бы один из них, если сделается чересчур горячо... О, прошу прощения. Мисс Дана Дельгадо; мистер Мэттью Хелм.
- Уже знаю.
Голос женщины звучал неприязненно.
Мак обратился ко мне.
- Госпожа Дельгадо заведует нашей компьютерной службой и специализируется по карибским террористам. Она раздобыла прелюбопытнейшие сведения об административных особенностях Карибского Освободительного Легиона. И несколько фамилий раскопала. Теперь пытаемся установить местонахождение этих людей, сводя воедино все данные касательно их привычек и склонностей, хранящиеся в памяти компьютера... Благодарю, мисс Дельгадо.
При беседе с кабинетными работниками кодовых кличек не употребляют. Женщина кивнула и вышла, не потрудившись объявить, что ей было весьма приятно со мною познакомиться.
- Эрик?
- Да, сэр?
Мак задумчиво смотрел на меня.
- Давай-ка сразу откроем друг другу все карты: проще будет разговаривать. Задавай вопросы, не стесняйся.
Я покачал головой:
- Нет, сэр. Мы слишком давно знакомы. Сами знаете, о чем я думаю, о чем не могу не думать. Сами знаете, что сотворю, если получу исчерпывающие доказательства. Любые вопросы излишни.
- Возражаю, - отозвался Мак. - И еще раз предлагаю: откроем карты. В этом случае недоразумения будут исключены.
С полминуты он пристально изучал меня; когда я безмолвно пожал плечами, командир продолжил:
- Мы столкнулись, Эрик, с досаднейшим совпадением.
- Досаднейшим. Хорошо сказано.
- Незадолго до трагедии, - молвил Мак, - вы отклонили предложение поохотиться на известных субъектов. И почти сразу эти люди оказались повинны в гибели вашего сына. Следовательно, вы вполне способны переменить решение, вернуться из отставки, подчиниться приказу и попытаться отомстить. Но вы вполне естественно размышляете: не слишком ли удобное, с начальственной каланчи глядючи, стечение обстоятельств? А?
Кисло улыбнувшись. Мак уточнил:
- Не подстроено ли покушение кем-то весьма заинтересованным в вашем возвращении да послушании? Мною, например?
Я улыбнулся не менее кисло.
- Вы, сэр, - единственный, кто извлекает из этого окаянного взрыва ощутимую пользу. Конечно, размышляю... Вам известно все и обо мне самом, и о моей семье. А подстроить удобный террористический акт, совершенный чужими руками, вам отнюдь не сложно... Ведь огорчились две недели назад, приняв мою отставку?
- Да, но согласитесь: доводы были крайне легковесны.
- Пожалуйста, сэр, не будемте заводить шарманку снова... Вы вполне могли решить: Эрику пора образумиться и понять разницу между человеком и собакой. Здесь, правда, наличествует небольшая загвоздка. Задание, которое мы обсуждали в то время, касалось Бультмана и только Бультмана. Если не ошибаюсь, никаких указаний на то, что Бультман причастен ко взрыву в Вест-Палм-Бич, не имеется. Следовательно, даже после смерти сына я вряд ли воспылаю к немцу ненавистью. Нет причин.
- Есть, Эрик. Думаю, не стоит распространяться в присутствии посторонних, - Мак осклабился, - но так и быть, рискну. Едва ли Бультман велел взрывать ресторан "La Mariposa", но защищать зачинщиков и исполнителей будет наверняка. Ибо Карибский Освободительный Легион изрядно помог ему и оружием, и людьми. Половина полка, обучаемого нынче на острове Гокинса, входящего в состав суверенной республики Монтего, набрана из этих головорезов.
- Монтего, - повторил я. - Сдается, сэр, любители независимости чуток хватают через край. Новые мелкие государства появляются быстрее, чем новые географические карты печатаются.
- Мисс Дельгадо. - продолжил Мак, - сообщает, что Карибский Освободительный Легион, или КОЛ, состоит из добровольцев, рассеянных там и сям. Довольно рыхлая организация, но заправляет ею сплоченное ядро из тринадцати человек: так называемый Комитет Тринадцати.
- От коммуниста до сатаниста - один шаг, - ухмыльнулся я. - Вернее, меж ними вообще разницы не замечается.
- Тринадцать бойцов - изначальный состав Легиона, - пояснил Мак. - Руководитель пользуется кодовой кличкой El Martillo, Молот. Подлинное имя неизвестно.
Выдержав короткую паузу. Мак уведомил:
- Нам поручено расправиться с Комитетом Тринадцати.
- Хорошо бы, - ответил я, наполняя стакан снова, - чтоб ребята из Лэнгли окончательно и бесповоротно решили, чего добиваются. Вчера просили голову Бультмана, сегодня подавай им целый комитет... Надеюсь, кровожадного подхода к делу не отменят в последний миг. Не столь уж приятно, сэр, нагромоздить груду покойников, а потом обнаружить, что тебя покинули на произвол судьбы и надобно отчитываться за добросовестно исполненную работу самостоятельно... Если к таким трудам вообще применимо понятие добросовестности... Даже по нашим меркам не многовато ли будет, сэр? Тринадцать мертвецов...
- Семнадцать, - поправил Мак.
- Что?
- В списке указано семнадцать пунктов, остается выяснить недостающие имена, вот и все. Этим прилежно занимается мисс Дельгадо. Ведено истребить ядро Легиона, сиречь, Комитет Тринадцати, дабы никому не было повадно подымать на воздух американские рестораны. Мы убедительно докажем: любая группа, занявшаяся терроризмом на почве Соединенных Штатов, обречена.
- Так рассуждают сегодня, - хмыкнул я. - Но что запоют завтра?
Мак не удостоил меня пояснениями.
- Следовательно, тринадцати мерзавцам уже вынесли смертный приговор. El Martillo значится в списке под номером два.
Я заерзал, намереваясь перебить командира: вопрос возникал вполне естественный. Однако Мак предостерегающе поднял руку.
- Терпение, о номере первом речь впереди... Кроме упомянутых тринадцати, нужно выследить, затравить и уничтожить непосредственных виновников трагедии в "La Mariposa". По словам очевидцев, их было трое: женщина и мужчины. Разумеется, террористы могут быть и членами Комитета, но, по-моему, это маловероятно.
- У мисс Дельгадо есть какие-либо нити?
- Пока нет, и все же надежды мы не теряем. Кстати, получен приказ: нещадно расправляться с любыми бойцами или приверженцами Легиона, пытающимися воспрепятствовать нашим действиям... Чем больше уложим, тем лучше. Здесь выдали неограниченную охотничью лицензию. И, наконец, поручено прикончить господина Германа Генриха Бультмана, ибо, в качестве главнокомандующего ударным полком, квартирующим на острове Гокинса, немец несет полнейшую ответственность за преступления подчиненных. Бультману выпала честь числиться в нашем списке под номером один.
- А знаете, сэр, - медленно сказал я, - не исключаю, что сей убедительный и несомненный след совершенно ложен.
Мак нахмурился:
- К чему ты клонишь, Эрик?
- Мы вполне можем исходить из очевидной и, тем не менее, ошибочной предпосылки. Да, не спорю, ответственность за взрыв немедля взял на себя Карибский Освободительный Легион. Обычная история. Подобные бандиты всегда стремятся привлекать общественное внимание - вспомните давнишнюю канадскую заваруху. Ребятки с удовольствием объявили бы: извержение Везувия и гибель Помпеи - наших рук дело... Но допускаю, что люди, взорвавшие ресторан, отнюдь не собирались бить по мне и моей семье.
- Да, - нетерпеливо перебил Мак, - безусловно! Политическое преступление. Ваш сын пал совершенно случайной жертвой, о чем же здесь толковать? Я, кстати, говорил исключительно о досадном совпадении календарных дат.
- Видите ли, сэр, помимо покойного Мэттью в ресторане был еще кое-кто, не принятый вами в расчет...
Я перегнулся, водрузил опустевший стакан на край столешницы, опять откинулся в кресле.
- Два года назад, возвратившись после очередного задания, я обнаружил письмо, уведомлявшее о помолвке Мэттью с однокурсницей. И я позволил себе незначительную вольность: использовал служебные картотеки в личных целях. Выяснил, на ком намерен жениться отпрыск... Итоги частного расследования внесены в мой компьютерный файл. Виноват, вношу поправку: на семьи сотрудников заводятся еще и отдельные досье, там тоже можно сыскать нужные сведения.
- И кем же оказалась будущая миссис Хелм?
- Невестка моя, как выяснилось, была весьма занятной особой. Вернее, в любопытной семейке родилась и выросла.
- Не тяните, Эрик, театральные эффекты нам ни к чему. Слушатель, - улыбнулся Мак, - уже сгорает от нетерпения... В какой семейке?
- Мэттью выбрал себе в тести Варека. Александра Варека. Александра-Константина Варека.
- Санни Варека? - сощурился Мак.
- Его самого, - подтвердил я. Мак сокрушенно покачал головой.
- Должно быть, материалы угодили ко мне в насыщенный до предела день... По-видимому, я перелистал их очень бегло... Иначе, разумеется, не обошел бы вниманием то прискорбное обстоятельство, что один из старших сотрудников связался родственными узами с выдающимся гангстером, или мафиозо, или как их там величают ныне?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18