А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Птаха С.С.

Городская магия


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Городская магия автора, которого зовут Птаха С.С.. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу Городская магия в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Птаха С.С. - Городская магия без регистрации и без СМС

Размер книги Городская магия в архиве равен: 126.29 KB

Городская магия - Птаха С.С. => скачать бесплатно электронную книгу детективов



Птаха С С
Городская магия
С.С. Птаха
ГОРОДСКАЯ МАГИЯ
Детективная повесть
(грустная, но поучительная и совершенно реалистическая)
- Почему люди прибегают к колдовству?
- Глумишься?
- Отнюдь - я просто цитирую: "Почему люди прибегают к колдовству? Как защитится от враждебных чар? Как использовать опыт вековой мудрости для того, что бы испытывать финансовый успех ? - магистр тайнодеяния и тайнознания, кандидат психологических наук, народный целитель Прокопеня И точка Н точка ответит на эти вопросы и обучит практическим основам магических ритуалов во время своего семинара..." Вот, сам посмотри - объявление в вашей местной газете...
- Ну и почему я должен это читать, а тем более радоваться? Ну и внешность у этого "магистра тайнознания" - ему бы для армейского спецназа семинары проводить, или хотя бы в сериале "Менты" исполнять заглавную роль....
- Но именно он написал эту отвратительную книгу - которую ты постоянно цитируешь...
- "Городскую магию"? Как интересно он мог её написать - если её написал я? Причем ещё в 1939 году...Видно, придется посетить этот семинар...
- Конечно, но раз он магистр тайнодеяния это может быть действительно интересно. То есть, если он действительно магистр тайнодеяния, на него стоит посмотреть.... Знаешь, я уверен, что она тоже там будет.
- Так она ж уже есть ...
- Как есть?
- Да вон лежит на столе, единственно, что обложка потрепалась.....
- Я не про книгу ...
*****
Поездка в уездный город Н., была испорчена с самого начала. Прокопеня И. Н. резко втолкнул свое скромное имущество в купе, и тяжело вздохнул.... Хотя, чем было возмущаться? Только крайне стесненное материальное положение заставило его опубликовать эту дурацкую книгу "Городская магия", а затем изображать Петрушку на массовых мероприятиях с гордым названием "психологический тренинг". А теперь ещё и это объявление! И, если высокие слова о магистре тайнознания и тайнодеяния все таки до некоторой степени польстили самолюбию Игоря Николаевича, то уж абсолютно беспочвенное определение "народный целитель" ставило его в один ряд с сомнительной и ненавистной ему публикой. Убежденный народный целитель настоящее бедствие на психологическом тренинге! Хуже него только истинные астролетчики!
Собственно - какого ещё текста объявления можно было ждать от "Бабушки Дарьи"? Именно такое наименование было изображено буквами, имитирующими русскую вязь, на бланках, с предложениями о проведении семинара в городе Н.. Прокопеня снова вздохнул - теперь он будет пожинать плоды собственной неосмотрительности в виде разношерстной и плохо управляемых слушателей.
Оставалось только одно - мыслить позитивно.
Прокопеня снова вздохнул и принялся разглядывая длинную девицу, курившую у последнего окна полупустого вагона.
У девицы все было длинным - сапоги, пальцы, сигарета, шарф, волосы, густо наращенные ресницы, нос и даже явно накладные ногти. Короткой была только юбка из какого-то блестящего материала. Девица щелчком отбросила окурок и, оглянувшись, в сторону увлекшегося до неприличия разглядыванием Прокопени, демонстративно три раза сплюнула через левое плечо и быстро удалилась...
"Вот так незаметно подкрадывается старость..." - вздохнул Игорь Николаевич.
Итак, Прокопеня снова впал в грусть, да так сильно, что стал внимательно читать
Н-скую газетенку, ту самую, в которой помещалось рекламное объявление его семинара. Газета "Деловое Заречье" имела гордый подзаголовок - "газета национальной буржуазии".
Большая часть этого низкопробного продукта была посвящена, разумеется, предвыборным баталиям. Как профессиональный психолог и практик НЛП Прокопеня отметил для себя одну агитку. "Ваш разумный выбор приблизит эру милосердия" построенная в лучших традициях шаманского заклинания фраза подкреплялась портретом некоего импозантного мужчины, - видимо потенциального депутата - не явно, но ощутимо стилизованного под культового персонажа времен застойной стабильности в исполнении Высоцкого - Глеба Жиглова.
Скоротав время за чтением, Игорь Николаевич выгрузился на перрон пункта назначения и сразу же попал в руки самой "бабушки Дарьи".
Хотя на "бабушку" эта дама походила мало - крупная тетка неопределенного возраста с ярким гримом и театральными манерами, была скорее похожа на классного руководителя или сотрудника исполкома времен тяжелого детства и ещё более не завидной юности самого Прокопени. Сложная прическа, костюм, от вида которого великая Коко Шанель воскресла бы от ужаса, и завершал этот образ непременный бант на блузе, венчавший и без того значительную грудь.
- Сокол! Вот и прибыл! Я - бабушка Дарья. Буду тебе тут в городе нашем, "бабушка" сделал широкий жест рукой, достойный оперной дивы, в сторону грязного здания вокзала и дымящих заводских труб, - что мать родная.
- Игорь Николаевич, - Прокопеня сделал над собой усилие, что бы не отрекомендоваться как "внучек", и, убрав с лацкана своего пиджака крепкую руку "бабушки", вложил в неё визитную карточку.
Рядом с Прокопений внезапно материализовался угрюмого вида субъект, решительно вырвал у него из рук кейс и обратился к "бабушке".
- Дарья Викентьевна - куда его? В СИЗО сперва или на Объект, ну на ИТУ сразу? - поинтересовался субъект бесстрастным голосом.
- Да что ты, милок, поселим сперва, потом покормим, потом к Антолий Дмитричу, а завтра лекция у него, - запричитала речитативом Викентьевна план пребывания Прокопени в городе Н.
Угрюмый субъект забросил скромный багаж вновь прибывшего в стоявший недалеко черный, не правдоподобно новый и чистый Бимер. "Хорошо живет нынче народный целитель, нам магистрам тайнознания плыть и плыть..." - грустно подумал Игорь Николаевич, устраиваясь вслед за Дарьей Викентьевной на кожаном сидении машины.
За время путешествия выяснилось, что спонсор лекционного тура Прокопени, да надо полагать, и активной деятельности самой бабули, некий замечательный, "большой души" человек, руководящий местным специальным объектом исправительно-трудового назначения, каковые по народному принято именовать "зоной". Человек этот крайне нуждается в психологической помощи именно Прокопени, поскольку пал жертвой подлых интриг недоброжелателей.
*****
"Становится все увлекательнее и увлекательнее," - подумал Игорь Николаевич, когда за ним - сытым и расселенным, с противным скрипом захлопнулись свежевыкрашенные ворота спец объекта, а затем ещё несколько тяжелых металлических дверей и решеток. Присутствие рядом Бабы Дуси - как про себя он обозначил Дарью Викентьевну - успокаивало мало. Скорее наоборот. Прокпеня чувствовал себя как нашкодивший школьник, которого строгая классная дама, отчаявшись перевоспитать своими силами, вдет в детскую комнату милиции к суровому дяде милиционеру...
Однако сам Анатолий Дмитриевич, которого экзальтированная "бабушка Дарья" именовала не иначе как "Отцом", оказался человеком брежневской закваски - то есть веселым, хлебосольным, общительным и постоянно ностальгирующим о былом. Прежде всего, он обратил внимание Прокопени на образцовый прядок царящий вокруг, затем предложил чаю, поинтересовался степью развала государственной системы в столице и привычном извлек из сейфа бутылку коньяка. И после нескольких тостов общего характера, произнесенных на фоне причитаний бабушки Дарьи, на отрез отказавшийся от алкоголя и уговаривавшей мужчин последовать её примеру, перешел к своей проблеме.
Собственно проблема Анатолия Дмитриевича носила глобальный характер и состояла в том, что люди испортились. Испортились вместе с экологией, под дурным влиянием телевизора, Запада, разнообразных сект и шаманизма. Конечно, Анатолий Дмитриевич не был уверен, помнит ли Прокопеня по молодости лет, то прежнее, славное время. Раньше в мире существовал порядок, который присутствовал во всем - рабочие становились сперва инженерами, потом главными инженерами, а потом директорами, продавцы становились сперва заведующими отделами, потом директорами магазинов, и лишь потом начальниками трестов и баз, лейтенанты становились старшими лейтенантами, а только потом, набравшись житейской мудрости и седин дорастали до полковников, и то далеко не все. Да и преступность была иной - детишки рождались в неблагополучных семьях, потом попадали в колонию для малолетних, потом на так называемую "зону", и только потом, после многих "ходок" и судов, и опять же не все, обретали квалификацию рецидивиста, и сопутствующее ей людское уважение. А о том, что бы субъект 25 лет от роду, будь он хоть семи пядей во лбу, сознательно выбирал себе на досуге статьи УК по которым можно "стать" рецидивистом, да ещё и особо опасным, и в страшных снах никому не снилось.
И тому были причины. Ведь чем были занят ум того, прежнего уголовника? Что извлекал из его тумбочки сотрудник ИТУ? Фотографию любимой девушки на пляже в Сочи, письмо старушки матери из деревни, стихи неизвестного автора! Ну, в худшем случае - потрепанный томик Солженицына - так это было уже ЧП, за которое можно было запросто лишиться погон, да пожалуй, и партбилета....
- А что теперь? - Анатолий Дмитриевич лихо откупорил новую бутылку "конины", и с отчаянием покачал головой, - Шаманы - наркоманы, Тальтеки Шмальтеки, Вуду - Муду! Вот до чего дожили! - он наклонился и брезгливо извлек из недр сейфа и бросил на поверхность стола книжку в знакомой обложке. Прокопеня поежился. Конечно, он сразу же узнал её - пресловутая "Городская магия", автор Прокопеня И.Н. - то есть он сам...
Поток сознания Анатолия Дмитриевича был так силен, что незаметно смыл из кабинета бабу Дусю, а затем перенес самого рассказчика и его гостя в один из ресторанов города Н. - впрочем, довольно тихий и уютный. Если опустить лирические отступления, скабрезные шутки и нецензурные слова, произнесенные во время этой длинной и красочной беседы, то осталось следующее. Некий лихой молодец возмечтал о том, что бы стать рецидивистом, и с целью получить означенную квалификацию учинил бунт в какой-то колонии, но его блестящая карьера авторитета почти что оборвалась, когда он попал в учреждение, процветающее под мудрым руководством Анатолия Дмитриевича. Поскольку Анатолий Дмитриевич, которого Прокопеня про себя окрестил "папой Толей" за отеческое отношение к окружающей действительности, сторонник традиций и вообще строгого нрава, строптивый тип стал объектом дисциплинарных мер. (О характере мер Игорь Николаевич любопытствовать воздержался из-за присущей ему врожденной деликатности).
И вот тут-то для папы Толи, успешно перевоспитавшего не одно поколение бандитов и прочей мрази, и начался "настоящий кошмар". Прежде всего выяснилось что негодяй этот запросто впадает в состояние при котором совершенно не испытывает боли, и вообще теряет связь с внешним миром - транс - вот как это безобразие называется! - век бы не знать, да вот довелось, - посетовал Папа Толя.
- Да в добавок, - папа Толя оглянулся и перешел на доверительный шепот может летать... ну не летать, а как же это охарактеризовать-то.... парить - в общем, находится в воздухе без внешней опоры. Конечно, звучит это довольно странно и даже глупо, но папа Толя неоднократно наблюдал это загадочное явление, причем не один, а в присутствии очевидцев - сотрудников колонии, врача из медсанчасти, своего заместителя и даже Кастанеды. (При упоминании имени великого латиноамериканца Прокопеня привлек все внутренние резервы, для того, что бы сохранить на лице серьезное выражение искреннего сопереживания папы Толиным бедам).
- И кому расскажешь про такое, и кто поверит, кто поможет? - посетовал папа Толя.
После таких событий Анатолий Дмитриевичу, конечно, ничего не оставалось, как передать социально опасного субъекта в руки медицинских работников для признания невменяемым. Что б и речи не шло ни о каких дальнейших квалификациях! - сурово подчеркнул дальновидный папа Толя. После пары месяцев пребывания в специализированной лечебнице, зловредный субъект впал в кому, и был срочно выписан, дабы не портить показатели образцовой больниц фактом своей кончины. Тут-то подлая натура поклонника "Городской магии" и проявилась во всей неприглядности.
Вместо того, что бы с миром упокоится, или, обрадовавшись выздоровлению, заняться честным трудом, тип нанял адвокатов и начал сточить письма в прессу, падкую на дешевые сенсации, и разнообразные инстанции, подобные "Международной амнистии", в которых жаловался на жестокое обращение и суровые условия содержания, лишившие его здоровья - физического и душевного. Папу Толю просто измучили разнообразные комиссии, проверки и инстанции. Но, и с этими тяготами Анатолий Дмитриевич успешно справился бы - ведь, он человек старой закалки, с любым найдет общий язык!
Так нет же - теперь пресловутый Сергей Олегович Головатин - именно так зовут неугомонного экс-уголовника - сколотил общественную организацию, нанял каких-то заезжих политологов и проталкивает в депутаты своего адвоката бывшего следователя областной прокуратуры Костика Монакова. Разгильдяя, бабника и двоечника - между прочим. Папа Толя может с полным правовом так говорить, потому что знает Костика с молодых ногтей, и в академии УВД их даже путали из-за внешнего сходства - ан, поди ж ты.... Выдвигаются вот в депутаты по одному и тому же округу. Ну и конечно, Кастанеда, насмотревшись американских фильмов про окружных прокуроров и начитавшись поучительных статей в сомнительных газет, с дружками из продажной молодой генерации, всему этому безобразию потворствует! - папа Толя громко стукнул по столу ладонью, как бы поставив последнюю точку в своей печальной истории.
Изрядно набравшийся в процессе рассказа Прокопеня заплетающимся языком пролепетал, что поможет, всем, чем сможет (хотя совершенно не представлял чем именно можно помочь в противостоянии с самим Карлосом Кастанедой, доном Хуаном и воинами Нагваля и каким-то окружным прокурором!). Анатолий Дмитриевича, тоже изрядно захмелевшего, такое резюме вполне устроило, и облабзав Игоря Николаевича в обе щеки, он отправил его домой на все той же замечательно чистой машине, пообещав завтра снабдить Прокопеню уголовными делами и историей болезни мерзавца Головатина.
Действительно, как только Прокопеня, испытывая легкую головную боль после вчерашних возлияний, вышел поутру, что бы наконец-то провести семинар, его знаком остановил неприметный среднестатистический человек в штатском и молча вручил ему пухлую папку с завязками. Игорь Николаевич автоматически вложил папку в полупустой кейс и отправился проводить действо, гордо именуемое "психологический тренинг".
*****
Вопреки опасениям Прокопени, публика, собравшаяся на тренинг, выглядела вполне ординарной и не предвещала особых хлопот. Самой бабушки Дарьи среди слушателей не было, и это вселило в Прокопеню, недолюбливавшего профессиональных народник целителей, дополнительною уверенность.
Второй приятной новостью было присутствие среди слушателей длинной девицы из поезда. Она хотела расположиться за одним столом с элегантно и дорого одетым молодым человеком. Сразу охарактеризовать молодого человека Прокопеня затруднился - по дороговизне одежды и аксессуаров, совершенно неуместным на скромном местечковом семинаре, он вполне отвечал наименованию "новый русский". А вот гордая осанка, этнический тип и черты лица заставляли использовать бесконечно широкое определение "лицо кавказской национальности". Да и вел себя молодой человек именно в соответствии с эти последним стереотипом - то есть, не вдаваясь в дискуссию с девицей, просто взял и молча перевесил её стильную меховую курточку на другой стул, и туда же переставил её крошечную сумочку. Девица обиженно захлопала длинными ресницами, но протестовать не решилась.
Освободившееся таким образом место рядом с "лицом" через несколько минут занял, стремительно вбежавший в зал, светловолосый взъерошенный паренек с огромными голубыми глазами, в которых застыло какое - то недоуменное выражение. "Прямо мальчик из Гитлерюгенда, заблудившийся в Брянских лесах", подумал Прокопеня, питавший слабость к историческим аналогиям. И перешел к семинару.
Единственным фактом, омрачавшим мирное течение тренинга, были глупые вопросы, которые начал было задавать Игорю Николаевичу упитанный неприятный мужик лет пятидесяти. Баланс растительности на его голове достигался за счет реденькой бороденки а-ля Солженицын, уравновешивавшей глобальную лысину на лбу. Итак, мужик поинтересовался - хотя к теме семинара вопрос не имел ни прямого, ни даже косвенного отношения, чем тайнодеяние отличается от тайнознания? Прокопеня, как опытный психолог, решил пресечь любопытство, на корню задав мужику встречный вопрос:
- Вы по роду деятельности кто?
- Поэт - песенник, - бесхитростно ответил мужик, не ожидая подвоха.
- Вот и осознайте - поэт отличается от песенника так же, как тайнознание от тайнодеяния, - скаламбурил Прокопеня. Шутка, довольно неудачная, даже по мнению самого автора, нашла живой отклик среди слушателей. Особенно искренне и долго смеялся "новый русский с лицом кавказской национальности".
Когда семинар уже завершился, Прокопеня стряхивал с рук мел и укладывал в кейс листочки с заметками, к нему решительно подошел голубоглазый парнишка и ловко извлек из-под свитера экземпляр "Городской магии" в сильно потрепанной обложке:
- Я конечно человек малограмотный, всего 12 книг в своей жизни прочитал, включая школьные учебники, но Ваша книга это супер! Это просто - ключи от Шамбалы! Подпишите, пожалуйста!!!
Льстивые слова парнишки возымели действие, и впечатленный Игорь Николаевич размашисто написал на своей фотографии, размещавшейся на обложке - "От гуру Просветленному", поставил подпись. Лицо паренька озарилось удивительной улыбкой, обращенной куда-то внутрь себя:
- Ну, раз уж Вы видите, что я просветленный... то - только без обид ладно? Мы поспорили, - паренек кинул в направлении "лица", внимательно наблюдавшего сцену общения с "гуру", обладатель дорогого костюма был вторым участником спора, - ведь Вы же военный, ну во всяком случае были ???? - глаза паренька стали из голубых ярко синим, а голос стал каким то бесцветным и далеким - Я Вас вижу в камуфляже... но без погон, в высоких шнурованных ботинках, - почти как у меня, - Вы стоите на песке, один ботинок развязан, а нога топчет змею - небольшую желтую змейку, я таких даже никогда не видел, последняя фраза была произнесена уже совершенно другим голосом, парнишка удивленно покачал головой, и вытащил откуда-то из-под длинного свитера пачку сигарет "Кемел", металлически поблескивающую зажигалку и закурил, стряхивая пепел прямо на пол.
Пркопеня испытал легкий шок, и что бы как-то скрыть свое замешательство, брякнул первое, что пришло в голову - то есть правду-матку:
- Я учился в военно-медицинской академии, я эпидемиолог.... - и тут же добавил, вернувшись в образ мага и чародея, - этом мне очень помогло, когда я получал свою вторую, гражданскую, профессию - психолог!
- Ал, давай деньги - не громко, но твердо, обратился парнишка к "лицу".
- Какая-то просто патология, паранойя! - Ал грустно вздохнул, покачал головой, и вынул из внутреннего кармана изящный кожаный бумажник, и брезгливо извлек из него две сто долларовые купюры. - У меня нет больше, только карточки....
- Вот и спорь с тобой после этого! Карточка это что деньги по-твоему? Первое правило преферанса - нету денег не садись! Ладно, должен будешь, под двойную учетную ставку Нацбанка! - забрал купюры из рук незадачливого Ала, пожал плечами и вышел из помещения....
Вообще-то персонаж колоритный, подумал Прокопеня о парнишке, пытаясь отвлечься от нахлынувших на него и довольно неприятных воспоминаний. Парнишка был росточку чуть ниже среднего, какой-то изящно-тонкой, но пропорциональной конструкции. Одет на хрупкой гране между скромненько и бедненько, в длинный вязанный свитер, на пару размеров больше, в непонятного происхождения брюки, при этом брюки заправлены в кожаные высокие ботинки с массой крючков и заклепок, которые в народе принято называть стильными. Запястье парнишки было в несколько оборотов ообмотано красной шерстяной ниткой, с которой свешивалась пара деревяшек с начерченными на них знаками. Скорее всего, это были руны. Сами кисти рук заслуживали отдельного внимания - то ли забыто аристократической формы, то ли просто не привычно, для глаза Игоря Николаевича, ухоженные. Парнишка выглядел очень открытым, и в то же время держался уверенно, но без наглости, и естественно...
- У него действительно потрясающая харизма, - как будто подслушав мысли Прокопени, сказал Ал, - Как вы думаете - как профессиональный медицинский доктор и психолог, он, - Ал кивнул в сторону двери, за которой скрылся парнишка, - он действительно видит - то, о чем говорит? - "лицо" изъяснялось с легким, едва заметным акцентом, на каком-то ходульно - правильном русском языке, без жаргона и междометий.
- Знаете, - Прокопеня постарался придать своему лицу интеллектуальное выражение, - при целом ряде факторов люди испытывают галлюцинации, видения, перемещенные состояния сознания. Это может быть следствием воздействия психотропов например, или физиологических факторов, ведущих к интоксикации.

Городская магия - Птаха С.С. => читать онлайн книгу детективов дальше


Хотелось бы, чтобы книга-детектив Городская магия автора Птаха С.С. понравилась бы вам!
Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу Городская магия своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Птаха С.С. - Городская магия.
Ключевые слова страницы: Городская магия; Птаха С.С., скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн