А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Он продолжал:
— Когда вы приехали в Метро-Сити?
Стив решил, что он больше выяснит, если ответит на все вопросы Райли.
— Вчера вечером. Около семи тридцати.
— Приехали один?
— Нет.
— С кем?
— С Джеймсом Клеем. «Коттон» Клей иначе. Возможно, вы слышали о нем?
Райли кивнул.
— Он мой партнер. А также мой лучший друг.
— Партнер в чем?
— Спортивные товары. Нам принадлежат «Спортивные товары Лагуны» в Лагуна Бич. Фактически там заправляю я. Коттон проводит большую часть времени на общественно-политическом поприще. Он член Совета в городе, в Палате коммерции, сейчас выдвинут кандидатом в Конгресс от нашего округа.
— Какова стоимость вашего предприятия?
— Примерно двадцать тысяч долларов. Возможно, чуть больше. Здания, товары, совместный счет.
Райли вытянул губы и тут же втянул их.
— Эти здания, товары и так далее. Если с вами что-то случится, что тогда? Кому это достанется?
— Коттону. Не совсем так, конечно. Все гораздо сложнее: страхование партнерства, покрытие дополнительных расходов.
Стив вымученно улыбнулся.
- Но что может со мной случиться?
— Это распространяется на обоих партнеров? Правильно?
— Естественно. Помолчав, Стив нахмурился:
— Куда, черт возьми, вы клоните, Райли? Что-нибудь случилось с Коттоном?
Сержант проигнорировал вопрос Стива и вместо ответа сам спросил:
— Как получилось, что вы с мистером Клеем вчера приехали сюда? Стив понимал, что сам ничего не добьется, пока не ответит на его вопросы. Полицейская методика, подумал он. Нагони на человека страх, заставь его разоткровенничаться, авось проболтается. Он сказал:
— Я просто приехал с ним. Мы проводим вместе много времени. Вы, возможно, знаете, что он часто выступает с речами на митингах, по радио, на телевидении. Все это неподготовленные выступления. Как часть его кампании. О коррупции в Калифорнии, о политическом влиянии, взятках в суде и так далее. Он получает отовсюду много информации, у него были сведения, что он раздобудет что-то новое в этом плане здесь.
— Здесь? И это привело его сюда?
— Совершенно верно. А что?
— Просто любопытно, — спокойно произнес сержант. — Эти сведения... О ком шла речь? Кого вы намеревались посетить?
— Вот этого я не знаю. Кто-то должен был встретить нас в «Кокату». Я... я рано оттуда ушел.
— Да-да. Об этом, мистер Беннет. Как я уже говорил раньше, вы не воспользовались своим номером в отеле. Так где вы провели всю ночь?
Райли вытащил из кармана смятую пачку сигарет, сунул себе сигарету в рот и предложил закурить Стиву. Он взял сигарету и наклонился к огню, также предложенному сержантом. Он с удовольствием втянул в себя табачный дым и посмотрел в окно. Солнце уже встало. По всей вероятности, было шесть утра. Мэтт спешил, возможно, для того, чтобы Райли мог побольше из него вытянуть.
Стив сказал:
— Вы правы в отношении отеля. Я там не был. Фактически я был с... с моим старым другом, женщиной.
Он устало усмехнулся.
— Я бы не хотел называть ее имени. У нее может быть масса неприятностей. Но, если необходимо, я смогу доказать, где я пробыл всю ночь, если вы это имеете в виду.
Голос Стива зазвучал глуше:
— Вы это имеете в виду, сержант?
Тот посмотрел прямо в лицо Стиву, его глаза оставались чуть прищуренными.
— Да, мистер Беннет, именно это я имею в виду.
И тут он заметил, что Райли утратил свою почти дружескую манеру и стал выглядеть суровым, деловым копом. Конечно, в этом не было ничего удивительного. Эти люди уже десять минут стараются его в чем-то уличить. Но в чем? Каким образом случившееся, а что-то, наверняка, произошло, могло касаться его? Произошла какая-то нелепая ошибка.
— Послушайте, — заговорил Стив, — это же глупости. Нельзя же так просто хватать человека на улице и начать его в чем-то обвинять. Кто...
— Помолчите, Беннет! — голос Райли был все еще спокойным, вкрадчивым, но в нем были новые твердые нотки.
— Помолчать? Черта с два! Мне нужны объяснения. Только потому, что на вас полицейские мундиры, а на бедрах пистолеты, вы...
— Я сказал замолчите! — Райли впервые повысил голос, его лицо запылало. В нем была несомненная угроза.
Стив понимал, что ему следует помолчать, но ему не нравилось, когда ему приписывали какие-то проступки, в которых он не был виноват. Он сжал челюсти с такой силой, что ему стало больно, потом произнес сквозь зубы:
— К черту, я не стану молчать, Райли. Мне нечего прятать и нечего стыдиться. Поэтому не затыкайте мне рот. Нет оснований для того, чтобы я молчал!
Белый от ярости, он умолк, и в этот момент Мэтт притормозил у обочины и выключил двигатель, затем повернулся и подмигнул Стиву.
— Ведите себя паинькой, — сказал он, вылез из машины, обошел ее кругом и отпер дверцу с той стороны, где сидел Райли.
Тот кивнул головой. Стив нагнулся и вылез из машины. Райли вылез за ним. Стив оглянулся. Как он считал, они едут в управление полиции, но поблизости не было ничего такого, что хотя бы отдаленно напоминало подобное учреждение.
Они остановились на Сикамор Авеню на окраине делового района города, где-то посреди квартала, и Стив заметил бакалейную лавку и магазин готового платья. Слева также виднелись магазины, но никаких учреждений.
Стив воскликнул:
— Какая-то фантастика! Произошла какая-то чудовищная ошибка... Эй, парни, вы копы или нет? — Потом он заметил надпись перед квадратным белым зданием на лужайке, перед которым они стояли. На черном фоне белыми буквами было написано: «Похоронное бюро Полсена».
Он остановился и уставился на надпись. Райли и Мэтт стояли по обе стороны от него, потом, не сговариваясь, схватили его за руки и грубо потащили к ступенькам входа. Стив беспомощно качал головой, тщетно пытаясь разобраться в этой путанице. Он припомнил, что с той минуты, как оба этих полицейских подошли к нему, ни один из них
ни разу не пригрозил ему, но всегда хотя бы один все время находился рядом, наблюдая за ним. Только сейчас он подумал о том, что надо было бы попытаться вырваться и сбежать, но тут же отбросил эту мысль. Это было бы по меньшей мере глупо, потому что у него нет причин чего-то бояться, тем более что он до сих пор не понимал, что привело в действие эту идиотскую карусель. Что означали все эти намеки, полуобвинения и плохо скрытый сарказм?
Он внезапно дернулся и вырвался из удерживающих его рук.
— Одну минуточку! — закричал он. — В чем дело? Чего ради вы меня сюда тащите?
Ни один из них ничего не ответил, они лишь крепче схватили его за руки и потащили дальше к ступенькам. Он перестал сопротивляться и поднялся на крыльцо.
— О'кей, играйте свою игру. Но мне не нравятся ваши манеры. И я сделаю все от меня зависящее, чтобы расквитаться с вами за это.
Можно было подумать, что они его не слышат. Мэтт левой рукой распахнул дверь. Они не стучали и не звонили, очевидно, все было заранее подготовлено. Они подождали, пока Мэтт закрывал дверь, и Стив смог осмотреться. Они стояли у подножия узкой лестницы, которая вела на второй этаж. Комната была маленькая, в ней стоял деревянный стол и скамья. На столе находился огромный букет гладиолусов в простой белой вазе. Слева от них была запертая дверь, а справа — арка, ведущая в другое тускло освещенное помещение. Потребовалось несколько секунд, чтобы глаза Стива привыкли к полумраку. Приторный запах увядающих цветов ударил ему в нос, когда они втроем прошли под арку направо, потом повернули налево и добрались до дальнего конца длинной комнаты. Их шагов не было слышно на толстом ковре, устилающем пол. Комната была узкая, но очень длинйая, очевидно, протянувшаяся по всей длине здания. У задней стены стоял низкий стол на четырех толстых ножках-тумбах с колесиками. На столе что-то лежало, прикрытое белым материалом, спускавшимся с обеих сторон почти до пола. Копы остановились. Мэтт отпустил левую руку Стива и заговорил впервые после того, как они покинули машину.
— Вот он, убийца, — произнес он чуть ли не по слогам. — Расскажи нам об этом.
Глаза Стива были устремлены на низкий стол и что-то, прикрытое простыней, но краешком глаза он видел, что глаза Мэтта буквально впились в него. Комната, этот стол, полицейские, все это казалось нереальным. Стиву казалось, что, как это бывает в кино, все сейчас завертится, закрутится и растает, уступив место другой картине. Как во сне он услышал глухой голос: «Давай посмотрим, убийца». Они вновь пошли. Стив уже понял, что под простыней находится тело. Самым же страшным было то, что он чувствовал, что знает, кто там лежит. Они остановились у стола. Райли прошел к другому концу и сорвал простыню. Мэтт стоял рядом со Стивом, вцепившись двумя руками в левую руку. Стив отвернул голову,
боясь посмотреть на тело, лежащее на столе, на лицо, но все же в полумраке можно было разобрать, что это — именно лицо. Не более. Мэтт прошипел:
— Смотри, убийца, смотри!
Стив собрался с силами, готовясь к шоку, который, как он боялся, его ожидает, когда он посмотрит на тело.Мэтт, тихо выругавшись, захватил левой рукой обе руки Стива у него за спиной, а правой уперся ему в шею и стал пригибать голову Стива все ниже и ниже к трупу.
Глаза Стива расширились, когда он посмотрел на мертвое лицо, находившееся в каком-то дюйме от его собственного, но расстояние было таким близким, что оно воспринималось уже как скопление каких-то выпуклостей и впадин, которые вместе не создавали единой картины.
Почти не чувствуя боли в грубо заломленных руках, Стив буквально безвольно подчинился второй руке Мэтта, державшей его за воротник пиджака и тянущей медленно вверх и прочь от нереальной серо-белой вещи перед ним. По мере того как лицо Стива отодвигалось от нее, бесформенная масса перестала колебаться и начала приобретать конкретные очертания. Это лицо Стив через мгновение узнает...
Подготовка к убийству началась спокойно и планомерно за два дня до понедельника, когда еще не чувствовалось и намеков на приближающуюся трагедию. Пока Стив Беннет объяснял преимущества ружья-чокбор покупателю в своем магазине спортивных товаров в Лагуна Бич, Оскар Гросс в Метро-Сити взвешивал многочисленные аспекты убийства. В своем офисе над клубом «Кокату» Оскар Гросс аккуратно подтянул вверх брюки на коленях, чтобы сохранить идеально заглаженные складки, и грациозно опустился во вращающееся кресло за треугольным письменным столом. Усевшись, его тело застыло в такой неподвижности, как будто до этого он вообще никогда не двигался.
Он был красивым убийцей.Он был красив в несколько женственной манере. Про актеров с подобной наружностью обычно говорят, что у них «смазливая внешность», но в отдельности ни к чему нельзя было придраться. Он был довольно высокого роста, с хорошей фигурой и не просто мужественной, но с «могучей» осанкой, как уверяли многочисленные его поклонницы, имея в виду не только внешние данные. Его улыбка, состоящая из ровных белых зубов и полных ярких губ, была чарующей и опасной, лицо же производило впечатление открытого, честного и очень ласкового.
Оскар Гросс был живым подтверждением того, что убийцы не обязательно походят на убийц. Он стал убийцей вскоре после того, как отметил свое двадцатилетие, в пьяной ссоре зарезав своего приятеля. Свидетелей
не было, эта история прошла для него безнаказанно. Его даже никто не заподозрил. В возрасте 30 лет он спланировал и сам лично хладнокровно и бесстрастно осуществил расправу с шантажистом, который вздумал легкомысленно угрожать его приятному образу жизни. К тому времени он уже завязал многочисленные контакты по всему штату Калифорния и был не только состоятельным человеком, но к тому же и весьма влиятельным. Официально он не был политиком, но участвовал во многих кампаниях и неизменно поддерживал кандидатуры победителей. Во втором убийстве его заподозрили, но к суду не привлекли, а 30 тысяч, которые ему пришлось кое-кому заплатить, он посчитал просто платой за безоблачное благополучие. Мысленно отнес он их к статье «деловые расходы» и незамедлительно постарался позабыть об этом досадном инциденте. Теперь ему было 44 года, и в его гладких каштановых волосах стала пробиваться седина. Он достал сигарету из золотой шкатулки ручной работы у себя на столе и прикурил ее от изящной золотой зажигалки. Ему нравилось золото. Повернув голову, он заговорил с небольшим человечком, неприметно сидевшим справа от его письменного стола.
— Ты знаешь, что делать, сопляк, — сказал Гросс. — Вот и займись. Маленькому человечку на вид было лет 50, у него была блестящая лысая голова и нелепо свернутый в сторону нос. Он поднялся, кивнул и неслышно вышел из офиса. Он не произнес ни звука и аккуратно закрыл за собой дверь.
Оскар Гросс откинулся на спинку своего вращающегося кресла, переплел пальцы с наманикюренными ногтями на плоском животе и замер.
— Ну что же, — не без гордости подумал он, — первый шаг сделан. А часом позже, примерно в 16 часов дня, человек со свернутым носом
вошел в магазин спортивных товаров в Лагуна Бич и приблизился к прилавку.
Стив Беннет вписал очередную цифру в журнал, лежащий перед ним, и приветливо сказал:
— Сейчас займусь вами. — Захлопнул журнал, сунул его под прилавок и подошел к маленькому человечку: — Да, сэр. Чем могу быть полезен?
— Я хотел бы купить оружие, — заметил тот, — что-то посолиднёе. Марка меня не интересует, но я хотел бы иметь что-нибудь крупное.
— Револьвер или пистолет?
— Ну... револьвер, наверное.
— Какого именно образца?
— Я же сказал: безразлично. Только чтобы был хороший. Я не разбираюсь в оружии. То, что вы считаете о'кей.
Стив кивнул и пошел вдоль полок за прилавком, пригласив жестом покупателя следовать за ним. Отодвинув в сторону панель в конце прилавка, он продемонстрировал несколько револьверов и пистолетов-автоматов, которые хорошо были видны через стекло. Выбрав револьвер 44-го калибра системы «Смит и Вессон» с десятидюймовым дулом вороненой стали, он положил его на стекло.
— Вот хороший револьвер, — сказал он, — возможно, тяжеловатый. Но вы действительно хотите иметь такой большой?
— Выглядит хорошо.
Человек взял в руки револьвер и взвесил его на ладони.
— И правда тяжеловат. — В его небольшой руке он выглядел неуместно.
Стив спросил:
— Для чего он вам понадобился?
— Ох, у меня небольшое ранчо с домашней птицей и парой коров неподалеку от Санта Анны. Жена стала волноваться по ночам. Я обещал ей купить оружие, чтобы иметь его под рукой.
Он подмигнул:
— Возможно, никогда его не использую, но чем револьвер будет солиднее, тем она лучше будет себя чувствовать, как я думаю. — Он положил револьвер обратно на прилавок.
— Это подойдет. Сколько стоит?
— 64 доллара плюс налог. Что-нибудь еще?
— Ну, патроны. Коробку, наверное. Сколько их в коробке?
— Пятьдесят. Это еще 4.23. — Стив писал на листке. — Однако сегодня вы не сможете взять револьвер.
— Почему? Я сразу же за него заплачу. Стив улыбнулся.
— Есть закон — надзор за опасным оружием. Назовите это периодом «остывания». Вы не можете получить револьвер в магазине ранее, чем через день после того, как вы его выберете и закажете. Это делается для того, чтобы сильно возбужденный, взбешенный человек не мог забежать в магазин и сразу хватать оружие, а потом спешить расквитаться с обидчиком. Так во всех магазинах.
— Проклятие! — воскликнул человечек. — Но раз такое правило, то ничего не поделаешь. Когда я могу его получить?
— Завтра. Вас это устраивает?
— Пожалуй. Хорошо, я заплачу за него сейчас, чтобы все было готово, когда я за ним приду.
— Как угодно, — согласился Стив. — А теперь мне нужны кое-какие сведения о вас. Мы регистрируем такие покупки. — Тот представил водительские права и парочку других документов, удостоверяющих, что он является Филиппом Кноулером. Он фермер, сказал он, ему 43 года, гражданин США. Стив заполнил полностью анкету, пометил кривой нос покупателя в «особых отметках» при описании его внешности, затем дал ему подписать формуляр. Сам расписался в качестве свидетеля и сказал:
— Итак, мистер Кноулер, жду вас завтра. Человечек кивнул и вышел.
Стив во всем этом не усмотрел ничего необычного и тут же позабыл о случившемся.
В половине четвертого на следующий день Стив заворачивал пакет для одного из своих постоянных покупателей.
— Шесть долларов пока, — сказал он. — Не могу ли я вам еще что-нибудь продать, Пит?
— Вроде бы нет, — протянул тот, — однако вам не мешало бы заглянуть ко мне и постричься. — Он скептически посмотрел на волосы Стива. — Становятся неровными, да и концы посечены... Послушайте, Стив, вы знаете парня по имени Боб Хилл? Он приходил побриться и расспрашивал о вас.
Стив покачал головой.
— Сразу не скажу. Не помню никакого Хилла. А что?
— Я подумал, что он заходил с вами повидаться. Сказал, что вы вместе ходили в школу. Он задавал о вас столько вопросов, чем вы сейчас занимаетесь, как давно находитесь здесь и так далее, что я решил, что он вас непременно разыщет. Даже интересовался, женаты ли вы. Мне его любопытство так надоело, что я посоветовал ему пойти и поговорить с вами лично.
— Нет, он не приходил.
Пит наклонился на прилавок и поскреб свой подбородок.
— Сколько же вам исполняется, Стив?
— Через пару недель стукнет 29.
— Вы самый настоящий убежденный холостяк. — Вы, часом, не вздыхаете все еще по Мэгги Витни, а?
Стиву удалось выдавить улыбку.
— Нет, Пит, я ни о ком не вздыхаю, мне нравится холостяцкая жизнь.
Зазвонил телефон. С чувством облегчения Стив потянулся к трубке. Пит помахал рукой на прощанье и вышел. Звонил Коттон.
— Привет, Стив, бродяга! — весело заговорил он с легкой фамильярностью многолетней дружбы. — Подумал, что мне необходимо оторвать тебя от стула, а то к нему уже прилип твой зад.
— Исключается, он у меня стерся от непосильных трудов много лет назад. У меня невероятно ленивый партнер.
Коттон фыркнул и сказал:
— Приезжай-ка сюда, когда закроешь магазин. Не забудь почистить ботинки;
— Ладно, буду около шести, мне надо немного почиститься самому. Куда мы направляемся?
— Скажу об этом, когда ты будешь здесь.
— Очаровательный маневр в таинственной компании?
— Вроде. Ничего загадочного, однако. Просто нужно взглянуть на этого типа. Не ранее девяти часов, так что у нас будет время пожевать и выпить по паре коктейлей.
— О'кей, Коттон. Около шести.
Стив положил трубку, слегка посмеиваясь. За чуть шутливой манерой Коттона, он твердо знал, скрывалась преданная дружба и привязанность, которые редко встречаются у мужчин. Стив поднял глаза и заметил, что в магазин входит новый покупатель.
Это был маленький лысый человечек со свернутым набок носом.
— Это снова я, — сказал он, — пришел за револьвером.
— Да, да. Вы были вчера.
— Совершенно верно. Я мистер Кноулер. Предполагается, что к сегодняшнему дню я успел поостыть,
— Да, помню, «Смит и Вессон». Одну минуточку.
Стив нырнул под прилавок, достал револьвер и патроны и надежно завернул их в аккуратный пакет, пока маленький человечек ожидал, затем на свет появился журнал регистрации проданного оружия. Он проверил, записал ли он туда все, что требуется по правилам.
— Что это такое? — заинтересовался покупатель, указывая на белый, зеленый и желтый листочки.
— Я просто смотрел, имею ли я требуемую информацию. Мы обязаны вести строгий учет продажи огнестрельного оружия. Фиксируется номер серии, имя покупателя и так далее. Таков закон.
— Это уже будете делать вы сами? Я могу идти?
— Совершенно верно. С вами все. Заходите еще, сэр. Кивнув, человечек удалился.
В самом начале шестого Стив бросил два конверта, в которых находились копии регистрации покупки мистером Кноулером револьвера «Смит и Вессон» 44-го калибра, в почтовый ящик, находящийся на углу Форест и Парк-Авеню. Эти конверты были адресованы в калифорнийское бюро криминальной идентификации и расследования в Сакраменто и шефу полиции в Лагуна Бич.
А в это время маленький человечек передал револьвер Оскару Гроссу в его офисе над клубом «Кокату» в Метро-Сити, то есть в 50 милях от магазина Стива.
Гросс сказал:
— Вы запомнили номер серии? — У него был вкрадчивый глуховатый голос, который, казалось, исходил из середины живота.
Тот кивнул.
— Как вы и говорили. Быстрая работа. Задание для новичка.
— Хорошо. Трудности были?
— Никаких. Показал ему полученные от вас документы. Филипп Кноулер. Он все это записал. Думаю, что к этому времени успел все отослать, куда полагается. Я посмотрел на его листки, прежде чем уйти. Назвался фермером.
— Прекрасно.
Гросс с грациозной медлительностью отпер ящик в своем столе, спрятал туда револьвер и патроны, запер ящик и поднялся. Вытащив из нагрудного
кармана своего прекрасно сшитого твидового костюма туго набитый бумажник, он извлек 5 двадцатидолларовых бумажек и протянул человечку.
— Вот ваша сотня, — сказал он. — Пойдемте со мной. Нам надо позаботиться еще об одной мелочи.
Убрав деньги, маленький человечек отправился следом за Гроссом вниз по лестнице.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12